Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Глава 1
Отъезд из дома. Стив

Своего кузена Фрэнка, который покинул дом восемнадцать лет назад, в день ее появления на свет, Джин не видела никогда. На фотокарточке, завалявшейся в семейном альбоме, - должно быть, Фрэнк о ней забыл, когда, обиженный родственниками, собирал свои вещи, - был запечатлен мужчина тридцати пяти лет с выпученными глазами и светлыми, до плеч патлами. Каким он стал спустя почти два десятилетия, трудно было представить. Мать Джин говорила, что Фрэнк был занудой, а зануда и через сто лет останется занудой. Но все-таки что-то в нем изменилось, потому что неожиданно от него пришло письмо с приглашением "девочки, которая родилась, когда я уезжал", пожить у него, в большом городе.
- "Девочки"! - фыркала мать. - Он даже не знает ее имени! - Как он может знать, если сразу уехал! - возразил отец. - В самом деле, как? - спросила Джин.
Фрэнк сообщал, что работает в ресторане при казино, у него небольшая квартира, но для кузины место найдется и работа тоже, если он пожелает. Свое приглашение он объяснял ей, что, по его мнению, девушке нечего киснуть в провинции.
- Молчал все годы и нате вам - спохватился! - не сдавалась мать. - Что нам известно о нем? Ничегошеньки!
- Он работает в ресторане при казино, - напомнила Джин. Произнося слова "ресторан", "казино", она представляла множество сверкающих огней, громкую музыку и шикарных мужчин, склонившихся над рулеткой. - В конце концов, - сказал отец, - он не какой-нибудь гангстер или жулик. Он сын моей покойной сестры!
Мать многозначительно усмехнулась, что означало: в этом-то все дело! - Не знаю, не знаю, - сказала она. - Ты - это относилось к Джин - как хочешь, но я бы не вытерпела его ни минуты!
Джин подумала, что не собирается "терпеть" своего двоюродного брата, потому что не намерена торчать в его "маленькой квартире". Жизнь в большом городе представлялась сплошным праздником, на котором она намеревалась хорошенько повеселиться.
Она сложила в чемодан несколько платьев, и отец отвез ее в джипе, в основном служившем для перевозки ящиков с салатом и клеток с кроликами, на автостанцию и тут же поехал обратно: его любимая кобыла жеребилась, и, хотя был приглашен ветеринар, отец считал свое присутствие обязательным. Джин не спешила покупать билет. Она подошла к водителю в черной майке с золотой, через всю грудь надписью "Сафари" и, постукивая ногой по колесу автобуса, спросила, не известно ли ему, отчего кривляка Энн в прошлое воскресенье рано ушла с дискотеки? Водитель посмотрел на туфлю с острым каблучком, потом на девушку. Он понимал: этой занозе Джин надо выяснить, продолжает ли он ударять за докторской дочкой или там все лопнуло, как прежде лопнуло у них с Джин.
- А ты далеко собралась? - вместо ответа спросил он. - Уезжаю к кузену.
- Что-то не слыхал, чтобы у тебя водились кузены!
- Ты много чего не слыхал. Он живет недалеко от Голливуда, работает в казино.
- И сколько лет твоему кузену? - насмешливо спросил он. - Пятьдесят три... - хотелось назвать цифру поменьше, но правда сама сорвалась с языка.
- Ты едешь подавать ему горшки и ставить горчичники? - Парень засмеялся. Джин презрительно сощурила серые глаза и отошла прочь. - Эй, Джин! Я пошутил!.. Ты классная девчонка!..
Она обернулась и помахала рукой.
- Прощай, Дик!
- Ты в самом деле уезжаешь? Мой автобус уходит через десять минут - садись!
- Я поеду на попутке, - сказала Джин и тотчас пожалела о сказанном. Вечно ее подводил язык. Она и не думала добираться автостопом. В автобусе она смогла бы поболтать с Диком. В прошлом году у них была очень короткая любовь, и если бы не эта кривляка Энн... Впрочем, той тоже не удалось пришпилить к себе Дика - так ей и надо! А теперь он кричит: "Ты, Джин, классная девчонка!"
Она обождала, пока автобус отправится в рейс, и пошла по дороге. Чемодан с каждым шагом становился тяжелее, и, пройдя около двух миль, Джин сошла на обочину, выпустила ручку чемодана из онемевших пальцев и уселась на траву. По шоссе в обе стороны проносились машины, но Джин не обращала на них внимания. Если б не сболтнула этому самовлюбленному шоферишке про попутку, то благополучно ехала бы в салоне с удобными креслами и не таскала чертов чемодан! Надо было послушаться мать, взять спортивную сумку. Но ей, видите ли, понадобился чемодан, потому что в серьезные поездки отправляются с солидным багажом...
Маленький ярко-красный автомобиль каплевидной формы, похожий на божью коровку, растерявшую черные отметины, остановился впритык к бордюру недалеко от Джин. Она подняла глаза. Водитель - молодой мужчина в серой фланелевой рубашке, с коротким рыжим ежиком волос - откинул верх машины, перегнулся через борт и серьезно спросил:
- Кажется, нам по дороге?
Джин присмотрелась повнимательнее. Парень, сидевший за рулем, был слишком велик для малолитражки. Казалось, он залез в игрушечный автомобильчик. Крепкие руки, обнаженные до локтя, обсыпаны веснушками. А лицо чистое. Свел кремом, подумала Джин. Ей вдруг стало смешно и легко. - Отчего вы решили, что нам по дороге? - спросила она. - Потому что вы не сели в другие машины, а ждали меня. - Вы всегда такой: самоуверенный?
- Почти. Поехали?
Не дожидаясь ответа, парень открыл дверцу и ступил на асфальт. Он был в шортах. На его загорелых ногах тоже проступали веснушки. - А ваша... букашка выдержит двоих? - Джин, щурясь, смотрела на него. Она отлично знала, что мужчинам нравилось, когда она чуть прикрывала ресницами свои огромные глаза.
Симпатяга в серой рубашке оглянулся, словно хотел убедиться, что у машины хватит лошадиных сил довезти обоих, подхватил ее чемодан и отправил в багажник. Когда она села, он включил зажигание и сказал: - Будем знакомиться: Став.
- Джин...
- Куда мы едем. Джин?
- Куда едете вы, не знаю, а я к двоюродному брату.
- Что вы будете там делать?
- Да уж придумаю что!
Он оценивающе оглядел ее. Она не была красавицей. Но ее очарование - возможно, заслуга молодости и жизнерадостного характера - притягивало мужской взгляд.
- Не сомневаюсь, - сказал он.
- Я тоже.
Она засмеялась. Не тому, что так удачно ответила, а радостному состоянию, которое возникло в ней при появлении этого человека. Ей казалось, что она знает его давно - всю жизнь...
"Божья коровка" оказалась довольно мощной машиной. Она глотала милю за милей, ни разу не чихнув, и проявляла наглость, обгоняя шикарные, сверкающие лаком, длинные, как гусеница, автомобили. Джин тогда вскакивала и махала рукой этим напыщенным придуркам...
Дорога была лилово-серая, расчерченная желтыми разметками. По обе стороны бежали поля, перемежаясь оврагами и невысокими холмами, то приближающимися, то уходящими к горизонту.
- За первым поворотом будет кемпинг, - сказал Стив. - Предлагаю отдохнуть и чего-нибудь выпить.
- А я съем рагу из кролика! - подхватила Джин.
- Вы любите рагу из кролика?
- Очень!.. И мороженое!
- Значит, закажем кролика и мороженое.
Джин удовлетворенно кивнула. У нее были парни, которые объяснялись ей в любви. Но она с ними скучала. Она знала наперед все, что они скажут и что потом попытаются сделать, будто обучались у одного учителя. Может быть, поэтому им врала?
- Стив, откуда у вас эта машина? - спросила она.
- Нравится?
- Смешная. Наверно, дорогая?
- Наверно. Но я купил подержанную.
Доехав до развилки, он свернул к кемпингу. Основное здание с рестораном стояло посреди обширной лужайки. Фасад выходил на солнечную сторону, и на окнах были опущены жалюзи.
Едва они подъехали, к ним подбежал служащий. Стив поручил ему позаботиться о машине и повел Джин в ресторан.
- Вы идете так уверенно, - сказала Джин. - Что, приходилось уже здесь бывать?
- Приходилось.
Они обошли дом. Терраса ресторана с белыми ажурными стульями и такими же столами нависала над бассейном. Густо-голубая вода сверкала на солнце, отражая где-то в глубине небо с застывшим в нем одиноким облаком. На надувном полосатом матраце посредине бассейна загорала полная женщина. А на берегу в шезлонге сидел, видимо, ее муж, тоже полный, лысый, в просторных синих трусах и соломенной шляпе.
Столики на террасе были свободны, время ланча еще не наступило. Немногочисленные автотуристы, те, что не отправились на прогулку, оставались, видимо, в комнатах домиков, стоящих с трех сторон вокруг лужайки, которая с четвертой стороны заканчивалась высокими деревьями. Сюда не долетали шум и пыль с шоссе. Весь кемпинг с его бассейном, теннисным кортом, зеленой лужайкой и тенистыми деревьями казался оазисом. Он и был оазисом, возведенным в пустынном месте и ухоженным заботливыми руками. Подошел официант, Стив заказал рагу из кролика. Официант кивнул, хотя, похоже, полагал, что блюдо не соответствует времени, в которое было заказано. Стив прибавил к заказу салаты, легкое вино, и официант удалился. Джин сияла. Ей здесь нравилось все, главное - сидевший рядом с ней молодой, сильный мужчина с глазами, в которых тоже были... веснушки, Во всяком случае, в его зрачках темнели какие-то точечки... Официант вернулся и уставил стол бутылками, флаконами и банками с приправами и огромными тарелками с дымящимся рагу. Откупорив вино, он снова удалился. Стив разлил вино и протянул Джин высокую рюмку из тонкого белого стекла. Она улыбнулась, выпила и объявила:
- Я хочу плавать!
- Хорошо.
Он соглашается со всем, что я скажу! - подумала Джин. Сейчас попрошу у него что-нибудь такое... Но не успела придумать, что именно. Стив сказал: - Поедим, а потом купим тебе купальный костюм.
- У меня есть! - воскликнула она. - В чемодане.
- Отлично. Не возражаешь, если мы задержимся тут немного? Джин не возражала.
После ланча Стив подошел к стойке администратора и, поговорив с ним, вернулся, помахивая ключами:
- Я снял для нас домик на весь день!
Это был самый крайний домик. Ее чемодан уже стоял в маленькой прихожей. Джин шепотом спросила:
- Тут живет кто-то еще?
- Можешь говорить громко. Здесь, кроме нас, никого нет. - И эта кухня... и комната... и ванная - наши?
Стив кивнул, подтверждая, что на этот день здесь все принадлежит им. - Ты богат? - спросила она.
- Я бы не сказал.
- Но это же стоит уйму денег!
- Ты права. Но иногда можно кое-что себе позволить. Джин нахмурилась.
- Не люблю слова "иногда". Оно означает, что все хорошее - только временно.
- Как и плохое.
- Плохое - пусть!
Стив улыбнулся.
- Но хорошее перестает быть хорошим, если к нему привыкаешь. - Откуда ты знаешь?
- Когда-нибудь ты сама в этом убедишься. Ценят только то, чего не хватает.
- Ты говоришь так, будто прожил сто лет.
Он пожал плечами.
- Не будем укорачивать хорошее. Надевай свой купальный костюм и пойдем к бассейну.
Стив вышел на небольшую веранду, упирающуюся в высокий куст с мелкими листьями. Деревья, растущие по краю поляны, отделяли территорию кемпинга от пустынного пространства, тянувшегося до горного хребта на горизонте. Джин переоделась и заглянула на веранду:
- Я готова!
На ней было светло-розовое бикини и, если смотреть издали, она казалась обнаженной. Она знала, что хороша, и ей доставляло удовольствие чувствовать на себе его восхищенный взгляд.
- А ты красивая! - сказал Стив после затянувшегося молчания. Дома, от родителей и соседей-фермеров. Джин обычно слышала оценку своей внешности, которая ее не устраивала: она не красавица! У нее не идеальные черты и рост не соответствует классическому стандарту - низковата! Но все, однако, соглашались, что в Джин сидит этакая обаятельная чертовщинка. Насчет чертовщинки Джин не возражала. Но усвоила, что "не красавица". Вот почему она не совсем поверила комплименту Стива. Но было приятно. В конце концов, на вкус и цвет... И она небрежно сказала:
- Я знаю... - И пошла впереди Стива, предоставив ему любоваться ею. Бассейн был пуст. Ни толстой леди, ни ее лысого супруга в соломенной шляпе уже не было. Надувной матрац слегка покачивался, и на нем сидела маленькая, с воробья, птица с синей каймой на сложенных крыльях. Вода в бассейне была прозрачной до самого дна и приятно прохладной. Джин плыла, не оглядываясь, она не сомневалась, что Стив догонит ее. Он догнал, и они поплыли рядом. Доплыв до матраца, они остановились. Стив положил руку на плавучую опору, спина его поднялась над водой, и Джин рассмеялась. - У тебя и на спине веснушки!
- Тебе это неприятно?
- Нет, мне нравится! - Она едва не выпалила: мне все нравится в тебе! Однако понимала, что это было бы слишком. Но по ее глазам он прочитал недосказанное и произнес:
- У тебя тоже все о\'кей!
- Но у меня нет веснушек!
- Я хотел сказать, что мне нравится в тебе все.
Стив осторожно погладил ее по волосам. Она тоже ухватилась за край матраца, делая вид, что хочет взобраться на него, и пряча лицо от Стива. Но не выдержала, подняла голову:
- Пора есть мороженое...
Они вышли из воды, и солнце мгновенно обсушило их тела... Джин хотела идти на террасу ресторана, но Стив сказал, чтобы она возвращалась в домик. - Я скажу, чтобы мороженое нам принесли туда.
Он пошептался с официантом. Джин удивилась, что, кроме пожилых супругов, они никого не встретили.
- Подожди до вечера, - все столики будут заняты, - пообещал Стив. - А мы будем здесь до вечера? - Она пустила в ход проверенный прищур. - Если ты этого хочешь. - Он пристально смотрел на нее. Джин ответила беспечно, скрывая смушение:
- Почему бы нет!
Официант принес поднос с вазочками мороженого, бутылку воды, бокалы, составил все на стол в маленькой гостиной и ушел.
Кроме стола в гостиной была пара кресел и телевизор. В спальне стояла огромная широкая кровать. Тень деревьев за окном и опущенные жалюзи создавали прохладу и полумрак.
- Мы уедем... совсем вечером? - спросила Джин.
- Что значит "совсем"? Ты хочешь спросить, уедем ли мы поздно? - Да.
- Это зависит от тебя.
- А потом расстанемся - и все?
- Что ты имеешь в виду?
- Мы больше никогда не встретимся? - Можем встретиться, если захочешь. Они говорили осторожно, ощупью пробираясь к тому главному, что их волновало.
- Ты этого хочешь? - спросила Джин.
- Да. А ты?
Она кивнула, и это означало ответ на другой вопрос, который оба подразумевали.
- Иди ко мне! - позвал он.
Джин все еще была в розовом эластичном бикини. Он одним движением разъединил застежку, и она уже не казалась, а на самом деле была обнаженной. Тело ее пахло водой и солнцем, было прохладным и горячим одновременно. Его рука в веснушках, поросшая светлыми мягкими волосками, обняла ее и осторожно, но настойчиво привлекла к себе. Джин уткнулась в грудь Стива. Волосы на его груди щекотали ей нос. Джин чихнула и засмеялась. Стив ладонями приподнял ей подбородок и, наклонившись, стал целовать ее губы... У Джин уже был короткий роман - так она считала. Если только несколько вечеров после танцев в дискотеке с шофером Диком можно назвать романом. Джин разрешала Дику запускать руки за лифчик не потому, что ей было приятно, - просто фермерские дочки шептались о любовных утехах с такими таинственными недоговоренностями, что любопытство Джин не могло устоять. Проделывая с Джин то, что он проделывал с другими молодыми фермершами. Дик тяжело и шумно дышал, и это смешило Джин. Дик обижался. Говорил, что этот дурацкий смех сбивает его с настроя. Но Джин так и осталась бесчувственной к его ласкам. Она спокойно пережила окончание романа. Страдать начала, только когда узнала, что после дискотеки Дик уединяется с докторской дочкой...
Сейчас Джин стояла в объятиях Стива, и ей казалось, если Стив разожмет руки, она упадет. Но он продолжал целовать ее, и горячая волна растекалась по ее телу.
Господи! - думала Джин. Пусть так будет всегда! Она произнесла последнее слово вслух. Стив спросил:
- Тебе хорошо?
- Да! Да!.. - нетерпеливо проговорила она. Подумала, что надо спросить, хорошо ли ему с ней, но не спросила. Она это знала... Потом он пошел в ванную и позвал Джин. Он стоял под душем, подставив лицо под пронизывающие струи. Не открывая глаз, сказал: - Становись рядом...
Вода лилась на ее счастливое тело. Распущенные волосы намокли и потемнели. Стив языком слизнул капли, текущие по ее груди... Она первая набросила на себя махровую простыню, висевшую на никелированной подставке, и вернулась в комнату. Когда Стив, уже в халате, вошел к ней. Джин лежала в постели...
- Знаешь, - сказала Джин Стиву примерно час спустя, - я много вру. - В чем же ты солгала?
- Тебе - ни в чем...
- А кому?
- Всем.
- Зачем?
- Мне нравится, так интересней.
- А почему ты мне не врала?
- Не хотелось...
Джин засмеялась. Стив спросил:
- Чего ты?
- Мои родители уверены, что я уже добралась до кузена. - А если узнают, как ты им объяснишь?
- Никак. Я ничего не буду объяснять.
Неожиданно раздался телефонный звонок. Джин оглянулась, но аппарата не обнаружила.
- Это мне, - сказал Стив.
- Но кто мог узнать, где ты? - тревожно спросила она. - По сотовому меня легко найти где угодно.
Он подошел к креслу, на спинку которого была наброшена его рубашка, и достал из кармана мобильный телефон.
- Да!.. Когда?.. Как?.. - Голос его стал напряженным. Он нахмурился и молча слушал. Потом сказал: - Сейчас же!..
Стив постоял, держа в руках трубку. Потом спрятал ее и посмотрел на Джин. - Что случилось? - спросила та.
- Я должен ехать. Мне надо вернуться.
- Вернуться? Куда?
- Не могу сейчас объяснять, это очень срочно. И очень серьезно, Я договорюсь, чтобы тебя довезли до кузена...
Джин вскочила и принялась поспешно натягивать на себя платье. Затем схватила гребень и начала расчесывать влажные волосы. - Не торопись, - сказал Стив, - успеем.
- Успеем? - вскричала она. - Ты все подстроил! Специально! - Что подстроил? О чем ты говоришь? Как я мог подстроить звонок? - Не звонок. Тебе позвонили, но вовсе не говорили, чтобы ты срочно возвращался, - ты все выдумал!.. "Иногда можно позволить себе", - презрительно повторила она ненавистные ей слова; - А потом сочинить срочное бегство...
- Джин!
- Я не верю тебе! И не трогай меня! Не прикасайся!
- Ладно. Как хочешь. Идем!
- Никуда я с тобой не пойду!
- Хорошо. Сиди здесь.
- Не буду сидеть в этой проклятой комнате!
Она бросала в чемодан свои вещи.
- Сядь! - приказал он.
Она села, пораженная жесткостью его тона...
- Скажи, чему ты не веришь?
- Ты еще спрашиваешь?
- Спрашиваю!
Джин: молчала, сглатывая слезы.
- По-твоему, - сказал Стив, - мне с тобой было так плохо, что я решил немедленно смыться?
- Я не знаю...
- Знаешь!
Она смотрела на него с удивлением и испугом. Только что он во всем с ней соглашался и делал, что бы она ни желала...
Она смахнула слезы и защелкнула на чемодане замок. - Ты куда?
- К кузену.
- Но ты веришь мне?
- Что тебе нужно срочно уехать? Этому верю.
- А чему не веришь?
Она молчала, будто не слышала вопроса. Он сказал:
- Через три недели я буду недалеко от города, в который ты едешь. Вот адрес. Там небольшая бухта, ты найдешь. На причале от полудня до часу сиди и жди меня. Я буду. Веришь?
Ты сам не веришь, потому что это от тебя уже не зависит, - подумала она. - Веришь? - настаивал он, и она ответила:
- Верю...
Вот она и солгала ему.



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)