Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава шестая

Случайное открытие и подземный ход

- Ну, как дела?
Майкл Карл виновато оторвался от сооружения башни из апельсиновых корок. - Думаю, - серьезно ответил он.
Он уже два дня ходил по дому, конечно, прихрамывая. Со времени же поразительного приключения в горах прошла уже целая неделя. - Вы всегда так мрачно хмуритесь, когда думаете? - спросил Эриксон. - А я хмурюсь? - удивился Майкл Карл.
- Если не верите, подойдите к зеркалу и посмотрите. А о чем вы думаете? - Как незаметно вернуть крест.
- Вы собираетесь вернуть его?
Майкл Карл подтвердил;
- Конечно. Как же иначе?
Американец посмотрел в сторону.
- О, мне просто пришло в голову. Я подумал, что вы захотите вернуть его хозяину, когда того выкупят. - Не хочу снова видеть наследного принца, - негромко пробормотал Майкл Карл, снова занявшись апельсиновыми корками. - Вы уверены? - голос американца звучал странно, и юноша снова подумал, а что на самом деле знает его хозяин. - Да, - твердо ответил Майкл Карл и взмахом руки разрушил свою башню. - А что вы собираетесь делать сегодня? - немного погодя спросил Эриксон. В голосе его промелькнуло еле слышное разочарование, словно он искал что-то, надеялся найти, но не смог. Майкл Карл испытал странное ощущение вины, но он не собирался отказываться от недавно обретенной свободы, чтобы не разочаровывать своего друга. Если американец надеялся на это...
- Не знаю, - беззаботно ответил он. - Обычные дела. Я не очень многое сейчас могу. - Я буду занят в библиотеке. Хорошо бы вам прогуляться. Юноша покачал головой.
- Меня слишком многие знают, это рискованно. Попробую сегодня вечером, когда стемнеет. Возьму книги в библиотеке. Вас ведь сегодня нельзя там тревожить? - Да. Знаете, Джон, из вас получился бы отличный секретарь. Я хотел бы уговорить вас остаться. Никогда не разобрался бы в материалах о моравийских ведьмах, если бы не вы.
Майкл Карл сложил салфетку и встал.
- Мой дорогой сэр, я глубоко польщен, - сказал он, отлично повторив поклон с щелканьем каблуками своего адъютанта. - А теперь за работу. Я, как обычно, буду в прихожей, если понадоблюсь.
Американец восхищенно улыбнулся.
- Пытаетесь расшевелить старика? Торопитесь уйти от стола, надеясь, что пристыдите меня и тоже заставите заняться работой? Как-нибудь утром я откажусь вам повиноваться и просто останусь сидеть за столом и пить кофе. Интересно, когда я на вас не смотрю, вы тоже бываете заняты?
- Загляните и увидите, - предложил юноша.
Эриксон покачал головой.
- Не могу: скрипучие половицы все равно вас предупредят. Просмотрите почту и ответьте, как обычно. Терпеть не могу писать письма, а вам, кажется, это нравится, так что можете ответить и на мои. Не прерывайте меня, если только не загорится дворец или что-нибудь в этом роде. И не позволяйте Жану плакаться. Вы с ним справитесь. А о кресте лучше пока не думать.
Старый слуга поджидал юношу в кабинете.
- Доброе утро, доминде, - он робко улыбнулся и попятился, низко кланяясь в ответ на приветствие Майкла Карла. Почта была разложена на две пачки: личная и деловая, но сегодня утром интерес Майкла Карла вызвал длинный зеленый конверт. Эриксон говорил ему о таких конвертах, но юноша увидел такой впервые. Их доставляет не почта, а посыльный; их нельзя открывать, а нужно передавать американцу нераспечатанными.
Думая об этом, Майкл Карл для надежности спрятал конверт в ящик стола и занялся остальной почтой. Как справедливо заметил хозяин, юноше нравилось писать письма, может быть, потому, что ему никогда не приходилось этого делать раньше, и у него вырабатывалось чутье в этом трудном деле. Он, казалось, инстинктивно знал, что сказать и как.
Его часто удивлял объем почты американца. Поступало множество писем от очень странных людей. Казалось, все знают, что Эриксон собирает интересные и необычные сведения о стране и её обычаях; он как будто задумал написать путеводитель по Морвании, и все стремятся помочь ему в этом.
Конеторговец в сегодняшней утренней почте рассказывал о необычных особенностях своего дела в северных горах. Он показался образованным и наблюдательным человеком, и Майкл Карл наслаждался его письмом; прочитав, он поместил его в папку "Для хранения"; американец хранил множество папок с такими письмами и выписками.
Следующее же корявое малограмотное письмо с приложенной грубой картой рассказывало о малоизвестном проходе в горах Лауб, после тщательного изучения оно присоединилось к письму конеторговца вместе с аккуратной и грамотной копией, подколотой к оригиналу.
Несколько рекламных проспектов Майкл Карл отложил в сторону: он уже знал, что хоть американец позволяет ему отвечать почти на все письма, он не разрешает выбрасывать ни одного, пока сам его не просмотрит.
Вскоре письма были распечатаны, к каждому прикреплен черновик ответа, потому что машинка находилась в библиотеке, а до полудня входить туда было нельзя. Майкл Карл считал, что по утрам Эриксон работает над своей книгой, потому что он всегда уходил в библиотеку в девять утра и не выходил до двенадцати; все это время дверь была заперта изнутри, и входить туда не разрешалось.
Юноша аккуратно сложил письма и перешел к книгам. По предложению американца, он изучал горный диалект морванийского языка и каждое утро занимался с Кандой, происходившим родом с гор. К тому же он читал книги по истории Рейна. Книги, которые принес ему тогда в постель американец, породили у Майкла Карла желание получше ознакомиться с историей древней столицы Морвании.
Он глубоко погрузился в тайны неправильных глаголов, когда в комнату нерешительно вошел Жан. - Доминде, доминде, Эриксон ушел. Он передал, что, если хотите, можете воспользоваться библиотекой. Майкл Карл взглянул на часы на каминной доске.
- Но ещё только десять тридцать, - удивленно пробормотал он. Эриксон раньше всегда оставался в библиотеке до двенадцати. - Доминде неожиданно вызвали.
- Хорошо, - Майкл Карл отложил книгу и сложил бумаги. В библиотеке, несмотря на теплый майский день, в камине подыхал огонь: каменные дома, прижимавшиеся спинами к скале крепости, сохраняли сырость и холод даже летом. Юноша разложил бумаги на столе американца: какую бы неаккуратность ни проявлял Эриксон во многих отношениях, стол у него всегда был идеально чист. Впрочем, Майкл Карл подозревал, что, уходя, Эриксон просто сбрасывает с него все в один из ящиков.
Пальцы его летали над клавиатурой машинки. Работа на машинке - одно из современных занятий, которому, по какому-то капризу полковника, его обучили. Вероятно, полковник сделал это, потому что только его воспитанник мог разобрать свои каракули. Часы пробили половину двенадцатого, когда он закончил последнее письмо и разложил все бумаги на столе в ожидании неразборчивой подписи Эриксона.
Оставалось уложить в нужные папки письмо конеторговца и горца и составить список писем, пришедших на этой неделе. Майкл Карл как раз занимался этим, когда Жан пригласил его на ланч. И только проходя через прихожую в столовую, юноша вспомнил о письме в зеленом конверте.
Ящик стола, вероятно, не самое надежное место. Майкл Карл взял письмо и осмотрелся. Наверное, лучше будет взять его с собой... Сапоги! Не впервые приходилось ему что-то прятать за голенищами сапог. Он по-прежнему носил большие сапоги Генриха, но тем лучше. Юноша сунул письмо в зеленом конверте за голенище сапога для верховой езды.
На нем также по-прежнему были зеленые брюки и камзол, которые ему дали в гостинице Короны. Одежда Эриксона ему не подошла, а в этой он походил и на секретаря и на шофера.
Сытый, полусонный и довольный миром, Майкл Карл отправился назад в библиотеку. Теперь ему никто не помешает до четырех часов пополудни, когда явится Жан с чаем. Эриксон тогда нальет себе чашку, хотя никогда не пьет чай, и будет рассказывать гостю интересные вещи о своей работе. Наконец чай остынет, и Эриксон с отвращением прикажет убрать его. За все это время юноша ни разу не видел, чтобы американец пил чай.
Список недельной почты был закончен, аккуратно скопирован и лег на стол Эриксона в ожидании его внимания. Майкл Карл освободился для своих лингвистических занятий. Юноша выработал свой метод изучения неправильных глаголов, которым и воспользовался сегодня. Он три или четыре раза произносил слово, глядя в книгу. Потом книга откладывалась. Майкл Карл смотрел на стену и пытался представить себе глагол буква за буквой, написанный на полированной поверхности.
- И-а-г... Что там дальше? - Майкл Карл устоял от искушения заглянуть в книгу и начала снова: - И-а-г... Но глагол никак не хотел возникать перед глазами. Наверное, тень в углу панели отвлекла внимание. Странно, но у других панелей никаких теней в углах не было видно. Майкл Карл отложил книгу и пересек комнату. Тень на панели вызвала у него любопытство. Да ведь часть стены выдается вперед! Кончиками пальцев юноша ухватился за край и потянул. Та поддалась, и вся панель бесшумно ушла в сторону, как дверь.
Должно быть, это был тот самый потайной ход, о котором ему говорил Эриксон. Не раздумывая, Майкл Карл прошел в него. На полке за входом лежал фонарик. Значит, Эриксон или кто-то другой в доме пользуются этим ходом. И пользуются часто, если оставили здесь свет.
Майкл Карл вспомнил многие обстоятельства, удивлявшие его, например, прекрасное знание Эриксоном дворца и его обитателей. Он колебался. Стоит ли ему идти по проходу и узнавать его тайны? Если бы Эриксон хотел, чтобы гость что-то знал, он бы и сам рассказал!
И тут юноша вспомнил о кресте. Разве может найтись лучший способ тайно возвратить его? Майкл Карл осмотрел вход изнутри, убедившись, что сможет открыть его, и взял фонарик. Когда панель закрылась за ним, он испытал странное возбуждение. Снова начинались приключения.
Несколько ярдов проход шел прямо, потом показались узкие ступени, ведущие вверх. Майкл Карл с сомнением посмотрев на них; ноги все ещё могут подвести его, если их перенапрячь. Но возбуждение заставило его попытаться.
Воздух в проходе был холодный, но свежий; никакой влажности, которая в представлении Майкла Карла всегда связывалась с подземными ходами. Должно быть, он пробирался внутри самой горы, где-то между Пала Хорн и дворцовой крепостью.
Лестница неожиданно прервалась небольшой площадкой. Справа в стене была дверь, а в ней на дюйм выше уровня глаз Майкла Карла - глазок. Пришлось встать на цыпочки, чтобы заглянуть в него. Но увидел юноша только густую тьму, а далекий шум воды заставлял думать, что эта дверь ведет в древние темницы.
После этой двери лестницу ничто не прерывало, и наконец Майкл Карл выбрался на самый верх, в длинный узкий коридор. Светлая щелка справа опять подсказала наличие ещё одной двери с глазком. На этот раз юноша увидел длинный коридор с мраморными ступенями и алым ковром: от такого великолепия дух захватывало. Майкл Карл решил, что коридор ведет к тронному залу.
У двери в дальнем конце коридора замерли два напудренных лакея, далеко превосходящие Брека и Канду великолепием; взад и вперед деревянно расхаживал часовой. Майкл Карл немного подождал, но часовой продолжал все так же расхаживать, лакеи стояли неподвижно, поэтому принц пошел дальше.
B следующий глазок он увидел, по-видимому, оружейную. Ему очень захотелось открыть дверь, войти на одну-две секунды и осмотреть старинные мечи и ружья в стойках, но благоразумие победило. От оружейной лестница снова повела вверх. Майкл Карл решил, что в этом тайном проходе слишком много лестниц.
Когда луч света выдал следующий глазок, юноша понятия не имел, где оказался. Потайная дверь располагалась как будто выше пола, и поле зрения частично закрывала спинка высокого кресла. И тут Майкл Карл понял, что находится в тронном зале, за самим троном.
Зал был пуст, и на этот раз любопытство победило. Майкл Карл нажал на рычаг сбоку двери, и та открылась. Он удивился, как бесшумно это произошло, пока не заметил, что рука, которой он брался за рычаг, вся в масле, Дверь недавно смазывали. Конечно, американец может сюда приходить и уходить, когда ему вздумается. Майкл Карл вошел, оставив дверь приоткрытой; он вставил в щель складку толстого бархатного занавеса, чтобы помешать той закрыться.
Пустой трон оказался самой внушительной вещью, какую ему приходилось видеть. Огромные окна, хрустальная люстра, бархатные портьеры, резные панели, увешанные картинами из истории Морвании... Майкл Карл никогда не бывал в Зеркальном зале, но в тот момент он с гордостью решил, что никакое помещение в Версале не может превзойти тронный зал королевской крепости Рейна. Он недолго постоял перед троном. Ведь он мог бы так стоять в бело-золотом гусарском мундире в день своей коронации, если бы пожелал. Но это, строго решил Майкл Карл, в прошлом. Вернувшись в потайной ход, он закрыл за собой дверь.
После тронного зала комната, которую он увидел в следующий глазок, показалась маленькой и убогой с её длинным столом и семью креслами с высокими спинками. Майкл Карл сразу понял, что это комната Совета. Там никого не было, и она его не заинтересовала. Юноша пошел дальше, стараясь вспомнить, где ещё испытывал то странное ощущение власти, которое вызвал в нем тронный зал. И наконец вспомнил - покрытое плащом кресло Оборотня в разрушенном замке. Оно навевало то же ощущение королевского величия, что и золотой трон с алым навесом. Почему?
Он все ещё рассуждал над этим "почему", когда ход неожиданно кончился. На этот раз дверь и глазок оказались впереди, а не в боковой стене. Майкл Карл увидел большую кровать с золотым балдахином, покрытом вышитыми золотыми нитями королевскими гербами. Итак, это конец старого герцогского потайного хода, спальня самого герцога. Конечно, во время ночной тревоги он легко мог спасти свою шкуру. А насколько юноша успел узнать историю своих предков, каждому из них не раз приходилось это делать. Они высоко ценили свою шкуру, эти старые Карлоффы.
Подобно тронному залу, спальня вызвала любопытство, с которым Майкл Карл не смог справиться. Он вошел и прикрыл за собой дверь, оставив в щели носовой платок. Пока он ещё не знал, как открываются эти двери изнутри комнат.
Под ногами раскинулся толстый пушистый ковер с вышитыми по углам королевскими гербами. Несколько шкафов - музейная мебель - и массивная кровать; толстое бархатное верхнее покрывало откинуто, словно ждет королевского обитателя, видны сатиновые простыни и подушки, украшенные бесценными кружевами. Майкл Карл вздрогнул. От чего ему удалось спастись! Торжественное великолепие спальни подействовало на него удушающе.
Осмелев, он на цыпочках прошелся по спальне и на дюйм-два приоткрыл одну из дверей. Она вела в комнату для одевания, оказавшуюся пустой. Юноша неслышно приоткрыл следующую дверь. За ней была гардеробная; ослепленным глазам Майкла Карла показалось, что в ней сотни различных мундиров всех цветов и фасонов. Он быстро закрыл дверь. И от этого он сумел спастись.
Принц торопливо вернулся в спальню. Он обнаружил, что ещё одна дверь ведет в приемную. В высоком окне дневной свет начинал меркнуть, и Майкл Карл испугался, что уже больше четырех. Он вернулся к потайной двери. К облегчению юноши, она оставалась открытой: во время осмотра его постоянно преследовал страх, что та захлопнется, несмотря на платок.
Слышал ли он на самом деле какой-то шелест, когда выходил в проход? Вероятно, возбужденные нервы подводят, решил он, торопливо спускаясь по проходу. Если что-то и было, так только крыса.
Лестница утомила юношу больше, чем он думал. Теперь он был бы рад спокойно просидеть весь вечер. За панелью в доме Эриксона Майкл Карл слушал, пока кровь не заколотила в ушах. Ему совсем не хотелось показать хозяину, что он открыл тайный проход, выйдя прямо на глаза американца. Ведь тут, к несчастью, не было глазка.
Наконец, когда уже не мог стоять, он решил рискнуть и нажал на рычаг. Дверь открылась. Майкл Карл уловил взглядом полу камзола Жана, исчезающую в двери. На столе стоял поднос с чаем, комната была пуста.
Жан решит, что он ненадолго вышел. Со вздохом облегчения Майкл Карл стер с плеча паутину и позволил панели закрыться. Он подошел к столу, убрал свою дневную работу и сел с чашкой сладкого чая в одной руке и грамматикой в другой, чтобы продолжить изучение неправильных глаголов.

***

- Добрый день, молодой человек. Все ещё за работой? Майкл Карл посмотрел на американца.
- Иагио, иагиар, иагиари, - ответил он.
Эриксон протянул руку и взял книгу.
- Послушайте, - сказал он, - я не хочу, чтобы вы портили мне чай, повторяя этот вздор. Отложите ненадолго. Ведь день работали? Воображение разыгралось, или действительно американец внимательно за ним наблюдает? Майкл Карл напряженно думал. - Конечно, - он и в самом деле был занят, но по-своему. - Тяжелая работа?
- Не очень. Да, кстати, - Майкл Карл вспомнил зеленый конверт. Он сунул руку за голенище. Странно, конверт лежал в самом верху. Должно быть, просто скользнул глубже. Юноша сунул пальцы глубже, но никакой жесткой бумаги не нащупал. Зеленый конверт исчез! Он выпал где-то во время путешествия. Майкл Карл покраснел.
- Да? - спросил Эриксон.
Но Майкл Карл просто не мог ему ничего сказать. Ведь нельзя сказать человеку, который практически спас тебе жизнь: "Послушайте, вам сегодня пришло письмо, но я потерял его, осматривая ваш потайной ход". Юноша почувствовал, как комок скользнул из горла в грудь. Он уже достаточно испортил положение; единственный шанс - вернуться в проход и попытаться отыскать конверт. А тем временем нужно уйти от американца с его вопросами.
- Так что же? - переспросил американец. - Послушайте, вы не больны? Майкл Карл побледнел.
- Голова болит. Наверное, мне нужно лечь, - с несчастным видом сказал он. Ему хотелось уйти и подумать. Хромая, он пошел по комнате. И знал, что американец смотрит ему вслед, и дорога показалась длиной в мили.
Лестница тянулась бесконечно. Добравшись к себе в комнату, юноша испытал сильное желание сесть и заплакать. А ведь он не плакал с девятилетнего возраста; тогда полковник отобрал у своего воспитанника собаку, которую он приютил.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)