Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


***

Как ни крепки были нервы у Анри Казье, однако даже у него на лбу выступил пот, когда динамик бортовой радиостанции воспроизвел диалог военного пилота и оператора гражданского радарного пункта: "Фокстрот Ромео" ноль-первый, говорит служба слежения Трэвис, ваша максимальная скорость два-пять-ноль. Держитесь в стороне от зоны аэронавигации Трэвис, класс Д, и ждите дальнейших указаний.
- Этот летчик преследует нас, - сказал Казье. - Странно, мне казалось, что они оба приземлятся после того, как эта сука напоролась на взрывную волну. - Он пожал плечами. - Оказывается, я ошибался. - Но ему ведь приказали идти на посадку, - с озадаченным видом произнес Аист. - Ему приказали садиться! Почему он не подчиняется приказу" - Возмездие, - просто объяснил Казье. - Можешь мне поверить, он жаждет отомстить за сбитый истребитель. Этот пилот, он и есть настоящий ведущий. Та была слишком неопытна. А этот... этот нас не упустит. Уж он-то постарается отправить нас на тот свет, я таких знаю.
- Хорошенькое дельце! - простонал Джонс. - Ты хочешь сказать, этот военный самолет подожжет нас вместе с нашим грузом" Дьявол, что же нам делать"
- "Фокстрот Ромео" ноль-первый, говорит служба слежения Трэвис. Вам приказано не превышать скорости два-пять-ноль узлов, вы меня слышите" - опять прозвучал голос в динамике. - Немедленно сбавьте скорость... "Фокстрот Ромео", покиньте мою зону аэронавигации и свяжитесь с зоной залива Сан-Франциско на частоте один-два-семь и ноль. "Фокстрот Ромео", как поняли" Прием.
- Он не отвечает, - сказал Джонс. - Что, черт возьми, у него на уме" Казье переключил радиостанцию на указанную частоту - она была общей для большинства крупных аэропортов, располагавшихся вокруг залива Сан-Франциско. Истребитель и там не давал о себе знать.
- Этот парень больше не подчиняется ни федеральным властям, ни своему командованию, - заключил Казье. - Он решил преследовать нас, пока кто-нибудь один... не выйдет из игры.
- Но, будь он проклят, что же все это значит" - взорвался Джонс. - Это значит, дурак безмозглый, что он дезертировал. Иными словами, со своими двадцатимиллиметровыми пушками он разнесет эту посудину в щепки при первой же возможности, не дожидаясь санкции руководства, - спокойно произнес Казье. - За те две секунды, в течение которых его палец будет нажимать на гашетку, в нас полетит штук сто снарядов, длиной в два раза превышающих твой большой палец и весом примерно в фунт каждый. Он расправится с этим самолетом так же легко, как ребенок - с мыльным пузырем... Ну как, теперь понял"
Его глаза внимательно осматривали пространство за окном. На юге были Сан-Франциско, Окленд, база морской авиации Аламеда, Хейуорд и Сан-Хосе - все они входили в аэронавигационную зону залива Сан-Франциско, перегруженную даже ночью. В черном небе мерцали посадочные огни десятка, а то и дюжины самолетов. Их расходящиеся книзу цепочки были похожи на гигантские рождественские гирлянды - несколько спиралей и линий, каждая из которых заканчивалась на земле в каком-нибудь воздушном порту. Через какое-то время Казье нарушил молчание:
- Вот куда нам надо лететь.
Он резко отклонил штурвал влево и подал вперед, направив нос самолета в самую гущу наземных огней.
- Дружище, что ты делаешь"
- Мы не сможем уйти от пилота, который сейчас преследует нас, - сказал Казье. - Значит, нам нужно заставить его отказаться от погони, если это еще возможно.
- Что ты задумал"
Но Крулл уже вес понял. Их самолет летел прямо к международному аэропорту Сан-Франциско - тому месту, куда стягивалось большинство светящихся точек, плывших в ночном небе.
Перед ними была аэронавигационная зона одного из самых загруженных воздушных портов Америки.
- Черт побери! Командир, ты и впрямь решил залететь в гущу всего этого" - А почему бы и нет" Игра продолжается, ставки растут, - Казье усмехнулся. - Сейчас мы переходим к последнему этапу русской рулетки. Покрутив ручку настройки радиостанции, он послушал голоса диспетчеров, передававших на самолеты координаты заходов на посадку в различные аэропорты - Окленд, Мартинес, Аламеду, Хейуорд и Сан-Франциско. L-600 уже приближался к северному побережью залива Сан-Пабло. Слева простирались огни города Валеджоу справа - лесистая граница округа Мэрин, обозначенная автомобильными фарами и фонарями сто первой скоростной магистрали. Через несколько минут транспортник, двигавшийся со скоростью три мили в минуту, должен был очутиться над заливом.
- "Кактус" девять-семь-три, коридор занят, опасность на пути вашего следования. Неопознанный объект, три мили к юго-западу, высота не определена, - передавал диспетчер какому-то другому самолету. - Девять-семь-три, объекта не вижу, - ответил пилот "боинга-737" юго-восточной авиакомпании, недавно вылетевший из международного аэропорта Окленда.
Голос пилота казался усталым - вероятно, как и многие опытные летчики, он не совсем доверял диспетчерам. Наземные радары в этом районе нередко регистрируют различные воздушные помехи, вызванные пролетающими стаями птиц, туманом, дымом и просто повышенной влажностью. По ночам самолеты летают с зажженными бортовыми огнями, а если огней нет - значит, это не самолет. И, кроме всего прочего, кто же захочет столкнуться в воздухе с другим самолетом"
- Это он, - сказал Казье, показав за окно - вверх и немного вправо. Определить тип самолета было трудно. В темноте виднелись только бортовые огни - посадочные, опознавательные, навигационные и предупредительные, позволявшие судить об его размерах и курсе. Этот турбовинтовой лайнер двигался намного быстрее тихоходного L-600, и все же транспортник еще мог догнать его, нужно было лишь верно рассчитать упреждающий угол. Казье снова потянул на себя штурвал и отвернул влево, направив L-600 наперерез пассажирскому воздушному судну.
- Борт девять-семь-три, говорит диспетчерская служба залива Сан-Пабло. Объект начал маневрировать. Сейчас он в двух милях, угол тридцать градусов. - Я девять-семь-три, пытаюсь его обнаружить, пока безрезультатно. - Он нас не видит, - пробормотал Казье. Подавшись вперед, он включил все посадочные огни.
- Ну, а теперь"
- Я девять-семь-три, вошел в визуальный контакт с объектом, о котором вы сообщили, - тотчас прозвучал в динамике голос гражданского пилота. - На какой высоте он летит"
- Ваш эшелон пока свободен, - сказал оператор службы слежения. - Вы пролетите прямо перед ним.
- Не торопитесь, ребята, - сказал Казье. Продолжая набирать высоту, он повернул влево, чтобы уменьшить угол упреждения.
- Ну, а теперь как"
- "Кактус" девять-семь-три, угроза столкновения! Немедленно отверните на тридцать градусов вправо! - закричал диспетчер.
Лайнер зажег несколько добавочных красных огней и изменил курс. Казье криво усмехнулся, представив себе, какие чувства сейчас испытывают его пассажиры - вытягивают шеи, расплескивают кофе, бросаются к иллюминаторам и таращат глаза на черное небо, а стюардессы выбиваются из сил, призывая их не нарушать центровку самолета.
- Этот ублюдок повернул прямо на меня! - истошно закричал пилот лайнера, сразу позабыв все инструкции по ведению радиопереговоров. - Повторяю, этот парень повернул прямо на меня. Служба слежения, мне нужны его бортовые координаты и полетные данные.
- "Кактус" девять-семь-три, ваш запрос принят, переходите на связь со службой слежения залива Сан-Пабло на частоте один-три-пять и четыре. Отбой. Внимание борту самолета с координатами три-ноль-ноль и двенадцать градусов, ориентация по Окленду, вы входите в зоны аэронавигации класса Б Сан-Франциско и класса В Окленда. Предупреждаю, у вас нет разрешения на пересечение, тридцатимильного контрольного барьера в режиме В. Немедленно покиньте зоны аэронавигации А и Б, свяжитесь со службой слежения залива Сан-Франциско на частоте один-два-семь и девять и сообщите ваши полетные данные".
Анри Казье расхохотался.
- Великолепно, просто великолепно! - хмыкнул он чуть погодя. - Твою мать, мы чуть не столкнулись! - выругался Крулл. - Мистер Крулл, наш смертный приговор был подписан в ту самую секунду, когда я услышал по радио голос этого военного летчика, - совершенно серьезным тоном произнес Казье. - Он жаждет мести и ради нее готов пожертвовать своей карьерой. Следовательно, мы будем защищаться. Затем на его лице вновь появилась широкая улыбка. - Если нам и на этот раз повезет, мы отправимся к праотцам, прихватив с собой несколько американских подданных.
С этими словами он снова повернул L-600 к Сан-Франциско и начал снижение. Через некоторое время впереди замаячили огни международного аэропорта.
***

- "Фокстрот Ромео", вижу вас на радаре, вы находитесь в десяти милях к юго-западу от базы Трэвис, - передал оператор пункта ПВО "Сьерра-Петэ". Благодаря разветвленной сети ретрансляционных радарных станций военные диспетчеры из восточной Калифорнии имели возможность отслеживать и при необходимости вызывать на связь любой самолет ВВС, находившийся над территорией Соединенных Штатов. - Пилот, вам должны были сообщить приказ, обязывающий вас совершить посадку в Биле. Вы испытываете трудности с его выполнением"
- Никак нет, "Сьерра-Петэ", - ответил Винсенти. - Кто сегодня командует сменой" Джон" Мэри"
- Эл, это я, Беррел, - вступил в разговор подполковник Джон Беррел, подключившийся к коммуникационному каналу группы контроля за вооружениями. - Сегодня моя очередь, но со мной в паре дежурит Браво (кодовым именем "Браво" служащие командного пункта называли представителя штаба юго-западного сектора ПВО, капитана военно-морских сил Франчину Тельман). Какого дьявола ты канителишься" Я приказал тебе садиться на дозаправку в Биле. - Джон, мне необходимо получить разрешение на перехват Казье в районе залива, - сказал Винсенти.
- Что" "Фокстрот Ромео", повторите, что вы сказали!
- Ты слышал, Джон, - невозмутимым тоном произнес Винсенти. - Казье направился в международный аэропорт Сан-Франциско. Метит, стервец, прямиком во взлетно-посадочную зону, один авиалайнер уже чуть не свалился в штопор, пытаясь избежать столкновения с ним. Я думаю, у него на борту осталось еще немало взрывчатки, от которой он вполне может избавиться над каким-нибудь приглянувшимся ему местом - над городом или аэропортом, не знаю. Джон, я могу остановить его примерно в тринадцати милях к северу от того и другого. Сейчас он летит над мостом, а через минуту окажется над заливом Сан-Франциско. Мне нужно иметь разрешение на атаку, пока он не пересек мост. Прием- Эл, я не вправе давать такие санкции, - Беррел замялся. - Понимаю, ты хочешь отомстить Казье, но...
Несколько мгновений в эфире не было слышно ни звука, затем женский голос произнес:
- "Фокстрот Ромео" ноль-первый, это Браво (говорила Франчина Тельман, Винсенти сразу узнал ее чеканную манеру). Я приказываю вам немедленно приземлиться на военно-воздушной базе Бил. Повторите приказ и приступайте к его исполнению. Прием.
- Франчина, если вам нужен Анри Казье, я могу перехватить его. Для этого достаточно дать мне устное разрешение.
- "Фокстрот Ромео", свой приказ вы уже получили. Выполняйте его, или я привлеку вас к суду, едва вы ступите на землю. И советую вам прибегнуть к надлежащей процедуре ведения радиопереговоров.
- Франчина, - пропустив мимо ушей ее последнее требование, сказал Винсенти, - он пытался протаранить пассажирский лайнер, а сейчас намеревается врезаться в самую гущу самолетов, прибывающих в Сан-Франциско. - Вижу, Винсенти. Уверяю вас, мы тоже следим за ним, - уже другим тоном, видимо, отказавшись от попыток наладить дисциплину радиосообщений, произнесла Тельман. - И еще мне известно, что федеральные аэронавигационные правила вы нарушаете так же грубо, как Казье. Между прочим, радарные центры Трэвиса, Сан-Франциско и Окленда сейчас в один голос вопят о кровавой мести пилоту, вторгшемуся в их воздушное пространство. Как, по-вашему, чью просьбу мы должны удовлетворить, их или вашу" Послушайте мудрого совета, Эл. Побыстрее убирайтесь из их владений и приземляйтесь в Биле. - Она немного помолчала, затем добавила:
- Пожалуйста.
Винсенти сжал и разжал пальцы рук, лежавших на ручке управления. Вот он, решающий момент, подумалось ему. Он все еще находился вне зоны аэронавигации класса Б, окружавшей Сан-Франциско, и мог без труда подняться на восемь тысяч футов, чтобы покинуть запретное воздушное пространство. Попытайся Казье что-нибудь вытворить, Винсенти еще успел бы принять ответные меры. У него мелькнула мысль воспользоваться старым трюком военных летчиков - отключить рацию, подать сигнал о перебоях в работе радиооборудования, подождать и снова выйти на связь, если Казье благополучно минует опасную зону, поскольку будет держаться в верхнем эшелоне, ему будут вынуждены поверить. Однако при любом из этих вариантов Казье уйдет от наказания. - Франчина, я не могу этого сделать, - сказал Винсенти. - Не валяйте дурака, Винсенти, - разозлилась Тельман. - Я приказываю вам покинуть аэронавигационную зону класса Б. До сих пор ваша карьера считалась у нас одной из самых успешных, стоит ли губить ее ради Казье" Вы свое задание выполнили. Теперь прекращайте преследование и не суйте нос, куда не надо. Учтите, если новый инцидент в зоне Б произойдет по вашей вине, я не смогу спасти вас от Ливенуорта.
Кислородная маска лишь отчасти приглушила проклятия, которыми разразился Винсенти. Казье сейчас находился примерно в двадцати милях от него, только что перелетел северную оконечность острова Сокровищ. Еще несколько минут, и он минует мост через залив Сан-Франциско. И тогда, повернув направо, еще через минуту окажется над городом, а через три - над мостом Золотые Ворота; если же и после этого продолжит лететь по прямой, То на исходе четвертой минуты ворвется в пространство международного аэропорта. Видеть его перемещения - почти то же самое, что наблюдать за торнадо, несущимся в прериях, когда не знаешь, в какую сторону он помчится в следующий миг, и молишься о том, чтобы этот смертоносный вихрь повернул куда угодно, но только не к тебе.
- Послушайте, Эл, - еще раз попыталась сменить тон Тельман, - прошу вас, прекратите преследование.
- Будьте вы все прокляты, - пробормотал Винсенти. Он выжал на полную дожигателъ топлива и потянул на себя рычаг управления. Через шестьдесят секунд его истребитель поднялся на восемь тысяч пятьсот футов, оставив внизу аэронавигационную зону класса Б и перейдя на полет по полусферической траектории. Он уже пролетал над городом Ричмонд, лежавшем на пути в Окленд, когда Казье, к тому времени миновавший мост через залив, взял курс на Сан-Франциско. Винсенти тотчас переключил рацию на ультракоротковолновый диапазон.
- Земля, я "Фокстрот Ромео" ноль-первый F-16, боевой перехват, вызываю диспетчерскую службу залива на частоте один-два-семь и ноль. Нахожусь на высоте восемь тысяч пятьсот, десять миль к северу от радарного пункта Окленд. Прошу дать разрешение на полет класса Б и координаты на перехват самолета, летящего в западном направлении от моста через залив Сан-Франциско. Также прошу разрешения на увеличение скорости до четыре-ноль-ноль узлов. Прием.
- "Фокстрот Ромео" ноль-первый, говорит служба слежения залива Сан-Франциско, вашу просьбу удовлетворить не могу, - ответил оператор диспетчерского пункта. - У меня нет сообщения о том, что вы выполняете боевой перехват, для начала я должен связаться с людьми из вашего сектора воздушной обороны. Дайте позывные на частоте четыре-три-ноль-ноль, сохраняйте прежнюю скорость и высоту, не входя в зону аэронавигации Сан-Франциско. Отбой. Внимание борту три-семь-два, возьмите влево на один-пять-ноль и сбавьте скорость захода на посадку! Борт два-ноль-девять-девять, немедленно прибавляйте скорость - в ста пятидесяти градусах по вашему курсу появился неопознанный летательный аппарат, высота неизвестна...
В голосе оператора зазвучала болезненно-напряженная интонация. Винсенти знал, почему. Еще только услышав слово "отбой", он ухе кричал в микрофон: - Земля, моя цель - этот неопознанный самолет, я вижу его на радаре! Дайте мне разрешение на перехват, я уберу его из вашей зоны заходов на посадку. Прием.
- Черт возьми, я не могу работать, когда несколько бортов говорят одновременно! Внимание всем. Пожалуйста, заткнитесь и слушайте меня, - с раздражением произнес оператор. - "Фокстрот Ромео" ноль-первый, я же вам ясно сказал: не могу, держитесь прежнего курса и не входите в аэронавигационную зону класса Б. Дельта четырнадцать, отверните влево на два-ноль-ноль градусов и снижайтесь до пяти тысяч футов, для посадки вам отведена полоса один-девять левая. Борт восемь-два-два, занимайте высоту шесть тысяч...
Распоряжения оператора посыпались с пулеметной скоростью - пробиться в эфир стало невозможно. У Винсенти мелькнула мысль отжать рычаг управления и спикировать прямо на хвост Казье, однако сейчас это было бы слишком опасно: чем ближе Казье подлетал к международному аэропорту Сан-Франциско, тем больше самолетов окружало его со всех сторон и тем меньше возможностей для атаки оставалось у Винсенти.
Ну что ж, он, по крайней мере, выполнил часть своего приказа - прекратить преследование, - хотя все еще горел желанием свести счеты с Казье. Горючего на F-16 хватило бы еще на час полета, к тому же вокруг было достаточно много военных баз, пригодных для посадки истребителя. Лучше всего сейчас было бы подождать, продержаться еще какое-то время над зоной Б - "над схваткой", невесело подумал Винсенти, - и посмотреть, что замыслил этот маньяк, сидевший за штурвалом чешского транспортника.
Не переключая диапазона рации - не хотел слушать воплей Франчины Тельман или кого-нибудь еще из юго-западного сектора воздушной обороны, - он продолжал следить за зеленой точкой, мерцающей на экране его радара. На высоте в несколько тысяч футов от цели он чувствовал, что болтаться над местом событий совершенно бессмысленно, однако не мог ничего предпринять - только наблюдать за трагедией, развертывавшейся внизу.
***

- Неопознанному летательному аппарату, находящемуся в воздухе над портом Сан-Франциско, - передал перепуганный оператор на аварийной частоте диапазона ультракоротких волн. - Говорит диспетчерская. Вы без предварительного уведомления пересекли оклендскую зону аэронавигации класса В и держите курс на зону класса Б, на вхождение в которую требуется соответствующее разрешение диспетчерского пункта. На пути вашего следования множество самолетов, стартующих из международного аэропорта. Оператор попробовал сменить тактику. Сейчас он решил, что пилот, с которым ему пришлось иметь дело, попал в беду - возможно, за штурвалом оказалась жена летчика, лежащего с сердечным приступом в соседнем кресле, или какой-нибудь ребенок, из озорства угнавший самолет и направивший его в самый большой из находившихся в пределах видимости аэропортов. Какой смысл угрожать ему или ей" Лучше предложить какой-нибудь разумный выход, в то же время защитив воздушное пространство и законопослушные воздушные суда, уже находящиеся в нем.
- Вам необходимо выполнить поворот на сто восемьдесят градусов и покинуть зону аэропорта Сан-Франциско, потому что здесь очень много больших самолетов и вы можете потерпеть аварию, - почти заискивающим тоном произнес оператор, изо всех сил старавшийся совладать с тревогой и злостью, которые все больше охватывали его. - Если вы меня слышите, то поверните назад и летите в сторону залива или Сакраменто. Вам не обязательно отвечать мне, нужно лишь отвернуть от Сан-Франциско, чтобы мы успели убрать с вашего пути кое-какие самолеты, а потом помочь вам сориентироваться... Борт пять-восемь-один, вас понял, перевожу в верхний эшелон... Неопознанный летательный аппарат, находящийся над ограничительной линией аэропорта, вы должны немедленно повернуть назад... Борт американского самолета три-семь-два, опасность столкновения! Неопознанный летательный аппарат в шестидесяти градусах, высота неизвестна... Дельта четыре-двадцать-два, у нас нарушен график заходов на посадку, прошу перейти во второй эшелон и повторить заход... Винсенти резким движением сорвал с лица кислородную маску. Линии авиасообщений над Сан-Франциско запутывались с каждой минутой - и все из-за одного безумца.
Он должен был что-то предпринять!
Винсенти снова надел маску и включил микрофон.
- Служба слежения Сан-Франциско, говорит "Фокстрот Ромео" ноль-первый, нахожусь над мостом через залив, восемь тысяч футов над землей. Сообщаю, что объект, нарушивший график движения, летит на высоте тысяча футов. Это транспортный самолет L-600, пилотируемый скрывающимся террористом. Настоятельно рекомендую отложить все ближайшие вылеты, закрыть посадку и разрешить мне расправиться с этим ублюдком. Прием. В эфире наступила полная тишина, точно из аэронавигационной зоны Сан-Франциско вдруг выкачали воздух. Этот эффект произвело слово "террорист", мгновенно подействовавшее на всех, кто слышал его. Наконец спустя полминуты или даже больше оператор передал: - Хорошо, "Фокстрот Ромео" ноль-первый. Говорит служба слежения Сан-Франциско, ждите ответа.
Обычно диспетчеры употребляли выражение "ждите ответа" вместо подразумевавшегося "не мешай мне, я занят", но сейчас оно означало "погоди, я расчищу тебе путь".
- Борт английского самолета двенадцать-ноль-че-тырнадцатъ, разрешение на взлет отменяется. Дельта пять-девять-восемь, оставайтесь на прежнем месте. Борт пять-восемь-один, ложитесь на обратный курс и свяжитесь со службой слежения залива. Дельта четырнадцать, развернитесь и ждите дальнейших указаний. Борт американского самолета два-ноль-девять-девять, разрешаю заходить на посадку, вам отведена запасная полоса один-девять правая. "Фокстрот Ромео" ноль-первый, вижу вас на радаре, вы в одиннадцати милях к северу от порта Сан-Франциско, высота восемь тысяч пятьсот. Каковы ваши намерения"
- Я "Фокстрот Ромео" ноль-первый, прошу дать разрешение на экстренное вхождение в аэронавигационную зону класса Б, скорость пять-ноль-ноль узлов, и предупредительные оперативные меры против самолета-нарушителя, - ответил Винсенти.
Запросом на "предупредительные оперативные меры" военные летчики обычно выражали намерение выстроиться в боевой порядок или произвести дозаправку в воздухе, однако Винсенти хотел получить право на этот режим полета, чтобы перехватить Казье.
- Хорошо, "Фокстрот Ромео", - необычно решительным тоном произнес оператор. - Вам разрешено на максимально допустимой скорости войти в аэронавигационную зону класса Б, чтобы блокировать пространство в радиусе пяти морских миль вокруг международного аэропорта Сан-Франциско и принять предупредительные оперативные меры против самолета-нарушителя. Оставайтесь на этой частоте.
- Ясно, разрешение принял, - ответил Винсенти, уже давивший на рычаг управления и чувствовавший, как от резкого перепада давления у него закладывает уши.
Из пике он вышел уже к югу от моста через залив и со снижением высоты пошел в сторону международного аэропорта Сан-Франциско. На экране радара к тому времени осталось лишь несколько зеленых точек, и только один самолет находился в непосредственной близости от аэропорта. Это был Казье. - "Фокстрот Ромео" ноль-первый, вижу нарушителя на радаре, приступаю к оперативным действиям, - передал Винсенти. - Предлагаю связаться с Оклендом, там тоже нужно отложить все ближайшие вылеты. Думаю, летать над Сан-Франциско сейчас будет небезопасно.
- "Фокстрот Ромео" ноль-первый, что вы сказали".. - тотчас прозвучало с диспетчерской вышки аэропорта. Однако ответа не последовало.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)