Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава одиннадцатая

Майкл Карл впервые встречается с королем

- Он здесь, ваше величество, - сквозь сон услышал Майкл Карл. Итак, король наконец-то здесь, но открыть глаза и увидеть своего двоюродного брата - для этого потребовались слишком большие усилия.
- Ленивый щенок! - кто-то тряс юношу за плечо. Он открыл глаза и увидел улыбающегося Эриксона. - Нашлись наконец, - жалобно проворчал Майкл Карл. - Оставили меня на милость этих головорезов. Надо было сразу встретиться со мной. - Вставайте, приятель, и попытайтесь проявить немного разума, - сказал американец. - Кстати, - добавил он с чувством, когда Майкл Карл опустил ноги на пол, стараясь прогнать остатки сна, - вы нашли единственную удобную койку во всем лагере.
Комнату заполонили незнакомые люди, хотя некоторых, вроде полковника, Майкл Карл узнал. Он сонно подумал, кто же среди них король. - А теперь, может быть, вы будете так добры, что расскажете, почему сочли необходимым присоединиться к нам? - Келлерман настучал, - просто ответил Майкл Карл. - И теперь они знают дату выступления. Но тут наконец-то проснувшийся разум вспомнил услышанное обращение к американцу. Неужели Эриксон и есть его таинственный родственник? И в то же время - предводитель повстанцев? Такое тоже может быть, потому что король - Оборотень. Так ли это?
- Послушайте, - неожиданно спросил он, - вы Ульрих Карл? Конечно. В поведении американца всегда чувствовались прирожденное достоинстве и властность. Оболочка американца легко спадает с этого незнакомого двоюродного брата, обнажая личность, вызывающую уважение и привыкшую к власти.
Молодой человек улыбнулся в ответ на вопрос Майкла Карла. - Неужели вы не догадывались до сих пор? Ведь я много раз выдавал себя. Да, я король, но, кажется, мне недолго владеть этим титулом, если Лаупт и его романтические друзья добьются своего. Теперь, раз уж вы здесь, я вам дам работу. О, я совсем забыл. Господа, его высочество принц Майкл Карл!
Лицо полковника приобрело прекрасный малиновый цвет, а охранник тщетно старался провалиться сквозь пол. С правильностью часового механизма все в комнате защелкали каблуками и поклонились. Майкл Карл воспользовался улыбкой "изобразить и умереть", к которой привык на приемах в посольствах, и которую надеялся больше никогда в жизни не извлекать со льда.
- Итак, Келлерман настучал, - продолжал король. - Мне нравится ваш подбор слов, Майкл Карл. Это очень похоже на крысу Келлермана. Ну, видимо, нет отдыха усталому. Можете добраться до штаба, приятель, и начать приносить пользу?
Юноша с трудом встал, мышцы его энергично протестовали. Он решил, что при первом же удобном случае попросит рассказать ему подлинную историю Оборотня. - Кстати, вас послал Иоганн?
- Нет, - правдиво ответил принц.
Ульрих Карл вздохнул.
- Мне казалось, - усталым голосом сказал он, - вы говорили, что умеете подчиняться приказам. Майкл Карл озорно улыбнулся.
- Я ведь не говорил, чьим приказам.
Брат посмотрел на него.
- Мне следовало отдать вас под трибунал, вы...
- Молодой нахал, - вторично за вечер подсказал Майкл Карл, посмотрев на полковника. Ульрих Карл стал серьезен.
- Да, я слышал, как вы обращались с моими офицерами. Не понимаю, почему вы добавились к моим заботам. Между вами у себя на руках и революцией я выбрал бы революцию. - Чепуха! - ответил Майкл Карл, к ужасу офицеров, и вслед за братом вышел из хижины. Лагерь ожил. Костры больше не горели, вокруг них не суетились, но в воздухе определенно ощущалась спешка и торопливая деятельность. Предвидя вопрос брата, Ульрих Карл сказал:
- Мы выступаем в полночь. К счастью, я предвидел, что что-то такое может случиться, и заранее решил уходить отсюда в полночь. Келлерман не сможет нас остановить; мы решили рискнуть.
В это время лошадь, вся в поту и пене, прискакала на площадку утоптанной земли, и всадник, шатаясь от усталости, исчез в штабной хижине. - Что-то случилось! - воскликнул Ульрих Карл и торопливо побежал туда вместе с братом. Офицеры внутри вскочили, но Ульрих Карл взмахом руки велел им садиться. - Докладывайте! - приказал он отдувающемуся всаднику. - Кафнер провозгласил Кобенца королем. Иннесберг восстал. Рейнская крепость в руках Кобенца, но герцог удерживает Новый город и северный проход. Вы должны ударить в полночь, иначе ему не продержаться. Все припасы Кобенца в крепости, а красные в Иннесберге не готовы.
- Вот как. Что ж, господа, - голос Ульриха Карла ударил, как кнутом. - Через час пройдем северным проходом. Хауптан, ровно через десять минут выступите с авангардом. Пройдете нижней тропой и присоединитесь там к силам, которые оставил герцог. Кобенц и красные ждут, что мы разделимся и ударим одновременно на Рейн и на Иннесберг, но сегодня наша цель - только Рейн. Гримвич, проведете иностранный легион верхней тропой и отыщите герцога. С его одобрения спуститесь к старому мосту и, когда получите сигнал, займите Барго. Там у красных траншеи, и вас ждет тяжелый бой.
Высокий офицер с лицом в шрамах коротко кивнул.
- Мы пройдем, - со зловещей уверенностью пообещал он. - Волчья стая пойдет со мной, - продолжал король, - мы ударим непосредственно по крепости. Воспользуемся тайным проходом с Пала Хорн в соответствии с планом, который обсуждали прошлым вечером. Остаются черные плащи, - он взглянул на Майкла Карла, потом порылся в бумагах на столе и нашел то, что искал, - крест Себастьяна.
- Помните, господа, Майкл Карл - наследник трона. Черные плащи, будучи в своем праве, пойдут с ним, - и он надел серебряную цепь на шею Майклу Карлу, так что крест лег поверх измятой формы шофера.
- А теперь за работу, господа!
Отпустив всех, король остался наедине с Майклом Карлом. С легкой улыбкой посмотрел он на своего молодого двоюродного брата. - Вы рождены, чтобы командовать, как и все Карлоффы, поэтому не буду отдавать приказы вам, тем более, что вы им не повинуетесь. Но прошу вас быть разумно осторожным. Я надеялся, что вы останетесь с Иоганном в Рейне, пока все это не закончится, но нисколько не удивлен, что вы оказались здесь. Вы ничего не должны мне обещать, но если что-нибудь случится... я знаю, вам ненавистна сама мысль о правлении...
Майкл Карл серьезно посмотрел на своего высокого двоюродного брата. - Если что-нибудь случится, я исполню свой долг.
- Вы никогда не пожалеете об этом обещании, - медленно проговорил Ульрих Карл. - А теперь общий приказ. Ваши люди представляют ваш собственный отряд - гвардию принца. Это горные стрелки, стреляют все очень метко. Попытайтесь занять Кафедральную площадь и удержать её, пока Гримвич не приведет ко мне в крепость подкрепления. Я собираюсь провести отборных солдат через потайной проход во дворец и захватить крепость. Такой неожиданный удар в самое сердце деморализует партию Кобенца. К тому же я надеюсь, что он отвлечет большую часть своих людей, чтобы сражаться с Иоганном и Гримвичем в Нижнем городе. К счастью, Келлерман ничего не знает о проходе, и они не будут предупреждены... Когда встретитесь с Иоганном, он даст более конкретные указания. Следуйте за Гримвичем по верхней тропе, а не за Хауптаном по нижней. Доброй охоты и удачи, до встречи на Кафедральной площади! Урич! - позвал он, и когда офицер, бывший стражником юноши, ответил, приказал: - Это ваш командир, Урич. Удачи!
Майкл Карл отдал честь и вышел. Черный плащ держал Леди и ещё двух коней. На седле Леди лежал пояс для сабли, с прикрепленной пустой кoбypoй. Принц взял пояс, застегнул его и сунул револьвер, который принес с собой, в кобуру.
Они поехали во тьму. На краю поляны их ждала группа всадников, у которых за плечами щегольски торчали в небо ружья. Майкл Карл почувствовал внутреннюю дрожь. Впервые ему предстояло отдавать приказы. Всю жизнь он ждал, учился и работал с полковником в Америке ради этого момента. Урич передал ему в руки помятый охотничий рог.
- На этом отдаются приказы, ваше высочество, - пояснил адъютант. - Не сегодня, - ответил Майкл Карл. - Передайте по линии. Мы идем за полковником Гримвичем. - Он уже выступил, ваше высочество, - ответил голос из темноты. - Тогда вперед! - отдал свой первый приказ Майкл Карл. Они неторопливой рысцой двинулись вниз. В темноте слышались звон оружия и невнятный шум. - Это полевая артиллерия, ваше высочество, - ответил Урич на вопрос Майкла Карла. Они с грохотом проехали по деревянному мосту, над которым с прошлого утра лихорадочно трудились инженеры, и ещё через полчаса начали подъем к проходу. Вдоль линии всадников подскакал адъютант.
- Полковник Хауптан приветствует ваше высочество. Вы хотите пройти через его часть? Перед вами иностранный легион. - Мы пойдем за легионом, - ответил Майкл Карл.
Рысь перешла в галоп, они миновали артиллерию и группы пехотинцев, невидимые люди приветствовали их криками. Перед ними двигался иностранный легион, его десять пулеметов везли мулы, привыкшие к извилистым горным тропам.
Наконец подъем стал так крут, что все вынуждены были спешиться и вести лошадей в поводу. - А как здесь проведут пушки? - спросил Майкл Карл у Урича. - Пушки пройдут ниже; там не так круто, но путь дольше, ваше высочество. Мы их опередим. Снова появился адъютант, но на этот раз он шел пешком, ведя свою лошадь. - Вас приветствует полковник Гримвич. Он миновал пикеты герцога Иоганна. - Через минуту мы присоединимся к нему, - Майкл Карл, как и все, тяжело дышал. У костра на бревне сидел герцог, ленивый, как всегда, рядом стоял полковник Гримвич. При появлении принца герцог неторопливо встал. - Приветствую, ваше высочество. Значит, несмотря на все наши усилия, вы все-таки участвуете в войне. Майкл Карл несколько нервно рассмеялся. Он не вполне утратил страх перед герцогом. Этот господин сумел завоевать его уважение. - Рейн выглядит очень мирно, не правда ли? - продолжал герцог, указывая вниз, в долину, где вокруг холма, как светлячки в паутине, виднелись огни города. - Да, отсюда он выглядит очень мирно, но там кипит ад... Вы со своим легионом пойдете к мосту, Гримвич. Час назад его удерживали мои люди, но сейчас - кто знает? В таких уличных боях все может случиться. Когда закрепитесь, дайте сигнал зеленой ракетой. Тогда его величество сможет пройти через Западные Водяные Ворота, которые Лукранц с горстью добровольцев держит открытыми. Через пятнадцать минут после ракеты, - он повернулся к принцу, - ваше высочество направится прямо на Кафедральную площадь.
Гримвич повернулся, отдал короткий приказ, и его отряд выступил к мосту. Когда звуки движения иностранного легиона стихли, герцог снова обратился к Майклу Карлу. - Вам лучше дальше идти пешком. Часы у вас есть?
Юноша покачал головой, и герцог расстегнул кожаный ремешок своих. - Помните, через пятнадцать минут после зеленой ракеты, и пусть ничто вас не остановит. Отдав честь, Майкл Карл продолжил путь и в сопровождении черных плащей начал осторожно спускаться по лесной тропе, такой узкой, что все двигались цепочкой. Их остановил окрик из куста, и юноша с облегчением понял, что они добрались до передовых постов.
От далекого Рейна ветер иногда доносил звуки стрельбы. Очевидно, дела у Гримвича на мосту шли не очень хорошо. Майкл Карл наклонился вперед, напрягая зрение, чтобы хоть что-нибудь разглядеть, пока рог не уперся ему в ребра. Во рту у юноши пересохло, он облизал потрескавшиеся губы, и словно что-то ледяное проползло по спинному хребту. Чтобы занять себя, он снял кожаное пальто и тщательно повесил его на куст. В конце концов, оно может стать помехой, когда дело дойдет до боя на узких улицах.
Стремясь и в то же время боясь увидеть зеленую вспышку, он ждал; время от времени переступали нетерпеливые лошади; в кустах шептались люди. Неожиданно заговорил Урич:
- Рассвет!
Небо на востоке посерело, но в последние мгновения темноты в небо взметнулась и упала струя зеленого пламени. Гримвич прорвался, и теперь мост захвачен. Где-то в городе Ульрих Карл, рискуя жизнью, пытается добраться до Пала Хорн.
Майкл Карл не отрывал взгляда от часов герцога. С каждой секундой становилось светлее, уже можно было разглядеть окрестности. Стрелка, казалось, застыла. За собой он слышал щелканье ружейных затворов: солдаты снимали ружья с плеч и готовили их к бою. Кобыла подняла голову и глубоко вдохнула; она чуть дрожала у него под коленями.
Через двенадцать минут Майкл Карл поднял руку, и Урич поднес к губам охотничий рог. Вокруг наступила тишина. Стрелка коснулась тринадцати, четырнадцати. Принц опустил руку, рог протрубил:
- Верхом и вперед.
Он обнаружил, что кобылу не нужно подгонять. Без всяких усилий она держалась перед всеми. Они скакали по недавно вспаханным полям, оставляя за собой глубокие отпечатки копыт, и, извлекая саблю и обматывая её шнур вокруг руки, Майкл Карл подумал, что же скажут фермеры, увидев, что сделали с их землей.
Отряд выплеснулся на дорогу и повернул вниз. Черные плащи скакали легко, придерживая застоявшихся лошадей; они готовились к последнему броску по улицам Прежде чем Майкл Карл опомнился, они проскакали по мостовой Нового Рейна, и выстрелы откуда-то впереди сообщили, что у Гримвича ещё остались кой-какие незаконченные дела.
Гостиница "Четыре Коня" была закрыта, окна её прятались за ставнями, как и окна всех домов на улице. Они миновали район посольств. В окнах американского посольства виднелись головы, а с балкона под английским флагом молодой человек выкрикивал приветствия. Проскакав мимо, они услышали его возглас "Доброй охоты!"
Гримвич удерживал мост торговцев цветами, из окон ближайшего дома его пулеметы вели огонь по домам на другом берегу, где, очевидно, окопался враг. Солдат, рискуя быть подстреленным, высунулся и замахал, призывая остановиться. Рядом с лошадью Майкла Карла появился как всегда невозмутимый Гримвич.
- Его величество добился успеха. Пушки крепости смолкли. Кобенц убрал оттуда всех, кроме нескольких снайперов, - он махнул в сторону домов за мостом. - Мы последуем за вами, - выкрикнул он напоследок, чтобы быть услышанным.
Майкл Карл энергично кивнул и взмахнул саблей. Солдат на мосту отскочил в сторону, и они поскакали. Кобыла понеслась по мосту, мощная гнедая Урича держалась сразу за ней.
Черные плащи, не дожидаясь приказа, открыли стрельбу, прижимаясь к седлам и хладнокровно выбирая цели. Человек, с головой, замотанной грязными бинтами, выстрелил в Майкла Карла, когда тот скакал мимо. Урич поднял пистолет и тоже выстрелил. Человек странно подбросил руки, упал головой в канаву и замер.
Один-единственный пулемет попытался остановить их, но гвардейцы сняли стрелков, пулемет замолчал, два черных плаща, потерявшие лошадей, повернули его и сосредоточили огонь на его бывших хозяевах. Скорость наступления упада: сильно мешали снайперы, которые вели огонь из окон. Но основные силы Кобенца отступили, и только немногие препятствовали проходу.
Майкл Карл дрожал от нетерпения. Он должен был добраться до Кафедральной площади и удерживать её до подхода Гримвича. Снизу послышалась частая ружейная стрельба и стук пулеметов.
- Гримвич вошел в Барго! - прямо в ухо Майклу Карлу закричал Урич. Юноша стиснул зубы. Несмотря на снайперов, он должен добраться до Кафедральной площади. Он крикнул Уричу, и охотничий рог отдал приказ:
- Вперед!
Копыта лошадей высекали искры из мостовой; ценою двух опустевших седел они достигли улицы, которая вела к Кафедральной площади. Тут и там появлялись люди, они отчаянно стреляли, пока не падали, но по большей части черные плащи избежали нападения.
Кто-то подскакал к отряду. Майкл Карл оглянулся. Незнакомец в косматой шкуре человека-волка прокричал что-то, размахивая флагом; этот серебряный стяг в последний раз юноша видел на троне прямо перед собой.
- Его величество захватил крепость и большую часть вооружения Кобенца, но он нуждается в подкреплениях. Кобенц укрепился в соборе. Мы должны очистить площадь! Майки Карл еле-еле понял его сообщение.
- Есть ли у Кобенца пулеметы? - надрывая горло, прокричал он; человек-волк покачал головой: он не знал. Снизу по-прежнему доносились звуки стрельбы. Гримвич не очень-то торопился, а ведь весь успех зависел от того, сумеют ли они добраться до короля, раньше объединившихся Кобенца и красных.
Они были всего в ста футах от Кафедральной площади, когда улицу перегородила стена из всадников. - Дворцовая гвардия, - указал на неё Урич.
Майкл Карл оглянулся. Каждый второй солдат обнажил саблю, а его напарник держал наготове ружье, выискивая цель. Юноша решил, что дворцовой гвардии придется столкнуться с неожиданной неприятностью.
Если они встретятся с противником на выходе из этой улицы, прежде чем тот построится для нападения... Урич уловил его мысль и дал сигнал к атаке. Несколько футов полета и столкновение лошади с лошадью, вокруг ослепительно заблестела сталь. Майкл Карл ударил не глядя, и сабля его вернулась окровавленной и липкой. Толстый человек в ярком мундире что-то рявкнул, потом на лице его появилось удивленное выражение, и он обвис в седле. Кобыла гневно заржала и укусила в шею черную лошадь, всадник которой нацелил сильный удар в голову юноши. Тот попытался парировать удар, но лезвие мелькнуло перед его усталыми глазами, однако потом ушло в сторону, всего лишь задев щеку.
Они прорвались. Так же быстро, как и появились, гвардейцы повернули лошадей и ускакали. Майкл Карл очень хотел отдать приказ преследовать противника, но сначала требовалось взять площадь. На тротуаре лежала лошадь и била ногами. Принц одобрительно кивнул, когда один из черных плащей пристрелил её.
Лицом в алой луже цвета его мундира лежал человек. Майкл Карл, глядя на него, неожиданно испытал тошноту. Один из черных плащей сидел на обочине, глядя пустыми глазами на красное пятно у себя на ноге. Пятно медленно расползалось. Рядом к стене прислонился юноша в бело-золотом мундире, прижимая к плечу окровавленный белый платок. Он мрачно взглянул на Майкла Карла.
- Ваше высочество ранены! - Урич с беспокойством оглядел его. Майкл Карл потрогал щеку, грязная рука покрылась кровью. - Царапина. Помогите раненым, - он показал на мрачного молодого человека и сидевшего черного плаща. Один из его людей спешился с черной сумкой в руке и принялся оказывать первую помощь товарищу и пленному. Что делать с этим единственным пленным, с беспокойством подумал Майкл Карл. Он спешился и подошел к юноше.
- Даете слово? - спросил он, Юноша кивнул и поморщился, когда ему стали плотно перебинтовывать плечо. Принц расстегнул свой пояс и со стуком уронил его. Недавняя стычка показала, что бесполезно пытаться сражаться в куртке, которая тесно обтягивает плечи, как только он поднимает руки. Поэтому юноша снял её и остался в рубашке с короткими рукавами, и в этот момент солнце коснулось золотого купола собора.
Оставив раненого черного плаща с пленником, они снова вскочили на лошадей и повернули к площади. Майкл Карл чувствовал себя, словно человек, попавший в фантастический сон. Все происходящее утратило реальность. Он слышал стрельбу в Нижнем городе. Оглянулся: двадцать человек по-прежнему сидели в седлах, из них пятеро были легко ранены. И вот всего с двадцатью людьми ему предстоит взять площадь и удерживать её, пока не подойдет Гримвич, который движется со смертоносной медлительностью.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)