Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Анонс

Эмили полюбила светского щеголя Энсона Беркли. И почему только все твердят, что он преступник? И родители, и Джейк, старый друг детства. Быть того не может! Эмили любит Энсона, мечтает прожить с ним всю жизнь. Тогда почему милый добрый Джейк, чем дольше она общается с ним, кажется ей все более и более привлекательным?..

Глава 1

Канзас, 1881 год

- Насколько я понимаю, меня арестовали? Эмили перевела взгляд со звезды помощника шерифа на его серьезные зеленые глаза. - Не совсем так, мэм. Вы утверждаете, что являетесь Эмили Прескотт, но ваша внешность не соответствует имеющемуся в нашем распоряжении описанию. Я ожидал увидеть девчонку-сорванца с косичками. - Очень смешно, Джейк.
На перроне бурлила толпа, но Эмили будто ничего не замечала. Поплотнее запахнув на груди плащ, она с нарастающим раздражением смерила Джейка Роулинза взглядом.
- Вас послали за мной мои родители, верно? Так и слышу их голоса: "Отвезите ее на ранчо брата и проследите, чтобы она осталась там". Похоже на домашний арест, Джейк!
И Эмили проскользнула мимо него. Надо найти свой дорожный сундук. Разумеется, Джейк последовал за ней. Эмили и не надеялась отвязаться от спутника.
- Я не конвоир, - мягко объяснил он. - Я всего лишь хочу отвезти вас на ранчо.
- Значит, вот зачем вас послали на станцию, помощник шерифа. - Эмили разыскала сундук и в изнеможении присела на него, сложив на коленях затянутые в длинные перчатки руки.
Джейк встал перед ней.
- Я сам вызвался сопровождать вас, Эмили. Нам с вами по пути: как вы помните, мои родители живут у вашего брата.
Эмили вздохнула, сожалея о внезапной вспышке раздражения. - Помню, Джейк. Я часто бываю на его ранчо, но за последние три года ни разу не встречала вас там.
- Вот мне и захотелось исправиться, кивнул Джейк. - Я узнал, что вы приедете на Рождество, и решил воспользоваться случаем, чтобы отдохнуть вместе.., в кругу семьи.
Эмили заметила, что он вдруг запнулся.
Вероятно, отношения Джейка с родителями Мартой и Перри - у него далеко не идеальные. А может, он просто слишком застенчив. Склонив голову набок, Эмили окинула Джейка внимательным взглядом. - И это все, что вам известно? Что я должна была приехать сегодня? Помедлив секунду-другую, он отрицательно покачал головой. Эмили вновь охватил гнев, она вскочила, не зная, что делать расплакаться или броситься бежать куда-нибудь подальше, чтобы остаться одной. Но прежде, чем она успела сделать выбор, Джейк осторожно взял ее за плечи. Удивительно! Прикосновение было таким нежным... Впрочем, Джейк всегда был добр к ней.
- Мы ведь знакомы с детства, Эмили. Я думал, мы с вами друзья. Неужели все настолько изменилось?
Услышав его негромкий голос, Эмили невольно смягчилась. - Все изменилось, Джейк, - оглядитесь вокруг. С тех пор, как мои родители расстались, я приезжала сюда два раза в год, чтобы повидаться с отцом. Когда-то эта деревушка называлась Коттонвуд-стейшн, а теперь превратилась в городок под названием Стронг.
Джейк вопросительно смотрел на нее, и Эмили невольно засмеялась. - Но к чему я говорю все это? Мне хотелось сойти с поезда и убедиться, что здесь все по-прежнему, а жизнь вновь стала простой и безоблачной.
Тревога не оставляла ее ни на миг. Эмили отвернулась, пряча от Джейка лицо. С недавних пор она часто скрывала беспокойство вспышками гнева, и это ее не радовало.
- Я готова в путь, - объявила она и, поколебавшись, добавила: - Я рада вновь видеть вас, Джейк.
Джейк провел спутницу в здание станции и усадил возле печки, а сам принялся устанавливать ее сундук на запятках двухместной коляски. В город он явился за день до приезда Эмили. Ее брат, Кристиан, предложил Джейку фургон - на случай, если у Эмили будет много вещей, - но Джейк выбрал двухместную коляску, в ней удобнее. Он был готов дважды съездить в город и обратно на ранчо, но не мог допустить, чтобы Эмили тряслась в фургоне.
Крошка Эмили... Джейк нежно любил ее, но понимал: они с ней не пара. Потому-то и избегал ее. Но едва он услышал, что Эмили в беде, как примчался на ранчо, забыв обо всем.
За три года она на удивление похорошела.
К восемнадцати годам ее лицо утратило детскую округлость, и от этого темно-карие глаза стали казаться огромными...
Очнувшись от раздумий, он вошел в здание станции. Эмили успела разговориться с одной из пассажирок. Дождавшись, когда она закончит беседу, Джейк взял одеяло, которое нагрел у огня.
- Вы готовы? - спросил он, когда Эмили обернулась. Она встала и последовала за ним. - Вам ничего не нужно здесь, в городе? спросил Джейк, подсаживая Эмили в коляску. - Вы не голодны? Она покачала головой.
- Мама приготовила мне завтрак в дорогу, объяснила она. - Так что проголодаться я не успела.
Нелепо было с таким восторгом ловить ее улыбки, но при виде Эмили Прескотт Джейк неизменно терял голову. Казалось, она совсем забыла о том, что еще несколько минут назад пылала негодованием. Усевшись в коляску рядом со спутницей, Джейк укрыл ее ноги согретым одеялом. - Это очень мило с вашей стороны, Джейк, - заметила она тоном, в котором сквозило скорее насмешливое удивление, нежели благодарность. - Рад слышать, - вежливо откликнулся он и взмахнул вожжами, пуская лошадь шагом. От смущения он был готов провалиться сквозь землю - так случалось при каждой встрече с Эмили.
Она рассмеялась, и он отважился взглянуть на нее.
- Так вы меня совсем избалуете, - предупредила Эмили. - Я - вряд ли. Это сделал кто-то другой, притом давным-давно. Эмили снова засмеялась и прильнула к его плечу.
- Стало быть, вы здесь ни при чем, Джейк?
Он с трудом удержался, чтобы не прикоснуться губами к ее разрумянившейся щеке, и лишь крепче сжал вожжи.
- Пожалуй, в этом есть и моя вина, - признал он.
В ее глазах вспыхнули насмешливые искры, и она поспешно отвернулась. Временами Джейк становился чересчур серьезным, и это смущало Эмили. Но по крайней мере он не притворялся, что она ему безразлична. Джейк глубоко вздохнул, надеясь, что чистый холодный воздух вернет ему способность рассуждать здраво. По крайней мере, когда он заговорил, его голос прозвучал ровно и бесстрастно.
- Эмили, родители отправили вас сюда из-за какого-то мужчины. - Она отодвинулась, и Джейк пожалел о том, что завел этот разговор. - Расскажите, что с вами случилось.
- Значит, они вам написали? Говорите же, что было в письме? Джейк негромко объяснил:
- Нет, я узнал обо всем от Кристиана. Он сказал, что этот человек - бездельник, к тому же слишком вспыльчивый, необузданный.., и что он попал в тюрьму за то, что нарушил границы владений соседа. Эмили отвернулась. Джейк терпеливо ждал.
- Это была случайность, - наконец пробормотала она. - Произошло чудовищное недоразумение.
- Значит, он случайно проскакал верхом на лошади через чужой розарий? Случайно повалил ограду и...
- Довольно!
Джейк замолчал, ожидая, что Эмили все расскажет. Путь до ранчо был неблизкий, и он надеялся, что за это время Эмили доверится ему. Но почему он так решил? Кто он для нее? Друг детства? Всего-навсего товарищ брата. Этого Джейку было слишком мало.
Коляска катилась по дороге, мерно покачиваясь в колеях. Поскрипывали рессоры, постукивали копытами лошади. Стиснув зубы, Джейк старался успокоиться. Прошло несколько минут, он уже отчаялся услышать голос Эмили.
- Я уверена, что все было совсем иначе, неожиданно произнесла она и глубоко вздохнула. Джейк не осмеливался смотреть на нее, опасаясь, что она заметит боль в его глазах.
Не сводя взгляда с дороги, он ждал. - Энсон порядочный человек и вовсе не вспыльчивый. Просто ему нравится шутить, а пожилые люди этого не понимают. Он хотел работать на мельнице своего отца, но там для него не нашлось подходящего занятия.
Джейк бросил в сторону Эмили скептический взгляд, но она не заметила. - Сосед, в сад которого Энсон якобы вломился, - старый ворчун, которого недолюбливает вся округа. Даже папа не ладит с ним. Джейк поборол желание обернуться к ней.
Запрокинув голову, он взглянул на небо и удивился его неожиданной голубизне. Голубое небо в декабре! Оно должно быть серым! Напрасно прождав несколько минут, он попытался выяснить подробности: - Но еще до этого случая Энсон Беркли не нравился вашим родителям. - Они до сих пор считают меня ребенком и потому запрещают все на свете. Его родители так же богаты, как мои. Мама и папа напрасно не желают принимать его.
Стараясь сохранить невозмутимый вид, Джейк обернулся к ней и спустя мгновение был вознагражден долгим взглядом. Он надеялся, что Эмили прочтет на его лице неподдельную тревогу.
- Эмили, - мягко произнес он, - я ваш друг. Расскажите мне про Энсона.
Она обняла его, положила голову к нему на плечо и глубоко вздохнула. - Я знаю, что вы мой друг, Джейк. Сказать по правде, вы мой единственный друг. Все остальные поспешили осудить и Энсона, и меня. - Я никого не осуждаю, - солгал Джейк. Вас обоих я считаю невиновными - до тех пор, пока ваша вина не будет доказана. Спустя мгновение он отважился спросить: Вы влюблены в него?
Эмили ответила не сразу.
- Да, я его люблю, а он любит меня. Мы поклялись любить друг друга до самой смерти.
Джейк не Стал размышлять о том, чем грозит ему самому эта клятва. Его сердце учащенно забилось, но отчего - от ее прикосновения или от охватившего его гнева?
Не подозревая о душевных муках Джейка, Эмили продолжала: - Он такой красивый и веселый! Таких мужчин я никогда прежде не встречала.
Джейк снова стиснул зубы и хлестнул лошадь, бегущую неторопливой рысцой.
- Он водил меня в разные места, куда родители ни за что не согласились бы отпустить меня.
- В какие места? - Джейк боялся, что голос выдаст его. Куда этот ублюдок осмелился водить Эмили?
- В клубы. Где играет музыка, где танцуют и смеются. - И пьют? Это запрещено законом. Сухой закон приняли еще в прошлом году, Эмили.
- Вы ничем не лучше остальных! - вспылила Эмили.
- А если все мы правы? - спросил он и тут же пожалел об этом. Несколько миль они проехали молча. В стук копыт и поскрипывание рессор вплеталось посвистывание малиновки. Джейк отыскал взглядом пичугу на фоне нелепо голубого неба.
Он понимал, что ему следовало просто слушать Эмили, а не давать ей советы. И теперь он уверял себя: если Эмили любит этого человека, значит, он не такой уж негодяй.
Ее счастье - превыше всего. Ревность поставит под угрозу их дружбу, а им необходимо остаться друзьями, чтобы - в случае необходимости - он помог Эмили.
- Простите, - наконец выговорил он. Действительно, у меня нет никакого права судить вас. Если вы и вправду любите Энсона Беркли, надеюсь, вы будете вместе.
Эмили едва слышно поблагодарила его, но не обернулась. Джейку хотелось обнять ее за плечи и привлечь к себе, но он понимал: девушка придет в негодование, если он сделает это.
Через несколько минут он смущенно прокашлялся.
- Мама приготовила вам лимонаду - на случай, если вы захотите пить. - Спасибо, мне не хочется.
- Этому оправданию мама не поверит.
Она решит, что я забыл предложить вам попить.
Эмили вспыхнула.
- Объясните ей, что вы отбили у меня всякую жажду.
- Я готов признать свою вину. Более того, я уже извинился. - Джейк вытащил из-под сиденья корзину. - Если вы откажетесь пить, мне придется терпеть мамины упреки.
Она удержалась от улыбки.
- Вы можете просто вылить лимонад.
- И вы позволите мне сделать это? Да вы шутите!
Эмили рассмеялась, а он вздохнул с нескрываемым облегчением и протянул ей один из кувшинчиков, вынув его из корзины, устланной соломой.
Эмили взяла кувшинчик, отпила немного, опустила крышку и поставила его между ног.
Она уже не казалась такой взвинченной, как раньше, и Джейк надеялся, что заслужил прощение. В ожидании, когда Эмили снова заговорит, он подыскивал какие-нибудь простые, но верные слова, в доказательство своих дружеских чувств. Не справившись с этой задачей, он продолжал молчать. Эмили жалела, что разговорилась с Джейком. Он оказался таким же ограниченным человеком, как и все остальные. На мгновение у нее мелькнула мысль, что он ревнует, но должно быть, она ошиблась. Джейк всегда относился к ней как брат.
"Делай, что велят! Общайся только с теми, с кем дозволяет этикет! Посещай лишь те места, куда прилично ходить молодой девушке!" Как же она от всего этого устала! Энсон появился как раз вовремя и избавил ее от скучной жизни, уготованной ей родителями.
Они снова будут вместе с Энсоном - иначе и быть не может. Им просто нельзя расставаться.
Мысленно она вернулась к их первой встрече, вновь вспыхнула от радости, вспомнив, с каким восторгом Энсон смотрел на нее. Какими удивительными были встречи с его друзьями, как чудесно было чувствовать; себя его подругой, а потом и любимой! Но почему-то дурное предчувствие с самого начала томило Эмили.
Погрузившись в раздумья, она не заметила, как коляска свернула на боковую дорогу.
Внезапно опомнившись, Эмили вздрогнула от удивления. Огромный каменный особняк со множеством балконов вызвал у нее прилив ностальгии. Коляска подъехала к парадным дверям. Кристиан выбежал из дома навстречу сестре. Он подхватил ее на руки, крепко обнял и закружил в воздухе, как часто делал в детстве.
Наконец Кристиан поставил Эмили на ноги, но не сразу разжал объятия, сияя улыбкой.
- Ступай в дом, сестрица, - велел он, подталкивая ее к двери. - А мы с Джейком принесем сундук.
Эмили оглянулась. Джейк во все глаза смотрел на нее, и ей вдруг на мгновение захотелось узнать, о чем он думает.
Миловидная жена Кристиана, Линнет, приветливо распахнула дверь и, поздоровавшись с Эмили, поцеловала ее в щеку. Двое детишек выглядывали из-за юбок Линнет, пока она помогала Эмили снять плащ, шарф и перчатки. - Привет, Уилла! Привет, Тревор! - Присев, Эмили поманила к себе детей. - Вы помните меня?
Робко улыбнувшись, Тревор спрятал лицо в широких складках материнской юбки, а Уилла смело шагнула вперед.
- Помню! Ты тетя Эмили. А Тревор просто трусишка, ничего он не помнит!
Высвободив юбку, Линнет подхватила сына на руки, прижимая его к своему округлому животу. Через три месяца в семье ожидалось прибавление. - Скорее иди к камину, - сказала молодая женщина, обращаясь к Эмили. - Должно быть, продрогла в дороге.
Уилла взяла тетю за руку.
- Мама не пустила нас на улицу встречать тебя - сказала, что там слишком холодно.
- Да, на улице зябко, - подтвердила Эмили. - Пожалуй, я попрошу Марту приготовить чай.
- Я сама попрошу ее, - поспешила заверить Линнет. - А ты проходи и располагайся.
- А папе холод нипочем - он все равно вышел встречать тебя, - продолжала щебетать Уилла, увлекая гостью в комнату. Эмили улыбнулась малышке. Чертами лица Уилла пошла в мать, волосы же у нее были светлые, как у отца. Тревор, напротив, был темноволосым в мать, а на щеках его играли ямочки - в точности как у Кристиана.
- Я тоже могу работать! - заявила девочка.
- Правда? - удивилась Эмили.
- Мне скоро будет пять, - чуть обиженно сообщила Уилла. За пять лет, с тех пор как Кристиан и Линнет поженились, они не удосужились заново обставить гостиную - исчезли только некоторые безделушки и книги: их увез в Топику отец Эмили. Легкий беспорядок, царивший в комнате, был вполне объясним: ведь в семье дети! Мебель была расставлена точно так, как прежде. На мгновение Эмили показалось, что она вернулась в прошлое.
Прижимая к груди Тревора, в комнату вошла Линнет.
- Марта подаст чай через несколько минут, - пообещала она, села и усадила Тревора на колени. Мальчик застенчиво улыбнулся Эмили. Джейк и Кристиан вошли в дом, неся сундук. В прихожей мужчины сняли куртки, и Эмили с удивлением заметила, что Джейк стал совсем взрослым и сильным мужчиной.
- Я помогу! - воскликнула Уилла и бросилась к сундуку, пытаясь сдвинуть его с места.
Эмили рассмеялась и невольно взглянула на мужчин, несущих сундук вверх по лестнице.
- Джейк взял отпуск на две недели, чтобы погостить у родителей, - продолжала Линнет. - Он часто бывает здесь, но не задерживается надолго. Родители так скучают по нему!
Эмили кивнула, надеясь, что все время отпуска Джейк проведет с родителями.
Она состроила смешную гримасу Тревору, побуждая его вновь улыбнуться. У нее не было желания говорить ни о Джейке, ни о себе. Хотелось бы знать, что написали Кристиану родители о ней и Энсоне? Должно быть, вскоре все выяснится.
Тревор сморщил нос, подражая тете, и Эмили расхохоталась. Со стороны лестницы послышался звонкий смех Уиллы и дробные шаги. Кристиан спускался, неся дочку на плечах. Не взглянув на гостью, Джейк направился в сторону кухни.
- Как хорошо, что ты приехала, сестрица! воскликнул Кристиан, входя в гостиную. Он поставил Уиллу на пол и поцеловал Эмили в щеку. - Сейчас я покончу с делами, и мы поговорим по душам.
Кристиан ушел, а Эмили со вздохом опустилась на стул. - Придется выслушать еще одну нотацию? - спросила она невестку. - От Кристиана? Вряд ли, - покачала головой Линнет. - Ты же знаешь своего брата: он считает, что в ответе за тебя, и потому очень тревожится. Ему не терпится выслушать твои объяснения. - Как мне это знакомо, - пробормотала Эмили.
- Дорогая, я первая ратую за то, чтобы женщины сами принимали решения, но ты еще слишком молода, а о твоем избраннике мы слышали не самые лестные отзывы. Мы хотим убедиться, что ты не ошиблась в своем выборе.
В комнату с подносом вошла Марта и тем самым избавила Эмили от необходимости отвечать. Уилла заявила, что сейчас устроит званый чай, и заставила мать и тетю передвигать столы и стулья, чтобы всем было удобно.
Напившись чаю, Эмили сослалась на усталость и ушла к себе в комнату. Она присела на постель и взглянула на сундук. Нет, сегодня она не станет разбирать его: совершенно нет сил. Ее взгляд рассеянно блуждал по комнате. Эмили припоминала, когда именно в комнате появились лоскутное покрывало, картина на стене, маленький письменный стол. Ее взгляд упал на куклу, сидящую рядом с книгами на полке над столом. Эту куклу отец купил, когда Эмили исполнилось шесть лет. Несколько раз она брала ее с собой, путешествуя от ранчо до Топики и обратно. А когда Эмили минуло двенадцать, она оставила куклу здесь.
Повинуясь внезапному порыву, она сняла куклу с полки, пригладила растрепанные волосы и улыбнулась, глядя на раскрашенное лицо. Эту куклу она когда-то считала своим ребенком и звала ее Эмили... К ее глазам подступили слезы, но она решительно сморгнула их. Беспокоиться еще слишком рано. И потом, Энсон любит ее. Все уладится. Они переубедят родителей и поженятся прежде, чем ребенок появится на свет.
Эмили посадила куклу на полку и, чтобы отогнать тревожные мысли, решила все-таки разобрать вещи. Вскоре раздался стук в дверь. - К тебе можно, сестричка?
Задвинув ящик комода, Эмили обернулась к вошедшему брату. Он прикрыл за собой дверь и простер к сестре руки. Эмили бросилась к нему. Он бережно погладил ее по голове.
- Я так встревожился, когда получил письмо от папы, - заговорил он. - Признаться, мне хотелось бы, чтобы ты навсегда осталась малышкой... Эмили чуть отстранилась.
- Это невозможно. Я уже взрослая, я влюблена. Зачем портить мне жизнь?
- Твой избранник в тюрьме. - Кристиан прервал протесты сестры, приложив палец к ее губам. - Мы просто боимся, что он разобьет тебе сердце...
- Тогда разрешите мне быть с ним.
Он покачал головой.
- Ты же знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать. Но наши родители запретили тебе видеться с этим человеком, и я поддержал их. Эмили вырвалась из объятий брата, прошлась по комнате, отодвинула штору, закрывавшую застекленную балконную дверь, и устремила взгляд на долину.
- Эмили, через две недели они будут здесь, тогда мы и поговорим обо всем. Если твое чувство не угаснет, я встану на твою сторону. - Я не желаю ждать, - отозвалась она.
- Если это любовь, то две недели ей не страшны.
Она обернулась.
- Но я нужна ему сейчас!
По-видимому, ее слова только опечалили Кристиана. - Мне очень жаль, Эмили, - пробормотал он и покинул комнату. За две недели родители не изменят свое мнение. Поддержка Кристиана тоже не поможет. Даже ее беременность, если она и вправду беременна, не образумит их. Одна из школьных подруг Эмили во всем призналась родителям, и ее тут же отправили в приют для будущих матерей. Она вернулась домой после рождения ребенка, на которого ей не позволили даже взглянуть. Нет, рассчитывать на помощь родителей или Кристиана не приходится. Она должна быть рядом с Энсоном и найти выход сама. Эмили надеялась провести остаток дня в одиночестве, но не успел Кристиан оставить ее, как в дверь вновь постучали, а из коридора донесся громкий шепот:
- Ты спишь?
В комнату вбежала Уилла.
- Мама уложила Тревора спать, а сама пишет. - И девчушка скорчила недовольную гримасу. Линнет писала романы под псевдонимом Силвер Найтингейл. Когда родные впервые узнали об этом, они были потрясены, но со временем привыкли к тому, что среди них есть писательница. Подумав, Уилла прищелкнула пальцами. - А я буду готовить печенье! - Да ну? - Самоуверенность девочки неизменно удивляла Эмили. - Ты когда-нибудь готовила печенье сама?
- Нет, но я умею. Если хочешь, я покажу тебе, как это делается. Рассмеявшись, Эмили протянула племяннице руку. Вприпрыжку спускаясь по лестнице, Уилла рассказывала, как она помогала готовить печенье, торты и пирожки, и когда они вошли в столовую, Эмили уже не сомневалась в том, что такая задача под силу малышке.
Войдя в кухню вслед за щебечущей Уиллой, Эмили нос к носу столкнулась с Джейком. Уилла бросилась к Марте, стоящей у плиты, а Эмили застыла, глядя на друга детства.
Внезапно ее охватила неловкость - уж слишком пристальный у Джейка был взгляд. Девушка опустила глаза на стол, возле которого стоял Джейк, и вдруг поняла, чем он занимается: на столе кучками были разложены сухие цветы, рядом стояла ваза. Эмили усмехнулась.
- Я и не подозревала, что у вас столько талантов. Значит, вот чем вы занимаетесь, когда не ловите преступников?
Джейк смущенно потупился.
- Вы застали меня врасплох, - признался он.
- Это букет для столовой?
Джейк кивнул. Эмили достала из ящика стола ножницы. - А это еще зачем? - удивился он. - Хотите подстричь мне ногти? Не удержавшись, Эмили рассмеялась, хотя в душе по-прежнему сердилась на давнего друга.
- Дорогой мой Джейк, - наставительным тоном ответила она, - цветы в вазе не должны быть высокими, иначе сидящие за столом не увидят друг друга. Стебли надо подрезать. Она вынула цветы из вазы, взяла ножницы, но помедлила. - Если хотите, можете идти, предложила она, сама не зная, чего хочет чтобы Джейк ушел или остался.
- Ну уж нет! Если вы избавите меня от этой работы, мама тут же найдет мне другую, в которой вы мне вряд ли сумеете помочь. Неужели ей показалось, что его голос потеплел? Джейк стоял совсем близко, от его присутствия Эмили вдруг стало легко, даже закружилась голова - наверное, от слабого аромата сухих цветов. Подрезав жесткие стебли двух цветков, она вручила Джейку ножницы.
- Остальные обрежьте сами, - распорядилась она. - Все стебли должны быть одинаковой длины.
Джейк сложил вместе четыре цветка, примерился, щелкнул ножницами и вскоре с учтивым поклоном протянул Эмили пучок. При виде выражения на его лице ей захотелось засмеяться: Джейк выглядел смущенным подростком. Эмили поставила цветы в вазу, а Джейк тем временем продолжал работу. Вскоре букет был готов, но Джейк пощелкал ножницами в воздухе, словно никак не мог остановиться.
- А теперь можно поставить вазу на стол, заявила Эмили. - И это все? Я думал, будет труднее.
К столу подошла Марта.
- Какой чудесный букет! Пожалуй, я попрошу вас обоих сплести рождественские венки. Вы не поможете мне накрыть на стол? Эмили кивнула и направилась к двери, но Джейк поспешно обогнал ее и сам распахнул дверь.
- Видите, что вы наделали? - прошептал он, выходя следом за девушкой в столовую. - Теперь нам придется плести венки. А если б вы не вмешались, мне бы никогда больше не поручили такую работу. Поставив вазу на буфет, Эмили принялась искать в ящиках скатерть. - Впервые вижу такого ленивого блюстителя закона! - насмешливо заметила она и обернулась. На миг в глазах Джейка появился странный блеск.
- Верно, я блюститель закона, - согласился он. - Если понадобится, я предъявлю обвинение даже этим цветам. - Он взялся за конец скатерти и помог Эмили застелить ею длинный стол. - Но возиться с еловыми ветками и лентами? Нет уж, увольте!
- Уверяю, это весьма забавно. - Эмили установила вазу посреди стола и вдруг поняла, что она с удовольствием будет плести праздничные венки вместе с Джейком. На несколько минут, пока они составляли букет, ей удалось забыть о своих тревогах.
Эмили отправилась на кухню за тарелками и салфетками. Девушка поняла, что испытывает к Джейку совершенно новое чувство, похожее на влечение. Но это же нелепо! Она просто соскучилась по Энсону. Или почувствовала, что Джейка влечет к ней. Как это могло с ней случиться после всего, что произошло за последнее время? Эмили ничего не понимала.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)