Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


"6"

Тибор Сюч стоял на балконе и рассеянно смотрел вдаль. Это был мужчина лет тридцати пяти, среднего роста, приятной наружности, с ярко-рыжей шевелюрой и зеленовато-серыми глазами.
- Ты знаешь, что представляет собою этот Шалго? - спросил он, не поворачивая головы.
Беата, раздетая донага, лежала на кровати и листала журнал мод. - Менеджер Виктора, да?
Тибор вернулся с балкона в комнату и сел на край кровати, рядом с девушкой.
- А ты знаешь хотя бы, что означает слово "менеджер"? - улыбнулся он и набросил на нее простыню.
- Не знаю, и это меня мало интересует. Мне и так жарко, а ты зачем-то еще накрываешь меня простыней. Или я не нравлюсь тебе? - Нравишься. Даже очень. У тебя тело богини, но я не хочу, чтобы оно мне скоро надоело... Так вот, Шалго - "бур".
- Ну да?! - протянула девица, продолжая листать журнал. - А с виду не скажешь.
Тибор удивился ее спокойствию.
- Ты что, не знаешь, кто такие "буры"?
- Как кто? Народ, не то в Африке, не то в Америке...
"До чего же глупа! - подумал Тибор. - Красива, но глупа как пробка". А вслух сказал:
- Точно, те тоже буры. Но этот "бур" совсем другого сорта: Будапештский уголовный розыск. Сокращенно БУР. А иными словами, шпик, сыщик. Журнал мод выпал из рук Беаты.
- Откуда ты это взял?
- Не только у него есть свои люди в отеле. У меня тоже, - с горькой усмешкой пояснил он.
- Значит, влипли. Я не виновата. И если хочешь знать, ты сам всему причиной. Я тебя умоляла: остановись у гостиницы, выпьем кофе или кока-колы. Я ведь буквально умирала от жажды. А ты заладил свое: сначала переговорим с Виктором!
- Ну кто мог знать, что его уже прикончили?.. Что же нам теперь делать? - бросил он и, вскочив с места, нервно забегал по комнате. - Пойдем завтракать в ресторан, - сказала Беата, - и попробуем там разыскать шефа, что приехал сюда из Гамбурга.
В дверь постучали. Тибор набросил на плечи купальный халат. - Сейчас! - крикнул он, потом, взглянув на девушку, тихо сказал ей: - Накинь что-нибудь на себя, а еще лучше - спрячься в ванной. - Дождавшись, когда Беата закрылась в ванной комнате, он подошел к двери и распахнул ее. В комнату вошел Оскар Шалго. У него был усталый вид, но на лице играла приветливая улыбка.
- Слава богу, а то я уж подумал, что вы уехали. - Он посмотрел по сторонам. - А где Беата?
- Я здесь, - ответила девушка, выходя из ванной комнаты. - Доброе утро! - Здравствуйте, Беата. - Шалго прошел в глубь комнаты. Он сделал вид, будто не замечает растерянности хозяев. Движения его были такими уверенными и спокойными, что, скорее, его можно было принять за хозяина дома. Подойдя к столу, Шалго взял в руки коньячную бутылку. - "Мартель"? Неплохой напиток. Хотя лично я предпочитаю "Наполеон". А чистый стакан у вас, душечка, найдется?
Девушка бросила взгляд на Тибора. Она собиралась уже сказать старику какую-нибудь дерзость, но закусила губу, перехватив предостерегающий жест Тибора.
- Принеси стакан, Беата, - предложил он.
Беата громко вздохнула и снова пошла в ванную.
- С вашего разрешения, господин Сюч, я присяду на минуту, - проговорил Шалго и, кряхтя, опустился в одно из кресел. - Н-да, беспощадная это штука - старость!.. Однако почему вы сами не садитесь? Прошу вас! За ваше здоровье! - Шалго пригубил коньяк и посмотрел на неподвижно стоящих Беату и Тибора. - У меня такое ощущение, будто я вам в тягость. Впрочем, может быть, я ошибаюсь?
Тибор тем временем надел брюки.
- Мы устали, - сказал он. - Ночью мало спали. - Он примостился на подлокотник кресла и кивнул Беате, чтобы и та села. Девушка присела на кровать.
Шалго закурил сигару.
- Надеюсь, вы не хотите этим сказать, что я вам помешал? - Он говорил нарочито обиженным тоном. - Иначе, свидетель бог, я очень бы сожалел... Вы мне кажетесь симпатичными. И я думал, вы тоже обрадуетесь нашей встрече. - А разве не заметно, что мы страшно рады? - спросила Беата с кислой миной. - Мы готовы лопнуть от радости, господин менеджер. Не правда ли, Тибор? - Она была зла на старика за то, что он так провел их. - Еще как рады! - подтвердил Тибор и закурил сигару. Потом потер ладонью свой массивный квадратный подбородок. - Так чем, собственно, мы обязаны вашему визиту?
Но Шалго не дал вывести себя из равновесия. Потягивая коньяк, он проговорил:
- Выпейте за мое здоровье. Хотя бы глоточек. Не хотите? Нет так нет. Вижу, вы сердитесь на меня. Но если говорить начистоту, у меня тоже есть основания быть недовольным вами: ведь вы чуть было не провели меня. А это уж совсем некрасиво!
- Вы сыщик? - прямо спросил Тибор и пристально посмотрел на Шалго. - Ну, а если даже так, это очень бы вас шокировало?
- Я терпеть их не могу.
- Представляю, сколько вам, наверное, известно анекдотов и злых шуток про милицию. - Шалго, весело подмигнув Тибору, пустил ему в лицо дым от сигары. - Но все же вы мне кажетесь симпатичным молодым человеком... - Солидного господина потянуло сегодня на мальчиков? - ехидно спросил Тибор, чувствуя, что начинает терять терпение. - Короче, говорите, зачем пришли, и проваливайте!
- С "проваливайте" мы немного обождем, Тибор Сюч, - Шалго помассировал больную ногу и улыбнулся девушке: - Тибор никак не хочет подружиться со мной. Разве это не печально? Что вы об этом думаете, Беата? - Мне кажется, вы слишком много изволите болтать, господин менеджер, - сухо возразила Беата.
- Это верный признак старческого маразма, - заметил Тибор Сюч и встал. - Так что же вас интересует? Спрашивайте и убирайтесь! - Он говорил решительно, как человек, уверенный в себе.
Шалго поудобнее устроился в кресле.
- Меня интересуют всего лишь кое-какие мелочи. Скажите, пожалуйста, дорогая Беата, с какой целью вы ввели меня в заблуждение? Ведь ваша матушка - не урожденная Меннель. Она вообще не имеет к нему никакого отношения.
Беата молчала. Она подняла на Тибора глаза, точно ожидая от него помощи.
- Вы когда отчалите отсюда? - грубо спросил Тибор.
- Браво! - невозмутимо отозвался Шалго. - Люблю людей с юмором. "Вы когда отчалите отсюда?" Превосходно сказано! Но только я не "отчалю" отсюда до тех пор, пока Беата не откроет мне правды. Девушка хотела что-то сказать, но Тибор остановил ее взглядом. - Сначала выясним кое-что, папаша, - проговорил он. - Вы ведь, если не ошибаюсь, на пенсии?
- Верно.
- Из этого явствует, что ранний приход к нам Оскара Шалго следует рассматривать лишь как предупредительность с его стороны, как визит частного лица, а значит, его вопросы к Беате не могут считаться официальным допросом.
- Предположим, что так, - сказал Шалго.
- А если так, то вам следует принять к сведению, что, во-первых, Беа не обязана отвечать на ваши вопросы. И во-вторых, поскольку вы частное лицо, я не обязан принимать вас у себя.
- Но я уже у вас в гостях.
- И в-третьих, в связи с тем, что у меня много дел и ваше общество наскучило мне, прошу вас допить коньяк и удалиться. - А если я не уйду?
"До чего нудный тип! - подумал Тибор, закипая от раздражения. - Неужели ты считаешь меня деревенским лопухом, который боится собственной тени? Но ты, старый плут, заблуждаешься. Уж я-то прекрасно понимаю, что ты замшелый пенсионер, занявшийся самодеятельностью".
- Вы спрашиваете, что будет, если вы сами добром не уберетесь отсюда? - вслух спросил он.
Шалго кивнул ему с улыбкой.
- Так я вам отвечу, - продолжал Тибор Сюч. - Тогда у меня не останется иного выхода, как взять вас за шиворот и вышвырнуть за дверь... Итак? Шалго вытер со лба пот. "Его самоуверенность мне нравится, - подумал он. - И в то же время он чем-то обеспокоен".
- На вашем месте я воздержался бы от таких действий, - сказал Шалго. - И не только потому, что я могу оказаться слишком тяжелым для вас. Вся незадача в том, что если я сейчас уйду...
Тибор Сюч раздраженно перебил его:
- Мне надоела ваша болтовня. Убирайтесь! - Он встал с угрожающим видом, но Шалго даже не пошевелился.
- ...словом, если я сейчас уйду, - продолжал он начатую фразу, - то через пять минут сюда прибудут майор Балинт и полковник Эрне Кара. И они, поверьте, зададут вам куда более неприятные вопросы. Например, почему мадемуазель Беата Кюрти, невеста инженера Гезы Салаи, сожительствует с Тибором Сючем? Не исключено, что они пригласят сюда из Фюреда Гезу Салаи. - Вы собираетесь нас шантажировать? - спросила девушка дрогнувшим голосом.
- Полноте, душечка! Я ведь уже сказал, чего я хочу: знать, где вы познакомились с Виктором Меннелем и что ему было от вас нужно. - Не желаю я с вами разговаривать! - с откровенной неприязнью произнесла Беата. - Знаете, кто вы такой? Подлый провокатор, вот вы кто! Тибор Сюч обнял за плечи свою подругу.
- Успокойся, Без, - сказал он. - Успокойся и не теряй головы. - Вы ведь тоже выдаете себя за менеджера Меннеля. Разве это порядочно с вашей стороны?
Шалго рассмеялся.
- А вы с юмором, милая девушка! Я был таким же представителем Меннеля, какой вы, душечка, его кузиной. Так что мы квиты.
- А что вы знаете обо мне? - спросил Тибор Сюч и с такой силой сжал руку девушке, что та вскрикнула от боли. - Ну, выкладывайте, что вам известно обо мне.
- Не так много. В пятьдесят втором вы окончили медицинский факультет. Окончили с отличием. Перед вами открывалось прекрасное будущее. Даже ваши недруги считали вас весьма способным врачом. В пятьдесят пятом вы вступили в интимную связь с гимназисткой Пирошкой Хамори. Правильно? - Правильно, - кивнул Сюч, и видно было, что на какое-то мгновение им овладели воспоминания. Взор его затуманился, голос стал спокойнее, и тон был уже не таким вызывающим. - Вы из Будапешта получили эти данные? - Из Токио, - пошутил Шалго. - Продолжать?
- Не надо, ни к чему! - Тибор Сюч хмуро смотрел перед собой, уставившись в одну точку на ковре. "По-видимому, этот тип знает обо мне все", - думал он. Ему вспомнилась Пирошка Хамори, и он никак не мог отогнать от себя ее образ.
- Вы любили ту девушку? - спросил Шалго.
- Я собирался жениться на ней, - ответил Тибор Сюч, по-прежнему не отрывая взгляда от ковра. И он долго и подробно стал рассказывать об этой неудавшейся любви, потому что Пирошка умерла от подпольного аборта, а оперировавший ее Сюч по доносу попал в тюрьму...
- Пуговицы делать вы в тюрьме научились?
- Да. Четыре года я работал в пуговичном цехе. Выйдя на свободу, я продолжал заниматься этим новым своим ремеслом.
Шалго сочувственно смотрел на Сюча. Полученные из Будапешта сведения подтверждали все, что тот рассказал.
- Беата помогает вам в ваших коммерческих делах? - спросил Шалго. - А какое это имеет отношение к делу, ради которого вы пришли сюда? - вмешалась в разговор Беата, с неприязнью взглянув на него. - Мы, сыщики, любознательный народ, - ответил Шалго, сделав ударение на слове "сыщики". - А я особенно. В данном же случае сама ситуация прямо-таки разжигает мое любопытство. Вы невеста Гезы Салаи. И вдруг вы проводите ночь под одной крышей с Тибором Сючем. Откровенно говоря, это слишком сложно для моего понимания. Я человек несовременный, консерватор. Итак, где вы познакомились с Виктором Меннелем?
- В Италии. Прошлым летом. В том году я вместе с мамой и своим женихом отдыхала летом в Италии.
- У вас не было с Меннелем интимных отношений?
Беата промолчала.
- Можешь смело признаться, - это ведь не преследуется законом, - криво усмехнувшись, буркнул Тибор Сюч.
- Ну, были... - тихо проговорила Без.
- Ваш жених знал об этом?
- Он узнал об этом позднее. И с тех пор стал страшно ревновать меня, следить за каждым моим шагом.
- В этом нет ничего удивительного, - заметил Шалго. - Я бы на его месте тоже ревновал. Продолжайте.
- Однажды Меннель обратил внимание на пуговицы на моем платье. Он сказал, что они ему очень понравились, и спросил, где я их купила. - Девушка закурила сигарету. - Тогда я рассказала ему про Тибора, какой он способный, но никак не может найти себя... На другой день Меннель сказал, что знает, как нам помочь. Передай, говорит, своему Тибору, чтобы он подготовил коллекцию образцов пуговиц и составил проект развития производства - какие ему нужны станки и так далее. Потом Меннель сообщил, что на следующее лето, то есть в этом году, он собирается в Венгрию и тогда мы сможем обсудить нашу сделку в деталях.
- Да, точно так все и было, - подтвердил Тибор Сюч, - с января этого года мы стали переписываться. Меннель торопил меня, я работал день и ночь. Меннель писал, в частности, что я получу от их фирмы полировальные станки большой мощности и печь для обжига. - Тибор встал, вынул из портфеля папку и протянул Шалго. - Пожалуйста, вот посмотрите сами. Это наша переписка. Все письма я отправлял через фирму "Артекс". Ее тоже весьма заинтересовала эта идея. Вот образцы пуговиц. - И Тибор стал извлекать из портфеля и раскладывать на столе картонки с прикрепленными к ним пуговицами. Одна красивее другой! - Неделю назад Беата получила от Меннеля письмо, в котором он просил приехать к нему на Балатон и привезти с собой образцы. Мы приехали, а тут выясняется, что его кто-то убил... - Письмо Виктора Меннеля с приглашением тоже здесь? - спросил Шалго, перелистывая бумаги в папке.
- Нет, оно у моего жениха, - ответила Беата. - Он отнял его у меня, влепил мне пощечину и запретил встречаться с Виктором. Я ведь говорила, что он ужасно ревнивый.
- Н-да, вроде бы в этой истории все похоже на правду, - проговорил Шалго и снова стал листать папку. Он понял, что Тибор и Беата не лгали. - Н-да, все выглядит вполне правдоподобно. Во всяком случае, на первый взгляд...
- Познакомитесь поближе с делом и убедитесь, что так оно и есть, - сказал Тибор Сюч. - Поезжайте в Будапешт, поговорите с работниками "Артекса". Они подтвердят вам, что я не очень-то и жаждал этой кооперации с Меннелем.
- Что ж, я верю вам, господин доктор.
- Вы насмехаетесь? - В глазах Тибора вспыхнули недобрые искорки. - Нет, отнюдь нет, поверьте. Мне просто по-человечески жаль вас. - Голос Шалго звучал искренне. - Итак, вы навсегда расстались со своей былой профессией?
Лицо у Тибора перекосило, как от боли. Он вышел на балкон, постоял немного, глядя на сверкающее зеркало Балатона, потом вернулся. - Оставим это, - глухо сказал он, стоя в дверях. - Прошлого уже не воротишь. Так что мне теперь, видно, суждено до смерти делать пуговицы... Шалго встал, роняя пепел с сигары на ковер, но, как всегда, не замечая этого. Он задумчиво потер свой мясистый нос, потом достал из заднего кармана брюк письмо и протянул его Тибору:
- Вот письмо Виктора Меннеля. Возьмите и спрячьте его. Может быть, оно вам еще пригодится.
Тибор Сюч смотрел на письмо, и ему вспомнились слова Адама Рустема, предупреждавшего, что Шалго - очень хитрый, опасный человек и с ним нужно держать ухо востро. Вот и сейчас старик все время добродушно улыбался, а сам держал в кармане злополучное письмо. И кто знает, что еще он задумал и какими козырями располагает?
Тем временем Беата подошла к Тибору и взяла у него из рук письмо. - Как оно к вам попало? - спросила она, глядя в упор на Шалго. - Ваш жених потерял, а мы его нашли.
- Геза знает, что я здесь? - В глазах девушки мелькнул страх. - Я хоть и "старое чучело", Беата, но не сплетник, - ответил Шалго и перевел усталый взгляд на Тибора. Тот, в свою очередь, настороженно, с откровенной подозрительностью посмотрел на гостя: "Как видно, старый сыщик все продумал и его расспросы - только игра".
- А с вами, Тибор, я заключил бы соглашение, - неожиданно сказал Шалго. - Какое еще соглашение? - удивился Тибор Сюч.
- А вот какое: если мы договоримся, я могу пообещать, что вам вернут диплом врача.
- А чем я должен расплачиваться?.. Знаете что, давайте прекратим разговор на эту тему. Останусь-ка я лучше при своих пуговицах. Я люблю работать, люблю свое дело.
- Как знаете. - Шалго направился к двери. - Да, кстати, полковник Кара просит вас пока никуда не уезжать из гостиницы.
- Это что, домашний арест?
- Ну, что вы! Только просьба. Полковнику Каре тоже хотелось бы до конца выяснить ваши "родственные связи" с Меннелем. Вот и все. - Не имеете права! - запротестовал Тибор Сюч.
- Мне вы можете высказать свое неудовольствие в любой форме, но полковнику Каре, который ведет следствие, - не советую. К тому же речь идет всего о нескольких днях. Надеюсь, вы с Беатой за это время не успеете надоесть друг другу. Ваш счет за гостиницу будет оплачен. - Шалго взялся за ручку двери. - Да, Беата, скажите у вас есть дача на Балатоне? - Есть. В Балатонсемеше, - ответила девушка и, помолчав, добавила: - Улица Хуняди, два. Мои родители построили ее еще до войны. - Благодарю вас. - Шалго поклонился и вышел из комнаты. В холле гостиницы он встретился с Фельмери; они зашли в кафе, сели за столик и заказали кофе. Когда официант принес и поставил перед ними две чашечки, Шалго сказал ему:
- Послушай, Янчи, отнеси, пожалуйста, в комнату Тибора Сюча две рюмки коньяку. За мой счет.
Как только официант удалился, Фельмери спросил:
- Что-нибудь случилось?
- Ничего особенного, - ответил старый детектив. - Мне необходимо было получить ответы на несколько вопросов.
- Например?
- Например, почему Венгерская торговая палата не знала о том, что представители "Ганзы" начиная с января переписываются с венгерской фирмой "Артекс". Меня интересовало также, при каких обстоятельствах и почему Геза Салаи отобрал у Беаты письмо Меннеля. Сегодня какое число? - Двадцать седьмое, воскресенье, - сказал Фельмери. Через час Кара провел небольшое совещание. Полковник выглядел отдохнувшим и посвежевшим, он даже слегка загорел за эти два дня. Шалго же, напротив, казался усталым и разбитым. Балинт чувствовал себя отлично и был в прекрасном настроении. Фельмери со скучающим видом слушал Кару и Шалго, удивляясь тому, как долго они "топчутся на одном месте". Лиза отправилась за покупками - раз уж Шалго позвал на обед своих друзей, она не может ударить лицом в грязь.
А Кара между тем говорил, что следствие за минувшие сутки заметно продвинулось вперед. Четко наметились две линии, которые рано или поздно должны будут где-то сойтись, поскольку и в том и в другом деле Виктор Меннель играл ведущую роль. Одна линия связана с фирмой "Ганза" или, если называть вещи своими именами, с деятельностью в Венгрии иностранной разведки, свившей себе гнездо под крышей этой фирмы. В стране действуют агенты Меннеля, и сам он приехал сюда, чтобы встретиться с ними. Задача, таким образом, предельно ясна: необходимо выявить агентурную сеть фирмы "Ганза". Кара заметил далее, что Хубер, по-видимому, мог бы оказать в этом серьезную помощь, но пока не удалось вызвать его на откровенный разговор. Его поведение, впрочем, понятно, хотя он уже рассказал много. Вторая линия - это поиски спрятанных когда-то гитлеровским офицером драгоценностей. И здесь задача также ясна: нужно разыскать ту женщину, что в прошлом году отдыхала с дочерью в Италии и там познакомилась с Меннелем. Установлено, что в прошлом году в Италию выезжала семья Кюрти. Если сопоставить это с тем, что рассказал Хубер, не исключено, что Кюрти и есть та самая женщина. Тем более что ее дочь, Беата Кюрти, была любовницей Меннеля. - Маловероятно, чтобы Меннель встречался с какими-то другими венграми в Италии и чтобы все так совпадало, - вмешался в разговор Балинт. - Ведь все данные сходятся, товарищ полковник! Девушка, вступившая в связь с Меннелем, ее мать, ее жених... К этому нужно еще добавить то, что удалось выяснить Шалго: переписка с Меннелем, дача в Балатонсемеше... Я бы, например, незамедлительно распорядился, чтоб их задержали. Кара внимательно слушал майора, а сам украдкой поглядывал на Фельмери, нашедшего себе интересное занятие: лейтенант сосредоточенно вязал на ниточке узелки.
- А вы бы как поступили, товарищ лейтенант? - обратился вдруг к нему Кара. - Довязывайте свой узелок, мы подождем.
Лейтенант смутился, поспешно скомкал нитку и бросил ее в пепельницу. Его немного обидело такое обращение полковника - ведь он внимательно слушал все, что говорилось, и, если "старику" угодно, готов все повторить слово в слово...
- Что ж, задержать их, конечно, можно, - ответил он, - но только я не стал бы этого делать. У нас пока еще нет для этого оснований. Что же касается девицы, то ее рассказ Шалго мне кажется вполне правдоподобным. Кстати, версию Тибора Сюча о пуговицах легко проверить... - Так как же все-таки вы бы поступили?
- Я бы тщательно осмотрел дачу в Семеше. Попытался бы установить, действительно ли там проживала в годы войны эта самая Кюрти и была ли она связана с немецким офицером. Может быть, даже произвел бы обыск на даче с использованием соответствующей оперативной техники. Шалго кивал головой, ему нравилось спокойствие лейтенанта. - А потом бы занялся женихом Беаты Кюрти, - продолжал Фельмери. - Мне кажется, что от Салаи легче всего получить нужные нам сведения. Зазвенел телефон. Кара снял трубку. На проводе был Домбаи. - Что нового, Шандор? - спросил Кара, держа трубку так, чтобы ответы Домбаи были слышны и остальным.
- Получили кое-какие интересные сведения из Варшавы, - сообщил Домбаи. - Польские товарищи уже полгода наблюдают за деятельностью фирмы "Ганза". Но вот Отто Хубер им неизвестен, он не числится в их картотеке. Зато в Варшаве располагают более подробными данными о Брауне. С 1932 года проживал в Соединенных Штатах. Абверовский разведчик. В сорок шестом вернулся в Западную Германию... Алло!.. Ты хорошо слышишь? - Да, хорошо. Продолжай.
- В сообщении из Варшавы есть кое-что заслуживающее особого внимания. Источник, правда, неизвестен. В последние годы у Брауна якобы возникли разногласия с американцами. Могу выслать о нем подробное донесение... - Пока не нужно, - сказал Кара. - Сейчас вы немедленно соберите сведения о супруге Петера Кюрти и ее дочери.
- Ясно.
- Особенно меня интересует прошлое самой мадам. - Положив трубку, Кара посмотрел на товарищей и сказал: - Давайте договоримся теперь о наших действиях. Ты, Балинт, поедешь в Семеш и займешься виллой Кюрти, а ты, Фельмери, отправляйся в Балатонфюред и допроси Гезу Салаи. Я останусь в Эмеде и посмотрю, что даст дальнейшее наблюдение за Хубером. - А мне что делать? - спросил Шалго.
- Отдыхай и помогай Лизе.
- Правильно! Значит, я вместе с Фельмери поеду в Фюред. Салаи и меня очень интересует.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)