Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 6

Настя Михайлова последний раз замедленно, "по-лягушачьи" переплыла бассейн, вскарабкалась наверх и присела на деревянную скамеечку, чтобы передохнуть. Сегодня она перекрыла собственную норму. Инструктор их группы, широкоплечий, статный атлет, бывший кандидат в сборную Союза, издали помахал ей рукой: живо в зал! Она согласно закивала, встрепенулась, но подняться не хватило сил.
Рядом на скамеечку опустилась красивая незнакомая девушка в бикини. - Я видела, как ты плаваешь, - сказала восхищенно. - Это с ума сойти! - Значит, вы не видели настоящих пловчих. Вы новенькая? - Ну да. Давно мечтала сюда попасть и вот накопила денежек. Две тысячи зеленых за курс. С ума сойти! Настя мгновенно покраснела. Она сама каждый раз приходила в ужас от этой чудовищной цифры, выбрасываемой на прихоть, когда миллионы людей не знают, как связать концы с концами. Но Алеша привел ее сюда за руку. Бывали случаи, когда она не умела ему противостоять. Да и узнала о том, сколько здесь платят, лишь через неделю после начала занятий.
- Ой! - воскликнула незнакомка. - Чего же это я зря языком треплю. Посиди минутку, я мигом! Действительно, через минуту вернулась, уместив на пластиковом подносе две бутылочки коки, два стаканчика кофе и мороженое. Все это здесь можно было получить бесплатно в любом из трех баров.
- Я за сегодня уже пять бутылок выдула. А пирожных умяла - не счесть. Ну никак не могу удержаться, когда на халяву... Ничего, что я к тебе прилипла? Я ни с кем еще не познакомилась, скучно одной.
Девушка была бесхитростная, как солнечный лучик.
- Спасибо за кофе, - сказала Настя.
Атлет с другого конца бассейна смотрел на них с неодобрением и погрозил кулаком. - Боже, он великолепен! - восхитилась новенькая. - Ой-ей-ей - девушке плохо! - Он очень строгий, - предупредила Настя. - Его зовут Иван Ильич, как Телегина. Ты в его группе? - Я еще ни в чьей. Но точно - буду в его.
Она увязалась за Настей в тренажерный зал и за компанию старательно выполнила комплекс упражнений на снарядах. Через полчаса они щебетали как две старинные подружки и на улицу вышли вместе. Возле старенькой "тойоты" ее поджидал Миша Губин. Настя испугалась: обычно ее отвозил и привозил один из его "качков", или Гена, или Витя, хорошие ребята, она к ним привыкла.
- Что-нибудь с Алешей? - быстро спросила.
- А просто так я не мог соскучиться?
По его ленивой улыбке сразу поняла, что действительно все в порядке, ничего не случилось, наверное, что-то ему нужно ей передать. - Миша, познакомься! Это Таня, моя новая подруга, - сказала она с вызовом. Она Губина ничуть не боялась, как другие, но всегда между ними стояло "нечто", разделявшее их. Они не были друзьями, да и кто бы мог похвастаться дружбой с ним. Вокруг него гудело поле высокого таинственного напряжения, через которое никому не было ходу. И Настя, как ни старалась, не могла сквозь него пробиться. Но кроме всего прочего, это был единственный человек, которому, по строжайшему повелению мужа, она должна была подчиняться беспрекословно. Сейчас, знакомя его с Таней, она нахально нарушила одно из многочисленных правил их внутреннего неписаного устава и с любопытством ожидала, как он отреагирует.
Как обычно, Миша показал себя рыцарем.
- Очень рад! - сказал он, склонясь в благородном поклоне. - Твоя подруга для меня все равно что святая, - Ой! - воскликнула Таня. - Как умеют выражаться некоторые мужчины. Прямо строка из романа. С ума сойти!
- Всегда к вашим услугам, мадемуазель!
- Почему мадемуазель? Может быть, мадам.
- Тем более к вашим услугам.
Губин заметил ненатурально-кокетливый блеск Таниных глаз. "Сучонка", - оценил равнодушно. Но что-то его зацепило. Какой-то мимолетный сквознячок опасности. Он сделал незаметный знак Генке Маслову, который без дела слонялся на углу. Настя предложила девушке довезти ее до дома. Вдвоем они забрались на заднее сиденье.
- Куда изволите? - не оборачиваясь, спросил Губин.
- Вы поедете через Центр?
- Можно и через Центр.
- Высадите меня, пожалуйста, у Пассажа.
Ехали десять минут. Девушки шушукались о чем-то о своем, девичьем. Губин не вслушивался в пустую болтовню. Один-два раза в обзорном зеркальце столкнулся взглядом с Таней. Она его подманивала. Она была опытной искусительницей и из тех, кто на вечной охоте. Внимательной усмешкой сулила бездну наслаждений, Жертвой таких глаз мог стать и каменный истукан на обочине. Еще не расставя толком ловушки, дразнила: не робей, мальчик, действуй. После очередного соприкосновения взглядами Губин чуть не врезался в резко тормознувшую впереди "волгу". Это его озадачило.
Последний раз он спал с женщиной, кажется, месяца два назад. А эта дамочка была чертовски хороша. С ней хотелось поговорить о чем-нибудь отвлеченном, например, о вечности.
У Пассажа она вышла, поцеловав Настю в щеку. Губину небрежно бросила: - Вы истинный джентльмен, сударь. До свидания.
- Конечно, - ответил Миша.
Настя не стала дожидаться его упреков.
- Понимаю, понимаю, - ворчливо заговорила она. - Я не имею права, я должна быть осмотрительной... Господи, как все это надоело! Прямо какая-то масонская ложа. И ты туда же, Брут!
- Все в порядке. Не скрипи.
- Знаешь, мне иногда кажется, мы все разыгрываем какой-то бредовый спектакль. И я все жду, жду, что спектакль окончится, упадет занавес и мы наконец начнем жить нормальной, человеческой жизнью. Но время идет и идет, и никаких перемен. В чем дело, Миша, объясни?
- Чего ты хочешь от меня?
- Кто навязал нам все эти мерзкие роли? Кто заставил жить украдкой? Не хочу, не хочу, не хочу! - Почему бы тебе не спрятаться в монастыре, дитя мое? - Без меня Алеша вообще превратится в зверя лесного... Кстати, куда это мы едем? К нему и едем. К зверюге.
- На дачу?
- Да.
- И даже не заглянем домой?
- Не успеваем. Он просил к часу быть непременно.
Настин голосок счастливо зазвенел:
- Видишь, Мишенька, он же превратил меня в рабыню. Даже не спрашивает, хочу ли я ехать, какие у меня дела. Просто присылает верного цербера, тебя то есть, Мишенька, и изъявляет свою господскую волю, Самое забавное, я безропотно подчиняюсь. К чему бы это, Мишенька?
- Ты же любишь его, - сказал Губин. - Вот он и пользуется твоим несчастьем.
***

"Хвост" Таня заметила сразу. Белобрысый увалень приклеился к ней у Пассажа. Ловок Миша Губин, ловок, ничего не скажешь. Когда только успел распорядиться, будучи все время у нее на глазах. Да, с этими ребятами шутить не стоит. Француженка поводила шпика по Центру и довела до Тверской. Ее так и подмывало устроить юному топтуну небольшое приключение, которое образумит его на всю оставшуюся жизнь, но она не могла себе этого позволить. Отрываться следовало без шухера, как бы случайно.
Целую неделю она потратила на то, чтобы выйти на Алешину жену, и наконец ей это удалось. Дальше будет проще, должно быть проще. Хотя подозрительность Губина - дурной знак. Он не поддался ее чарам. Зато снарядил за ней гонца. По словам Грума, выходило, что Миша Губин, правая рука Креста, был одним из самых опасных людей в нынешней взбесившейся Москве, и после сегодняшней встречи она готова была ему поверить. Миша Губин показался ей обездоленным. У него все было, но чего-то ему не хватало, а чего, он, похоже, и сам не знал. Он владел тайным ведомством и был наглухо закрыт для посторонних глаз. Впервые Таня увидела мужчину, словно сошедшего со страниц обожаемых ею в юности готических романов. Он был не из этого века, но и не из того, который катится навстречу.
От него сквозило черной дырой.
Наверное, подумала Таня, после Алеши ей придется заняться этим кочующим странником, и не ради денег, а ради собственного удовольствия. Это будет пряная забава. Сильные люди не чуют своих пределов, им часто мнится бессмертие. Они сами гоняются за криворукой, как пьяница за лишним стаканом, и при встрече с нею впадают в сладострастный шок. Погибают они обыкновенно невзначай. У Тани сладко кружилась голова, когда воображала, как будет убивать Губина - постепенно, врастяжку, смакуя его смерть...
Топтуна она "сбросила" на Пушкинской площади в суете послеполуденной тусовки. Это оказалось проще пареной репы - паренек попался неопытный. В "Макдональдсе", за одной из шторок, она изменила внешность: подобрала волосы под вязаную шапочку и набросила на плечи нейлоновую курточку, которая лежала в сумочке. Через подсобные помещения выскочила к магазину "Наташа", спустилась в подземный переход и, миновав фотовыставку, очутилась на улице Чехова.
Подняла руку - и у ног мгновенно затормозил частник на бежевом "жигуленке". - Гони, браток, и десять баксов твои.
Частник погнал как безумный, прямо под желтый свет. Довез до Дома архитектора, получил награду, но видно было, что чем-то недоволен. - Может, вместо денег оставите телефончик? - предложил игриво. На вид частнику было лет сорок, и он был похож на упитанного клопа-реформатора. - Нет, телефончик не оставлю, - огорчила его Таня. - Да он тебе и не нужен. В полутемном зале с камином заказала у стойки пару бутербродов и стакан белого вина. Ее мучила странная жажда, как при высокой температуре. Глотнув вина и вяло жуя безвкусную осетрину, она вдруг поняла, что с ней случилось. Открытие было такое, как если бы на голову упал кирпич. Она влюбилась в Мишу Губина.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)