Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Родственница
Вслед за ней из крохотной машинки выскочил маленький белый бультерьер, заплясал на поводке. Девушка задрала голову, Родион помахал ей рукой, и она, махнув в ответ, быстро направилась в подъезд.
Родион направился отпирать дверь. Из своей комнаты выглянула Зоя: - Пришел кто-то?
- Тетя твоя приехала, - сказал он весело.
Зоя особенной радости не выказала - впрочем, и неудовольствия тоже, относилась к молодой тетушке довольно равнодушно. Иногда Родион подозревал, что она незаметно переняла точку зрения Лики, всегда поглядывавшей на младшую сестренку свысока, а уж после своих ошеломительных успехов на ниве частного бизнеса - особенно. Словно Рокфеллер, проходящий мимо владельца крохотной лавчонки.
Родион, наоборот, относился к Маришке со всем расположением - и потому, что она очень была похожа на Лику в юности, и оттого, что никакого комплекса неполноценности перед ней не испытывал. Хотя она с головой увязла в частном бизнесе, головокружительных успехов не добилась и особых капиталов не сколотила - года три помотавшись за шмотками в Польшу и Турцию, стала хозяйкой нескольких книжных лотков, двух киосков и арендованного в книжном магазине "Просвещение" уголка - круто, конечно, для двадцати пяти годочков, но никак не сравнить с мадам Раскатниковой, третьим человеком в крупной фирме, которую пару раз поминала даже столичная программа "Время" (фирму, конечно, а не мадам, но единожды на экране мелькнула и взятая крупным планом Лика).
Родион распахнул дверь. Бультерьер, вырвав из рук Маришки тонкий плетеный поводок, помчался мимо него и исчез в глубине квартиры. - Это он кошку ищет, - сказала Маришка безмятежно. - Разберется сейчас, что нет тут кошек, знакомиться прибежит... Кошек давит так, что смотреть залюбуешься, двух уже придушил, соседи на меня зверем смотрят... Четыре месяца обормоту, а на звонки уже лает. Макс! Ко мне! Макс и ухом не повел, слышно было, как он носится по комнатам, царапая когтями паркет.
- Проходи, - сказал Родион, снимая с нее куртку. - Приехала приобретением похвастаться?
- А как же. Сестричка дома?
- Увезли сестричку, деловой мир без нее рухнет. "Чейз Манхеттен бэнк" на прямом проводе, надо полагать...
- Да уж, да уж, мы нынче загадочные... - сказала Маришка, порылась в карманах. - Племяшка, шоколадку хочешь?
Зоя взяла плитку, вежливо поблагодарила и удалилась к себе в комнату. Прибежал Макс, начал радостно прыгать на Родиона, крутя хвостом-саблей. Головенка была акулья, страшноватая, но держался песик вполне мирно. Родион тем не менее немного отодвинулся:
- Я слышал, они жрут всех и все, что движется....
- Глупости, - авторитетно сказала Маришка. - Это как воспитать. И на кого натаскать. Вот схвати меня, посмотришь, как он защищать кинется... - Нет уж, - сказал Родион, косясь на красноглазое создание. - Еще отхватит что-нибудь, зверь нерусский... Я как раз кофе сварганил, будешь? - Ну давай чашечку...
Родион отнес черный расписной поднос в свою комнату, и они уселись у стола. Красноглазый Макс, сделав попытку нахально стащить с подноса печенье и получив от Маришки по шее, обиженно убрался в угол и залег там на боку, вытянув лапы.
- Как жизнь?
- Да нормально, в общем. Болтают, завод останавливать собираются... - А я тоже слышала. Что делать будешь?
- Да есть варианты... - сказал он туманно. Маришка сидела, закинув ногу на ногу и мелкими глоточками прихлебывала горячий кофе. Юбка, как нынче и положено, была чисто символическая, но у него после случившегося в ванной ничто и не ворохнулось в душе. Хотя, в общем, к Маришке он всегда относился с симпатией, чувствуя некую близость. К Лике, что там о ней ни думай и как ни относись, все же подходило определение "леди", а Маришка с ее ларечками и лотками смотрелась скорее разбитной молодой фермершей, бодро шлепавшей по грязи со снопом сена на вилах и без аристократической брезгливости готовой прибежать на свидание на сеновал к молодому соседу, не знающему, в какой руке полагается держать вилку. Была в чем-то своя. - Замуж не собираешься? - спросил он самым легкомысленным тоном. - За кого? - она сделала легкую гримаску. - Кто старую-то ларечницу возьмет?
- Ну, не прибедняйся...
- Какое там замуж, за день так накувыркаешься, что и к любовнику не тянет. Позавчера замоталась, свернула на Горького, навстречу одностороннему, пока спохватилась, метров полсотни проехала, хорошо еще, джентльмены попались, не протаранил никто. Но нагуделись...
Похоже, что-то ее беспокоило - легонько ерзала, бросая на него загадочные взгляды.
- Случилось что-нибудь?
- Родик, ты как ко мне относишься?
- С родственной симпатией.
- Только-то?
- А тебе мало? - он позволил себе откровенно мужской взгляд, чтобы сделать ей приятное.
- Я думала, ты меня любишь...
- Что надо-то, родственница? Опять бананы перевезти? - Ну, почти... Ты завтра что делаешь?
- Да ничего, в общем.
- Родик, милый...
- Что делать? - спросил он весело. - Если никого убивать не надо - к твоим услугам. Вот насчет убийства, извини, ничем не могу поспособствовать...
- У меня все парни за товаром в Манск уехали, а в киоске на "Поле чудес" сидит новенькая, совсем соплюшка. В деньгах и ценах путается, боится всего, в каждом прохожем ей бандит мерещится... Посиди с ней до обеда, а? Как в тот раз... Чем хочешь отслужу...
- Чем хочу? - ухмыльнулся он.
- Ну, Родик, ты же моя детская любовь... И опустила ресницы, чертенок, изображая стыдливую невинность.
Насчет детской любви она, конечно, врала самым беспардонным образом, но тогда, в третьеразрядном польском отельчике пять лет назад, был момент, когда ему достаточно было сделать шаг навстречу - и оказаться с ней в постели. Родион этого шага не сделал - сам толком не знал, почему, то ли она, двадцатилетняя, выглядела очень уж юной, то ли побоялся сложностей, которые могли воспоследовать после возвращения на родину, тогда еще звавшуюся СССР... И потихонечку жалел иногда - после того, как с Ликой все пошло на-перекосяк. Многие согласятся, что женушка-фермерша гораздо предпочтительнее, нежели утонченная леди - в том случае, когда сам ты на лорда никак не тянешь...
- Выручишь? - с надеждой уставилась Маришка.
- Посидеть просто?
- Ага. Ты разрешения на газовик так и не взял?
- Да зачем он мне? ("Особенно теперь" - мысленно добавил он.) Что, неприятности какие-то ожидаются?
- Не должно бы. Черные налоги все аккуратно уплочены, но сейчас беспредельной молодежи развелось немеряно. Хорошо еще, пугливые, рявкнешь на них, ствол предъявишь - только пятки засверкают. Но если соплюшка будет одна сидеть, насмерть перепугается в случае чего... Это так, чисто теоретическая опасность, - заторопилась она, боясь, что Родион вдруг передумает. - Шпана сейчас в основном вокруг азиатов вертится, на "Поле чудес" казахов с киргизами полно, их главным образом и чистят.
Родион насторожился, но не подал виду. С беззаботной ухмылкой спросил: - Есть что чистить?
- А то. Иначе и не охотились бы. Они там поблизости, в домах вокруг рынка, снимают комнаты, вот их вечерком и прихватывают по дороге, а то и на квартиры налетают. На той неделе один косоглазик прилюдно плакался - собрался у нас в Шантарске машину покупать, да нарвался на каких-то ухарей, на детский велосипедик не хватит теперь...
- Не нашли ухарей?
- Где ты их найдешь? Сразу не поймали - дело дохлое, - весьма авторитетным тоном сказала Маришка. - Ко мне один сержантик из ОМОНа клеился, часа два сидел в конторе и порассказывал... Не возьмешь с поличным - потом ничего и не докажешь. И потом, половина этих азиатов живет на птичьих правах, без должной регистрации, эти вообще по милициям бегать не станут. А мафии своей у них пока что нет - это ж сплошь и рядом тамошние интеллигенты с дипломами, которым туго пришлось, не умеют они мафию соорудить. У меня рядом с ларьком один торгует, так он и вовсе майор танковых войск. Бывший. В Киргизии сейчас армия самую чуточку побольше, чем в Монако, вот его и сократили, а родственников деревенских нет, и хоть ты помирай. Жаукеном зовут. Ну, ему-то получше - каратэ знает, от шпаны кое-как отмахивается. А другим тяжеленько приходится...
Все это настолько совпадало с услышанным от уголовничка, что Родион ощутил прилив веселой дерзости.
- Конечно, какие проблемы, Маришка, - сказал он. - Оформим по-родственному, посижу, сколько надо...
- Родик, я тебя обожаю! - Маришка вскочила и звонко его расцеловала. Макс открыл один глаз, но, видя, что она опять уселась и никакой потасовки в комнате не происходит, задремал, не меняя позы.
- В особенности если соплюшка твоя симпатичная...
- Э, вот это ты брось! Совсем дите.
- Я ж шутейно...
- Кто вас знает, ловеласов...
- Это ты зря, - сказал Родион. - Я - верный супруг, знаешь ли. - Ох ты, верный супруг... - сказала она с непонятной интонацией и посмотрела как-то странно. - Все вы верные... Я вот намедни друга сердечного выгнала.
- Костика?
- Ну. Кого ж еще? Пить начал, как слон, деньги тянул пылесосом, а главное, подловила, когда он Любашку в уголке прижимал. Бухгалтершу мою помнишь? В общем, осталась я сейчас без крепкого мужского плеча - но, честное слово, пока как-то и не грущу, некогда...
- Мариш...
- Аюшки?
- Тебе деньги нужны?
- А кому ж они не нужны?
- Я имею в виду инвестиции, - сказал Родион. - Понимаешь ли, у меня сейчас наклевывается один бизнес Миллиончиков на несколько. А куда мне их потом девать, совершенно не представляю. На хозяйство вроде бы и так хватает, а вот ежели по примеру серьезных людей в дело вложить... Может, и выйдет толк.
- Всегда пожалуйста, - сказала она оживленно. - Громадной прибыли я тебе не обещаю, но получится выгоднее, чем в сберкассе держать или закупать баксы. Тебе подробненько рассказать насчет оборотов и процентов? - Да нет, зачем? - пожал он плечами. - Не обманешь родственника, я думаю? Вот и ладушки.
Она восприняла его слова совершенно спокойно, даже и не подумала удивиться - конечно, привыкла, что все вокруг нее вечно занимаются какими-то бизнесами, вот Лика - другое дело, с той придется замотивировать особо изощренно, такую легенду выдумать, чтобы.и тени сомнения не ворохнулось... - А когда деньги будут? - спросила она насквозь деловым тоном. - Если бы точно знать, можно сразу прикинуть, пустить их в Манск или на Алма-Ату нацелиться...
- Через недельку, я думаю, - сказал Родион уверенно. И выругал себя: не стоит делить шкуру неубитого медведя, плохая примета... - Не знаю точно, - торопливо поправился он. - Рассчитываю через неделю, а там - как бог пошлет. Дело такое, сама понимаешь...
- А как же, - согласилась она самым беззаботным тоном. - Так оно всегда и бывает, хорошо, если из десяти сделок одна проходит... А где у тебя наколки, если не секрет?
Он помялся и с таинственным видом поведал:
- Да так, с заводом связано... Я уж из суеверия пока помолчу. К тому же - коммерческая тайна.
- Я за тебя душевно рада, - сказала она искренне. - Может, хоть немного Лике нос утрешь, а то...
Он насторожился:
- Мариш, она что, говорила что-нибудь... этакое?
- Да глупости, ничего она особенного не говорила. Просто токовала, как глухарь, про свои исторические успехи на ниве электроники, а про тебя поминала, словно английская королева про своего дворецкого. Словес особенных не было, но ты асе знаешь, на какие взгляды и интонации мы, бабы, способны... Ты меня не выдавай, ладно?
- Да конечно, Мариш, что ты...
- Может, тебе ее поколотить? Легонечко?
- Ну ты и ляпнула, старуха, - пожал он плечами с искренним удивлением. - Теоретически рассуждая, оно бы и неплохо по старому русскому обычаю, но ведь не за что...
Маришка кинула на него быстрый взгляд, поерзала на стуле и рассмеялась: - Знаешь же, как говорится - было бы за что, совсем бы убил... - Эх, Мариша, мне бы твои двадцать пять... - грустно сказал он. - И в чем-то незамутненный взгляд на мир. Битьем еще никого вроде бы не исправили, не в том корень проблемы...
- Ничего, - сказала она с видом умудренной и пожившей дамы. - Если удачно провернешь дело и вложишь ко мне денежку, все по-другому повернется. Она тебя ничуть не презирает, просто раз и навсегда отвела клеточку, как водороду в периодической таблице товарища Менделеева, и думать не думает, что ты способен перескочить в другую, где атомный вес малость потяжелее. А ты ей докажешь...
- Маришка, а ты умница... - сказал он рассеянно.
- Ты только сейчас заметил? - фыркнула молодая свояченица. - Не ожидала, Родик... - Она встала. - Ладно, я полетела, еще в три места заскочить нужно... Спасибо, Родик, я тебя жду завтра утречком... Макс, пошли! Проводив ее, Родион покопался в шкафу и извлек свою старую вязаную шапочку. Сходил в Ликину комнату за ножницами и иголкой. Минут через сорок была готова довольно приличная маска - хоть в "красные бригады" записывайся. Отверстия для глаз и рта на совесть обметаны черной никой - к мелким починкам его приучала еще бабка, рамках спартанского воспитания. Очки у него были слабенькие, каких-то минус две диоптрии, он и без них, в общем, прекрасно справлялся.
Натянув на голову черный вязаный капюшон, расправив, встал перед зеркалом. Критически присмотрелся, подмигнул своему неузнаваемому отражению: - Ну что, корнет, прорвемся?


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)