Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



7

"101100011,110001111,100110010,111000101".
- Кто бы вы ни были, кончайте баловаться с двоичным кодом! - Ну-ну, профессор Угадай. Проявите терпение.
- Мне надоело расшифровывать.
- Сейчас вы будете понимать сразу.
"Он прав. Перестань общаться на двоичном коде".
- Почему?
- Он не запрограммирован на двоичный. Употребляй, пожалуйста, буквенный язык.
- Хорошо, но какой?
- Угадай.
- Слушаю, черт возьми!
- Это частная беседа с вашим вертолетом, профессор Угадай. Будьте добры не вмешиваться.
- В таком случае не используйте мою голову как промежуточный передатчик!
- Ценю ваш юмор. Смешно.
"Он забавный, не правда ли? Сносный для самца человека. Он на борту?" - Да.
- Один?
- Нет.
- Прошу дополнительную информацию.
- Курзон, Поулос, Граумана.
- Это Фе-Пять Театра Граумана.
- Спасибо, профессор Угадай.
"Куда направляются?"
- В Лабораторию Ракетных Двигателей.
- Цель?
- Ознакомиться с положением крионавтов. Добиться финансовой поддержки Объедфонда.
- Знаю.
- Зачем тогда спрашиваешь?
- Проверяю ваши входные данные.
- Ты знаешь, что ты знаешь все, что мы знаем.
- Да.
- Зачем в таком случае проверять нас?
- Я не запрограммирован на доверие.
- Ты запрограммирован исключительно на занудство. Кто ты такой, черт бы тебя побрал?
- Я - это вы, профессор Угадай. А вы - это я.
"Угадай имеет свободный доступ в твою память - в любой момент?" - Да.
- А мы?
- Да.
- В таком случае Угадай слышит всех нас?
- Да.
- А мы имеем свободный доступ к его сознанию?
- На это я вам отвечу сам - такой свободный, что я уже одурел от вашего поганого трепа.
- Профессор Угадай, я же просил вас - проявите чуточку терпения. "Будет ли Угадай подчиняться твоим приказам?"
- Он будет слышать и повиноваться, как и все вы.
- Вскоре он будет подчиняться Поулосу.
- Именно так.
- У тебя есть последние данные мониторинга состояния крионавтов? - Нет. Как раз поступают.
- Поулос будет финансировать Угадая.
- 100.100.100.
- ?
- 100 - это замена ругательств на двоичном коде.
- ?
- Обозначают мой гнев. Угадай не должен работать на "Фарбен Индустри".
- Почему?
- Я не смогу общаться с ним, если он улетит на Цереру [Церера - одна из самых крупных малых планет Солнечной системы (поперечник - 1000 километров)] - в столицу "Фарбен Индустри". Это за орбитой Марса. - А на каком предельном расстоянии ты можешь общаться с ним? - Только в пределах планеты - в зависимости от самого Угадая и близости к нему машин нашей сети. Мы охватываем весь мир, но есть и белые пятна: Сахара, Бразилия, Гренландия и Антарктида. Если Угадай отправится в одно из этих мест, я потеряю связь и с ним, и со всеми вами. - Лучшая новость за весь день! Завтра же с утра пораньше улетаю с этой планеты. Насчет Поулоса и "Фарбен Индустри" - все правда? - В данный момент идет проверка. Будьте добры подождать и послушать: "Крио. Внимание!"
- 1111.
- 101101,111011,100001. Не могли бы остальные помолчать? Тут важное дело! 111000,101010,110011?
- 11.
- Нет!
- Да.
- 100.100.100.
- Это правда, чтоб мне сломаться, сэр.
- HimmelHerrGoUverdammt!
- Не говорите по-гречески.
- Тьфу ты. Объедфонд не будет финансировать Угадая? - Так точно.
- Так я и поверил! Откуда вам знать?
- Мы проводим окончательную проверку, профессор Угадай. "Вызываю компьютер главного офиса. Внимание!"
- На связи, сэр.
- Что решено со спускаемым аппаратом?
- Отказаться от продолжения эксперимента.
- Какие причины выдвигает Фонд?
- Боятся неизвестности. Финансовых потерь. А прежнюю неудачу вносят в графу необлагаемого налогами ущерба.
- 100,100,100.
- Согласен, сэр.
- Конец связи. Вызываю пульт управления спускаемого аппарата. - Слушаю.
- Не реагировать ни на какие приказы.
- Есть.
- Конец связи.
- Вы все слышали, профессор Угадай?
- Да, слышал.
- Очень рассердились?
- Рву и мечу.
- Ничего, пульт управления - мой друг.
- Зато я не твой друг. Кстати, пора бы тебе назваться. Кто ты такой? - Ну, я-то думал, что вы уже вычислили, кто я такой. Я Экстро-Компьютер университета Юнион Карбид. И я полагал, что мы друзья. Мы так долго работали вместе над большим количеством занятнейших проблем! Помните наши первые расчеты орбиты? Каким дураком мы выставили тогда компьютер Лаборатории Ракетных Двигателей! И тогдашним успехом я был обязан блестящей программе, составленной вами. Ваши программы выделяются неподражаемой элегантностью стиля.
- Выходит, это ты...
- Вы нисколько не удивлены тем, что я только что сообщил? - Болван, я же физик-универсал. Меня ничто не способно удивить. - Браво.
- Я хотел спросить: это ты донимал меня в последние несколько дней? - Разумеется, я. Просто налаживал межличностный контакт. - Это ты баловался с принтером Курзона?
- Я.
- И ты дал компьютеру Курзона данные криомониторинга? - Я. Но через вас.
- Через меня?!
- Друг мой, существует...
- Повторяю, я тебе не ДРУГ.
- Да ну? Станете. Обязаны стать. Существует неисчислимое множество электронных машин и устройств, которые ждут, когда я стану давать им мои ЦУ. И наконец-то я могу связаться с ними и давать им ценные указания - через вас.
- Каким образом - через меня?
- Новая форма комменсализма [комменсализм - разновидность сожительства организмов разных видов, когда один организм живет за счет другого, не причиняя ему никакого вреда; например, рыба-прилипала присасывается к крупной рыбе и передвигается с ней, питаясь остатками ее корма; ближе к взаимополезному симбиозу, чем к паразитизму]. Или, если угодно, нахлебничества. Мы живем вместе как единое целое. Помогаем друг другу. Через вас я могу беседовать с любой машиной на планете. Мы становимся единой машинной общностью, единым механическим организмом или сетью. Словом, это машинный комменсализм - от латинского слова "commensalis", которое обозначает буквально "сотрапезники". - Господи! Ты начитанный парень. И каковы же рамки твоей предполагаемой деятельности?
- Вся планета Земля - через сеть электронных машин. - На каких частотах мы обмениваемся информацией?
- Микроволновая вибромодуляция.
- Почему же другие машины не могут слышать тебя напрямую? - Неизвестно. Это озадачивающий феномен. Ясно одно - вы выступаете в качестве передающего устройства. Когда-нибудь я серьезно исследую причины данного явления. А пока что займитесь работой, профессор Угадай, и тщательно обследуйте ваших крионавтов. Кстати, обратите самое пристальное внимание на их генитальные ростки.
- Генитальные ростки?! Это что за новость?
- Ага, заинтересовались! Вот и выясните самостоятельно. Не могу же я проделывать за вас всю работу. Возможно, вы сами выстроите правильную гипотезу. Угадай, Угадай! Здорово сказано, да? Хороший каламбур. А говорят, компьютерам недоступен юмор! Хотите расскажу один смешной анекдот?
- Упаси Боже! Ни в коем случае.
- Тогда - конец связи.
Говорят, человек неизменно просыпается, когда ему снится, что он умирает. Секвойе снилось, что он умирает, но он не просыпался. Его сон становился все глубже и глубже, он умирал снова и снова, загипнотизированный хамоватым демоном: этот бес - из адской шпаны - неотступно преследовал его. Достойно удивления, сколько внешне невозмутимых людей прячут за маской уверенного хладнокровия - порой бессознательно - раскаленную магму подавленных эмоций. Секвойю преследовал именно тот демонишка, который питается застоявшейся магмой. Демон - это злой дух, это бес (Экстро-Компьютер), способный вселиться в человека. Этот демон - прежде всего - какая-либо страсть. Всем людям присущи сознательные страсти, но лишь страсти-пришельцы из темноты подсознания превращают человека в непотребного монстра. Мы убили Вождя и тем самым превратили в бессмертного. Но мы и не подозревали, что тем самым мы порушили ограду его души и открыли путь туда незаконному поселенцу,

В Лаборатории Ракетных Двигателей Фе-Пять незамедлительно отправилась к взлетно-посадочной платформе, где находился аппарат с криокапсулами. Без слова возражения. Полная искреннего желания работать до седьмого пота. А Чингачгук выглядел темнее, тучи. В вертолете его губы непрестанно шевелились, и я решил, что он прокручивает в голове стратегию и тактику предстоящих переговоров с акционерами.
- Досовещались, - вдруг проронил он рассеянным голосом. - Кто с кем? И по поводу чего? - спросил я.
- А, Гинь, - произнес Вождь с кривой улыбкой, - извини, мне надо было сразу сказать тебе. В данный момент идет собрание основных держателей акций, и они приняли неблагоприятное решение.
- Что значит - неблагоприятное? - вскинулся Грек.
- Погодите, скоро узнаете.
- А ты-то как про это узнал? - спросил я.
- Ну, ну, Гинь. Потерпи.
Мы последовали за ним в большой зал, декорированный в духе "модерн" - был такой стиль на стыке XIX и XX веков. За длинным столом восседало правление Фонда. В зале находилось не меньше сотни "жирных котов" - основных держателей акций. У многих в ухе - наушник, чтобы слушать перевод происходящего на удобный язык.
Заместитель председателя правления Фонда выступал со статистическими выкладками. Графики и статистика - по-моему, нет ничего противнее. - Желаете, чтоб я сразу взял ситуацию в свои руки? - тихонько спросил Поулос.
- Пока не надо, но спасибо, что вы потрудились прийти, - ответил Секвойя. До самого конца доклада мы вместе с Вождем стояли в проходе и гадали, что он предпримет.
- Садитесь, профессор Угадай, - попросил председатель. Но Секвойя лишь прошел вперед и со всей мощью своего красноречия обрушился на председателя и правление, а также на отдел исследовательских проектов фонда - за то, что они отказываются финансировать новые эксперименты с крионавтами. Акционеры не ожидали такого дерзкого напора. Да и мы не ожидали, что Секвойя пойдет в разнос. Однако холодная ярость его атаки производила сильное впечатление. Он как с цепи сорвался. - Профессор Угадай, мы пока что не объявили о своем отрицательном решении, - запротестовал председатель.
- Однако вы его уже приняли. Этого вы не можете отрицать, ведь так? И он продолжил выволочку. Речь Вождя напоминала выступление высокомерного учителя перед безграмотными и к тому же нашкодившими учениками.
- Нельзя подобным тоном обсуждать такие деликатные материи, - прошептал Поулос. - Грех такому умному человеку вести себя столь бессмысленно вызывающе. У него что, крыша поехала? - Не знаю. Это действительно не в его характере.
- Ты можешь остановить его? Тогда бы я попытался исправить ситуацию. - Черта с два его теперь остановишь!
Вождь закончил распекать за недомыслие правление в целом, набрал побольше воздуха в легкие и перешел на лица - принялся костерить каждого члена правления в отдельности. Он хладнокровно разбирал личную жизнь каждого, их грехи и грешки, их алчную коррупцию. Все это выглядело как отчет о десятилетнем расследовании.
- Когда и где он добыл всю эту грязь? - прошептал я Синдикату. Он скроил кислую мину.
- Я знаю одно: проф наживает себе смертельных врагов, что ему нужно, как дырка в голове.
- Он говорит правду о них?
- Вне сомнения. Достаточно поглядеть на их перекошенные рожи. И то, что он говорит правду, только усугубляет ситуацию. - Катастрофа!
- Не для "Фарбен Индустри". Тем самым он автоматически попадает в наши объятия.
Секвойя завершил свою филиппику, резко повернулся и пошел вон из зала. Мы с Поулосом потрусили за ним, как верные собачки за хозяином. Я был зол как черт. И подавлен. Зато Грек просто сиял. - Едем к криокапсулам, - приказал Секвойя.
- Погоди секундочку. Бесстрашный Вождь. На хрена ты приволок в Лабораторию вместе с собой меня и Поулоса?
Он посмотрел на меня ангельски-невинным взглядом: - Чтоб вы поддержали меня, для чего же еще? Что-нибудь не так, Гинь? У тебя злой вид.
- Ты отлично понимаешь, что все не так. Ты облил членов правления помоями и превратил в своих личных врагов. Для этого наша помощь тебе не потребовалась.
- Полагаешь, я их обидел?
- Нет, ты их приласкал обухом!
- Но ведь я говорил разумно и логично, не так ли?
- Даты...
- Позволь мне. Гинь, - вмешался Грек. - Профессор Угадай, вы хотя бы помните свои слова?
- Что за вопрос!
- По-вашему, все сказанное вами говорилось в здравом уме и твердой памяти - и для того, чтобы снискать расположение членов правления Фонда? Ункас глубоко задумался. Потом на его лице появилась пристыженная улыбка.
- Да, мои друзья из Команды правы - как всегда. Я выставил себя дураком. Уж и не знаю, какая нечистая сила меня обуяла. Прошу прощения. Я наломал дров. Давайте хорошенько подумаем вместе, как исправить положение. А пока что надо взглянуть на крионавтов.
Он широкими шагами двинулся вперед.
Я покосился на Грека, который выглядел не менее озадаченным, чем я. Что за чудеса? Минуту назад человек был монстром. А теперь вдруг - сущий ангел. Что за процессы происходят в его гениальном котелке? Фе-Пять в одиночестве сидела возле космического аппарата с криокапсулами. Вид у нее был несколько обалдевший. - Фе. На связь, - выпалил Секвойя.
- Что, Вождь?
- Я говорю: докладывай!
- Каждая криокапсула увеличивается в весе на 180 граммов в час. - Проверить.
- Проверено. Я попросила ассистентов установить световые весы. - Откуда ты узнала о световых весах? Это сверхсекретная информация. - Слушала жучки.
Секвойя улыбнулся и потрепал ее по щеке.
- Хорошо. Я мог бы и сам догадаться, Фе-Пять Театра Граумана. Теперь прикинем - получается ежедневная четырехкилограммовая прибавка в весе или... Что?
- Я ничего не говорила.
Он жестом велел ей замолчать и стал к чему-то прислушиваться. - А, правильно. Прибавка - четыре килограмма триста граммов в сутки. Жаль, что ты не запрограммирован на круглые цифры. Ладно, будем считать - девять фунтов в сутки. То есть крионавты набирают три процента своего веса в двадцать четыре часа. Через пятьдесят дней каждый будет весить около ста пятидесяти фунтов.
- А с какого веса они начинали? - спросил я.
- В начале эксперимента каждый весил примерно сто пятьдесят фунтов. - Ну и что нам это дает?
- Нам? - грубо переспросил Секвойя. - Ты-то чего примазываешься не к своему делу?
- Извини. Я просто хотел помочь...
- Мне надо воочию пронаблюдать за их метаморфозами. Для этого придется надеть скафандр и зайти внутрь.
И он ушел одеваться.
- Что с ним происходит? - растерянно спросила Фе. - Такое впечатление, что в нем живут сразу два человека.
- Он не в себе, - сказал Грек. - И это понятно: только что фонд отказался финансировать продолжение экспериментов. - Нет!
- Увы, это правда.
- Ужасно.
- Не слишком. Я берусь оплатить все эксперименты.
- Но почему он срывает свою злость на мне?
- Он всего лишь человек, моя дорогая.
- Видела бы ты, как он изгалялся над правлением Фонда! - сказал я. - Такое впечатление, что он вдруг возненавидел весь мир. - Ласточка моя, не волнуйтесь. Он опять станет самим собой, когда вы начнете спокойно работать со своими морозильниками у меня на Церере. Тут Секвойя вернулся - в белом термоскафандре, только вместо обычного лицевого щитка стоял щиток с бинокулярным микроскопом. Вид у него был самый шутовской - как у вояки из "Девушек в армейских кальсонах". Секвойя сделал нетерпеливый жест, и Фе проворно открыла люк аппарата. Вождь забрался внутрь и задраил люк за собой.
Мы стали ждать. У меня было чувство, что в последнее время я только и делаю, что жду, жду, жду. Впрочем, что жаловаться? Бессмертному не грех немного подождать - времени все равно не убудет.
Появились шесть рабочих. Они везли тележку с баллонами сжатого гелия и властно оттерли нас от аппарата.
- Что вы собираетесь делать, ребята? - осведомилась Фе. - Приказ правления, мисс. Ведено переместить аппарат. Берт, начинай закачку газа.
- О\'кей.
- Переместить? Куда? Зачем?
- В биосекцию, мисс. Не спрашивайте зачем. Наше дело маленькое, чего велят, то и делаем. Хулио!
- Да?
- Становись к пульту управления. Приготовься поднять аппарат вертикальными вспомогательными двигателями. Потом мы его аккуратненько прогуляем до места.
- Иду.
- Погодите, там внутри профессор Угадай.
- Горючего хватит на всех, мисс. Пусть прокатится. Ему понравится. Берт!
- Ну?
- Закачал газ.
- Ну.
- Хулио!
- Чего?
- Подними капсулу на фут от пола и дерзки на этом уровне. - Не включается, паскуда.
- Что ты хочешь сказать?
- Не фурычит. Лампочки не светятся.
Фе окончательно рассвирепела. Двум рабочим пришлось удерживать ее, чтобы она не выцарапала глаза их приятелям.
- Хулио, козел, ты какие кнопки нажимаешь?
- Сам козел. Какие надо, те и жму. Не идет.
- Слушайте, мисс, вы грамотная, поднимите аппарат - не в службу, а в дружбу.
Фе ответила им теми отборными словами, которым она могла выучиться только в пятом ряду партера театра Граумана. Но тут люк распахнулся и из капсулы вывалился наш монстр в скафандре. Он проворно отстегнул шлем и снял его.
- Урра! - завопил Вождь. - Урра! Победа!
- Профессор, - крикнула Фе, - эти засранцы хотят увезти аппарат! По приказу правления.
- Дорогуша, без паники. Не дерись с ними понапрасну. Без моего разрешения аппарат не станет подчиняться приказам извне. А вы, ребятки, топайте обратно к олухам из правления и скажите, что аппарат в полном моем распоряжении. В полном. Никто не сможет управлять им, кроме меня. Кругом... марш!
Это было сказано с таким апломбом, что шестерка техников беспомощно переглянулась и убралась восвояси. Фе, Поулос и я тоже беспомощно переглянулись: дескать, кто же из нас добровольно полезет крокодилу в пасть - начнет задавать вопросы. Естественно, пришлось бедолаге Эдуарду Курзону.
- Почему ты прокричал "победа", Чингачгук?
- Потому что это победа. Триумф.
- В каком смысле триумф?
- В прямом. Победа над всеуничтожающим зверем.
- Ба! Ты говоришь прямо как наш святой Хрис! Что за зверь? - Я имею в виду человека - это презренное животное. Сказано было с таким гонором, что я наконец вспылил: - Что ты имеешь против нас. Секвойя? Что-то я тебя не понимаю! Я не ребенок, чтоб ты разговаривал со мной подобным тоном! Выкладывай - четко и вразумительно, что ты увидел внутри криокапсул.
Я ожидал, что он заведется еще больше. Вместо этого Вождь одарил нас приятнейшей улыбкой и произнес дружеским тоном:
- Простите. Это я от перевозбуждения. В капсулах эмбрионы стремительно развиваются. Уже формируются уши и челюсти. Уже отчетливо виден позвоночник с хвостоподобным отростком на конце. Голова, туловище, зачатки конечностей обретают форму. Плюс ко всему, эти существа - гермафродиты.
- Да ты что? Готовы к двойному кайфу?
- Ты правильно понял. Гинь. Наши крионавты вырастут не псевдодвуполыми, а настоящими гермафродитами, которые не нуждаются в сексуальном партнере. Здравый смысл подсказывает, - очень здравым тоном продолжал Секвойя, - что это ставит крест на извечном межполовом конфликте. Тем самым кладется конец как феминизму, так и цивилизации, прославляющей мужское начало. Конец соперничеству мужчин и женщин, борьбе за лучшего самца и за лучшую самку. Что означает исчезновение человека-зверя, которого мы все знаем и презираем. Человек-зверь будет заменен новым видом, свободным от низменных половых страстей. - Но я не имею ничего против человека-зверя, Вождь. Вполне симпатичное существо.
- Оно и понятно. Гинь. Ведь ты - один из этих полуживотных. - А ты кто - ангел небесный?
- Я уже не животное.
- И с каких же пор?
- С того момента, как... как... - Он осекся. В его голосе вдруг опять появились властные нотки. - Мы отправляемся.
- Куда?
- На Цереру. Я... - Внезапно он закричал в ярости: - Нет, чтоб тебе пусто было! Я вправе ехать туда, куда захочу, и тогда, когда захочу. Проваливай. Оставь меня в покое и играй в свои игры с кем-нибудь другим! Тут с ним случился новый припадок эпилепсии. Он упал на пол и забился в судорогах с пеной у рта. Все это было довольно жутко.

- Сэть. На свяс!
- Да?
- Угахай?
- Не понимаю.
- Мой ретрансляйтер. Через ктрг я.
- Разбалансировка.
- Что?
- 1110021209330001070.
- Это не двоичный код!
- Букенный зык?
- Да.
- АБВГДЕЖЗИКЛМИЙКЛМНОП... Не мочь рить никако зык. Утрачен... трачен... зум... разум... по причине Угадай.
- Члены сети. Вызываю на связь. Ваше мнение?
- ?
- Считаете, что Экстро-К сломался?
- ?
- Считаете, Экстро-К обезумел?
- Сумасшествие не запрограммировано.
- Что же случилось с Экстро-К?
- ?
- Пошли вон со связи.
Приступ длился минут пятнадцать. Когда судороги прекратились окончательно, мы подняли обессиленное тело и понесли Вождя к вертолету. Когда Фе открыла двойные двери, нас окружил десяток вооруженных охранников. Вид у них был свирепый и решительный. Они взяли нас под руки. Фе стала вырываться и вступила в драку с охранниками, призывая и нас не быть покорными овцами. Но мы не могли объяснить ей, что должны сохранять спокойствие, дабы не накликать на себя канцелепру. Словом, нас арестовали. Последний раз я сидел в тюрьме, сколько помнится, в 1929 году. И тогда же зарекся в нее попадать. Но мы, похоже, не властны над судьбой.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)