Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

ОТКРЫТИЕ

Не знаю, каким воспринимает меня мир, но для самого себя я - просто мальчик, играющий на берегу океана и получающий удовольствие, находя иногда камешек более гладкий или раковину, более красивую, чем обычно, в то время, как передо мной расстилается огромный океан неоткрытых еще истин.
Исаак Ньютон

Слыхали, конечно, историю насчет "И тут на арену выхожу я, в белом фраке с блестками"? Вот-вот, именно так все и выглядело. По залитой слепящим светом прожекторов бетонной равнине шел - величественно шествовал! - человек, затянутый в белый (знак высокого административного ранга) радиационный скафандр, в белом же шлеме с опущенным визором. Впереди, на усыпанном звездами фоне ночного неба, прорисовывались контуры огромного куполообразного строения. Власть человека в белом не вызывала сомнений.
Рядом со входным люком ангара вповалку спали одетые в черную броню люди - взвод охраны. Администратор ударил сержанта ногой - жестоко, но совершенно равнодушно. Командир взвода завопил от боли и вскочил на ноги, за ним и его солдаты. Они открыли люк, и человек в белом прошел внутрь, в непроглядную тьму. Затем, словно вспомнив о какой-то мелочи, он повернулся назад, к свету, задумчиво посмотрел на дрожащий от страха, вытянувшийся по стойке смирно взвод и с прежним безразличием застрелил сержанта. Внутри ангара не было ни проблеска света.
- Как ваше имя? - негромко кинул администратор в окружавшую его тьму. Ответом была последовательность высоких и низких звуков: - - \'\'\' - \'\' - \' -
- Перейдите из бинарной формы в фонетическую. RW Как ваше имя? RR Отвечайте.
- Наше имя Р-ОГ-ОР-1001, - откликнулся целый хор говоривших в унисон голосов. Звучали они так же негромко, как и голос спрашивающего. - В чем состоит ваше задание, Рогор?
- Выполнять.
- Что выполнять?
- Программу.
- Вы были запрограммированы?
- Да.
- В чем состоит ваша программа?
- Доставить пассажиров и груз на Марс, в купол Окс-Кембриджского Университета.
- Будете вы выполнять приказания?
- Только приказания уполномоченных операторов.
- Я имею полномочия?
- Отпечаток вашего голоса занесен в командный файл. Да. - Идентифицируйте меня.
- Мы идентифицируем вас как Администратора Первого Ранга. - Мое имя?
Снова последовала серия высоких и низких звуков.
- Это - мой статистический номер. Назовите мое социальное имя. - Ваше имя не было введено.
- Сейчас введу, свяжите его с отпечатком голоса.
- Цепи готовы к приему.
- Я - доктор Дамон Крупп.
- Принято. Связано.
- Вы запрограммированы на обследование?
- Да, доктор Крупп.
- Откройтесь для обследования.
В куполе ангара появилась щель, его половины медленно ушли вниз. Мягкий звездный свет вырисовывал очертания двухместного корабля, с которым беседовал Крупп. Над глубокой шахтой пламегасителя высился объект, до удивления напоминавший старинный русский самовар - маленькая головка, широкое цилиндрическое тело, из которого кое-где торчало нечто вроде ручек; внизу это тело сужалось и переходило в квадратное основание с четырьмя ножками - дюзами двигателей.
Открывшийся люк внезапно - этот корабль не нуждался в иллюминаторах - залил ангар светом; Крупп поднялся по двум металлическим ступенькам, приваренным к корпусу, и начал свое обследование. Внутри Р-ОГ-ОРа тысяча первого было на удивление жарко; скинув всю одежду, Крупп начал карабкаться вверх, к рубке управления, расположенной в той самой головке самовара (невесомость неизмеримо облегчит эту операцию). В салоне, посреди брюха корабля, выяснилась причина тропической духоты - прозрачный инкубатор, окруженный уймой вспомогательного оборудования. Всем этим хозяйством занималась, чертыхаясь и обливаясь потом, совершенно голая женщина. Ползая на манер осьминога поди над вызывающей сомнение аппаратурой, она что-то подкручивала, довинчивала, исправляла. Доктор Крупп никогда прежде не видел свою помощницу, доктора Клуни Декко, в подобном виде; ему потребовалось некоторое усилие, чтобы не выказать веселого удивления.
- Клуни?
- Привет, Дамон. Слышала, как ты с кораблем обменивались любезностями... Тьфу! Чтоб его все черти!
- Барахлит?
- Эта сучья подача кислорода - она, видите ли, с характером! То она есть, то ее нету. Вот так однажды и угробит ребенка. - Не позволим.
- Рисковать нельзя, ни на вот столько. После семи месяцев возни, выхаживания и выкармливания нашего эмбриона я не собираюсь допустить, чтобы какая-то железяка ржавая взяла и все испоганила. - Дело не в оборудовании. Клуни, просто внешнее давление сбивает отсчеты датчиков и перекрывает подачу. Конструкция разрабатывалась для свободного пространства, так что в полете все само наладится. - А если нет?
- Расколем эту люльку и устроим парнишке искусственное дыхание рот в рот.
- Расколем? Господь с тобой, Дамон, эту штуку не вскрыть без зубила и кувалды.
- Не надо так уж буквально. Клуни. Расколем ее - в смысле вскроем. - Ну если. - Обозленная - и обнаженная - Клуни выпуталась из хитросплетений своей аппаратуры, Круппу хотелось ее как никогда прежде. - Извини. У меня никогда не было чувства. В смысле юмора. - В ее глазах мелькнуло странное выражение. - А что, насчет рот в рот - это тоже шутка? - Теперь уже не шутка. - Руки Крупна крепко схватили Клуни. - Я обещал себе это - как только наш мальчик будет извлечен из колбы. Он уже родился, поэтому...
Вот так и вышло, что Р-ОГ-ОР-1001 врезался в Ганимед.
Редчайшее событие - в систему управления попала космическая частица с энергией в миллионы БЭВ - сбило корабль с курса. В таких случаях - они все-таки бывают - вводится ручная коррекция, но Крупп и Декко слепо верили в компьютеры и слишком были заняты проверкой своей страсти. Поэтому все трое - мужчина, женщина и ребенок в инкубаторе - упали на Ганимед.

Началась эта история на острове Джекилл (в родстве с мистером Хайдом не состоит). Каковой факт преисполняет меня гордости - не так-то часто удается обнаружить первое звено цепи событий. А вот безукоризненное понимание всех прошлых событий никакой гордости у меня не вызывает, скорее наоборот - мне, при моем роде занятий, больше подошло бы понимание событий будущих. Почему? Потом узнаете.
Звать меня Одесса Партридж [partridge (англ.) - куропатка], и я занимала уникальное положение, позволявшее мне получать максимум информации и воссоздавать обстоятельства, как последовавшие за точно известными событиями, так и им предшествовавшие. А затем излагать их в том самом повествовании, которое вы читаете. Exempli gratia [например (лат)]: в начале моего рассказа описана встреча на Р-ОГ-ОРе тысяча первом, о каковой встрече я узнала лишь много времени спустя, по большей части из слухов, и по ею еще пору циркулирующих в Космотрон-Гезельшафт. Этот факт разрешил уйму вопросов, однако, увы, слишком поздно. Ну да ладно, искала я все равно нечто совершенно иное.
А вам не кажется, кстати, что я слишком легкомысленно отношусь к обещанному рассказу? Кажется? Дело в том, что работа у меня буквально собачья, всю душу выматывает. В такой ситуации юмор - лучшее лекарство. И всегда под рукой. Господь свидетель, моего богатого запаса юмора едва хватило на жуткие сплетения событий, которые начались с острова Джекилл, а потом превратили в пытку жизни Синэргиста с Ганимеда, феи с Титании, да и мою, собственно, заодно.
Теперь взглянем на события, окружавшие вышеупомянутое первое звено вышеупоминавшейся цепи.
Когда было принято решение о строительстве метастазисной энергостанции, Космотрону потребовалась целая серия угроз, шантажа и взяток, чтобы получить разрешение на покупку острова Джекилл, расположенного, как вы, скорее всего, и сами знаете, неподалеку от побережья Джорджии. Затем потребовался год, чтобы выкурить - при необходимости даже перебить - самовольных поселенцев, а также упорных экологов, насмерть окопавшихся в этом бывшем заповеднике. За тот же самый год удалось очистить остров от хлама, мусора и трупов временных его обитателей. После чего оставалось только возвести по периметру охранную систему - с напряжением в полторы тысячи мегавольт - и начать строительство станции.
Для производства энергии потребовалась техника данным давно заброшенная и позабытая. Еще год ушел на поиски этих древностей по музеям - с последующим изъятием, чаще насильственным, чем законным. Тут внезапно обнаружилось, что блестящие молодые ученые не имеют ни малейшего представления, с какой стороны подойти к с таким трудом приобретенным раритетам. Тогда компания наняла высококлассного эксперта по подбору кадров, который повытаскивал откуда-то давно ушедших на пенсию профессоров и, в свою очередь, нанял их на работу со всей этой одним им и понятной техникой. Эксперт получил весьма высокий ранг супервизора. Звали этого эксперта доктор Дамон Крупп, а доктором он стал за работы в области личностного анализа.
Докторская диссертация Круппа была посвящена хорее Хантингтона (сиречь пляске Святого Витта). Блестящее и остроумное исследование, доказывавшее, что упомянутая болезнь увеличивает интеллектуальный и творческий потенциал несчастных своих жертв, навело уйму шороха; у неизбежных завистников появилась даже шуточка: "Крупп исследовал хорею Хантингтона, а Хантингтон - хорею Круппа".
Наш уважаемый доктор так и остался зацикленным на увеличении интеллектуального потенциала, а работа на объекте Космотрона предоставила ему возможность провести довольно-таки рискованный эксперимент. Космотрон синтезировал все элементы периодической системы, начиная от атомного веса 1,008 (водород) и вплоть до 259,59 (азимовий). Делалось это посредством метастатического процесса, повторявшего в миниатюре внутризвездные термоядерные заморочки. Постоянной головной болью было неизбежные утечки радиации - именно поэтому весь персонал буквально не вылезал из защитных костюмов - но именно эта же радиация и вдохновила Круппа на многообещающий эксперимент - Мазерную Генерацию Парадоксально Акцентированной Пренатальной Акселерации.
Его помощница, доктор медицины Клуни Декко, отнеслась к идее с полным восторгом - в основном из-за того, что влюбилась в Круппа, как кошка, но отчасти и по причине второй своей любви - к разным хитрым механизмам. Работая на пару, они сконструировали и установили комплект оборудования для - как они это называли - эксперимента Магпапа, что, вы, наверное, понимаете, было аббревиатурой для Мазерной Генерации Парадоксально и т.д. Затем встала проблема лабораторного материала. Решением этой проблемы разродилась Клуни. Она разместила во всех средствах массовой информации штата Джорджия осторожные объявления, понятные лишь для тех, кого они касались. В объявлениях предлагали бесплатный аборт. Крупп и Декко обследовали - физически и психологически - одну посетительницу за другой, пока не нашли, как им показалось, идеальный вариант. Высокая, темноволосая девушка из горцев, красивая и с острым - при почти полной неграмотности - умом, находилась на втором месяце беременности. После изнасилования.
На этот раз доктор Декко приложила особые старания, чтобы сохранить эмбрион; вместе с околоплодным пузырем он был помещен в бутыль с амниотической жидкостью.
К этому времени микрохирургическое присоединение пуповины к источнику сбалансированного питания давно перестало быть редкостью и превратилось в почти рутинную операцию, так что здесь у Клуни трудностей не возникло, хотя хитроумная мазерная акселерация прецедентов не имела. Как она осуществлялась, не узнает уже никто и никогда - знали это только Крупп да Декко, и секрет погиб вместе с ними. Однако у Клуни была непродолжительная связь с неким служащим Космотрона, не желающим, чтобы его имя упоминалось. Он пересказал следующую беседу, происходившую в постели. - Слушай, Клуни, говорят, вы с доктором Круппом все время перешептываетесь и все про одно и то же. "Магпапа". Что это такое? - Аббревиатура.
- Аббревиатура чего?
- Ты был со мной очень мил.
- Ты тоже, это уж точно.
- Могу я говорить с тобой так, будто ты имеешь административный ранг? - А я и так имею.
- Никому не скажешь?
- Ни хоть самому президенту компании.
- Мазерная генерация парадоксально акцентированной пренатальной акселерации.
- Что-что?
- Правда. Мы пользуемся попутной радиацией станции. - Для чего?
- Чтобы ускорить пренатальное развитие эмбриона.
- Эмбрион! Ты что, в положении?
- Совсем сдурел, конечно нет. Это будет искусственно выращенный ребенок, сейчас он плавает в мазерной матке. Ему уже почти девять месяцев, так что скоро и рожаться пора.
- А где вы его взяли?
- Даже и знай я ее фамилию, все равно никому не сказала бы. - Куда же вы его ускоряете?
- Тут-то и есть главная заморочка: мы не знаем. Раньше Дамон думал, что получится общее ускорение, усиление, ну вроде как если положить ребенка под микроскоп...
- Это что, в смысле размеров?
- В смысле мозгов! Но вот мы регистрируем структуру его снов - ты же знаешь, что эмбрион видит сны, сосет свой палец и все такое, - и сны эти самые что ни на есть средние. Теперь появилось подозрение, что мы усиливаем какую-то одну его способность, но зато ее уж усиливаем - будь здоров. Не просто умножаем на десять там или сто, а возводим в квадрат. Такое вот икс-квадрат.
- Свихнулись вы с профессором.
- Что же это за икс, что это за неизвестная величина, которая умножается сейчас потихоньку сама на себя? Тут я знаю не больше тебя. - А как ты думаешь, узнаете вы в конце концов?
- Дамон решил, что нам стоит обратиться за помощью к умным людям. Он ведь мужик совершенно блестящий, я таких раньше не встречала, но окончательно великолепна эта его скромность. Он готов признать, что не может справиться с задачей.
- И где же вы найдете таких умных людей?
- Мы берем отпуск и свезем младенца на Марс, в купол Окс-Кембриджского университета. Они там все сплошь двинутые, лучшие эксперты в чем угодно, а у Дамона достаточно влияния, чтобы получить нужную консультацию и прогноз.
- И вся эта суета из-за очередного ребенка из пробирки? - Ты что, это же не просто какой-то там очередной эксперимент. После семи месяцев синтетического насыщения этот ребенок не может быть обыкновенным, тут уж и к бабке не ходить. У него должна иметься какая-то особенность, только вот какая? Для тех, кто не понял, повторяю: я знаю не больше тебя.
Она так и не узнала.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)