Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 8

- Та-ак. Теперь поднимайтесь, но очень медленно и аккуратно, - приказал полицейский Рейфу. - Никаких резких движений. Руки держать на затылке. Выдав сквозь зубы обойму ругательств, Рейф обжег Дженни взглядом, очевидно считая лично ее виноватой в том переплете, в который он попал. В данный момент ему не оставалось ничего другого, кроме как повиноваться приказам копа, но, судя по выражению лица Рейфа, Дженни впоследствии ожидало наказание.
- Почему ты не предупредила меня, что вызвала полицию? - со злостью выдохнул он.
- Встать! Ну-ка! - рявкнул коп.
- Послушайте, я ее муж, - произнес Рейф, подчиняясь отрывистому возгласу полицейского. Страж закона не унимался:
- Руки держать так, чтобы я мог их видеть.
- Она не из-за меня вас вызвала, черт возьми!
- Успокойся, Рейф, - сказала Дженни, неуклюже поднимаясь на ноги и поспешно приводя в порядок блузку на груди. - Я - Дженни Бенджамин. - Мерфи, - встрял Рейф. - Дженни Мерфи.
- Точно. Дженни Бенджамин-Мерфи. Но сейчас важно то, что именно я подняла тревогу, - объяснила офицеру полиции Дженни. - Я заметила снаружи какого-то человека, злоумышленника. Как следует я его не рассмотрела, увидела лишь тень. А потом появился мой муж и напугал злодея прежде, чем я смогла получше его увидеть.
- Ну да, разумеется, вали все на меня, - стрельнув в нее взглядом, сказал Рейф.
- У вас есть документы, удостоверяющие личность, сэр? - спросил второй полицейский. Рейф кивнул.
- Я владелец ресторана "У Мерфи", это в соседнем здании. - Я по ресторанам не очень-то хожу, - отозвался коп. - Предъявите мне документы. И вы, мэм.
Рейф, выверенными, осторожными движениями достав из заднего кармана водительское удостоверение, протянул полицейскому. - У меня при себе нет документов, - сказала Дженни. - Я оставила сумочку дома. Я живу в двух шагах. отсюда.
- Я за нее поручусь, - заявил Рейф. Дженни его начальственный тон нисколько не обрадовал, о чем она ему тут же и сообщила выразительным взглядом.
- Ладно. - Полицейский вернул револьвер в кобуру, а удостоверение - Рейфу. Кивнув своему партнеру, который все это время невозмутимо стоял на пороге, он добавил:
- Берт осмотрит все снаружи. Поглядим, найдутся ли какие-нибудь следы. - Затем полицейский повернулся к ним спиной и начал говорить по радиотелефону. Рейф воспользовался моментом, пока полицейские занимались своими делами, чтобы поговорить наедине с Дженни.
- Просто не могу поверить, что ты такое сделала! - понизив голос, прошипел он, сверкнув на нее глазами. - Почему ты не сказала мне, что подняла тревогу?
- Да ты же не дал мне возможности, - парировала Дженни. - Слишком был занят упреками за то, что я пришла сюда работать.
- Это был дурацкий поступок.
- Я бы не назвала дурацким поступком работу в собственной мастерской, где установлена охранная сигнализация. А вот то, что тебя полиция застукала милующимся с собственной женой... этот поступок вполне подходит под твое определение.
- Почему ты им сразу не сказала, кто я такой? - Но, не дав ей и рта раскрыть, Рейф сам ответил на свой вопрос:
- Ты это специально сделала, точно?
- Ты совершенно прав, Рейф, - сладчайшим, но полным сарказма голоском отозвалась Дженни. - Подняв тревогу, я твердо решила до появления полиции вовлечь и тебя, и себя в компрометирующую ситуацию. Потому-то я и соблазнила тебя против твоей воли и силой повалила на эту самую кушетку. Вот. Признаюсь. Надеюсь, теперь-то твоя душенька довольна? Ее издевка его нисколько не обрадовала. Она это прекрасно видела. Что ж, мы в расчете, подумала она. В данный момент его поведение ей тоже ни капельки не нравилось.
Они буравили друг друга взглядами в молчаливом поединке, который был прерван появлением полицейского по имени Берт.
- Снаружи не очень-то много увидишь, - сообщил Берт. - Несколько отпечатков ног, да и то едва заметные.
- Уверена, что там кто-то был, - настаивала Дженни. - Я видела его! - Как он выглядел? - спросил первый полицейский, открыв свой блокнот и держа карандаш наготове.
- Его лица я видеть не могла, - призналась Дженни. - Но ростом он был пониже Рейфа. И двигался украдкой. Кажется, одет он был во что-то черное. Толстым я бы его не назвала - скорее, среднего телосложения. - Почему вы решили, "по это мужчина? - спросил полицейский. - Из-за его походки, - ответила Дженни.
- Как насчет возраста?
Дженни отрицательно покачала головой.
- Я не видела его волос, но не похоже, чтобы они были седыми. А вообще на нем, должно быть, была темная вязаная шапочка или что-то вроде того. Я пыталась разглядеть его получше, но тут влетел мой муж и спугнул злоумышленника. - Она одарила Рейфа многозначительным взглядом. - Вы что-нибудь видели? - поинтересовался коп у Рейфа. - Нет.
- Могу ли я спросить, почему вы так поспешно здесь появились? - продолжал допрос офицер.
- Я переживал за жену, - ответил Рейф.
- Вот как? А почему?
- Было уже поздно, а она все не возвращалась домой. - О телефоне никогда не слышал? - буркнула Дженни.
Рейф молча уставился на нее, не желая признавать, что ее отсутствие в столь поздний час испугало его до такой степени, что воспользоваться телефоном даже не пришло ему в голову.
- У вас имелась конкретная причина так переживать за жену? - спросил у Рейфа полицейский.
- У нее здесь и раньше случались неприятности, - сказал Рейф. Ведущий расследование офицер вновь перевел взгляд на Дженни: - Так у вас это не первый случай?
- Нет, - вынуждена была признать Дженни. - Несколько раз уже случались инциденты, но до сегодняшнего вечера я никого не видела собственными глазами.
- Какого рода инциденты вы имеете в виду? - продолжал офицер полиции. - Поначалу очень незначительные. Самым серьезным из всех был пролом в крыше. Мистер Фадден - это подрядчик, которого я наняла устранить неисправность, - сказал мне, что, по его мнению, дыра была проделана намеренно. С другой стороны, мистер Гарднер - явно не самый лучший мастер на свете. Это он, мистер Гарднер, занимался ремонтом до того, как я обратилась к мистеру Фаддену, - мимоходом объяснила она. - Тем не менее подозрений у меня не возникало до тех пор, пока не произошел инцидент с банком. Тогда-то я и поняла, что за всем этим стоит "Мега-тойз".
- "Мега-тойз"? - переспросил полицейский, с трудом поспевая записывать за ней. Дженни кивнула.
- Именно. Видите ли, я мастерю плюшевых мишек. И когда я отказалась продать мои разработки "Мега-тойз", там очень разозлились. После чего и начали вставлять мне палки в колеса, чтобы моя компания не встала на ноги. На лице у копа было написано, мягко говоря, недоверие. - Послушайте, офицер, уверяю вас, дело очень серьезное, - заявила Дженни. Рейфа позабавило то, как при этих словах ее ладони машинально легли на бедра - совершенно определенный знак, что она начинала выходить из себя. - Не сомневаюсь, мэм. У вас есть какие-нибудь доказательства, что вас донимает именно "Мега-тойз"? Кто-нибудь видел, как вам ломали крышу? - Нет. Никто не видел и тех парней, что забрались ко мне в дом недели две назад и украли несколько чертежей, - с раздражением отозвалась Дженни. - Вы утверждаете, что кто-то забирался к вам в дом? И вы нам об этом не сообщили? - спросил полицейский.
- Нет, - нехотя призналась Дженни.
- Послушайте, ведь дверь амбара, когда я пришел, была открыта! - вдруг вставил Рейф, который совсем позабыл об этом факте из-за последующей неразберихи.
- Мастерской... - машинально поправила Рейфа Дженни. - Теперь это моя мастерская, а не амбар. Больше это не амбар. Да, и я уверена, что закрыла дверь после того, как Мириам ушла... около шести.
- Эй, кажется, что-то нашел! - раздался из полутемного угла мастерской голос Берта.
Он сейчас находился в дальнем конце помещения, самом дальнем от кабинета Дженни, - в том, который она, по сути дела, и видеть не могла со своего рабочего места. Это был складской отсек, где готовые мишки ждали отправки к своим новым хозяевам.
Рейф вбежал туда первым.
- Нет, Дженни, не нужно... - Он обхватил ее рукой, как будто пытаясь закрыть от нее это зрелище.
Но она должна была увидеть. И поэтому, сделав над собой усилие, выглянула из-за его плеча.
Пять мишек ждали отправки... и три из них были разодраны в клочья. Вернее, разрезаны... похоже, каким-то очень острым инструментом. У Дженни перед глазами вдруг встал образ Страшилы из "Волшебника Изумрудного города" - такого несчастного, со вспоротым животом и вывалившейся оттуда соломой. Страшила выжил. Этим мишкам уже ничего не поможет. Глаза ее наполнились слезами. Да кто же мог сотворить такое с плюшевыми мишками, всемирным символом дружбы и любви? Она вздрогнула. Рейф притянул ее к себе поближе.
Как только первый шок прошел, боль в сердце Дженни сменилась яростью. Одно дело - разломать крышу сарая или даже забраться к ней в дом, но совсем другое - причинить вред ее мишкам! Эти негодяи, кто бы они ни были, зашли слишком далеко. Теперь ее уже по-настоящему трясло от переполнявших душу чувств.
Рейф заметил, как усиливается ее дрожь. Он прижимал Дженни к себе, пытаясь подбодрить, успокоить, но у него самого все внутри кипело, поскольку он ни на мгновение не подумал, что все это как-то связано с бизнесом. Они наверняка имели дело с каким-то извращенцем, психом... который находился здесь, наедине с Дженни. Ее мишек изуродовали намеренно, и потрясение, написанное на лице Дженни, невыносимо терзало его. Но Дженни сама могла оказаться на месте своих мишек, и вот этот-то факт терзал его куда больше. Следующий час для Дженни прошел в сплошном тумане. Появились и исчезли еще какие-то полицейские - кажется, они снимали отпечатки пальцев. Дженни оставалась в кабинете до самого конца: отвечала на вопросы, заполняла анкеты и горько оплакивала своих мишек.
Помимо всего прочего, полиция вызвала мастера сменить замок и код охранной сигнализации. Рейф следил за его работой и молча вспоминал события прошедшего вечера. Одно Рейфу становилось совершенно очевидно: Дженни забралась к нему в душу и, похоже, обещала обосноваться в его сердце. Он был потрясен, когда понял, что она стала для него настолько близким человеком - и так скоро.
- Сегодня ты здесь больше ничего не можешь сделать, - обратился Рейф к Дженни после ухода мастера по замкам. Опустив обе ладони на стол, он наклонился вперед и одарил ее одним из своих загадочных, мрачных взглядов. - Не смей больше выкидывать такие номера. Как я могу следить за тобой, если ты убегаешь в одиночку? - Тот ужас, что он пережил из-за нее, прорвался теперь резкостью тона.
- Никуда я не убегала. Я все время здесь была, работала. - Среди ночи. Одна-одинешенька.
- В здании, которое, как предполагалось, надежно защищено. В здании, которое находится в двух шагах от твоего ресторана. - И что это означает? Ты меня, что ли, обвиняешь в случившемся? - Нет. Не набрасывайся на меня всякий раз, как я открою рот. Я лишь хотела сказать, что не рисковала своей жизнью в пучине неизвестности. И если бы ты не ворвался сюда со своими оскорблениями, то мы поймали бы негодяя. - Или же ты оказалась бы рядом со своими мишками. Такое тебе в голову ни разу не приходило? - рявкнул в ответ Рейф.
- Я не допущу, чтобы эти люди меня запугали, - тихо, но твердо заявила она. - Не позволю им одержать надо мной победу.
- Речь идет не о победе или проигрыше. Речь идет о твоей безопасности. - Потому-то я и установила кодовый замок и сигнализацию, хотя все эти меры предосторожности не очень-то помогли. Бедные мои мишки. - Дженни закусила губу, не желая расплакаться у него на виду. - Я уже видел, как ты плачешь, - туг же напомнил он.
Дженни ничуть не обрадовало это напоминание.
- Я хочу знать, каким образом негодяй сюда попал, - со злостью проговорила она.
- Наверное, ты забыла закрыть дверь после ухода Мириам. - Ничего я не забыла!
- Дженни, ты же забыла о времени, - раздраженно выпалил он. - Ты сама говорила, что забываешь обо всем на свете, когда работаешь. - Но дверь закрыть не забыла.
- Как ты можешь быть уверена?
Она не была уверена, во всяком случае - не на все сто, но то, что он заставил ее сомневаться в себе самой, ее нисколько не порадовало. Да и злиться причина была у нее - а не у Рейфа. Дженни не могла вот так просто стоять тут и ничего не делать. Не могла и вернуться к нему домой, притворившись, будто ничего не произошло. Или она будет действовать, или просто сойдет с ума.
- Сейчас я перенесу оставшихся мишек к себе домой. И останусь - буду защищать их, - решила Дженни.
- Ничего подобного. Полиция пообещала, что в этом районе будет дежурить патрульная машина.
- Они не смогут остановить того негодяя, если он надумает вернуться. - И ты не сможешь.
- Я не оставлю своих мишек без защиты.
- Здесь будет закрыто. И сигнализация включена.
- Все это до сих пор не помогало.
- Что за глупости! Я ни за что на свете не позволю тебе рисковать жизнью ради нескольких дурацких мишек, - прорычал он.
Ну, хватит! Дженни потеряла над собой контроль.
- Не смей указывать, что мне ценить в жизни! - крикнула она. - А как насчет самой жизни? Зачем нужны будут эти самые мишки, если покончат с тобой?
Это замечание она проигнорировала и принялась молча складывать мишек в специальный контейнер, нечто вроде плетеного короба. С церемонии открытия офиса у нее еще оставалось много мишек на витринах. Рейф, приблизившись, успел заметить ценник на одном из мишек, и у него от изумления отвисла челюсть.
- Их производство очень дорого, - сообщила Рейфу Дженни. - Один ярд качественного материала может стоить от двадцати до восьмидесяти долларов. А мохер - так тот вообще стоит от семидесяти до ста тридцати долларов ярд. - И за такую цену их покупают?
- Здесь фирма, разве не так? - раздраженно отозвалась она. - И у меня в руках бизнес, который вполне мог бы успешно развиваться, если бы не постоянные акты саботажа. К тому же я ведь не заявляю, что твои обеды слишком дороги?!
- Нет.
- Вот и ты не говори, что я слишком дорого запрашиваю за моих мишек. Предмет коллекционирования. Нужно самому быть коллекционером, чтобы это понять.
- Я понимаю: когда видишь что-то и хочешь получить, не постоишь за ценой. - Взгляд его был задумчив, полон чувства и скрытых мыслей, которые Дженни отчаянно мечтала расшифровать, но не могла.
Усилием воли она заставила себя отвести от него глаза и принялась собирать оставшихся мишек, а Рейф просто наблюдал за нею, чем невероятно ее смущал. Потому-то ее голос и был резок, когда она спросила: - Ты намерен мне помочь или нет? Чертыхнувшись сквозь зубы, он взял у нее из рук наполненный доверху короб.
- Чтобы его донести, нужны двое, - предупредила она. - Разве что двое слабаков, - отозвался он, игнорируя ее попытки помочь. - Ну да, разумеется. Ни за что не лишу тебя шанса продемонстрировать свои мужские возможности, - с сарказмом ответила Дженни и, заперев мастерскую, включила сигнализацию. Потом поспешила к дому, чтобы открыть Рейфу дверь. Как только Рейф внес короб в гостиную и задвинул под стол по ее просьбе, Дженни проводила его к выходу. - Спасибо. Увидимся утром. - Точно. А еще - сегодня вечером.
Она стрельнула в него удивленным взглядом.
- Тебе нет нужды оставаться здесь.
- Тебе тоже нет нужды оставаться здесь. И ты не останешься, - заявил он. Дженни поразило, что по величайшей иронии судьбы они вернулись к началу их знакомства. Вот снова они стоят на прежнем месте и спорят, как в самую первую ночь. Тогда Дженни могла лишь догадываться, какую сумятицу и душевный непокой внесет в ее жизнь Рейф. Но сегодняшние объятия в мастерской все изменили. Теперь она наверняка знала, что он может сделать с ней, какие чувства он в ней возбуждает, как умеет заставить ее позабыть обо всем... умеет заставить мечтать о несбыточном и даже думать, что она его любит. Ей необходимо время - ей необходимо побыть одной и взять себя в руки. С той первой ночи столько произошло! Она увлеклась Рейфом. Теперь они муж и жена. Даже те самые расшатанные ступеньки мистер Фадден успел укрепить. Но в данный момент Дженни необходимо было сосредоточиться на укреплении собственной обороны.
- Я останусь здесь, Рейф.
- Ни за что.
Дженни терпеть не могла, когда ей приказывали.
- Что ты сказал?
- Ни за что. И это не просто слова. - Без дальнейших пререканий Рейф взял у нее ключи, а ее перекинул через плечо, как пожарный шланг. Не обращая ни малейшего внимания на негодующий визг, Рейф одной рукой прижал ее к своему плечу, другой повернул ключ в замке, после чего спустился по ступенькам. - Ты чокнутый! - вопила она, свешиваясь вниз головой за его спиной. Он не обращал никакого внимания и продолжал вышагивать, причем с такой скоростью, что ей пришлось ухватиться за него, чтобы не биться головой о его спину. Она уцепилась за петли для ремня у него на джинсах. Опасаясь разбудить Синди, Дженни перестала вопить и лишь тихо рычала, пока Рейф нес ее по темной прихожей, мимо остолбеневшего Клубня, который как раз заканчивал уборку, прямиком к лестнице, что вела в их квартиру. Рейф как раз прошел первую площадку и собирался отсчитать ступени к третьему этажу, когда Дженни, изловчившись, мгновенно обеими руками ухватилась за ручку двери гостиной. Ага, с удовлетворением подумала Дженни, остановился-таки... как вкопанный!
Из глубины коридора раздался голосок Синди:
- Что вы делаете? Что-то случилось? Дженни, заметив обеспокоенный взгляд малышки, перестала вырываться, но ручку двери тем не менее не отпустила. А потом изобразила на лице ободряющую улыбку:
- Ничего не случилось. Твой папочка просто играет в такую игру. Понарошку он - безмозглый пещерный человек.
- А она делает вид, что она - взбалмошная женщина, - прорычал Рейф. - Можно и я с вами? Можно? - затараторила Синди.
- Ну конечно, - сказала Дженни. - Твой папочка как раз собирался меня отпустить, правда ведь, Рейф?
Рейфу ничего не оставалось, как только согласиться. С едва слышным проклятием он спустил Дженни с плеча на пол. Чтобы восстановить равновесие, Дженни пришлось на секунду опереться о дверь.
- А что ты здесь делаешь так поздно, детка? - нахмурившись, обернулся Рейф к Синди. - Тебе давным-давно пора спать.
- Я не могла заснуть.
- Страшный сон приснился? - с тревогой спросил Рейф. - Нет. Я не могла заснуть, потому, что забыла попросить о чем-то Дженни. Я ждала, ждала, но ты так и не пришла домой на ужин. - Извини, пожалуйста, - тихонько сказала Дженни. - Мои мишки меня задержали - никак не хотели отпускать, - добавила она, стараясь успокоить малышку. Синди ведь всегда относилась к мишкам так, словно они живые. - А о чем ты хотела попросить?
- Можно я приведу тебя на наше занятие "Показывай, рассказывай"? - спросила Синди. - Воспитательница сказала, что мы можем принести все что угодно, а я хочу привести свою новую мамочку.
Дженни проглотила застрявший в горле комок и украдкой взглянула на Рейфа, чтобы увидеть его реакцию на слова Синди. Но он снова надел свою маску стоика - ту, что не позволяла Дженни разглядеть его истинные чувства. - Ты придешь завтра? - просила Синди. - И принесешь своих мишек? Это было бы так... впечатляюще.
- Завтра? Времени на подготовку не очень-то много.
- Я хотела раньше тебе сказать, только все забывала. Но это же ничего, правда? Ты же все равно придешь на наше занятие, да? - Никогда раньше меня не показывали и обо мне не рассказывали, - с улыбкой призналась Дженни.
- Волноваться не нужно, - заверила ее Синди. Потом придвинулась к ней и заговорщицки добавила:
- Даже если ты провалишься, воспитательница все равно не будет ругаться. - Ты меня утешила, - сморщилась Дженни.
- Я это точно знаю, потому, что так уже было, и миссис Кент не ругалась, - добавила Синди. - Так ты придешь?
- Да, конечно.
- Ну, пойдем, детка. Пора в постель, - сказал Рейф.
Пока Рейф укладывал Синди, Дженни потихоньку улизнула. Ее так и подмывало сбежать обратно в свой дом, и она, наверное, сбежала бы, если бы не твердая уверенность, что Рейф просто-напросто последует за ней и будет тарабанить в дверь, пока не поднимет на ноги всю округу.
А потому Дженни неохотно поднялась наверх и переоделась, все время мысленно подготавливая себя к очередной схватке с Рейфом. Она не позволит ему думать, будто он может обращаться с ней так, как сегодня. Беда лишь в том, что Рейф не появился. Она ждала его, пока не провалилась в сон.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)