Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Ночь прошептала весть. Ее несло над многими милями одиночества: о ней говорил ветер, шуршали лишайники и низкорослые деревья. Тихими голосами вещали о ней друг другу маленькие существа, что прячутся под камнями, в трещинах и в тени дюн. Без слов, едва различимой тревожной пульсацией, эхом отдавшейся в мозгу Криги, пришло предупреждение: _"О_н_и о_х_о_т_я_т_с_я_ с_н_о_в_а_!"
Крига содрогнулся, словно от внезапного порыва ветра. Огромная ночь простиралась вокруг него и над ним - от ржавой горечи холмов до плывущих над головой, мерцающих созвездий. Он напряг свои чувства, вслушиваясь в ночной разговор, настраиваясь на кусты, ветер и маленьких созданий, копошащихся под ногами.
Он был один, совершенно один! Ни одного марсианина на сотни пустынных миль. Только крошечные животные, шелестящие кусты и тонкий, печальный звук ветра.
Внезапно бессловесный крик гибели пронесся по кустам - от растения к растению, эхом отразился в испуганном пульсе животных. Все живое сворачивалось, сжималось и чернело, когда ракета изливала на них светящуюся смерть, а погибающие ткани и нервы кричали звездам. Крига прижался к высокой скале. Его глаза светились в темноте подобно желтым лунам. Он окаменел от ужаса, ненависти и крепнувшей в душе решимости. Смерть была распылена по кругу, миль десять диаметром, а он - пойман в этот круг, как в ловушку, и скоро охотник придет за ним. Крига посмотрел на равнодушное сияние звезд, и дрожь пробежала вдоль его тела. Затем он сел на грунт и задумался.
Все началось несколько дней назад в частной конторе торговца Уисби. - Я прилетел на Марс, - сказал Риордан, - поохотиться на пучеглазого. Уисби давно научился не показывать своих чувств. С непроницаемым лицом игрока в покер он всматривался поверх стакана с виски в лицо собеседника, оценивая его.
Даже в забытой Богом дыре, вроде Порта Армстронга, слыхали о Риордане. Наследник миллионнодолларовой транспортной фирмы, которую он уже сам расширил в чудовище, охватившее всю Солнечную систему, Риордан также был известен, как охотник на крупного зверя. В завидном списке его трофеев были и огненный селезень Меркурия и ледовый ползун Плутона. Кроме конечно, марсианина. Эта особая дичь находилась теперь под защитой закона. Риордан сидел, развалясь в своем кресле - большой и еще молодой, сильный и безжалостный мужчина. Его размеры и еле сдерживаемая энергия делали тесной неприбранную контору, а холодный взгляд зеленых глаз подавлял торговца.
- Это противозаконно, вы знаете, - сказал Уисби, - двадцать лет тюрьмы, если попадетесь.
- Управляющий делами Марса находится в Аресе, на другой стороне планеты. Если мы все устроим надлежащим образом, кто узнает? Риордан отхлебнул от своего стакана.
- Я уверен, - продолжил он, - что через год-другой они так ужесточат контроль, что охота станет невозможна. Последний шанс для охотника добыть пучеглазика - сейчас. Вот почему я здесь...
Уисби, заколебавшись, посмотрел в окно. Порт Армстронг представлял собой всего лишь кучку связанных туннелями куполов посреди красной песчаной пустыни, раскинувшейся до самого горизонта. За окном Уисби увидел проходящего мимо землянина в герметичном костюме с прозрачным шлемом, да пару марсиан, бездельничающих около стен купола. И ничего больше - молчаливое, смертельно надоевшее однообразие, угрюмо застывшее под маленьким, съежившимся солнцем. Жизнь на Марсе не доставляла особого удовольствия человеку.
- Вы случайно не жертва любви к пучеглазым? А то эта любовь развратила всю Землю, - снисходительно потребовал ответа Риордан. - О, нет, - ответил Уисби, - я держу их здесь на своем месте. Но времена меняются, ничего не поделаешь.
- Раньше они были рабами, - сказал Риордан, - а теперь выжившие из ума старухи на Земле хотят дать им право голосовать. - Он презрительно фыркнул...
- Да, времена меняются! - с ностальгией в голосе повторил Уисби. - Сто лет назад, когда первые люди высадились на Марсе, на Земле только закончились Войны Западного и Восточного полушарий. Худшие из войн, которые когда-либо вел человек. Люди почти забыли старые идеи о свободе и равенстве, стали подозрительными и черствыми - им пришлось стать такими, чтобы выжить. Они были не способны на симпатию к марсианам, или как вы там их называете... Увидели в них всего лишь разумных животных. И, к тому же, марсиане оказались такими удобными рабами: им требуется очень мало пищи, тепла или кислорода, они даже могут прожить пятнадцать минут, совсем не дыша. А дикие сгодились для отличного спорта - разумная дичь, вполне способная ускользнуть от охотника, или даже убить его. - Я знаю, - сказал Риордан. - И поэтому я хочу поохотиться на одного из них. Никакого удовольствия, если дичь не имеет шанса выжить! - Сейчас все по-другому, - заметил Уисби. - На Земле мир, уже долгое время мир. Либералы взяли верх. Естественно, первым делом они покончили с марсианским рабством.
Риордан выругался. Вынужденная репатриация марсиан, работавших на его космических кораблях, дорого обошлась ему.
- У меня нет времени на философствование, - сказал он. - Если вы сможете устроить мне охоту на марсианина, я хорошо заплачу. - Сколько? - спросил Уисби.
Они торговались какое-то время, прежде чем сошлись на определенной сумме. Риордан привез с собой ружье и маленькое ракетное судно; Уисби должен был обеспечить радиоактивный материал, "сокола" и скальную собаку. Кроме этого он потребовал заплатить ему за риск, сопровождающий незаконные действия. И окончательная цена получилась высокой. - Где я могу найти моего марсианина? - спросил Риордан. Он кивнул на двоих, стоящих на улице: - Поймайте одного и выпустите в пустыне. Пришла очередь Уисби на снисходительный тон:
- Одного из них? Ха! Местные бездельники! Даже городской житель с Земли окажет вам больше сопротивления.
Да, марсиане не производили особого впечатления: ростом всего в четыре фута; тощие, когтистые ноги, жилистые руки с костлявыми четырехпалыми ладонями. Грудь у них была широкой, а талии - нелепо узкими. Живородящие и теплокровные, они вскармливали детей грудью, а благодаря круглым, огромным янтарным глазам, кривому клюву и ушам с кисточками заслужили прозвище "пучеглазые". Их одежда состояла из пояса с кармашками и пары ножей в чехлах. Даже либералы с Земли не хотели пока доверить туземцам современные инструменты и оружие: слишком сильна еще была память о старых обидах.
- Марсиане всегда считались хорошими бойцами, - сказал Риордан. - Они уничтожили много земных поселений в начальный период. - Дикие марсиане, - уточнил Уисби, - но не эти. Эти всего лишь тупые работники, зависящие от нашей цивилизации. Вам нужен настоящий старый вояка. И я знаю, где найти такого.
Уисби расстелил на столе карту.
- Смотрите, вот здесь, в Рефнианских Горах, около ста миль отсюда, марсиане живут уже давно, может быть, лет двести. И этот парень Крига уже был там, когда появились первые земляне. Он возглавил несколько набегов в первые годы, но после общей амнистии и мира живет один в старой разрушенной башне. Настоящий старый боец и ненавидит землян. Иногда он приходит сюда, чтобы продать меха и минералы, поэтому я немного знаю о нем.
Глаза Уисби дико сверкнули:
- Вы окажете всем нам услугу, застрелив наглого ублюдка. Ходит с таким видом, словно все вокруг принадлежит ему! Но он заставит вас побегать за свои деньги!
Риордан с удовлетворением кивнул массивной головой.

У человека была птица и скальная собака. Они должны были помочь ему, иначе Крига мог бы затеряться в лабиринте пещер, каньонов и гуще кустов. Но собака разыщет его по следу, а птица обнаружит сверху. Еще хуже было то, что человек приземлился рядом с башней. Там находилось оружие, и Крига теперь был отрезан, безоружен, один, и только пустыня, могла ему помочь, если бы ему удалось как-то пробраться к башне. А до этого надо еще дожить...
Сидя в пещере, Крига глядел на искореженную землю - мили песка, кустов, выветренных скал и разреженного чистого воздуха. И там вдали лежала ракета. Человек казался крошечным пятнышком на фоне бесплодного ландшафта, одиноким насекомым под темно голубым небом, где даже днем можно различить блеск звезд в бездонном небе. Бледный солнечный свет окрашивал камни в коричневые, желтые и ржаво-красные цвета, проливался сверху на пыльные колючие кусты и кривые маленькие деревья, на песок, нанесенный ветром между ними. Экваториальный Марс!
Человек был один, он у него было - ружье, которое могло выбрасывать смерть до самого горизонта. И, кроме того, человеку помогали его звери, в ракете работало радио, и он мог если потребуется, позвать приятелей. Кольцо светящейся смерти окружало Кригу со всех сторон. Это был заколдованный круг, который он не мог разомкнуть, не обрекая себя на еще более страшную смерть, чем от ружья... Да и бывает ли смерть хуже той, что наступает от пули чудовища, и делает затем твою шкуру чучелом для развлечения глупцов.
Несгибаемая гордость поднялась в душе Криги. Гордость старая и горькая. Он не просил многого от жизни. Ему нужно было лишь одиночество в своей башне, чтобы думать долгие думы и создавать небольшие поделки; компания себе подобных в Сезон Встречи, когда после суровой дневной церемонии можно забыться в веселье и найти себе пару, чтобы зачать и воспитать сыновей; редкие походы в поселение землян за товарами из металла и вином - единственными стоящими вещами, привезенными людьми на Марс. А еще он лелеял смутную мечту о возрождении своего народа, чтобы марсиане могли стоять как равные перед всей Вселенной. И ничего более... А сейчас у него собираются отнять даже это!
Крига прохрипел проклятье на человеческом языке и возобновил терпеливый труд. Он делал каменный наконечник для копья, хотя и не ждал от него большой пользы. Сухо шелестел в тревоге куст. Крошечные, спрятавшиеся животные пищали от ужаса. Пустыня кричала Криге о чудовище, шагающем к его пещере. Но Крига считал, что убегать еще рано.
Риордан распрыскал изотоп тяжелого металла по десятимильному кругу, центром которого была старая башня. Сделал он это ночью, чтобы не попасться на глаза случайному патрульному кораблю. Но после приземления такая опасность уже не угрожала ему - он всегда мог заявить, что занимается мирными исследованиями, ищет прыгунов или еще что-нибудь. Радиоактивное вещество имело период полураспада около четырех дней. То есть, к нему опасно приближаться недели две-три максимум. Времени должно хватить - площадь не велика, а марсианин вряд ли попытается пересечь границу.
Когда пучеглазые воевали с людьми, они узнали, чем им грозит радиоактивность. Зрение, простирающееся далеко в ультрафиолетовую область, позволяло им видеть флуоресценцию, кроме того, они обладали экстрасенсорным восприятием ситуации. "Нет, Крига не побежит, скорее он будет отбиваться, - сделал вывод Риордан, - но в конце концов я загоню его в угол".



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)