Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ОГНИ БОЛЬШОГО ГОРОДА

ГЛАВА ПЕРВАЯ
НИКОГДА НЕ ПОДГЛЯДЫВАЙТЕ ЗА НЕИЗВЕСТНЫМИ

Еще пару кабельтовых шхуна прошла на одном стакселе, вплотную к зеленому буйству джунглей, так что верхушки мачт, по-морскому стеньги, то и дело цеплялись за переплетение ветвей, вызывая возмущенные вопли проворно разбегавшихся обезьян, а диковинные птицы вспархивали стайками - экзотика /.-прежнему цвела вокруг самая махровая, хотя корабль зашел на этот остров с прозаичнейшей целью, всего-навсего набрать пресной воды перед долгим переходом в Катан-Панданг. Потом Пьер проворно убрал и стаксель, а два батака (отнесшиеся к тому, что третий их собрат не вернулся с драконьего острова, с азиатским фатализмом) сноровисто закинули в гущу ветвей кошки на прочных линях, подтянули шхуну бортом к берегу, так что ветви нависли над палубой, закрепили свободные концы линей и столь же шустро спустили на воду старенькую дюралевую лодку.
На палубе показался Гаваец с перекинутым через плечо "Томпсоном", судя по виду, военного выпуска. В обеих руках у него были пластиковые двадцатилитровые канистры. Батак кинул в лодку пару алюминиевых весел с
облупившейся синей краской. Вопросительно уставился на капитана, ожидая дальнейших распоряжений. Остальные в полном составе торчали тут же.
- Джимми, возьми баклаги, - невозмутимо сказал гаваец Мазуру, ногой подвинув к нему помянутые сосуды.
Столь же невозмутимо Мазур взял лежавшую неподалеку винтовку, повесил на плечо дулом вниз, отвел в сторонку Пенгаву и тихонько сказал ему на ухо:
- Пока меня не будет, наточи как следует мой паранг: Сбросил канистры в лодку, держась руками за планшир, перевалился через борт и спрыгнул в дюральку. Утлая лодчонка качнулась, стукнув о борт шхуны. Гаваец тем же путем последовал за ним и сразу же сел на весла. Сильными гребками повел лодочку вдоль берега.
- Интересно, - сказал Мазур. - Что же ты меня не
заставил вкалывать, при твоей-то привычке руководить? - Я знаю дорогу, а ты - нет, - ответил гаваец. - Так
проще.
Какое-то время они молчали. Лодка быстро продвигалась вперед по узкому, извилистому проходу меж высокими скалами, в один прекрасный момент он раздвоился, и Джонни уверенно свернул вправо, а у следующего разветвления - влево. Глянув на Мазура исподлобья, поинтересовался:
- Ты что сказал своему орангутангу? - Да пустяки, -
пожал плечами Мазур. - Чтобы он тебя пристрелил, если вернешься один:
- Точно?
- А какие тут шутки? - пожал плечами Мазур. - Я человек предусмотрительный, жизнь научила:
- Глупости, - хмуро сказал гаваец. - Я парень резкий, но вот уж никак к неврастеникам не отношусь: Если мочить каждого, кто мне однажды покажет зубы, патронов не хватит: От тебя, знаешь, тоже можно всякого ожидать:
- Глупости, - усмехнулся Мазур, старательно повторив его интонацию. - Драконьи потроха в трюме - не столь уж большой куш, чтобы мочить тебя ради твоей доли. Я в этих местах настроен осесть надолго: Интересно, почему ты взял за водой именно меня? Если отпадает версия "несчастного случая" на водопое, то есть лишь одна-единственная идея:
Побаиваешься, как бы я не вздумал в твое отсутствие поднять !c-b на борту и захватить твой фрегат?
- А почему бы и нет? - серьезно сказал гаваец. -
Извини, парень, я тоже имею полное право предполагать на твой счет разные гадости. Очень уж быстро ты моих орлов привел к подчинению там, на острове.
- Но я, по размышлению, был все-таки прав, а? - спросил Мазур. - К чему нам иметь на счету мертвого копа:
- Ну, допустим, прав, - неохотно признался Джонни. - Он был не один, могли со злости устроить грандиозную облаву, копам страшно не нравится, когда кого-то из них мочат. И все равно: Это мой корабль, знаешь ли, и мой экипаж.
- Помилуй бог, не покушаюсь ни на то, ни на другое, - сказал Мазур примирительно. - Я просто не люблю, когда на мне ездят верхом:
- Вот совпадение, парень, я тоже: Ты подозреваешь меня черт-те в чем, а я - тебя. Вот и квиты. В конце-то концов, Абдаллах, старый прохвост, не мог тебе не сказать, как зовут китайца, как называется его лавка:
- Сказал, конечно, - кивнул Мазур. - Но я же тебе
говорил уже - не столь уж велика твоя доля, чтобы мочить тебя ради нее.
- Вот то-то, - легонько оскалился Джонни. - Ну что,
Джимми-бой, попробовали друг дружку на излом? Давай попробуем подружиться, что ли? Не скажу, что ты мне особенно нравишься:
- Ну, удовольствие, знаешь ли, обоюдное.
- Понимаю. Наплевать. Ты, Джимми-бой, и в самом деле, похоже, будешь тут долго болтаться у меня под носом. А я не собираюсь срываться в эмиграцию из этих мест. Поневоле придется как-то строить дальнейшие отношения. А вдруг и получится к обоюдной выгоде:
Не походило что-то пока, чтобы он пытался заговорить зубы и застать Мазура врасплох, - автомат лежит у ног, пистолет в кобуре, паранг в ножнах, обе руки заняты веслами. Скорее уж Мазур мог при таком раскладе и морду набить качественно, и отправить к праотцам.
Словно угадав его мысли, гаваец настороженно бросил: - Между прочим, я своим обезьянам приказал то же самое, что ты - своему:
- Да ладно тебе: напарник, - фыркнул Мазур. - Черт с
тобой, я-то первым не начинал: Давай, в самом деле,
создавать новую корпорацию: "Джимми и Джонни, лимитед". Я, знаешь ли, придерживаюсь той же философии: не стоит класть жмуриков направо и налево, если проще договориться. - Ну, смотри, я-то не прочь: - вздохнул Джонни с
некоторым облегчением. - Если сойдемся поближе, я тебя научу, как можно делать толковые дела. Твой тесть, прости на худом слове, - все же обыкновенная макака без фантазии и настоящего размаха. Чисто по-первобытному снимает верхушки там, где цивилизованный человек без труда вычерпает все до дна и получит вдесятеро больше:
- Не обижай моего родственника, - лениво осклабился Мазур.
- Родственник:
- Какой уж есть, - сказал Мазур.
- Ладно, наследный принц: Проехали.
Очередной узкий проход вывел их в обширную лагуну, диаметром чуть ли не в морскую милю. Ну да, конечно, на шхуне сюда не пройти за отсутствием ветра:
Джонни повел лодку вдоль берега, на миг выпустил весла, переложил автомат поближе, чтобы был под рукой. Настороженно пояснил:
- Поглядывай по сторонам, Джимми-бой, не зевай:
Островок необитаемый, расположен удобно, а значит, можно нарваться черт-те на кого:
- Королевские? - спросил Мазур.
- Ну, не обязательно. Тут столько всякого народа
болтается: От ловцов удачи до этих долбаных идейных, и неизвестно еще, что хуже. Фронты освобождения, борцы с тиранией: Ты сам-то, надеюсь, не из идейных? Не борешься, часом, против кого-то или за что-то?
- Бог миловал, - сказал Мазур насколько мог
убедительнее. - Я, видишь ли, борюсь исключительно за собственное благополучие:
- Ну, это уже лучше, - фыркнул гаваец. - Нет на свете
ничего хуже борцов:
В два гребка он притер лодку к берегу, задрал голову к небу, его лицо стало напряженным, злым.
- Мерещится или нет?
Старательно прислушавшись, Мазур тихо ответил:
- А знаешь ли, компаньон, ни черта тебе не мерещится: - Самолет?
- Очень похоже. Звук сверху идет.
- Подождем пока. - Ощерясь, гаваец передернул затвор. - Нужно же посмотреть, кого черт несет: У береговой охраны и егерей, чтобы ты знал, есть и самолеты:
- Думаешь, по наши души? Уверен?
- Да ни в чем я не уверен! - шепотом огрызнулся Джонни. - Но все равно нужно переждать:
Мазур был с ним полностью согласен. Перехватывая руками ветки, они завели лодку подальше в чащобу - но так, чтобы видеть лагуну. Пошарив в носовой части, представлявшей собой ящик, Джонни извлек бинокль - судя по тому, что краска почти целиком сошла с желтоватой меди, довольно преклонного возраста. Однако стекла целы.
Приложив к глазам лишенные резиновых кружочков окуляры, Джонни уставился на безмятежную гладь лагуны. Стрекот мотора усилился, он приближался, опускался, наплывал:
Белый гидроплан с двойной синей полосой вдоль борта совершенно неожиданно для них вынырнул из-за косматой стены джунглей, заложил вираж над противоположным берегом, снижаясь в плавном развороте, миновал место, где укрывалась лодка, пошел в дальний конец лагуны, целеустремленно теряя высоту: Судя по тому, как он шел, уверенно, не рыская, пилот садился здесь не впервые.
- Срань господня, - сквозь зубы процедил Джонни. - Кого еще принесло? Что-то не видел я здесь раньше таких вот птичек:
- А ты давно был здесь последний раз? - спросил Мазур. - Дай подумать: Месяцев семь.
- Почти что вечность, - хмыкнул Мазур. - Сам же говорил - остров необитаемый, на удобном месте: Кому-то приглянулся: Береговая охрана, нет?
- Ни черта, - сказал Джонни. - Во-первых, нет эмблем,
во-вторых, у них отроду не водилось таких вот игрушек. Старые "Каталины" и прочая рухлядь, ничего похожего: А здесь попахивает хорошими деньгами, определенно. Какой-нибудь долбаный миллионер прилетел половить рыбку, потрахать на природе дорогих девок:
- Ну и?
- А что делать? - прямо-таки скрипя зубами, протянул гаваец. - Нам все равно нужно плыть во-он туда, метрах в двухстах правее места, где они причалили, есть проход: - А сушей, в обход?
- Километров восемь. Ноги собьешь по чаще.
- Так что, плывем?
- Погоди, погоди, - не отрываясь от бинокля, процедил гаваец. - Штопор в заднице? Нужно осмотреться, мы вдалеке от цивилизации, и нравы в этих краях простые: ш-шит!
Он опустил бинокль, медленно-медленно, словно у него отнимались руки.
Мазуру крайне редко случалось видеть, чтобы люди
бледнели так молниеносно и качественно, - как стена, как мел: Гаваец застыл в нелепой позе, безнадежность и страх читались на лице так явственно, что Мазур не задал ни единого вопроса, и без того чуя, что произошло нечто крайне скверное. Он только вынул бинокль из закостеневших пальцев - Джонни даже не пошевелился, руки у него были, как ватные. Десятикратная оптика сократила разделявшее их
расстояние до сущего мизера. Действительно, все это никак не походило на визит беспечного миллионера, вздумавшего устроить пикник на природе в компании вышколенных лакеев и дорогих шлюх:
Те двое, что выскочили первыми, стояли по щиколотку в воде, настороженно озираясь и держа наготове американские штурмовые винтовки, - современная модель, очень современная: К ним присоединился третий, с такой же пушкой.
Все это время мотор гидроплана продолжал работать, хотя винт не вращался. Вполне разумная предосторожность для того, кто ожидает столкнуться с чем-то непредвиденным: Ага, из леса показались еще трое, столь же солидно вооруженные. Короткий обмен неслышными Мазуру репликами. Бесполезно и пытаться прочесть по губам, о чем они там, - среди них нет ни одного европейца, значит, разговор определенно идет на каком-нибудь экзотическом наречии:
Ага! Кажется, все в порядке. Стволы винтовок
опустились. Еще трое, уже без оружия, побежали к самолету. Один из вооруженных предупредительно придержал дверцу, словно имел дело с шикарным лимузином, и из гидроплана с величайшими предосторожностями, будто хрустальную вазу, стали выгружать полную китаянку лет шестидесяти - ее бережнейшим образом вынесли на сухое место, утвердили на -.# e, застыли вокруг в столь почтительно-выжидательных позах, что Мазур не удивился бы, обнаружив у них виляющие хвосты.
- Что там? - мертвым голосом спросил гаваец.
- Какая-то баба, - ответил Мазур.
- Дай посмотреть: Ш-шит: Срань господня:
Это невозможно было представить, но Джонни побледнел еще больше. И тут до Мазура дошло, он негромко спросил в приливе озарения:
- Мадам?
- Мадам, - севшим голосом повторил гаваец. - Все, как трепался этот: Я ее, конечно, не видел раньше, но как раз про такой аэроплан болтали: Про уединенное бунгало: За семь месяцев успели, надо же: А впрочем, что удивительного, с их- то возможностями, с их-то денежками: Мне привиделось или дом вон там, левее?
Мазур вырвал у него бинокль, всмотрелся опытным глазом, привыкшим искать на местности хорошо замаскированные произведения человеческих рук. В самом деле, бунгало. Аккуратный домик с плоской рифленой крышей, выкрашенный в светло-зеленый цвет, прекрасно вписанный в ненарушенную чащобу. Заметить его сверху, с воздуха, решительно невозможно - только с воды или с земли можно высмотреть, находясь поблизости. Ах, вот как, еще и пулемет на треноге: быть может, и не единственный. А вон там, за домом?
Бухточка, в которой сквозь деревья просматриваются два мощных катера:
- Может, мы зря паникуем? - спросил Мазур, опустив
бинокль.
- Какое там зря: - печально отозвался Джонни. - Все,
как говорили.
- Я так понимаю, за водой мы не пойдем?
- Туда? Ты что, свихнулся? Чтобы заметили? Ноги бы
унести, какая там вода, смыться бы, и я в рот ни капли не возьму до самого Катан-Панданга: Господи, пронеси: - Он пробормотал что-то на непонятном Мазуру языке, быть может, и на родном. - Вокруг острова наверняка шныряют катера, охрана у нее почище, чем у нашего долбаного президента:
- Так это и понятно, - сказал Мазур. - Кому нужен ваш долбаный:
- Да заткнись ты! Плывем, осторожненько! Они ж из нас решето сделают в два счета, там столько стволов:
С последним утверждением Мазур был полностью согласен - не на все сто, но не настолько, чтобы пренебрегать угрозой. Если прижмут, остаться в живых можно, лишь чесанув в джунгли. Там-то они его черта лысого возьмут: но вот, опять- таки, что дальше? Если молодчики королевы пиратов тем временем засекут и захватят шхуну? Придется вести партизанскую войну в одиночку, выжидая оказию: Если Мазур окопается в джунглях, достать его будет трудненько, а вот у него самого появится немало шансов: но что, если они всем скопом чесанут с острова, на самолете и всех имеющихся в наличии плавсредствах, бросив засвеченную дачу? Вот тогда придется робинзонить всерьез:
Думая над всем этим, он старательно перебирал ветви, стараясь не колыхать ими. Лодка помаленьку продвигалась по- над бережком, гаваец то помогал ему, то хватал бинокль и таращился в сторону пиратского аэроплана - он заразил Мазура своей уверенностью, и тот уже не сомневался, что столкнулся с королевой пиратов. Опять-таки пулемет и прочие серьезные стволы:
Оказавшись в первом же узком проходе среди скал, гаваец схватил весла и принялся грести так, что они, право слово, гнулись. Мазур, бесцеремонно завладев "Томпсоном" (уже без всяких протестов со стороны охваченного смертной тоской Джонни), сидел в напряженной позе, готовый попотчевать огнем встречного - или погоню, окажись таковая на хвосте. Но никто за ними пока что не гнался. Они, наконец,
оказались в море, и гаваец, гребя столь же отчаянно, как будто по пятам гнались черти со всего света, помчал дюральку к шхуне. Приготовив автомат, Мазур через его плечо наблюдал за палубой. Нет, непохоже, что ж кораблик захвачен, - все так и торчат на палубе в прежних ленивых позах, беззаботно дымя погаными индийскими сигаретками:
Дюралька со стуком впечаталась в борт шхуны. Одним прыжком перемахнув на палубу, гаваец, задыхаясь, спросил: - Никого не было поблизости?
Мазур, хозяйственно переправив на палубу канистры и оружие, поднялся следом. Батак по кличке Майки равнодушно сказал:
- С полчаса назад прошел катер, босс. Вон оттуда вон туда. Хороший катер, сильный. Нас они вроде бы не видели: - Поднимай паруса, живо! Уходим!
- Босс, что стряслось? - зевнул батак.
- Все паруса, живо! Здесь мадам Фанг!
Существуй некий мировой рекорд по самому скоростному снятию с якоря, подъему парусов и выходу в открытое море, он, несомненно, был бы моментально бит экипажем шхуны. Дюралька словно сама собой вспорхнула на палубу, все паруса без малейшего, казалось, вмешательства людей взлетели, распускаясь с хлопаньем, наполняясь ветерком, незадачливые "джентльмены удачи" носились по палубе так рьяно, словно их волшебным образом стало втрое больше, даже Пенгава с Манахом, вроде бы провинциальные дикари, опрометью кинулись помогать, бестолково суетясь, - судя по их виду, оба не раз слышали это женское имечко и не связывали с ним ничего хорошего:
: Примерно через четверть часа, когда остров еще виднелся за кормой явственно различимым зеленым пятном, сзади обнаружилась черная точка, приближавшаяся с неприятной быстротой. Шхуна шла полным ходом, на всех парусах, но эта точка (на которую обратил их внимание Пьер), по некоторым признакам, была снабжена не первобытными парусами, а сильным мотором, очень уж быстро нагоняла:
- Скверно, - сказал Джонни, подняв к глазам бинокль. - Катер: И крутой, сволочь, катер: Одни макаки, оружия на виду не держат, во всяком случае, не вижу пока:
- Дай-ка, - потянулся Мазур за биноклем.
- Поди ты! - Джонни бесцеремонно отбросил его руку. - Ладно, я кой-кого знаю, может, и обойдется, может, и выкрутимся: Вы, оба, хаоле! Спускайтесь в кубрик, живо! Попробую уболтать. Если они нас не видели на острове, глядишь, и выскользнем:
Пьер первым кинулся к люку. Мазур же, кроме винтовки, своего боевого трофея, беззастенчиво поднял с палубы автомат капитана. Тот, впрочем, не протестовал, отчаянно
поторапливая их грозными жестами. Далекое стрекотанье мощного мотора крепло с каждой секундой - катер неумолимо нагонял парусник, в очередной раз демонстрируя преимущества двигателя внутреннего сгорания над романтикой парусов: - Влипли, исландец? - с вымученной улыбкой спросил
Пьер.
- Ну, это еще как посмотреть: - кривя губы, отозвался Мазур. - Их там, в конце концов, не рота: Иди в кубрик, притаись там так, чтобы под пулю не попасть, если начнется карусель:
Не заставив себя долго упрашивать, бывший сослуживец Алена Делона кубарем скатился по рассохшимся ступенькам. Мазур не сразу последовал за ним, он осторожно выглянул из- за надутого свежим ветром паруса, оценивая ситуацию, насколько это удалось.
Катер был уже кабельтовых в трех, он заходил с левого борта, задрав нос, летя на редане, разбрасывая белые пенные полукружья, оставляя широкий кильватерный след. На носу выжидательно замер у пулемета субъект в белом - у этих ребят прямо-таки мания какая-то таскать с собой пулеметы. Хотя они правы, конечно, во всех смыслах, в их многотрудном ремесле без хорошего универсала не обойдешься, тут наши взгляды полностью совпадают:
Он нырнул в люк. Секунду подумав, автомат оставил при себе, а винтовочку оставил в дверном проеме, ведущем в каюты, - примостил ее поперек двери так, чтобы непременно привлекла внимание любого понимавшего толк в оружии человека. А сам кошкой скользнул под сплошную деревянную лестницу, открытую с боков, - очень уж сухопутный был у нее вид, язык не поворачивался называть это сооружение трапом, хотя на корабле, как известно, лестниц не бывает, а есть одни только трапы:
Пьера не видно и не слышно - притаился, надо полагать, основательно, как мышь под метлой. Мазур ощущал себя самую малость неуверенно - ни один из трех стволов, коими он сейчас располагал, не пристрелян им лично, он вообще ни разу не стрелял из них, а меж тем любое оружие неповторимо, как красивая баба: Ну ничего, мы не вчера родились, когда нас пытаются прирезать, мы и на чудеса способны:
Судя по звуку мотора, катер уже был совсем близко - надежная посудина, наполовину закрытая надстройкой. Сколько там может оказаться народу? Не особенно-то и много, самое большее полдюжины, больше и нет смысла посылать в погоню за их скорлупкой:
Ага! Длинная, уверенная пулеметная очередь - и
характерный жесткий плеск вонзившихся в воду пуль. Oредупредительные выстрелы, конечно, не слышно ни одного попадания в корпус:
На палубе затопотали - спускали все паруса, судя по звукам. Слышно было, как гаваец в голос поторапливает команду, вряд ли нуждавшуюся в понуканиях.
Рокот мотора надвинулся слева. Короткий стук - ага, суда легонько ударились бортами. Слышно, как на палубу прыгнули два или три человека. Несколько мгновений томительной тишины. Потом раздался громкий, насмешливый голос. Английский чересчур хорош для ублюдка пиджина: - Что это вы, парни? Ах, молодцы, примерные ребята!
Сами догадались, что нужно поднять ручки и стоять смирненько: Ну, и кто же капитаном на этом суперлайнере? - Я.
- Да что вы говорите, сэр! Позволено ли мне будет
поинтересоваться вашим благородным именем?
- Вообще-то, меня тут знают как Джонни Гавайца:
Судя по голосу, Джонни было тоскливо и неуютно.
- Да ну? Увы, сэр, вынужден признаться, что мне не
доводилось слышать столь славное имя: Вы, надеюсь, простите мне, темному, такое невежество?
- Конечно, о чем разговор?
- Я вижу, мы легко нашли общий язык: Итак, мистер
Гаваец, не расскажете ли, какого черта вы делали на острове? - У нас кончилась пресная вода: Мы хотели набрать:
- Вот в эти канистры, конечно?
- Ну да:
- А почему же не набрали? - невиннейшим тоном
поинтересовался незнакомец.
- Ну: Не успели:
- Да отчего же, сэр? - голос откровенно издевался. -
Вам захотелось водички, пресной:
- Послушайте, - уже откровенно дрогнувшим голосом
сказал Джонни. - Я, честное слово, не хочу неприятностей: Я знаю кое-кого - Золотого Мыня, господина Теджо, даже однажды беседовал с самим Голландцем Чарли:
- В самом деле? Беда в том, сэр, что названные вами
господа мне решительно неизвестны:
- Не шутите так:
- Да что вы, сэр, я абсолютно серьезен, право же: Кроме вас пятерых, есть кто-нибудь внизу?
- Нет, никого:
- Проверь, Красавчик. Лионг!
И совершенно неожиданно затрещала длинная автоматная очередь. Одинокий панический вскрик, тут же оборвавшийся. Шумный всплеск, еще один. Еще очередь, покороче. Тишина: - Красавчик!
На ступеньки легла тень, мигом позже они заскрипели под целеустремленными шагами, и на голову Мазуру посыпалась мелкая труха. Он не мог из своего укрытия видеть
спускавшегося, приходилось реконструировать его движения и перемещения по скудным звукам, а это не самое легкое занятие даже для того, кто специально этому учен: Так, он уже на нижней ступеньке, вот заметил винтовку, самое время, /`.,%$+(hl - все потеряешь:
Тщательно рассчитав каждое свое движение, чуть ли не каждое сокращение мускулов, Мазур бесшумно выскользнул из- под трухлявой лестницы. Красавчик, здоровый лоб в белом, с висящим на правом плече германским автоматом, держал одной рукой винтовку, как Мазур и рассчитывал.
Эта английская десятизарядка времен второй мировой и оказалась последним, что пират видел в своей путаной жизни. Мазур ударил так, что никаких сомнений у него не осталось. Подхватил падающее тело, порядка ради нащупал артерию и, окончательно убедившись, что сработал, как задумывал, подхватил автомат, бесшумно двинулся наверх.
Вот теперь предстояло из шкуры вон вывернуться, чтобы в считанные секунды переделать ситуацию на свой расклад: Он взмыл из люка стремительно и беззвучно, словно олицетворение какого-то здешнего демона смерти. Подобно этому демону, он был неумолим, молниеносен и ни во что не ставил человеческую жизнь.
Две коротких очереди срубили в секунду того, что стоял на палубе, и человека за пулеметом. А в следующий миг Мазур уже был в воздухе, он ногами вперед летел на корму катера, однократное мгновение будучи невесомым, как космонавт на орбите, длинной очередью рубанул по тем двум в надстройке - и со звоном полетели стекла наружу, и брызнула осколками приборная доска, и перед ним больше не было ничего живого, достойного смерти:
Вот теперь можно было выйти из сумасшедшего ритма, незнакомого обычному человеку, привести в норму мышцы и нервы, спокойно оглядеться:
Кошка на коротком лине надежно сцепила оба суденышка, с этим все в порядке:
Мазур перепрыгнул назад на шхуну. Те, кого он успокоил, лежали в прежних позах, не требуя правки. Он совершенно равнодушно переступил через ближайший труп, подошел к правому борту, скорбно покривил губы. Манаха и одного из батаков не видно - ну да, это они мешками шлепнулись в море. Остальные трое лежали у планшира - Джонни Гаваец, батак и прирожденный охотник Пенгава, здешний Левша, единственный из троицы, кого Мазуру было по-настоящему жалко, - как-никак односельчанин, человек мирной профессии, даже вроде бы какой- то дальний родственник Абдаллаха:
Он огляделся, держа автомат стволом вниз. Куда ни
посмотри - лишь спокойный океан, игравший мириадами солнечных зайчиков. Решение следовало принимать в сумасшедшем темпе.
Приборы на катере побиты пулями, и черт их знает, что Мазур там наломал: Нет, этот вариант отпадает. Вариант будет один-единственный - поднять все паруса и уходить на шхуне. Те, на острове, рано или поздно спохватятся, не дождавшись своих, - но в любом случае слишком поздно. Невероятно трудно, практически невозможно будет отыскать в бескрайнем море их скорлупку. Даже если они поднимут в воздух гидроплан: нет, вряд ли. Что сможет один-единственный гидроплан? Когда неизвестно даже, в каком направлении ушла hec- ? Там, на острове, народ серьезный и видавший виды, они быстро должны понять, что бессмысленно высылать в погоню катера, что их самолетик - в сущности, элегантный лимузин мадам - не в состоянии прочесать и осмотреть такую акваторию:
Яростно желая, чтобы все было именно так, как он себе нарисовал в уме, чтобы противник именно к таким выводам и пришел, Мазур заорал:
- Пьер, где ты там! Живо на палубу, времени нет!!!


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)