Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава девятая

В которой двое договариваются и один действует

Майкл Карл пропустил на следующее утро грандиозный отъезд герцога Иоганна по очень простой причине. Он проспал. Так что Эриксон мог прятаться за занавесями гостиной в одиночестве. Но юноша имел все основания считать, что американец был далеко в тот момент, когда машина герцога проехала по Пала Хорн.
Виновато спустившись вниз, Майкл Карл обнаружил столовую пустой и стол убранным, на нем лишь лежала записка, сделанная небрежным почерком американца.
"Жаль, но я не смогу понаблюдать за отъездом Иоганна ( - прочел Майкл Карл - ). Мне предстоит подергать за усы одного волка в его собственном логове. Если я вам срочно понадоблюсь, отправьте посыльного на цветочный базар на мосту. В самом дальнем конце хромой человек продает рассаду. Посыльный должен спросить желтые розы, и продавец ответит, что таких нет. Тогда посыльный должен сказать: "Желтым розам солнце нужно". В ответ он услышит: "Солнце взойдет шестнадцатого". Просто, не правда ли, и очень мелодраматично. Но видите ли, Майкл Карл, вы покончили с современной действительностью и очень усложнили свою жизнь, когда согласились стать претендентом на трон Морвании. И мне кажется, что указанный выше ритуал прекрасно соответствует тайным ходам и оборотням. Согласны?
А теперь мне пора идти. Если вам станет скучно, можете позабавиться, копируя материалы из второго ящика письменного стола. Утешьте Иоганна по поводу моего отсутствия и предоставьте все ему. Передать ваш привет Оборотню?
Ваш спешащий Ф.Э."

Заканчивая завтрак в полном одиночестве, Майкл Карл старался запомнить формулу о солнце и желтых розах. Отправившись в библиотеку, чтобы заняться содержимым второго ящика, он грустно думал о том, что сейчас делает Эриксон в горах.
Но работа не помогла ему отвлечься от мыслей о тайном проходе, а календарь на стене напоминал, что сегодня четырнадцатое и что такое важное шестнадцатое наступит всего через два дня. Он нерешительно принялся копировать один из документов, но, испортив три листа и порвав четвертый, когда вынимал его из машинки, сдался и пошел взглянуть в окно, из которого видна была короткая боковая улица, выходящая на Пала Хорн.
Рейн этим утром был очень тих. Даже продавцов фруктов и цветов, которые без конца бесстрашно вторгаются на Пала Хорн, расхваливая свои товары, сегодня не было видно. Майкл Карл, вспоминая варево, которое готовилось накануне, решил, что тишина ему не нравится. Очень похоже на затишье перед бурей.
Впервые со времени своего приезда в Рейн ему захотелось выйти. Захотелось увидеть Кафедральную площадь, рынки, пройти по темным переулкам Барго, хоть что-нибудь сделать. Эриксон отправился на встречу к своему странному союзнику, Иоганн обманывает Совет, Лукранц исполняет свою часть дела, связанную с газетами, а Майкл Карл сидит и ждет. И юноша начал понимать, что это-то как раз и есть самое трудное.
Два следующих часа были самыми скучными в жизни Майкла Карла. Он снова попытался работать, беспокойно обошел помещения первого этажа, даже поучил язык, но ничего его не занимало. Панель безудержно притягивала юношу, он даже попытался открыть её, но та не поддалась, и он проницательно догадался, что американец каким-то образом закрыл потайной ход, чтобы удержать Майкла Карла от вмешательства.
Он в десятый раз смотрел в окно, когда показался Жан, в отчаянии сжимая пухлые руки. За ним размашисто шагал Лукранц. - Где он? - спросил издатель.
- Отправился на встречу с Оборотнем, - ответил Майкл Карл, думая, что Лукранц имеет в виду американца. - Плохо, очень плохо, - издатель сел и с тревогой на лице посмотрел на Майкла Карла. - Мы должны как-то связаться с ним. Келлерман, на которого мы рассчитывали, выдал наш план на шестнадцатое. Если не свяжемся с горцами, с нами кончено.
- Похоже, мне все-таки понадобятся желтые розы, - заметил Майкл Карл. Он открыл ящик и достал револьвер с коротким стволом, который видел раньше. Лукранц глуповато посмотрел на него.
- Что вы хотите передать Эриксону? - спросил Майкл Карл, заряжая револьвер патронами из ящика и насыпая запасные патроны в карман. - Просто передайте, что Келлерман предал нас и что нам нужны указания. Хотел бы я, чтобы здесь был Иоганн... - Только назовите имя дьявола... - послышался от двери холодный голос. Там стоял высокий герцог, выглядевший, как всегда, неторопливым и ленивым. Лукранц вскочил со стула и мгновенно подбежал к герцогу. - Келлерман... - пронзительно начал он.
- Перебежал к Лаупту, - закончил за него герцог. - О да, я слышал об этом, и теперь уже мне не стоит покидать город, чтобы сделать приятное Кафнеру. А вы куда, ваше высочество? - резко спросил он, увидев, что Майкл Карл направляется к двери.
- Предупредить Эриксона, - ответил юноша, неправильно понявший взгляд герцога. - Простите, ваше высочество, но я вынужден напомнить, что вы слишком важны для нас, чтобы играть роль посыльного. У нас есть несколько человек, которые легко справятся с этим делом.
"Но сделаю это я!" - хотелось ответить Майклу Карлу. Но он догадывался, что, хоть он и принц, нельзя так говорить герцогу. Не было смысла спорить. Пусть решат, что он послушный мальчик и сдался.
Юноша неохотно пробурчал:
- Хорошо. Я готов сделать все, что скажете.
- Ваше высочество очень добры, таким ответом вы доказываете свою зрелость. - Тогда я буду ждать указаний у себя, - пробормотал Майкл Карл и быстро вышел. Однако вместо возвращения к себе он завернул в гардеробную, где выбрал свои старые пальто и шапку.
Дверь библиотеки была закрыта, когда он проходил мимо, но оттуда послышался громкий голос: - Конечно, он попытается, Лукранц, но Беннер ждет снаружи и не пропустит его. Майкл Карл низко поклонился двери.
- Благодарю вас, ваша светлость, - прошептал он. - Теперь я знаю, каким путем уходить. Он повернул в сторону и прошел в служебные помещения. Минуя узкий коридор, он в полуоткрытую дверь увидел Брека. Тот, отложив в сторону свою роскошную ливрею, полировал ножи, как самый обычный слуга. Жан беспокойно расхаживал взад и вперед, поглядывая в печатный листок у себя в руках.
Искушающие запахи пищи подсказали, что рядом кухня, потом влажный мыльный запах сообщил о прачечной. Из прачечной был выход в квадратный двор. Майкл Карл как-то видел, как женщина с острым лицом сражается там с бельем и провисшей веревкой.
Майкл Карл попробовал эту дверь, и та при его прикосновении легко открылась. Прачечная была тускло освещена, а наружная дверь приоткрыта, за ней виднелись камни двора. Майкл Карл надел шапку и набросил на руку пальто, надеясь, что сойдет за шофера, спешащего по важному поручению.
С выложенного каменными плитами двора синяя крашеная калитка вела в боковую улицу. Когда Майкл Карл толкнул створку, сердце его упало: дверь была закрыта. Но когда он отступил, чтобы посмотреть, нельзя ли перебраться через стену, он увидел в щели между двумя свободными кирпичами стены ключ. Потребовалась одна секунда, чтобы взять ключ, открыть дверь и выйти на улицу.
Юноша закрыл за собой дверь и перебросил ключ через стену. Когда его найдут, решат, что он просто выпал из укрытия в стене. Майкл Карл слегка надвинул шапку на глаза - под таким щегольским углом их носят молодые шоферы - и быстро пошел по пустынной улице. Приключения снова начались.
Боковая улица вывела на Пала Хорн, всего в квартале отсюда находилась Кафедральная площадь. Когда Майкл Карл вышел на нее, серебристые колокола на соборе пробили полдень. Он пересек площадь и выбрал улицу, которая, если он правильно помнил указания Эриксона, должна была вывести его прямо на мост с цветочным рынком.
Юноша переложил пальто с правой руки на левую, чтобы револьвер во внутреннем кармане перестал колотить его по боку. Майкла Карла снова охватило какое-то безрассудство, которое уже подвело его однажды в королевском поезде.
Очевидно, весь Рейн отправился по домам на обед. На улице лишь изредка попадались идущие домой продавцы, процветающие торговцы и покупатели. На закрытых магазинах красовались аккуратные таблички. Майкл Карл решил, что там по-морванийски написано "Закрыто на обед".
Он пошел чуть быстрее. Будет плохо, если он доберется до цветочного рынка, а хромой продавец уже уйдет. После неожиданного спуска улица повернула к старому мосту. Как и в тот первый день, мост был полон ярких цветов. Большую корзину пурпурных фиалок обрамляли желтые нарциссы и какие-то бледно-розовые цветы, похожие на розы. Цветочницы заполняли широкие передники плотными пучками ярко-зеленых папоротников и маленькими причудливыми букетиками, чтобы отнести товар на верхний рынок.
Майкл Карл медленно пересек мост, словно приглядываясь к цветам, и наконец достиг места, которое искал. Здесь веселый парень, у которого для каждого прохожего находилось задорное приветствие, продавал кусты и даже два-три дерева, корни которых были аккуратно обмотаны мешком.
Плотный краснолицый мужчина приценивался к небольшому деревцу; ему не нравились замечания калеки-продавца, которые тот подчеркивал взмахами своего костыля. Наконец покупатель достал кошелек и тщательно пересчитал монеты, которые положил на ладонь молодого человека. Потом взял свою покупку и с важным видом удалился, а калека принялся переставлять кусты, чтобы закрыть брешь.
Майкл Карл глотнул и неуверенно подошел к нему.
- Чем могу быть полезен, друг? - весело спросил продавец, глядя на подходящего юношу. - У вас есть желтые розы? - Майкл Карл увидел, как расширились глаза продавца. Поколебавшись, тот ответил: - Их не часто встретишь в это время года.
Майкл Карл кивнул.
- Правда. Желтым розам нужно солнце.
Молодой человек весело рассмеялся, словно услышал забавный анекдот. - В таком случае солнце взойдет шестнадцатого.
- Хорошо, - Майкл Карл подождал. Похоже, он должен будет подчиниться указаниям продавца цветов. - У моего друга есть желтые розы, - задумчиво начал тот. - Если хотите, можете обратиться к нему. Идите прямо, пока не увидите вывеску "Четыре коня". Спросите там Франца Ульмана. А у него спросите о розах.
- Значит, прямо?
- Да. Доброй охоты, друг.
- Спасибо, - Майкл Карл кивнул и пошел по указанному маршруту, гадая, насколько важный винтик в машине Эриксона этот продавец цветов. Теперь он находился в Новом городе и проходил мимо развевающегося Юнион Джека и резных львов английского посольства. По соседству виднелся звездно-полосатый американский флаг. Давно ли ему тут выдали американский паспорт? Может быть, когда волнения кончатся, он ещё воспользуется паспортом, который лежит в ящике его прикроватного столика.
Улица изгибалась вдоль речного берега, и вскоре Майкл Карл увидел постройку, которая в свое время служила, должно быть, деревенской гостиницей. У входа висела вывеска с четырьмя дикими лошадьми; вход во двор перегородили очень большая повозка, запряженная быками, и маленький автомобиль. У стены ободранный петух и две курицы бесстрашно рылись в сене, которое жевали распряженные быки. Сонный пес у входа на мгновение проснулся, чтобы отогнать надоедливую муху, когда юноша перешагнул через него. Длинный низкий зал гостиницы пустовал. Пестро одетый крестьянин, явно владелец повозки с быками, и ещё один посетитель болтали с полной хорошенькой девушкой за стойкой. Человек у стойки повернулся и приветливо улыбнулся Майклу Карлу.
- Жарко, верно? - спросил он, вытирая носовым платком с вышитыми головами лошадей круглую красную лысину на макушке, обрамленную песочного цвета волосами. Это был низкорослый крепкий мужчина в брюках для верховой езды и матерчатых гетрах. Одежда делала его ещё более широким.
- Действительно, - согласился Майкл Карл. Человек показался ему дружески настроенным. Юноша подошел к стойке и обратился к полной девушке, которая деловито протирала стаканы.
- Где я могу найти герра Франца Ульмана? - спросил он. Буфетчица удивленно посмотрела на него.
- Да вот же он, - и указала пухлым, не очень чистым пальцем на человека в гетрах. - Герр Ульман, - она едва не кричала, хотя человек, к которому она обращалась, стоял в трех футах от нее, пытаясь зажечь очень большую, сильно пахнущую трубку, - тут вас ищут.
Майкл Карл повернулся к Ульману.
- Я пришел за желтыми розами, - сказал он. - Продавец на рынке цветов сказал, что у вас они есть. Франц Ульман взглянул на юношу.
- Верно, есть. Пойдем со мной, парень. Моя машина снаружи. А это тебе на ленты, дорогая, - он бросил девушке монету и вышел во двор в сопровождении Майкла Карла. - Забавная штука с этими желтыми розами, - говорил он, открывая перед Майклом Карлом дверцу очень маленькой машины. - Им нужно солнце. Мне говорили, что шестнадцатого ожидается очень теплая погода. Я конюший герцога Иоганна. После войны герцог держит немного лошадей, но я выращиваю розы, и в хороший год они вырастают очень красивые. Но в прежние времена, когда правил старый король, розы были лучше. Больше было народу, и женщины покупали больше цветов. Особенно желтых роз. Верхом ездить умеете? - неожиданно спросил он.
- Да.
- Это хорошо. Я покажу вам несколько кобылок, и вам наверняка захочется прокатиться. Жаль, что герцог больше не участвует в бегах. В прежние времена его конюшни были одной из достопримечательностей страны, но сейчас его, как и всех, больше интересуют машины.
- Часто ли выезжает герцог? - Майкл Карл совсем не хотел, чтобы его сразу поймал герцог. Ульман покачал головой.
- Нет, кажется, его эта страна больше не волнует. После смерти старого короля он стал в Рейне важной шишкой. А до того был в опале: поддерживал принца, который сбежал и женился на иностранке, и король в качестве наказания отправил его в ссылку в поместье. А как я слышал, принц, которого любил герцог, был лучшим из них всех: он единственный смел возражать старому Карлу, когда у того случались припадки дурного настроения. Настоящий перец был тот король.
- А принца вы когда-нибудь видели? - спросил Майкл Карл. Итак, герцог поддерживал его отца и был сослан за это в свои поместья. Да он больше узнает от этого Ульмана об истории своей семьи, чем из всех исторических книг.
Ульман с сожалением покачал головой.
- Меня здесь ещё не было, когда король заставил принца уехать за границу и прогнал от двора всех его друзей, включая герцога. Тогда-то герцог и увлекся лошадьми и послал в Англию за управляющим конюшнями, и вот тогда я приехал. Мой отец был морваниец, который осел в Англии, он управлял охотничьими конюшнями лорда Вестингхэма. Там я вырос и узнал все тонкости дела. Вот как я оказался здесь. А теперь, парень, мы приехали.
Они свернули с главной дороги на узкую, с живыми изгородями по обе стороны. Ульман вышел из машины и открыл ворота. Несколько лошадей, которые паслись поблизости, подошли и с любопытством посмотрели на них. Ульман махнул рукой в сторону луга, и кони отправились восвояси.
- Красавцы! - восхищенно воскликнул конюх.
Но Майкл Карл лишь поморщился.
- Мне нужно скорее увидеть розы, - медленно проговорил он. Ульман подмигнул левым глазом.
- Розы подождут, пока мы не пообедаем, парень. Думаю, тебе понравится, как готовит Марта. Он провел машину по извилистой дороге во двор. Миновав стог сена, в котором рылись куры, и стаю возбужденных собак, со всех ног бросившихся к хозяину, они подъехали к маленькому аккуратному домику со свеженакрахмаленными занавесками на окнах и роскошной клумбой роз у двери.
- Сад роз во-он в той стороне, - сообщил Ульман, - а конюшня совсем рядом, - он указал черенком трубки на длинное серое здание в поле неподалеку. - А вот и Марта, парень.
Маленькая женщина в необыкновенно опрятном платье вышла из двери, приветствуя их. - Франц, ты снова опоздал, - негромко упрекнула она, когда Ульман зашагал к ней по мощеной дорожке. - У меня была причина, моя дорогая. Этот парень пришел за желтыми розами, и я решил, что он пообедает с нами. Ты же так готовишь, Марта! У старого короля никогда так не ели.
Маленькая женщина улыбнулась Майклу Карлу, отчего на щеках у неё заиграли ямочки, и сказала; - Идите оба умойтесь, а потом я, может, что-нибудь и найду для вас. Ульман провел юношу в солнечную спальню, где вылил в раковину кувшин холодной воды. - Мыло и полотенца здесь, парень, - он открыл шкафчик снизу от умывальника. - Спасибо, - Майкл Карл уже сбросил теплую куртку и закатал рукава рубашки. Умытый, почистившийся, насколько можно без расчески и платяной щетки, несколько минут спустя он вошел в крошечную гостиную и застал хозяйку, уставляющую стол дымящимися блюдами невероятно обильного обеда. Едва юноша открыл дверь, как она улыбнулась.
- Франц сейчас придет. Хорошо, что ты навестил нас. Мы живем далеко от города, и к нам редко кто-нибудь выбирается. Франц, - попросила она вошедшего мужчину, - мальчик должен хоть немного погостить у нас.
Ульман покачал головой.
- Он ищет желтые розы, Марта, - просто ответил он.
Марта посмотрела на Майкла Карла со страхом.
- Но ты же слишком юн для... - начала она.
- Для того, чтобы искать желтые розы? - подсказал ей гость. - Тем не менее, я ищу их уже некоторое время, Но мало кто согласен с вами на их счет, - он подумал о герцоге. Ульман попробовал суп.
- Я ведь говорил тебе, парень, что Марта - лучшая повариха в мире. Майкл Карл еле оторвался от быстро пустеющей тарелки. - Совершенно с вами согласен.
Но даже эта похвала не заставила встревоженную Марту улыбнуться. - Мне это не нравится, - пробормотала она, глядя на юношу. Тот рассмеялся.
- Не бойтесь, я вернусь живым и здоровым, вернусь шестнадцатого вместе с желтыми розами. Марта по-прежнему сомневалась, и лицо её не прояснилось, когда Майкл Карл закончил есть и приготовился следовать за своим проводником на последней части пути к желтым розам.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)