Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава восьмая

Майкл Карл слышит то, что не предназначалось для его ушей
- Завтра, - заговорил майор Лаупт, - Димк явится к вам с готовой историей. Вы, конечно, будете один, когда он придет. Он расскажет, что Ульрих Карл не был убит год назад, что Оборотень держит его пленником в горах Лаубы... - майор рассмеялся. - Мне только что пришло в голову, что если Оборотень прикончит Иоганна и его людей, когда герцог слишком углубится в горы, то он должен поблагодарить нас за такую возможность. В общем, принц ждет там Иоганна.
- Но у нас должно быть какое-то доказательство, к тому же мы не сможем так скоро отыскать Димка. Я даже не знаю, где он, - возразил генерал. - Доказательство у вас будет. В поместье покойного принца есть разрушенный замок, который за последние десять лет навещали только волки и лесники. В сущности, большинство о нем просто забыли. Разве не вероятно, что Оборотень устроил там свое убежище, где держит в плену принца? Я дам вам план замка, и карту окружающей местности.
- Но Иоганн наверняка захочет встретиться с Димком и сам расспросить его, - вновь возразил генерал - Иоганн не дурак. - Конечно, это слабое место, - признал майор. - Но мы должны настаивать на том, что Димку пришлось срочно возвращаться, чтобы следить за похитителем. - Поверит ли Иоганн в такую историю? Он знает, что мы ненавидели Ульриха Карла, - засомневался граф. - Он знает, что нам нужен принц, чтобы спастись от публичного отчета. Возможно, вы деликатно намекнете, генерал, что принц остается там благодаря нашим усилиям. Иоганн в это поверит с готовностью. Это поможет ему поверить и в рассказ Димка. Или ещё лучше. Вы сыграете роль труса, Обердамн: пойдете к Иоганну тайно, откроете ему наш заговор и расскажете о принце. Заявите, что испугались Кампа и его сторонников.
- Попробую, - не очень охотно пробормотал генерал.
- Постарайтесь, Обердамн, - рявкнул граф.
- Сегодня вечером, через час, вы нанесете визит Кампу, - продолжал майор. - Скажете, что граф Кафнер хочет видеть его завтра утром в десять. От Кампа отправитесь прямо на Пала Хорн и потребуете свидания с герцогом. Вам скажут, что его нет, он на встрече с Лукранцем в клубе журналистов. Постарайтесь выглядеть обеспокоенным. Бормочите что-нибудь, расхаживайте взад и вперед, всячески дайте понять слугам, что глубоко встревожены чем-то, но обязательно пробудьте там до двенадцати, почти до возвращения герцога. Скажете дворецкому, что больше не можете ждать, но придете утром. И отправляйтесь к нему как можно раньше. Помните, вам нужно хорошо сыграть свою роль. Вы должны произвести на Иоганна впечатление перетрусившего, готового все рассказать человека. Пусть задумается.
- И когда Иоганна не будет в городе... - начал граф.
- Когда Иоганна не будет в городе, мы сможем действовать. Лукранца же нужно просто заставить молчать, это я предоставляю вам. Кампу скажем, что мы готовы встать на его точку зрения, если он поддержит выдвижение Кобенца на трон. Он согласится, потому что подумает, что у него появится возможность поднять людей против нас, учитывая репутацию Кобенца. Да, Камп прибежит к нам, высунув язык... В следующее воскресенье архиепископ должен прочесть очень трогательную проповедь, попросим написать её Манца, о древних Карлоффых, а в конце отслужит заупокойную службу по Майклу Карлу. Это заставит народ задуматься. Потом мы предъявим тело и проведем государственные похороны. Кобенц должен участвовать в них как главный плакальщик. В глазах народа это сделает его достойным трона.
- Но Кобенца ненавидят, - возразил генерал.
- Совершенно верно. Тут на сцену выходит Камп. Он попытается организовать революцию, мы тоже. Камп поднимет красный флаг, а мы серебряный штандарт... - За Кобенца?
- Нет, глупец, Кобенца мы свергнем. Только Камп будет верить, что он наш человек. Мы выступим за герцога: мол, в нем кровь Карлоффых, и дворяне пойдут за ним. - Он никогда не согласится сесть на трон.
- Но ведь, мой дорогой граф, его здесь не будет и он не сможет отказаться, а наше провозглашение герцога королем так все окончательно запутает, что мы сможем благополучно выйти из дела. Мне, во всяком случае, Морвания больше не кажется подходящей для жизни страной. И я уверен, что и вы, господа, с готовностью последуете за мной через границу. Пополним же карманы в сокровищнице перед этим.
- Но чем же все кончится? - спросил генерал.
- Какая нам разница? Мы заработаем на жизнь, а там трава не расти. Юноша отодвинулся от двери и принялся лихорадочно размышлять. Что может разбить этот жестокий заговор? Или кто? И вдруг в памяти всплыли волчьи морды приспешников Оборотня. Этих людей можно было бы напустить на Кампа и на прочих типов, особенно на майора Лаупта... Майкл Карл резко перевел дыхание. Оборотень против Совета, и Оборотень победит! Это мысль.
Конечно, первым делом следует предупредить Иоганна. Они с Лукранцем должны что-нибудь предпринять, чтобы удержать прилив. Он должен поговорить с ними обоими. Юноша с трудом распрямил затекшие ноги и чуть ли не бегом двинулся по проходу и лестницам. Бросив фонарик на полку, он с силой дернул рычаг. Панель отодвинулась, и он едва не выпал в комнату.
- Джон!
Майкл Карл, ослепленный светом, смотрел прямо в лицо американца. - Да! - юноша опирался на стол, тяжело дыша после бега. - Я узнал тайну. Скажите, как мне добраться до дома герцога Иоганна. - А что вы хотите сказать герцогу Иоганну, молодой человек? - из-за Эриксона показался скучающий господин в тусклом мундире, которого Майкл Карл совсем недавно видел за столом Совета.
- Я хочу сказать, чтобы вы не верили Обердамну, - ответил юноша. Он больше ничему не удивлялся. Почему-то казалось вполне естественным, что герцог должен чувствовать себя здесь как дома и курить одну из длинных сигарет американца.
- Может, присядете и расскажете нам все по порядку? - предложил герцог, пододвигая стул. Теперь он распоряжался, а Эриксон отступил в тень; Майкл Карл не видел его лица. И беглый принц рассказал все: случайное открытие тайного прохода, потерю письма (тут он достал его и положил на стол перед американцем), второе путешествие, и что он подслушал в комнате совета. Все молчали, когда он закончил. Герцог откинулся в кресле, выпуская одно за другим правильные кольца дыма, а Эриксон прикрыл глаза рукой.
- Итак, Обердамн - приманка, а Лаупт - западня. Ну-ну, - заметил герцог, - в конце концов, проход хорошо послужил нам. А кто такой вы? - он повернулся к Майклу Карлу. Вместо ответа принц достал с груди алмазный крест. - Когда-то я считал, что имею право носить это.
Брови герцога высоко взлетели.
- Вы претендент?
Майкл Карл кивнул.
- Я никогда не хотел править, - проговорил он словно про себя. - Вам и не нужно, - заверил его герцог. - Лаупт неплохо придумал, но самое забавное, что он прав. Ульрих Карл жив. Эриксон сделал резкое движение рукой, и герцог замолчал. - Я думаю, - неожиданно вмешался американец, - что сказано достаточно. Вот ваш паспорт, - он достал из ящика стола черную книжечку и подтолкнул её к Майклу Карлу. - Чем быстрее вы покинете Морванию, тем лучше для всех. Деньги на проезд внутри.
Принц потрогал книжечку.
- Значит, вы хотите избавиться от меня? - медленно спросил он. - По вашим собственным словам, - холодно ответил американец, - вы хотите освободиться от Морвании. Вам лучше уехать прямо сейчас. Вы оказали нам большую услугу, и мы вас благодарим.
Майкл Карл взял паспорт и раскрыл его. Положил на стол толстую пачку груденов, лежавшую внутри. Американец хочет его отослать. Почему-то от этого стало больно. - Спасибо за паспорт, - сказал юноша, опустив глаза. Он словно боялся посмотреть американцу в лицо. - Деньги мне не нужны. Это тоже мне не принадлежит, - он снял крест и положил его рядом с деньгами. - Я буду вам очень благодарен, если вы вернете его владельцу. Мне кажется, проклятие действительно действует.
Итак, американец с ним покончил. Что ж, после того, как он узнал о письме и потайном ходе, Майкл Карл и не мог ожидать ничего иного. Паковать ему было нечего, вот только надеть куртку, иначе будет холодно. И так как он отказался от денег американца, покидать Морванию придется пешком. Юноша понуро поднялся по лестнице.
"Вот где приключения доконали тебя; мог спасти королевство, а потерял лучшего друга", - причитал Майкл Карл по дороге к себе. А потом задумался, каков же этот Ульрих Карл, и пожалел, что не познакомился с двоюродным братом. Куртка его лежала на стуле.
Когда юноша взял её, что-то зашуршало во внутреннем кармане. Сунув туда пальцы, он нащупал листок бумаги. Это был набросок, который сделал американец, портрет самого Майкла Карла в рыцарских доспехах. Эриксон со смехом уверял своего гостя, что тот очень похож на одного из крестоносцев Карлоффых и, чтобы доказать это, нарисовал рыцаря с лицом Майкла Карла над латами. Юноша тщательно сложил рисунок и снова его спрятал.
- Майкл Карл!
Принц вздрогнул. У двери стоял американец, высокий и стройный. - Куда вы собираетесь?
Майкл Карл пожал плечами.
- Конечно, в Америку. Я приехал оттуда.
- Почему вы не взяли деньги?
- Знаете ли, я не привык, чтобы мне платили, лишь бы я поскорее убрался оттуда, где меня не ждут. - Вы верите в это?
Майкл Карл не ответил. Он хотел бы, чтобы американец отошел от двери и дал ему возможность выйти. - Вы сами знаете, что не верите в это, - на этот раз прозвучал не вопрос, но утверждение. Майкл Карл отказывался смотреть на хозяина. Он повернулся и смотрел в окно на купол кафедрального собора. - Вы знаете, что вы мне нужны, но не против вашей воли. Я с самого начала отгадал ваше имя и звание, но вы мне не доверились, а у меня дьявольский характер. Внизу я говорил не всерьез. Вы нам очень нужны.
Майкл Карл отказывался верить. Ведь он скрыл находку потайного хода. Словно читая его мысли, американец продолжил:
- Когда вы открыли ход и подслушали, что говорилось на Совете, это было лучшее, что могло быть сделано для нашего дела. Останетесь? Мы мало что можем предложить, - американец коротко рассмеялся, - да и вообще, все может окончиться повязкой на глазах перед расстрелом, но то, что будет забавно до самого конца, обещаю. Может, и не стоит впутывать вас в это...
Майкл Карл повернулся к нему,
- Конечно, я остаюсь. Я с самого начала был с вами и наслаждался каждой минутой, хотя и сам не понимал этого. Кстати, - добавил он оживленно, - на самом деле, я умею подчиняться приказам.
Американец рассмеялся.
- Поверю в это чудо, только когда увижу своими глазами. А теперь спускайтесь вниз и присоединяйтесь к нам. Герцог очень заинтересовался вами. И мы ждем ещё одного господина. Герра Лукранца.
- А, газетчик, - кивнул Майкл Карл.
Американец удивленно посмотрел на него.
- Да есть ли хоть что-нибудь, чего вы не знаете? - спросил он. Майкл Карл кивнул.
- Где Ульрих Карл?
- Мы и сами хотели бы знать это, - ответил Эриксон, когда они спускались по лестнице. - Люди Совета не добрались до него. Они, кажется, винят в этом Оборотня. Они даже удивляются тому, - американец заговорил медленно, подчеркивая каждое слово, - что сам Оборотень появился через месяц после исчезновения принца.
- Но Оборотень лично говорил мне... - начал Майкл Карл. - Что? Что Ульрих Карл был убит в какой-то стычке? Если я правильно помню ваш рассказ, он только намекнул на это. Очень похоже, что Оборотню нужен мертвый Ульрих Карл так же сильно, как нам он нужен живой.
- Совершенно верно, - герцог стоял у огня, ожидая их. - Оборотню нужно, чтобы принца считали мертвым. Говорит ли это что-то вашему высочеству? У Майкла Карла появилась мысль, но ему самому она показалась нелепой. - Может быть... - нерешительно начал он, - может быть, существует какая-то связь между Оборотнем и принцем. Герцог Иоганн улыбнулся, а американец рассмеялся. - Вы догадалась о том, о чем Иоганн не догадывался месяцами. Либо Оборотень сам - Ульрих Карл, либо кто-то, очень близкий к нему. Месяц назад он впервые связался с нами. Эти загадочные зеленые письма от него, - объяснил американец.
- Вы сказали, что Кафнер и Лаупт хотят на неделю удалить меня из Рейна? - спросил герцог. Майкл Карл кивнул.
- Я уеду - у всех на виду, так что все смогут быть свидетелями моего отъезда. Можете выделить мне койку и место за столом на неделю? - повернулся он к американцу. - С радостью, - ответил Эриксон. - Можете бесплатно попользоваться и потайным ходом. Герцог лениво поднялся.
- Слишком заманчиво, чтобы отказаться. Я согласен. Завтра, вскоре после наступления ночи, ждите загадочного посетителя. А теперь я должен удалиться. Когда придет Лукранц, передайте ему, что документы, касающиеся последних действий Кобенца, ждут в обычном месте. Я рад, - он улыбнулся Майклу Карлу, - что ваше высочество удалось уговорить присоединиться к нам. А теперь, господа, доброй ночи. Если завтра часов в девять утра выглянете, увидите мой отъезд в горы. Уверяю вас, на это стоит посмотреть.
- Мы спрячемся за занавесами в гостиной, - ответил Эриксон. Герцог рассмеялся и вышел.
- Это мозг партии роялистов Рейна, - заметил американец. - Последние девять месяцев он ведет труднейшую двойную игру. Не было ни одной минуты днем или ночью, чтобы он не был готов почувствовать удар кинжала в спину. Однако, если его послушать, можно подумать, что это очень забавное и увлекательное занятие.
- Он мне нравится, - импульсивно выпалил Майкл Карл. Эриксон кивнул.
- Сегодня вечером вы видели недостойных людей. Совет, за исключением Иоганна и Лукранца, - сборище самых отъявленных мошенников в стране. Обердамн - ни на что не пригодный человек; он использует свое положение, чтобы обогатиться, и боится собственной тени. Кафнер стремится к власти. Он был бы счастлив стать премьер-министром при короле-марионетке. Лаупт - просто кровожадный волк, он самый отвратительный в банде. Архиепископ очень стар, и я думаю, он не понимает, что происходит в стране. А Кобенц - тот настоящий паук; он много времени проводит на своих шахтах Лаубкранца, но мне не хочется говорить, как он там обращается с рабами-рабочими. Дворяне не хотят иметь с ним дело, за исключением нескольких незначительных людишек его толка. Конечно, его цель - трон, в нем течет кровь Карлоффых. И он опасен, как загнанная крыса, потому что никогда не дерется в открытую. Его врагов находят на темной улице с кинжалом в спине, или же они просто исчезают.
Майкл Карл вспомнил кое-что - обвинение, которое швырнул ему в лицо Оборотень. - Имеет ли Кобенц отношение к зданию, которое называют Львиной башней? - спросил он. Американец вскочил и прошелся по комнате. Когда он повернулся, чтобы ответить, голос его прозвучал странно глухо. - Львиная башня в распоряжении военных, и пока правит Совет, она полностью подчиняется Кобенцу. Что происходит за её стенами - это один из многих вопросов, на которые ему как-нибудь предстоит ответить. А вы что знаете о Львиной башне?
- Допрашивая, Оборотень обвинил меня в том, что в ней происходит, - объяснил Майкл Карл. - Захват башни - задача Иоганна. Тогда мы узнаем её тайны. Но мне кажется, Оборотень хотел бы встретиться с Кобенцем, - негромко пробормотал американец. - И будем надеяться, что это случится скоро.
Послышался робкий стук в дверь, и на громкое "Войдите!" Эриксона показался Жан. - Доминде, пришел доминде Лукранц.
- Пригласите его, - приказал американец голосом, который заставил маленького человека удалиться бегом. Влетел Лукранц. Волосы у него были по-прежнему взъерошены, а глаза сверкали, как в комнате Совета. Он принес с собой туго набитый дипломат, который поставил на ближайший стул.
- Добрый вечер, - кивнул он.
- Садитесь, герр Лукранц. Мы оба рады вас видеть. Это его высочество принц Майкл Карл. При виде изумленного выражения лица гостя Эриксон рассмеялся. - Да, это правда, - ответил он на вопросительный взгляд Лукранца. - Его высочество - один из нас. Похоже на общество тайных бомбистов? Нам всей следовало бы носить бороды и черные маски. Да, его высочество один из нас, и сегодня вечером он сообщил нам весьма интересные новости. Расскажите ещё раз, пожалуйста.
Подбодренный таким образом, Майкл Карл снова поведал историю о тайном проходе и о том, что услышал в комнате Совета. - Берегитесь, Лукранц, за вами идет охота, - сказал американец, когда юноша закончил рассказ. - Иоганн сделает вид, что поверил. Он завтра покидает город. - Но... - собрался возразить Лукранц.
- Он вернется, - прервал журналиста Эриксон, чтобы успокоить его. - Я думаю, что, если вы завтра заглянете к нам, то увидите его сидящим на том стуле. Подумайте лучше о своей безопасности.
Лукранц мрачно улыбнулся.
- До самого шестнадцатого числа я только и буду делать, что принимать все меры предосторожности, - он оживленно повернулся к Эриксону. - Вы уверены, что Ульрих Карл действительно выступит именно тогда?
- Он дал слово. Если только ничего не заставит его выступить раньше, можете готовить прокламации к шестнадцатому. И к ночи Рейн будет принадлежать Ульриху Карлу. Лукранц вздохнул.
- Мы так долго этого ждали. А теперь к делу. У меня есть нужные вам планы горных крепостей. Он порылся в чемоданчике среди множества бумаг и нашел два листа с какими-то непонятными линиями. - Здорово! - захлопал Эриксон. - С той информацией, которую я получил сегодня утром... - он повернулся к Майклу Карлу. - Будьте добры, достаньте письмо конеторговца и карту северного прохода, которые пришли утром. С этими сведениями, - продолжал он, - успех нашей партии в этой части страны обеспечен. Я пошлю их туда сегодня ночью.
Лукранц почтительно взглянул на папки.
- Столько материалов о Морвании не собирал ни один человек. Это настоящее сокровище. - В этом преимущество писателя, собирающего материалы для своих книг. Шкаф открыт днем и ночью, и никто не поверит, если я скажу, что тут достаточно информации, чтобы стереть с карты все королевство... А теперь, - он расправил документы, которые положил на стол Майкл Карл, - посмотрим, в чем нуждаются наши союзники в горах.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)