Скачать и читать бесплатно Чингиз Абдуллаев-И возьми мою боль
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 8

Ирада даже не могла себе представить, как много людей были задействованы в ее поисках. Поздно вечером, едва Стольников вернулся домой, ему позвонили.
- Слава, - раздался глухой, знакомый голос.
- Кязим, - удивился Стольников, - я думал, тебя пристрелили на складе.
Кстати, весь наш товар оттуда вывезли, а ребят разогнали, я все потом узнал.
Только тебя нигде не мог найти.
- Меня едва не убили, - печальным голосом сказал Кязим, - я думал, ты меня бросил.
- Меня самого едва не убили, - признался Стольников, - они бросили гранату, и я неудачно упал, повредив позвоночник. Ты где находишься? - У друзей. Домой боюсь идти.
- Почему?
- Сам знаешь. Они на этом не остановятся, будут искать нас по всему городу.
- Кто они?
- Те, кто напал на дачу.
- Я сижу дома, и меня никто не трогает.
- Значит, они до сих пор не знают, где ты живешь, - ответил Кязим, - или убивают только наших.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь, - в сердцах сказал Стольников, - завтра утром большой сбор. В девять утра. Приедет брат Исмаила. Он сегодня прилетает в Москву.
Младший брат был компаньоном хозяина и работал в основном в Иране. Узнав о случившемся, он обещал прилететь сегодня вечером, но предусмотрительно не сказал, каким рейсом, решив подстраховаться. Если предали старшего брата, значит, могут предать и его, решил он. И поэтому назначил большой сбор на утро следующего дня.
- Где собираетесь? - спросил Кязим.
- Ты сам знаешь, - Стольников помнил, что по мобильному телефону нельзя откровенничать.
- Понимаю. Когда мне приехать?
- В девять утра. И постарайся остаться живым до завтрашнего дня, - посоветовал Стольников. - Младшего брата Исмаила наверняка заинтересует, куда делся товар с твоего склада.
- Черт возьми! - прохрипел Кязим. - Я об этом не подумал. - В любом случае будь завтра на месте. Я сумею подтвердить, что ты не виноват.
- Спасибо, Слава, - Кязим отключился. Стольников убрал телефон. Сегодня он успел поговорить, еще с несколькими ребятами. Нужно будет выяснить все точно И самое главное, завтра еще раз проконтролировать отправку ребят из частного агентства в больницу к Махмудбекову. На даче им сегодня не разрешили появляться. Там работали сотрудники прокуратуры, милиции, ФСБ. Стольников успел заехать на квартиру Махмудбекова, но в ней шел ремонт, и никаких документов, компрометирующих хозяина, в квартире не было.
Он вспомнил слова Цапова. Нужно найти девочку. Но где ее искать в многомиллионном городе? Если бы была жива Светлина Михайловна... Черт возьми, нужно еще заехать к ее детям, организовать похороны. Господи, как все это глупо. Кому могла понадобиться такая бойня. Он не был ангелом и знал, что Исмаил Махмудбеков также не был ангелом. Но он знал, что тот всегда действовал по негласным правилам и никогда не карал невиновных и не нападал на слабых. У Махмудбекова был своеобразный кодекс чести, присущий южанам, и он никогда не посмел бы его нарушить. Нужно все-таки что-то делать, чтобы найти девочку. Для Исмаила это самая большая проблема. Стольников прошел на кухню. Благодаря своей "работе" он сумел купить небольшую двухкомнатную квартиру, где предпочитал жить один. После того как его оставила жена, он не доверял женщинам. И даже когда в его жизнь вторгались незнакомые женщины, он и тогда не приводил их домой, словно оберегая свое жилище. На кухне он сделал бутерброд, сунул его в карман и уже собирался выйти когда в дверь позвонили.
Он вспомнил про предупреждение Кязима. На цыпочках подошел к двери. Дверь у него была капитальная, стальная, ее нельзя было прошибить даже автоматной очередью. Но стоять перед дверью все равно не следовало. За ней мог оказаться и гранатометчик. В Москве купить гранатомет можно без проблем, он это хорошо знал. Поэтому, взяв пистолет, который лежал в коридоре в специальном углублении, за телефонным столиком он подошел к дверям, встав слева.
- Кто там? - настороженно спросил он.
- Своих не узнаешь? - раздался знакомый голос, и Стольников пригнулся ближе к двери, чтобы убедиться в том, что слух его не обманул. Это был брат Исмаила Махмудбекова прилетевший сегодня в Москву. Кроме него, на лестничной клетке стояли еще двое неизвестных Стольникову людей, очевидно, личные телохранители Адалята. Он, уже не колеблясь, открыл дверь, спрятав перед этим пистолет в привычное место. - Здравствуй, Вячеслав, - хмуро сказал Адалят. - Собрался куда-нибудь?
Торопишься?
Стольников был в куртке, и Адалят понял, что он собирался уходить. - Заходите, - посторонился хозяин. Гости вошли в квартиру. И выжидательно посмотрели на Стольникова.
- Идемте в комнату, - пригласил Стольников, чуть усмехнувшись. Младший брат был такой же комплекции, как и его старший брат, только чуть ниже ростом. Он первым прошел в комнату и сел на диван, заскрипевший под его тяжестью. За ним осторожно вошли два его головореза. Стольников вошел последним.
- Ты не сказал, куда ты собирался? - терпеливо напомнил Адалят. - Искать девочку, - хмуро объяснил Стольников. - Дочь вашего брата. Гость мрачно кивнул. Он уже знал об исчезновении Ирады. Потом вздохнул и спросил:
- Как все это случилось?
Стольников невесело покачал головой. Он уже понял, почему младший брат хозяина приехал именно к нему. По существу, Стольников был руководителем личной охраны Исмаила Махмудбекова, и его отсутствие на даче в момент нападения вызывало серьезные подозрения. И поэтому Адалят явился лично к нему выслушать объяснения. А судя по головорезам, которых он привел с собой, и для скорого суда, в случае если Стольников не сумеет убедительно доказать свою невиновность.
- На дачу напали...
- А ты где был?
- Меня там не было. - Только предельно честные ответы могли спасти его.
- Тогда объясни, - потребовал Адалят.
В переводе его имя означало "закон" или "порядок". И он решил лично разобраться во всем, прежде чем собирать завтра людей. - Они прилетели вчера днем, - начал рассказывать Стольников, - я сам встречал их в аэропорту. Мы садились в машины когда нам позвонили и сказали, что на складе, который находится на Курском вокзале, началась проверка. Нас с Кязимом старший брат решил отправить туда. Мы тут же уехали.
- И оставили его одного?
- Нет, не одного, - возразил Стольников. - Я перед отъездом оставил за старшего Джафара.
- Которого вчера ночью взяла милиция, - кивнул Адалят. - Это не мои проблемы, - с трудом сдерживаясь, сказал Стольников. Гость понял, что несколько перегибает палку, и миролюбивым голосом заметил:
- Если бы на твоего брата напали, ты бы тоже нервничал. Давай рассказывай, что там дальше было.
- Мы поехали на склады, - продолжал Стольников. - Там была засада. Нас обстреляли. В меня даже бросили гранату. Решили, что я убит, и уехали на дачу.
Я пытался дозвониться, но мой телефон отключили. Я даже послал старика-сторожа дозвониться до вашего брата, но и он не успел. - А где девочка? - спросил Адалят.
- Я как раз отправлялся на ее поиски, - напомнил Стольников, - вчера на дачу напали человек пятнадцать. Судя по всему, они тоже понесли потери. Наших убито девять человек. Семеро охранников, Светлана Михайловна и кухарка. Джафар арестован за незаконное хранение оружия. Остальное вы знаете.
- Мы ничего не знаем, - разозлился Адалят. - Мы только знаем, что тебе была поручена охрана. А ты вдруг уезжаешь проверять какие-то склады, и как раз в этот момент на дачу нападают. Что бы ты сам подумал про такое совпадение?
- И тем не менее все было так, - упрямо повторил Стольников, - они устроили нам засаду на складе и потом напали на дачу. Очевидно, в их расчеты входило вывести меня из игры. Они устроили там настоящий погром, и теперь нам нужно найти тех, кто это сделал.
Адалят молчал. Он мрачно смотрел на сидевшего перед ним Стольникова. Нужно было либо поверить ему и начать совместные поиски, либо не поверить и устранить последнего из тех, кто, возможно, остался верен его брату. Он вздохнул.
- Как Исмаил? - наконец спросил он.
Стольников понял, что его гость принял решение. Если бы он продолжал подозревать его в нечестной игре, он никогда бы не позволил себе узнавать у него о состоянии здоровья своего старшего брата. Такие вещи узнают только у близких людей. Это Стольников знал точно. - Плохо, - честно и жестко сказал он, - лежит в реанимации. Все время бредит, зовет дочь. Но врачи считают, что он выживет. - У него есть охрана?
- Стоит пост милиции. И наши люди. Но наши без оружия. Утром туда поедут новые люди, у которых будет оружие. Официально разрешенное. - До утра, думаешь, никто не нападет?
- Не знаю. Но я предупредил наших, чтобы были наготове. У сотрудников милиции оружие есть. Рядом с больницей стоит машина с нашими людьми, у которых тоже есть оружие. Если понадобится, они могут вмешаться. - Ты все придумал? - спросил Адалят.
- Я, - кивнул Стольников.
- Умный ты человек, - подвел итог его гость, - только Исмаила от пули не уберег. И дочь его спасти не сумел.
- Насчет дочери мы еще посмотрим, - упрямо сказал Стольников, - я думаю, ее можно найти. У девочки ни денег, ни паспорта. Она обязательно объявится. Ее и милиция ищет.
- Посмотрим, - поднялся со стула Адалят. - Я с адвокатом поговорил. Он говорит, Джафара могут отпустить. Завтра займется этим делом. Если его отпустят, ты сам его допроси. Узнай все подробности нападения. Он, говорят, был на даче с самого начала.
- Обязательно узнаю.
- У тебя есть какие-нибудь подозрения? Кто это мог быть? - Только два или три человека, - твердо сказал Стольников. - Не так-то легко нанять пятнадцать человек, снабдить их оружием и устроить такое нападение. Здесь нужны очень большие деньги. А куда потом они дели оружие? Я думаю, вы сами можете вычислить, кому именно было выгодно это дикое нападение.
- Мы все выясним, - свирепо пообещал Адалят, - но если кто-нибудь из наших замешан в этом нападении!.. Клянусь аллахом, я лично отрежу мерзавцу голову.
- Не пугай, - поморщился Стольников, которому уже надоел этот разговор.
- Если бы я был виноват, вы бы уже лежали мертвыми у меня в квартире. Все трое.
Телохранители переглянулись. Адалят недобро усмехнулся. - Смелый ты человек, Слава, - сказал он то ли одобрительно, то ли предупреждая, - очень смелый. Ты напрасно из милиции ушел. Как раз там твое место было.
- Это мое дело, - угрюмо заметил Стольников.
- Завтра будешь на сборе? - спросил Адалят, направляясь к двери. - Обязательно. Мы уже всех оповестили. Все приедут. Все, кто может нам помочь, - пообещал Стольников.
- Я к брату поеду, к Исмаилу. Как думаешь, меня к нему пустят? - Поздно уже, - посмотрел на часы Стольников. - Вы ему не поможете, только потревожите зря. Давайте лучше думать как девочку вытаскивать, как ее найти.
- Ты точно знаешь, что она в руки нападавших не попала? Может, она у них?
- Нет. Я говорил с офицерами милиции, которые там были Она успела сбежать. Если бы ее захватили, нам бы давно выдвинули условия. Прошли уже целые сутки после нападения.
- Ах, как жаль, - скрипнул зубами Адалят, - меня не было на даче. Я бы им показал.
- Их было пятнадцать человек, - покачал головой Стольников, - с гранатометами и автоматами. Они напали внезапно Что могли в такой ситуации сделать наши ребята? Лучше давайте Джафара поскорее вытащим из тюрьмы, и он нам расскажет вес подробности.
- Завтра вытащим, - на прощание пообещал Адалят. - А насчет Ирады сделаем так. Я сейчас позвоню в Стамбул, попрошу, чтобы по факсу ее фотографии выслали. И раздам всем нашим людям. Пусть начинают искать. Прямо сегодня. Куда она могла пойти в Москве, как думаешь? - Это я у вашей семьи спрашивать должен, - зло ответил Стольников, - вам лучше знать, куда она могла пойти. У нее ведь здесь ни друзей, ни знакомых.
Да и деньги она, наверно, не успела взять, когда с дачи сбежала. Вот и думайте, где она теперь может быть. Хорошо, если на нее какие-нибудь сутенеры не выйдут.
Адалят резко развернулся и с диким криком прижал Стольникова локтем к стене, наваливаясь всем телом. Оба телохранителя сразу достали оружие. - Думай, что говоришь, - прошептал Адалят, - если такое случится, я пол-Москвы уничтожу. Голову обрею, есть, пить не буду, пока не отомщу. Если кто-нибудь нашу девушку тронет, хотя бы пальцем, я всех родных этого человека уничтожу, весь его род. Ты думаешь, это шутки. В семье Махмудбековых шлюх никогда не было. Ты думай, что говоришь. - Отпусти, - убрал его руки Стольников, - я тебя предупреждаю, а ты кипятишься, - иногда он переходил с Адалятом на "ты". - Чем здесь стоять и мне угрожать, лучше мозгами пошевели, подумай, куда она могла деться. Я ведь серьезно говорю, девушка в Москве может пропасть запросто. Если у нее нет денег, где она ночевала вчера, где будет спать сегодня, что ела, почему не звонила? Все не так просто, Адалят, а ты из себя оскорбленного родственника разыгрываешь.
Слушая его, Адалят мрачнел все больше. Наконец он убрал руку и, закрыв глаза, прошептал:
- Жить не буду, всех родных сюда вызову, но девочку найду. Хотя бы тело ее, но найду. И клянусь Кораном, я не успокоюсь, пока не отомщу. Аллахом клянусь, могилами предков, жизнью своих близких. Пока не узнаю, кто на дачу напал и не отомщу, я из Москвы не уеду.
Стольников знал, какая это страшная клятва у кавказцев. Если мужчина начинал говорить так патетически, то это означало одно - он готов умереть. Он готов умереть, но сдержать данное при свидетелях слово. И теперь младшего брата Исмаила Махмудбекова могла остановить только смерть. Он сделал свой выбор и дал страшную клятву. Стольников мрачно наклонил голову.
- Давай не будем ждать до завтра, - предложил он. - Сколько людей ты можешь собрать прямо сейчас?
Адалят повернулся и что-то тихо спросил у одного из телохранителей. Потом, услышав такой же тихий ответ, сказал:
- Прямо сейчас - человек двадцать-тридцать. А завтра хоть сто, хоть двести.
- Завтра будет завтра, - возразил Стольников, - у меня тоже есть несколько ребят. Давай я лучше поеду с вами, и ты Дашь мне ее фотографии.
Начнем поиски прямо сейчас, лучше нам не терять времени. Его гость двинулся к лифту. Стольников достал свой пистолет и вышел следом. Уже в автомобиле Адалят осторожно дотронулся до его руки. - Ты на меня не обижайся, - попросил он. - Думаешь, легко услышать такое про свою семью?
Стольников понял, что это своеобразная форма извинения, и молча кивнул.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)