Скачать и читать бесплатно Чингиз Абдуллаев-Мрак под солнцем
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


- Я помню, - неожиданно ответил Бернардо, - ты мне о нем говорила. - Да? - удивилась женщина, заинтересованно посмотрев на него. Он впервые импровизировал, и ее это удивило больше, чем собственные импровизации. - Возможно, - сказала она, чуть подумав, и немного отодвинулась от него. Потом они минут пять молчали. Наконец Инес, поняв, что пауза затягивается, спросила его уже несколько другим голосом: - Как долетел?
- Хорошо. Когда мы вылетали, был сильный дождь, и я боялся, что самолет даже задержат в аэропорту. - Откуда Инес знать, что он прошел "школу мелочей" у генерала Чернова, учившего их, что достоверные мелкие подробности позволяют врать по-крупному, когда за истинными деталями картины не видишь надуманности самой картины.
Инес почти испуганно смотрела на него, решив, что он опять решил импровизировать. Но тут вмешался Альфредо.
- Да, - сказал он, чуть поворачивая голову, - я звонил в аэропорт. Мне тоже сказали, что самолет может задержаться в Гватемале, там был тропический ливень Женщина недовольно сжала губы. Бернардо начал ее переигрывать с самого начала, а это ей ощутимо не нравилось. В их паре она хотела играть роль ведущей. Но она умела держать удары - Хорошо, что самолет все-таки долетел, - сказала она, сжимая руку Бернардо чуть сильнее, чем требовалось для демонстрации верной любви Он понял ее намек и незаметно усмехнулся. - Мы завтра уезжаем в Париж, - сказала Инес, - я уже сняла апартаменты в их лучшем отеле, в "Ритце". Говорят, там до сих пор сохранились частные апартаменты Коко Шанель. Жаль, конечно, что у нас всего два дня. Мы могли бы провести там целый месяц.
По шее и затылку Альфредо нельзя было догадаться, о чем он думает, но вся его поза выражала гнев и обиду. Бернардо это понравилось. - Конечно, - сказал он, - мы могли бы и остаться. Может, мы еще передумаем.
И тут Инес показала, чего она стоит.
- Не забывай, о чем мы договорились, - сухо ответила она, - моя работа и независимость прежде всего. Больше двух дней в Париже я провести не могу. Нам придется лететь в Мексику. Я и так задержалась в Мадриде на два лишних дня, чтобы дождаться тебя, мой дорогой. Твоя коммерция могла бы и подождать. На этот раз даже уши Альфредо радостно шевелились. Бернардо разозлился. - Не нужно устраивать мне таких сцен, - сурово одернул он "зарвавшуюся жену", - думаю, мы сумеем обо всем договориться чуть позже. Роль альфонса явно не для него, в который раз с огорчением подумал Бернардо. Придется терпеть этого мерзкого Альфредо и эту гордячку. Кажется, он никогда еще не попадал в подобное смешное положение. А если они любовники, что ему делать? Изображать роль доверчивого мужа, наивного простачка? Или потребовать сатисфакции и быть убитым на дуэли? Этот тип, наверно, владеет какими-нибудь экзотическими видами оружия. Хотя выбор оружия может быть и за ним, как за оскорбленной стороной. Бернардо даже улыбнулся - какая глупость иногда приходит в голову. Автомобиль въехал в город, направляясь по Виа Гранде к самому центру. Отель "Палас" был расположен на центральной площади Мадрида - площади Кортесов. Напротив находился всемирно известный музей "Эль Прадо". Насчитывающий четыреста тридцать шесть номеров и двадцать сюитов, отель считался одной из лучших гостиниц не только Испании, но и всей Европы. В дальнем конце площади, с левой стороны от музея, был расположен второй отель подобного класса - "Ритц", как бы спрятанный в тени деревьев и фонтанов. Он был еще дороже, чем "Палас", и в его номерах останавливались богатые арабские шейхи и приезжие миллионеры из Америки. Обычный номер на двоих там мог стоить до шестидесяти тысяч песо, что составляло в общем более пятисот дакаров и было очень дорого даже по дорогим европейским стандартам. Правда, отель был несколько меньше, камернее "Паласа". У него было всего двадцать девять апартаментов и сто двадцать пять номеров. Эти два отеля считались своеобразной визитной карточкой гостиничного бизнеса столицы Испании и входили в число лучших отелей мира по высшей классификации. Они вышли из машины, и водитель показал швейцару на небольшой чемодан прибывшего гостя. Бернардо впервые с огорчением подумал, что его недорогой чемодан будет смотреться грязным пятном в великолепии отеля топ-класса. Здесь привыкли совсем к другим чемоданам. Видимо, это отразилось на лице Бернардо. Альфредо чуть скривил губы, увидев его чемодан, как будто не видел его в аэропорту, а швейцар презрительно бросил багаж в свою великолепную золотую тележку. "Кажется, я действительно становлюсь альфонсом, - подумал несчастный Бернардо. - Нужно будет еще брать деньги у моей супруги - и все встанет на свои места". Почему только он согласился на подобную унизительную роль. И хотя костюм для него подбирали в ателье Службы внешней разведки, не пожалев на него денег, он чувствовал себя почти нищим в этом приличном костюме среди великолепных костюмов от Валентине и Кристиана Диора, среди платьев от Шанель и Живанши.
Они прошли в лифт, и Альфредо предупредительно пропустил их вперед. Наверх они поднимались втроем и молча. У входа в апартаменты Инес дежурил ее человек.
- Спасибо, Филиппе, - поблагодарила молодого человека Инес, одаривая его ласковой улыбкой. Перед Альфредо охранник вытянулся, на Бернардо не обратил никакого внимания. Все вокруг Инес были влюблены в свою хозяйку и презирали чужого альфонса, польстившегося на ее деньги.
У дверей апартаментов Бернардо наконец получил долгожданный реванш. Инес прошла первой, пропустила своего "супруга" и, обернувшись к застывшему в почтительном ожидании Барросу, сказала:
- Спасибо, Альфредо, ты мне больше сегодня не нужен. Тот, ничего не ответив, молча повернулся и пошел по коридору в обратную сторону. Инес захлопнула дверь и обернулась к Бернардо.
- Вы с ума сошли? - рассерженно произнесла она. - Кто вам разрешил так себя вести, зачем вы меня все время сбивали? Мы могли проколоться на подобных глупостях.
- Не могли. - Бернардо решил постоять за себя. Его чемодан уже стоял у дверей. Даже чаевые швейцару, наверно, заплатил кто-нибудь другой. От того было не менее стыдно и не менее унизительно.
- Я совсем не намерен играть роль альфонса при вас, - рассерженно произнес Бернардо, - про дождь я выяснил все точно, здесь никаких накладок быть не могло. - Он подумал эту фразу по-русски и сказал вместо "накладки" испанское слово "ошибки".
- Кажется, у нас будут с вами проблемы, мистер Урбьета, - произнесла она по слогам, чуть прикусывая от напряжения нижнюю губу. - Возможно. - В конце концов он не выбирал себе такого партнера. Пусть поищут лучшего "мужа" для этой дряни. - Я не напрашивался на подобную роль. Они молча смотрели друг на друга.
- Кажется, у нас проблемы, - сказала вдруг Инес. Он промолчал. Потом спросил:
- Когда мы летим в Париж?
- Завтра утренним рейсом.
- Я должен остаться на эту ночь в ваших апартаментах? - А вы хотите провести ночь где-нибудь в другом месте? Вы понимаете, что все сразу все поймут.
- Понимаю, - мрачно ответил Бернардо, - но надеюсь, что в вашем номере есть хотя бы две кровати.
- Можете так не беспокоиться, - саркастически ответила Инес, - есть даже диван. Я не представляю вас в роли моего любовника. Сказать то же самое даме - значит оскорбить ее на всю жизнь.
Бернардо проглотил готовую сорваться колкость. И, молча взяв чемодан, пошел в гостиную апартаментов своей "супруги". Положив на стол чемодан, он достал из него зубную пасту и бритву.
- Надеюсь, ванной я могу воспользоваться, - ядовито спросил он, - или она у вас персональная?
- У меня в номере две ванные комнаты. Вы можете пользоваться маленькой, для гостей, - рассерженно произнесла женщина, проходя в спальню. Вскоре послышался громкий стук открываемого окна.
Хорошо, что я не женат, подумал Бернардо. Подобные сцены могут повторяться ежедневно и заставят любого мужчину проклинать тот день и час, когда он решил сделать предложение. В данном, конкретном, случае ему было обидно вдвойне. Он не пользовался никакими преимуществами мужчины от женитьбы на красивой женщине, не мог спать с ней, ее любить, даже не делал ей предложения. За него это сделали другие. А вот все тяготы семейной жизни - скандалы и ссоры ему приходилось принимать на себя. От этого можно было стать меланхоликом или спиться до полного одурения. Он выбрал второе. Нахально достав из мини-бара сразу две бутылочки виски, он сделал себе огромный коктейль, смешав виски с апельсиновым соком. Увидев, чем он занимается, Инес крикнула из другой комнаты:
- Можно было позвать официанта и попросить принести все, что вы хотите! Это не так сложно, сеньор Гильермо.
Он не ответил, пусть издевается, он больше не будет ввязываться в бесполезный обмен ударами. Все равно они в разных весовых категориях, и он никогда не сможет ей отвечать. Придется молчать и поэтому лучше вообще с ней не разговаривать. Часа через два, когда он, сидя на диване, смотрел телевизор, она ему крикнула:
- Вы не проголодались?
Теперь она будет его еще и кормить, с отвращением подумал Бернардо. А пойти поесть вниз, в ресторан, тоже нельзя. Что подумают люди, увидев молодого мужа, спустившегося вниз в ресторан? Они решат, что они просто поссорились. Хотя нет. Он посмотрел на часы. Прошло два с лишним часа. Они вполне могли устать после бурной встречи, и она могла заснуть. Вполне логическое объяснение. Поднявшись с дивана, он взял свой пиджак, надевая его.
- Я спущусь вниз в ресторан! - крикнул он Инес.
Та почти сразу выбежала из спальни. На ней был какой-то длинный японский халат. Волосы она уже собрала на голове, сложив их в один большой узел. Кажется, она даже успела принять душ.
- Вы с ума сошли, - зло произнесла женщина. - Не нужно меня оскорблять. Они решат, что мы либо поссорились, либо вы недовольны мною. Вы это понимаете?
Второго момента он явно не предусмотрел. Это была чисто женская логика, об этом он не подумал.
- Они могут решить, что вы просто спите, - пожал он плечами. - В каком смысле? - не поняла женщина.
- Ну после того.., в общем, после нашей встречи...
- Для обычного нахала вы удивительно тактичны, - чуть остывая, сказала женщина, - но все равно выходить сегодня не стоит. Я закажу нам ужин в номер. Это будет нормально.
- А как ваш цербер? Этот Альфредо, он не ревнует? - спросил все-таки Бернардо.
- Это вас не касается, - твердо ответила она и пошла к телефону, чтобы позвонить в ресторан. Через минуту заказ был принят. В этом отеле работали как в обычных заведениях подобного рода и подобного класса. Здесь мгновенно выполняли любые пожелания клиентов. Слова "нет" не было в лексиконе обслуживающего персонала.
- Сейчас принесут, - сказала Инес, положив трубку. Она пошла в спальню и вернулась оттуда с сигаретой в руках.
- У вас есть зажигалка? - спросила она.
- Нет, я не курю. - Он поискал глазами сувенирные спички, обычно лежавшие повсюду, и, найдя их на столике перед телевизором, подошел, взял коробок, зажег спичку и дал прикурить женщине. Та глубоко затянулась, поблагодарила кивком головы.
- Вы действительно хотели спуститься вниз? - спросила она. - Конечно. Не вижу тут ничего необычного, - равнодушно произнес Бернардо. - Вы странный человек, сеньор Урбьета. Видимо, у всех русских такой сложный и непредсказуемый характер.
- Я не русский.
- Это я поняла, едва взглянув на вас. Но в вашей стране столько национальностей, что всех называют русскими. Так удобнее. Один из сотрудников вашей разведки, выходивший на связь с Мануэлем, был типичный мексиканец, даже индеец, с таким характерным разрезом глаз и цветом кожи. А потом я узнала, что он был, как это сказать... Есть даже такой известный всемирный писатель этого народа. Они сейчас стали самостоятельным государством. У него был очень известный роман с таким поэтическим названием, кажется, "День всегда длится больше века". - "И больше века длится день", - вспомнил Бернардо. - Это киргизский писатель Чингиз Айтматов.
- Да, как, вы сказали, называется эта нация?
- Киргизы.
- Да, да. Очень интересная была книга, я ее прочла с удовольствием. А этот связной, оказывается, был киргизом. Представляете? Я всегда считала, что он наш, местный, мексиканец.
В дверь постучали.
- Можете открыть, - разрешила Инес.
Бернардо пошел открывать. Два официанта, вежливые и вышколенные, в фирменных одеждах отеля, вкатили тележку и начали быстро сервировать стол, двигаясь удивительно проворно. Закончив все свои манипуляции, они подали Бернардо небольшую красную папку со счетом. Он открыл ее. Там был счет почти на двести долларов. Ничего себе ужин, подумал Бернардо, заметив, как улыбается Инес. Это его разозлило. Он достал из кармана деньги - двадцать пять тысяч песет и отдал их официантам.
- Плачу наличными, - сказал он, добавив еще пять тысяч песет на чай. Официанты, испуганно переглянувшись, взяли деньги. И, растерянно благодаря, вышли из номера, выкатив свою тележку.
- Напрасно вы так, - улыбнулась впервые за вечер Инес, посмотрев на оставшийся счет, - на чай дают не больше пятнадцати процентов. - Не считайте меня таким идиотом. Я прекрасно знаю, что дал больше, - раздраженно ответил Бернардо.
- Да, но здесь не принято платить наличными. В отелях такого класса стоимость ужина и обслуживание заносятся в мой счет. Это удобно и просто. - В следующий раз заплатите вы, - сказал Бернардо, усаживаясь за столик. - Сколько у вас всего денег, мистер Урбьета? - спросила вдруг Инес. - Мне хватит на обеды и ужины.
- Мистер Урбьета, вы теперь, как мой муж, должны знать, что мое состояние оценивается в тридцать миллионов долларов. У вас есть такая сумма с собой или вы и впредь собираетесь платить со мной наравне? - Женщина смотрела ему в глаза.
Под гипнозом ее темных глаз он протянул руку к крышке стоявшего перед ним блюда и внезапно обжег руку. В таком отеле еда просто не могла быть теплой. Она была очень горячей.
- Карамба ! - выругался он, не сдержавшись. Нужно было видеть, как менялось ее лицо.
- Вы - испанец? - спросила она у Бернардо. Он понял, что допустил ошибку. По его непроизвольному крику она поняла, что ошибалась. Он не мог себя контролировать в такой момент. Он действительно обжег руку и крикнул первое родное слово, пришедшее на ум. И это слово было испанское проклятье. - Нет, - сказал он мрачно, - я не испанец. Она встала, подошла к окну, выходившему на улицу, отодвинула занавеску, посмотрела вниз. Там ровными потоками шли автомобили. С наступлением вечера Мадрид пробуждался после сиесты, дневного отдыха, и начинал свою ночную, основную жизнь. - Кто вы? - спросила она, стоя спиной к нему. Он поднялся. - Я латиноамериканец, такой, как вы, - ответил честно Бернардо, - я не из России.
- Это я поняла. - Она отошла от окна и вернулась к столу. - Наверно, мне не нужно было этого говорить, - осторожно произнес Бернардо.
- Такое очень трудно скрыть. Я с самого начала чувствовала, что вы слишком не правильно говорите для русского. Они выговаривают каждое слово четко и внимательно, а вы съедали окончания. Как вас зовут, мистер Урбьета? Он открыл рот. И в этот момент прозвучал выстрел. Пуля, пробив стекло, попала в Бернардо.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)