Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 6

- У вас бурная фантазия, - улыбнулся подполковник.
- Я просто высказала свое предположение, - пожала она плечами. Подполковник открыл дверь и поманил к себе Шувалова: - Возьми такси, поезжай, проводи нашу журналистку домой. Возвращайся. - Ясно, - Шувалов недовольно кивнул. Ему с самого начала не нравилась эта молодая нахалка, и он не особенно это скрывал. - Только она сначала подпишет документы в качестве свидетеля, - предложил подполковник, - поторопи Бессонова, пусть заканчивает. У нас еще полно дел в управлении.
Через двадцать минут все спустились вниз, где в машине спал Хонинов. - Сергей, просыпайся, - негромко сказал Звягинцев, - едем на работу. Хонинов открыл глаза, словно и не спал.
- Нашли что-нибудь?
- Нашли, - кивнул Звягинцев, устраиваясь на переднем сиденье. - Значит, так, ребята, - подполковник повернулся к сотрудникам, - с этой минуты вы ничего не знаете, ничего не видели, пока я не поговорю с полковником Гороховым. Мне нужно выяснить все самому. Если Горохов был каким-то образом связан с Коробком, то почему он не предупредил их о нашей операции? У него было много времени. Нет, не все так просто. - Звягинцев достал телефон, набирая номер Зуева.
- Чувствую, отнимут скоро у нас эти телефоны, - проворчал он, - слишком много денег они жрут. - К его удивлению, номер не отвечал. - Не отвечают? - спросил Петрашку. - Может, оставили телефон в машине?
- Зуев не мог оставить телефон, - возразил подполковник. - Черт возьми, почему они не отвечают? Какой телефон был в той квартире у Коробка? Кто-нибудь помнит?
- Я помню, - сказал Бессонов, называя номер телефона. Звягинцев быстро набрал номер. Трубку снял Аракелов.
- Что у вас происходит? - строго спросил подполковник. - Почему не отвечаете?
- Никого здесь нет, - доложил Аракелов, - наши уехали. А меня оставили пока здесь.
- Когда уехали?
- Уже минут пятнадцать.
- У Зуева телефон работал?
- По-моему, да. Он ведь говорил с вами.
- Ясно. Ты один?
- Нет, сейчас пришел участковый. Пытаемся починить входную дверь. - Хорошо. Если кто-нибудь позвонит, сообщай мне. - Звягинцев закрыл телефон, потом, подумав немного, снова набрал номер Зуева. Снова никто не отвечал.
- Может, у него батарейки сели, - предположил Бессонов, видя, как нервничает подполковник. И в этот момент наконец кто-то ответил. - Алло, Зуев, - недовольно сказал Звягинцев, - почему долго не отвечал?
- Кто это говорит? - услышал он чужой голос.
- Я звоню своему другу, - быстро сориентировался подполковник, - а кто со мной говорит? Может, я ошибся номером?
- Нет, вы не ошиблись. Просто вашего друга больше нет. - Как это нет? Кто говорит?
- Это неважно. Перезвоните попозже.
- Подождите, - закричал подполковник, но на другом конце уже отключились.
- Быстро на улицу Усачева, - приказал Звягинцев, - поворачивай машину.
С ребятами что-то случилось. - Хонинову не нужно было говорить дважды. Он развернул автомобиль так, что заскрежетали тормоза и рванул машину в другую сторону. Огромный, мощный джип несся по утренним улицам Москвы с максимально возможной скоростью. Все четверо сидели молча, понимая, что произошло нечто невозможное. Зуев не мог так просто отдать телефон чужому человеку. Хонинов, сцепив зубы, выжимал из двигателя все, обгоняя попадавшиеся на пути машины и пугая пока еще редких прохожих. Уже подъезжая к дому, они услышали вой пожарных сирен и увидели пламя, бьющее из окон третьего этажа. Звягинцев выскочил из машины, не дожидаясь, пока джип затормозит, и едва не упал. Он подскочил к одному из офицеров милиции, стоявших в оцеплении.
- Я подполковник ГУВД, что случилось? - закричал он. - Не знаю, - ответил офицер, - там произошел взрыв. Говорят, погибли люди.
В этот момент Звягинцев увидел рванувшегося к нему Дятлова. Тот был перепачкан сажей и бормотал нечто невразумительное. - Что случилось? - закричал подполковник.
- Они погибли! - Дятлова колотило. - Они оставили меня здесь, а сами поднялись вдвоем. Зуев и Байрамов. Оба погибли сразу. На двери было взрывное устройство. Когда я вбежал в подъезд и поднялся на этаж, все было кончено. Я вызвал пожарных и "скорую помощь": Зуева разорвало на куски, он стоял за дверью, а у Маира снесло полголовы. Звягинцев закрыл глаза, стиснув зубы. Он не впервые терял своих товарищей. Но впервые так глупо.
- А вы говорили, мог предупредить, - услышал он голос Хонинова. И, словно очнувшись, приказал:
- Сергей, с этой минуты ты заменяешь Зуева, собери ребят, вернетесь в управление. На какой машине вы приехали? - спросил он у Дятлова. - На "волге", вашу "девятку" мы оставили Аракелову.
- Хорошо, - повернулся подполковник, - узнайте, куда увезут... куда увезут их тела. Встретимся в управлении. И дай мне фотографию. - Товарищ подполковник, - услышал он рассудительный голос Бессонова, - если это организовал Горохов, то ваша беседа ничего не даст. - Возможно, - горько кивнул Звягинцев, - но я буду знать, почему так все произошло. Встретимся через час. - Он повернулся и, не сказав ни слова, пошел к "волге". Офицеры смотрели ему вслед: - Нужно было поехать с ним, - задумчиво сказал Петрашку. - Он не хочет, - возразил Хонинов, - может, он и прав. Но если это организовал Горохов... - Он, не договорив, сжал кулаки. - При чем тут Горохов? - спросил ничего не понимающий Дятлов. - Пойдем посмотрим, что там случилось, - не ответил Хонинов, - и куда делась эта сучка, любовница Коробка, живущая в этой квартире. Она не подумала, что мы ее найдем и снесем голову за наших товарищей? Думаете, мне очень хотелось провожать эту журналистку? Но Михалыч так выразительно на меня посмотрел, что я понял, как нужно поступить. На прощание он показал мне на сумочку, и у меня не осталось никаких сомнений. Нужно было только найти соответствующее место, чтобы сделать все так, как требовалось.
Рядом, к сожалению, не было никакого строительства. Даже немного обидно: вся Москва перекопана, а здесь нет ни одной стройки. Если бы была какая-нибудь стройка, я бы повел нашу молодую нахалку через эту стройку и по дороге у нее "случайно" могла открыться сумочка и упал бы ее магнитофончик. Разумеется, все это нужно было сделать осторожно, чтобы эта настырная особа ни о чем не догадалась. Но стройки рядом не было, и нам сразу пришлось идти на улицу и ловить такси. Придется действовать нетрадиционными методами, решил я для себя. Остановив машину, я галантно пропустил даму вперед и забрался рядом с ней на заднее сиденье. К этому времени магнитофон был уже у меня в руках.
Теперь нужно было достать из него кассету так, чтобы она ничего не заметила.
Она назвала адрес своего дома, и мы поехали.
- Вы давно знакомы с подполковником Звягинцевым? - спросила она, и я, признаться, даже обрадовался, так как во время разговора легче всего незаметно достать кассету.
- Несколько лет, - ответил я, стараясь не особенно много разговаривать.
- Он производит впечатление толкового человека, - осторожно сказала она. Неужели она считает, что я могу рассказать что-нибудь о нашей группе? Она и так слишком много сегодня узнала. Я киваю, проворчав нечто невразумительное.
Кассету я уже достал, теперь нужно вернуть на место магнитофон. - У вас часто случаются подобные выезды? - снова спрашивает дамочка. Почему она не может сидеть спокойно? Я даже забыл, как ее зовут. Кажется, Лариса.
- Знаете, Лариса, - осторожно говорю я, - мы обычно выезжаем не так часто, как вы думаете. Такие операции случаются не каждый день. - Между прочим, меня зовут Людмила, - немного обиженно говорит она. Это, по-моему, единственное, что ее задело.
- Извините.
- А как вас зовут? - Это не очень большой секрет, но лучше, если бы я не называл своего имени. Дамочка должна знать только имя нашего командира и больше никого.
- Меня зовут Кирилл Константинов, - назвался я именем известного вора в законе, убитого нами полтора года назад. Пусть теперь называет мое имя, если захочет, в своих репортажах.
- Очень приятно. Я думала, что ваш командир так и не назовет никого. Хотя я слышала фамилию Мурашку или Петрашку. Он, кажется, молдаванин. - Нет, вам показалось. Командир говорил "мурашка", - улыбаясь, объяснил я ей. Если Ион узнает, как я его называю, он обязательно набьет мне морду.
- Как интересно. А почему такое странное имя?
- Просто он умеет хорошо проводить обыски, и мы ласково называем его "мурашкой", - продолжаю отчаянно врать я. Она кивает, а я понимаю, что теперь в ее репортаже, если она захочет его написать без нашего ведома, будут фигурировать и Кирилл Константинов, и наш "мурашка". Представляю, как будут смеяться ребята.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)