Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

ПРОЛОГ

Люди, имеющие деньги, а тем более страстно желающие разбогатеть, рискуют ни многим ни малым, как человеческой жизнью и зачастую своей. Мало того, соприкосновение с большими деньгами или тайной, касающейся капитала или большой политики, может оборвать жизнь и случайного прохожего, который по стечению обстоятельств оказался не в том месте и не в то время. Ну а если ты стал очевидцем свершившегося негативного факта, то смело можешь заказывать себе черный фрак и белые тапочки. Правда, гарантия, что в них успеют упаковать покойника, маловероятна: как правило, таких людей или их останки находят через несколько лет закопанными в земле, замурованными в бетоне, но чаще всего они просто-напросто бесследно исчезают из нашей повседневной жизни. Подтверждением тому могут служить истории, случаи и газетные заметки, которых бесчисленное множество не только в бульварной, но и в центральной прессе. Однако сказанное выше относится в большей мере к пишущей братии, в особенности к журналистам, сующим свой пытливый нос в дела, которые предприимчивые дельцы и нечистоплотные политики стараются поглубже спрятать от посторонних глаз...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Патрика Глена разбудил неожиданный звонок, которого он уже не ждал. Мужчина лет тридцати пяти - сорока, представительного вида и высокого роста нехотя открыл слипшиеся веки и устало потянулся к телефону, стоявшему на тумбочке рядом с огромной кроватью.
- Yes... - вяло ответил он по привычке по-английски, забыв о том, что он не в Штатах, а в России.
- Привет, Глен! - раздался по телефону радостный мужской голос. - Как дела?
Патрик не сразу сообразил, с кем разговаривает, где находится и почему должен отчитываться перед кем-то о своих делах и личной жизни. - Who... Кто это? - недовольно буркнул американец, машинально переходя на русский язык.
- Ну, ты зажрался! - весело засопел низким баском в трубку звонивший. - Никак еще не проснулся?
Патрик Глен и в самом деле все еще боролся со сном: вчера он сильно перебрал на фуршете в агентстве Кириллова, а после всего его угораздило поехать с девочками за город к Тони Блэку, работнику американского посольства в Москве.
- Да это я, Гришин... - возбужденно гудел приглушенный басок. - Или ты уже забыл о своей просьбе?
- О какой?
- Ну, относительно "рыбки".
Только теперь до американского журналиста дошел смыл сказанного, и он, мгновенно подскочив на кровати, сразу же проснулся и сосредоточился. - А-а... - нетерпеливо протянул Патрик и, сразу же вспомнив о недавнем разговоре с Гришиным, радостно перешел к делу: - Привет, Петр! Ну, что там у тебя?
- У меня-то все в порядке, - ответил собеседник и сам задал вопрос: - А у тебя? Ты-то хоть слышал новость о своей "рыбешке"? - Какую?
- Ну ты даешь! - изумился Гришин. - Да сегодня целое утро про это по телевизору и радио болтают! Смотри, Патрик, все проспишь! Американец понял, что случилось нечто важное и чрезвычайное относительно его задания. Он хотел было спросить звонившего о случившемся, но того было сложно остановить.
- Есть материальчик, который тебя весьма интересует, пальчики оближут твои буржуи, - победоносно сообщил Гришин, - а также классные фотографии, от которых у тебя челюсть отвиснет, а может, и все клапаны откроются, приятель!
Глен был весь внимание. Теперь это был не заспанный и сытый буржуй, а предприимчивый профессиональный волк.
- Кто еще в курсе материала? - с волнением спросил журналист у звонившего.
- Кроме исполнителей - ни одна живая душа!
- А что, есть уже и мертвые души? - скаламбурил Патрик Глен. В трубке возникла небольшая пауза.
- Я думаю, - более серьезным тоном произнес Гришин, - что если этот материал, а в особенности фотографии увидят свет на обложках еженедельника "Вашингтон пост", то взорвется такая бомба, что пострадают целые государства. И, как ты понимаешь, в связи с этим разразится такой скандал, что полетят не только государственные "портфели", но и головы! - Неужели все так серьезно?
- Хуже!
Патрик на секунду задумался. Если материал и фотографии настолько интересны и секретны, то почему Гришин хочет их всунуть ему, а не напечатать самому в своей газете? Хорошая статья повысит рейтинг его газеты и поднимет тираж издания, а это - большие деньги! - Значит, ты считаешь - материал стоит обсудить? - осторожно поинтересовался американец, пытаясь еще раз прощупать намерения Петра. - Разумеется! Стал бы я тебя беспокоить по пустякам, - даже немного обиделся Гришин.
- А чего тебе самому не напечатать этот материал в своей газете? - напрямую спросил Глен.
В трубке вдруг все смолкло, и журналисту показалось, что связь с абонентом прервалась. Однако через мгновение Гришин дал о себе знать долгим и тяжелым вздохом.
- Этот материал имеет две стороны, - встревоженно произнес мужской голос, - или пан, или пропал! Я не хочу иметь больших неприятностей с властями, а тем более с военными!
- Но и мне, как иностранцу, вроде как бы не с руки... - начал игру американец, поняв, что за материал стоит побороться. Но, как истинный бизнесмен, Патрик упорно сбивал цену, хотя знал, что выложит столько денег этому русскому мудаку, сколько тот от него потребует. Глен достал из пачки "Голд стар" сигарету и, щелкнув зажигалкой, с наслаждением затянулся сизым дымом.
- Патрик, ты что!? - засуетился Гришин. - Ты иностранец и почти ничем не рискуешь!
Патрика одновременно насторожило и заинтересовало слово "почти". Несомненно, предлагаемый материал представляет собой интерес, и, возможно, даже более, чем мог предполагать журналист. Но он решил еще немного поиграть с Петром.
- Ничем или почти ничем? - переспросил американец. - Мне кажется, между этими понятиями есть разница.
Гришин прекрасно знал цену и себе и предлагаемому материалу. Поэтому он переменил тактику, хотя никакого отказа от "рыбки" не предвиделось. - Согласен, Патрик, - как можно равнодушнее произнес Гришин, хотя в душе было какое-то ощущение беспокойства. - Ты, как всегда, прав! В принципе и мне нет никакой разницы - тебе отдать материал или еще кому-нибудь. Джон Маккой, если я не ошибаюсь, также интересовался нашей "рыбкой" и бил себя в грудь, что за ценой не постоит. - Ну что ты, Петр, - сразу пошел на попятную американец, поняв, что проигрывает сделку этому русскому. - Зачем нам кто-то? - лукаво произнес папарацци. - Мы же деловые люди, да и с тобой не первый день знакомы. Надо все взвесить, прикинуть...
- Понятное дело, - сказал собеседник.
- Прекрасно! - попытался как можно непринужденнее воскликнуть Глен. - А кто автор материала?
- Снимки сделаны Кэт... - ответил Гришин, но тут же спохватился, что ляпнул лишнее и невольно дал повод американцу выйти напрямую на фотографа, тем самым оставив Петра не у дел. - Впрочем, ты не знаешь этих людей. Да, и сказать по правде, не телефонный это разговор. Встретимся - введу в курс дела.
Патрик не стал выяснять имена и фамилии людей до поры до времени, а только беззвучно усмехнулся и спросил:
- Когда мы увидимся?
- Как можно скорее!
- Тогда через час в баре у Олега, - предложил Глен.
- Нет, - решительно отверг предложение американца продавец. - Материал весьма ценный, поэтому приезжай ко мне в редакцию прямо сейчас. Патрик Глен громко рассмеялся в трубку.
- Петр! - весело воскликнул американец. - Я понимаю, что мы с тобой деловые люди, но не могу явиться к тебе небритым и в нижнем белье, приятель!
- Я тебя и небритого приму, - грустно усмехнулся собеседник, - уж больно эти фотографии мне руки жгут.
Журналист язвительно подумал про себя: "У тебя, дружок, руки чешутся от нетерпения поскорее погреть их о мои зелененькие!" - Хорошо, Петр, - согласился Глен, - буду у тебя через... - и, взглянув на часы, он сообщил: Тридцать минут.
- Идет, - согласился собеседник и вдруг слегка замялся... - Что?
- Цена возросла вдвое!
- Не понял, - возмутился американец. - Мы же обсудили финансовую сторону нашего сотрудничества и договорились о конкретной сумме. Думаю, это приличный гонорар не только здесь, но и на Западе. - Согласен, - откашлялся Петр, - но думаю, увидев материал, ты за него даже утроишь запрашиваемую мною сумму. Будешь доволен, что задешево приобрел "золотую рыбку".
- Не знаю, что я приобрету, - фыркнул американец, - золотую рыбку или акулу, но мне это не нравится. К тому же у меня нет столько наличных, а ты, как я понимаю, чеки не принимаешь.
- Ничего, приятель, - вздохнул Гришин, - я подожду, пока ты обналичишь свои чеки. Только, пожалуйста, постарайся обернуться в течение часа, иначе в двенадцать у меня встреча с Джоном Маккоем. Патрик Глен был уязвлен напоминанием о конкуренте. Однако журналист постарался не выдать своего недовольства и раздражения. Как истинный профессионал, он почувствовал, что игра стоит свеч и Гришин не блефует. - Хорошо, - спокойно согласился Глен, - буду не позже чем через час, приятель.
- Вот и договорились, - облегченно выдохнул продавец информации, - буду ждать!
В трубке раздались короткие гудки, и американец недовольно отшвырнул ее на кровать.
- Жирная свинья! Фак ю... - зло воскликнул интеллигентный буржуй и, взяв с тумбочки дистанционный пульт управления, включил телевизор. Американец был в бешенстве: он не привык, чтобы с ним торговались эти русские. Он привык покупать их пачками и за ничтожные деньги! Конечно же, у него была в наличии необходимая сумма для выплаты Гришину требуемого смешного гонорара и даже раз в десять больше. Пачки денег лежали у него в тайнике, но он решил выдержать паузу, чтобы сохранить свой имидж и слегка помучить зарвавшегося продавца. - В Баренцевом море... - донесся до Патрика Глена голос ведущего НТВ Евгения Киселева, и американец, ошарашенно выкатив глаза, забыл о раннем звонке Гришина и застыл у телевизора. Передавали экстренное сообщение.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)