Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

1

У его Величества, Высочайшего Императора Георгиса Мануэля Кришны Мурасаки, четвертого из династии Ванг, Верховного Блюстителя Мира, Великого Правителя Звездного Совета, Главнокомандующего, Последнего Арбитра, признанного властителем многих миров и почетным главой стольких организаций, что невозможно упомнить... был день рождения. На планетах, удаленных так, что невооруженный глаз не видел их светил среди других, мерцающих жизнью над Океанией, люди, потемневшие и уставшие от страшной погоды, подняли бокалы в приветствии. Световые волны, несущие пышные поздравления властителю с этих планет, доходили сюда и бились об его мавзолей.
Земля же была менее торжественна. Двор по привычке чувствовал себя обязанным следовать за нарождающимся днем по всему земному шару в бесконечных изматывающих церемониях, а для других день рождения стал просто поводом для проведения карнавала.
Проносясь в своей летательной машине над бескрайними сумеречными водами, лорд Маркус Хоксберг видел, как восток вспыхивал небесным сиянием, словно разноцветный живой занавес, где метеорами взрывались фейерверки. Сегодня вечером темная сторона вращающейся планеты была такой лучистой, что каждый метро-центр, видимый с Луны, мог утонуть в сиянии. Настроив свой телевид практически а любую станцию, лорд Хоксберг мог наблюдать, как дома удовольствий заполняются толпами, доходящими почти до бесчинств среди празднично украшенных башен.
Его дама нарушила молчание, пробормотав что-то, от чего он вздрогнул: - Хотела бы я, чтобы это было сто лет назад.
- А? - иногда она могла его просто изумлять.
- День рождения тогда еще что-то значил.
- Ну... Да... Кажется, так.
Хоксберг обратился мыслями к истории. Она была права. В те давние дни отцы выводили сыновей за порог, когда сумерки завершали свои празднества и парады; они указывали на ранние звезды и говорили: "Посмотри туда. Все это наше. Мы верим, что их целые четыре миллиона в пределах владений Империи. Конечно, сотни тысяч ежедневно общаются с нами, повинуются нам, платят нам дань и получают мир и счастье взамен. Этого достигли наши предки. Так что поддерживай веру".
Хоксберг пожал плечами. Невозможно уберечь последующие поколения от утраты наивности. Со временем они должны осознать до мозга костей, что эта пылинка в галактике владеет сотнями миллиардов светил, что мы даже не исследовали всего и, похоже, вряд ли когда-либо исследуем, что не нужно никакого телескопа, чтобы увидеть такие гиганты, как Бетельгейзе и Поларис, которые не принадлежат нам. Отсюда легко понять: Империя была завоевана и управлялась грубой силой, центральное правительство коррумпировано, границы приблизительны и единственная оставшаяся организация, сохранившая высокую мораль, - Военно-Морской Флот - существует лишь для войны и притеснения, для борьбы с инакомыслием. Так что получи свое и веселись, облегчай совесть небольшим количеством разумного сарказма и никогда, никогда не дурачь себя - не воспринимай Империю серьезно.
"Может быть, мне удастся изменить все это?" - думал Хоксберг. Алисия прервала его раздумья.
- Мы могли бы по крайней мере поехать на приличную вечеринку! Так нет же, ты тащишь меня к наследному принцу. Надеешься, что он поделится с тобой одним из своих хорошеньких мальчиков?
Хоксберг попытался смягчить напряженность улыбкой. - Ну-ну, ты несправедлива ко мне, любовь моя. Ты же знаешь, что я пока предпочитаю женщин. Особенно таких красивых, как ты. - Или Персис д\'Ио, - она откинулась в кресле. - Не обращай внимания, - сказала устало, - я просто не люблю всех этих оргий. Особенно вульгарных.
- Я тоже не очень, - он погладил ее по руке. - Но как-нибудь перетерпим. Среди твоих качеств, которыми я восхищаюсь, есть способность легко чувствовать себя в любой ситуации.
"Пожалуй, верно", - подумал он, разглядывая эти идеальные черты под волосами, украшенными диадемой. На мгновение он почувствовал сожаление. Да, он женился по расчету, но тем не менее они могли бы быть друзьями. Могла бы появиться и любовь, конечно, не такая, как в древней литературе, а живая, чувственная, плотская. Он не был Пеллеем, да и она не была Мелисандой. Она умна, любезна и достаточно откровенна с ним. Она дала ему наследника: большего контракт и не предусматривал. Со своей стороны он дал ей положение в обществе и почти неограниченные деньги. Что же касается большей части его времени... с этим сложнее. Кто-то должен действовать, когда Вселенная распадается на куски. Большинство женщин понимало это. Внешность Алисии была плодом дорогостоящей биоскульптурной работы. Он слишком много видел легких вариаций этого модного лица. - Я ведь тебе уже объяснял, - сказал он, - что и сам бы предпочел Мбото или Бхатнагар. Но мой корабль отходит через три дня, а это последний шанс сделать несколько исключительно важных дел. - Как скажешь...
Наконец он принял решение. Сегодняшний вечер, по его мнению, не представлял большей жертвы с ее стороны. За месяцы его отсутствия она находила достаточное утешение со своими любовниками (как еще может благородная дама без особых талантов коротать время на Земле?!). Но в злобе и гневе она способна убить его. Так что нужно держать закрытым забрало, которое называется притворством. Не обращать внимания на то, что лежит позади. Но перед забралом ожидает тебя открытая насмешка, такая же опасность для человека, стоящего у власти, как пустота и радиация - для космического путешественника.
"Странно, - размышляла какая-то отдельная его часть, - что при нашей тысячелетней истории, при всех наших социодинамических теориях природа власти остается все-таки загадочной. Если я буду осмеян, то можно будет и удалиться в свои владения. Но ведь и Земле я нужен". - Дорогая, - сказал он, - я не мог рассказать что-либо раньше. Слишком много ушей, живых и электронных, ты же знаешь. Если бы оппозиция пронюхала о том, что я намереваюсь сделать, она бы мне помешала. Не потому, что она принципиально не согласна со мной, а просто не хочет, чтобы я вернулся сюда с успехом. Меня ждала бы длинная очередь в Министерство Политики, и оппозиция постаралась бы так затянуть дело, чтобы в конце концов заволокитить его. Ты понимаешь?
Она остановила на нем тяжелый взгляд. Он был высоким стройным блондином, черты лица - немного острыми, но в зеленом мундире и орденах, газовом плаще, золотистых бриджах и полуботинках из телячьей кожи он был скорее красив... чем прав.
- От этого зависит твоя карьера? - она повернулась. - Да, - кивнул он. - Но еще и мир. Хотела бы ты видеть нападение на Землю? А ведь такое может случиться.
- Марк! - она внезапно изменилась. Ее пальцы, плотно сжавшие его запястье под кружевами, почувствовали холод. - Неужели это так серьезно? - Катастрофически, - сказал он. - Заваруха на Саркаде не просто ссора из-за общих границ. Такую точку зрения пытались внушить, но очень мало людей верит, что это так. Ведь они пользовались лишь отчетами, профильтрованными через сотни офисов, каждый из которых намеревался затушевать факты, не показывающие их собственную работу как самую важную. Я собрал подлинные данные и сделал свой анализ. Консервативная экстраполяция дает на 40% перспективы войны с Мерсеей не позднее пяти лет. Я имею в виду войну из тех, которые могу перерасти в тотальную. Кто же станет делать ставки при таком раскладе?
- Конечно, - прошептала она.
- Предполагается, что я поеду туда с миссией по сбору фактов и вернусь с докладом к Императору. Потом бюрократия, может быть, начнет их мусолить, долго готовиться к мирным переговорам. А может быть, и нет: некоторые могущественные кланы хотели бы продолжения конфликта. Но в любом случае напряженность тем временем будет возрастать. Достичь урегулирования будет все труднее и труднее, может быть, и невозможно. Необходимо обойти весь этот жалкий процесс. Мне нужны чрезвычайные полномочия, чтобы поехать прямо со Старкада на Мерсею и попытаться провести предварительные переговоры. Думаю, это реально. В конце концов, они тоже разумные существа. Я предполагаю, что многие из них ищут выхода из угрожающего положения. Я могу его предложить. По крайней мере попытаюсь. Алисия сидела тихо.
- Понимаю, - сказала она наконец. - Конечно, я постараюсь помочь. - Умница!
Их аппарат мчался над бескрайним океаном. Она слегка наклонилась к нему.
- Марк...
- Что?
На фоне бордовой пелены силуэтом возникло место, куда они направлялись.
- О нет, ничего, - она откинулась назад, пригладила свое платье и стала смотреть на океан.
Коралловый дворец был построен на атолле, который поглощал его, несмотря на башни, казалось, собравшиеся выпрыгнуть в небо. Машины порхали вокруг, как светлячки. Их машина приземлилась на выступ, выпустила Алисию и Хоксберга и отправилась на стоянку. Они прошли мимо кланяющихся рабов, мимо стражников, отдающих честь, в переднюю с колоннами, где наряды гостей напоминали скользящую радугу, и двинулись в бальный зал.
- Лорд Маркус Хоксберг, Виконт Най Калмара, Второй Министр Экстра-Имперских Дел, и Леди Хоксберг, - провозгласил стентор. Через прозрачный купол бального зала взору открывалось небо. Внутреннее освещение зала было ультрафиолетовым. Пол, мебель, оркестровые инструменты, столовые приборы, еда светились сочными флюоресцентными красками, как и одежда гостей, их защитный макияж и глазные линзы. Зрелище впечатляло сверкающими рубинами, топазами, сапфирами, изумрудами, которые обрамляли светящиеся в ночи маски и локоны... Музыка сливалась в воздухе с ароматом роз.
Наследный принц Джосип принимал гостей. Он вышел во всем черном. В полном мраке его руки и словно висящее лицо отливали зеленым и казались неестественно бесплотными, а линзы зловеще тлели краснотой. Хоксберг поклонился и Алисия преклонила колени.
- Поздравляю, Ваше Высочество, - сказал Хоксберг.
- А-а. Рад вас видеть. Нечасто встречаемся.
- Дела заели, Ваше Высочество. А так хотелось бы видеться чаще. - Да. Говорят, вы уезжаете?
- По делам Старкада, Ваше Высочество.
- Что?.. Ах, да. Дело чрезвычайно серьезное и сложное. Я надеюсь, что сегодня удастся расслабиться и отдохнуть.
- Мы так и собираемся сделать, Ваше Высочество, хотя, боюсь, нам придется рано уйти.
- Хм!.. - Джосип собрался было отвернуться. Не стоило обижать его. - Разумеется, мы оба страшно сожалеем, - проговорил мягко Хоксберг. - Могу ли я просить еще об одном приглашении после моего возвращения? - Ну, конечно.
- Позволю себе еще одну просьбу. Мой племянник приезжает на Землю. Переселенец, понимаете, но, насколько я могу судить по стерео и письмам, вполне замечательный парень. Если бы он мог познакомиться с настоящим наследником Империи - это было бы лучше, чем личная беседа с Богом. - Ну-ну, так уж. Конечно, конечно. - Джосип засиял, приветствуя вновь прибывших гостей.
- Это не рискованно? - спросила Алисия, когда они отошли в сторону. - Только не для моего племянника, - усмехнулся Хоксберг. - У меня его нет. А память у дорогого Джосипа, как известно, довольно коротка.
Он часто задумывался, что станет с Империей, когда это создание взберется на трон. Джосип - слабый владыка. Хорошо, если к тому времени Министерство Политики возглавит человек, который понимает галактическую обстановку.
Он наклонился и поцеловал руку своей даме.
- Я должен отлучиться, моя дорогая. Пока развлекайся. Немного удачи, и все будет выглядеть вполне прилично, когда мы удерем. Объявили новый танец, и Алисию умчал адмирал. Он был не так стар, и его ордена говорили о том, что адмирал знаком со службой за пределами планеты. Хоксберг удивился бы, если Алисия вернулась бы сегодня домой... Он протолкался к стене, где толпа была поменьше, и стал прокладывать себе дорогу. Было мало времени, чтобы восхищаться видом над оправой купола, хотя он и был фантастическим. Море ходило, мерцая под низкой луной. Длинные волны, причудливо и яростно пенясь, разбивались о крепостные валы; ему казалось, что он слышал их рычание. Темнота, едва освещенная полумесяцем, была подчеркнута огнями города. Постепенно свет неба образовал гигантское пламя над головой; потом восходящее солнце засияло на поле царственной голубизной, как будто ветры стратосферы трубили в рога свои приветствия. Сквозь такое обильное сияние прорывался бледный звездный свет.
Но Хоксберг разглядел Регул, за пределами которого лежала его миссия, и Ригель, светящийся в сердце Мерсеянских владений. Его знобило. Когда он подошел к столику с шампанским, фужер пришелся весьма кстати. - Добрый вечер, - раздался голос.
Хоксберг обменялся поклоном с тучным человеком с подмалеванным лицом. Лорд Советник Петрофф был не совсем в своей стихии на таком фестивале, как этот. Он склонил голову, и Хоксберг кивнул в ответ. Обменявшись репликами, они разошлись. Хоксберга задержала пара зануд, и он некоторое время не мог выскользнуть и поймать лифт вниз.
Чины сидели в небольшом, плотно закрытом офисе. Их было семеро, критически настроенных к Министерству Политики: седые мужчины, ощущавшие власть как собственную плоть. Хоксберг почтительно приветствовал их. - Примите мои искренние извинения за то, что я заставил милордов ждать.
- Не имеет значения, - сказал петрофф. - Я объяснил ситуацию. - Однако я не видел ни данных, ни расчетов, - сказал да Фонсека. - Вы принесли их, лорд Хоксберг?
- Нет, сэр. Как я мог? Возможно, во дворце задействованы все микрочитающие устройства. - Хоксберг набрал воздух: - Милорды, вы можете исследовать результаты на досуге, когда я уеду. Вопрос в том, поверите ли вы в данный момент моему слову и слову лорда Петроффа? Если дела потенциально настолько серьезны, как я полагаю, надо согласиться, что должен быть отправлен особый представитель для переговоров. Если, с другой стороны, Старкад не имеет особой значимости, то что мы теряем, проведя спокойный диспут?
- Престиж, - сказал Чардон. - Мораль. Вероятность, что в следующий раз нам придется противодействовать уже ходу мерсеян. - Я не предлагаю идти на компромисс за счет жизненно важных интересов, - призывал Хоксберг, - и во всех случаях, какого бы согласия я ни достиг, оно должно быть ратифицировано здесь. Милорды, нам не следует долго отсутствовать, это могут заметить. Но если вы выслушаете... Он начал свою речь. Она была тщательно подготовлена. Их следовало убедить. Эти шесть человек и Петрофф контролировали достаточное количество голосов, чтобы склонить решение вопроса в его пользу. Если бы удалось уговорить их созвать завтра конфиденциальное собрание с полным кворумом, то Хоксберг отправился бы как полномочный посол.
В противном случае... Нет, не нужно брать на себя слишком много. Во всяком случае, на нынешней стадии своей карьеры... Но на Старкаде гибли люди.
В конце концов он их убедил. Пот стекал по его спине. Дрожа от напряжения, он оперся о стол и едва услышал, как Петрофф сказал: - Поздравляю. А также желаю удачи. Вам ее понадобится много.



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)