Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


ОПЕРАТИВНЫЙ КОМАНДНЫЙ ПУНКТ ПОГРАНИЧНОЙ БАЗЫ ВВС ЮГО-ВОСТОЧНОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СЕКТОРА, РИВЕРСАЙД, КАЛИФОРНИЯ
В ночной смене только что закончились изнурительные трехчасовые учения, в ходе которых самолеты противника - десять штурмовиков Су-25 - пытались прорвать оборонительный экран США со стороны Мексики, чтобы нанести бомбовый удар по базе береговой охраны в Сан-Диего и таможне пограничной заставы в Риверсайде и облегчить торговцам наркотиками проникновение на американскую территорию. Мысль о такой возможности родилась после ряда нападений кубинских террористов, действительно имевших место несколько лет назад, когда поднаторевшие в политике наркокартели использовали тяжелые вооружения для защиты своих торговых путей от американских береговых охранников. Результатом тех событий стала дюжина новых сценариев построения воздушных преград, введенных в компьютерную систему юго-восточного оборонительного округа.
Подполковник Джон Беррел, исполнявший обязанности старшего офицера, занес в журнал последнее замечание о проведенных учениях. В целом он остался доволен своей вахтой. Его подчиненные были молоды и необстреляны, но работали слаженно. Разве что чересчур самонадеянные операторы из группы контроля за оружием допустили некоторую несогласованность действий, посчитав, что они достаточно хорошо знакомы с уставом, и ни разу не заглянув в него. Эти несколько оклеенных пластиком страничек в красном переплете, лежавших на каждом пульте, воплощали многолетний опыт несения боевого дежурства и застраховывали оператора от неприятностей во время проверок боеготовности личного состава.
Его команда справилась с наиболее важной частью работы: обнаружением, выслеживанием и опознанием противника.
Беррел нажал кнопку селектора.
- Внимание, объявляю отбой тревоги. Все станции справились с поставленной задачей. (Едва ли сейчас стоило разбирать допущенные промахи - впереди была долгая ночь, и он не хотел перегружать головы своих подчиненных.) Проверьте правильность оформления тренировочных тестов и переключайте программы в рабочий режим. Повторяю, переключайте программы в рабочий режим. Несколько лет назад на европейских базах американских ВВС обыгрывали на компьютерах ситуацию, в которой два десятка советских бомбардировщиков вторгались в воздушное пространство Западной Германии. Учения прошли успешно, однако после их окончания оператор забыл отключить тренировочную программу. И вот когда полчаса спустя на радарах появилась "вторая волна" воображаемых русских "бэкфайров", запаниковавшее командование выслало им навстречу несколько дюжин вполне реальных и очень дорогих в эксплуатации американских, западногерманских, бельгийских, норвежских и датских истребителей. Разумеется, битва "фантомов" с фантомами обернулась для НАТО ощутимой потерей престижа и денег.
Вот были золотые деньки, подумал Беррел. Вплоть до политических коллизий девяносто первого и девяносто второго годов оборона считалась важнейшей областью национальных интересов. Радары постоянно прощупывали горизонт; новобранцы вглядывались в зеленые циклограммы на мониторах, стараясь отличить дружественные объекты от вражеских; опытные пилоты сутками напролет просиживали в самолетах, готовые по первой команде стартовать с аэродрома и уничтожить противника. До крушения советского блока опасность войны была и в самом деле велика. Русские "бэкфайры", фиксируемые американскими радарами на расстоянии в пятьсот миль от побережья, могли в любую минуту выпустить десяток крылатых ракет АС-12 с ядерными боеголовками, каждая из которых была способна смести с лица земли такой город, как Вашингтон со всеми его пригородами.
В тысяча девятьсот девяносто четвертом году Советского Союза уже не существовало; опасность вторжения краснозвездных армад осталась в прошлом. Русские продолжали бороздить небо на своих тяжелых бомбардировщиках, но теперь, слава богу, это были предпродажные перелеты, в результате которых благополучные западные страны получали добротные мишени для учебных бомбометаний в Неваде. В то же время силы военно-воздушной обороны США оказались урезанными до восемнадцати мест базирования на всем протяжении Соединенных Штатов, Аляски, Гавайев и Пуэрто-Рико. Причем только две базы несли боевое дежурство, то есть всего лишь тридцать шесть самолетов защищали сорок миллионов кубических миль воздушного пространства. Правда, многие страны, включая Россию, Китай, Иран и Северную Корею, все еще держали свои бомбардировщики и крылатые ракеты нацеленными на США, но не представляли для них реальной угрозы. Вот почему ВВС утратили свое былое оборонительное значение.
Америке все еще приходилось проводить учения на распознавание и перехват целей, но сейчас в роли нарушителей выступали террористы, бандиты, торговцы наркотиками и просто воздушные хулиганы. Чтобы доказать всему миру, что Америка не перестала заботиться о национальной обороне, нужно было демонстрировать постоянную готовность к патрулированию и охране границ. Остатки воздушных соединений базировались на юге и юго-востоке, чтобы истребители могли достичь любой точки Мексики и карибского региона, где пролегали основные пути перевозки контрабандных грузов и нелегальных передвижений.
Беррел уже заканчивал просмотр журнала проведенных учений, когда к его столу подошла представитель совместного командования сектором капитан ВМС Франчина Тельман. Подчиняясь штабу североамериканских ВВС, входившему в состав объединенного штаба национальной обороны, отдельные оборонительные сектора включали в себя все рода войск США и Канады. Тельман, кадровый офицер, двадцать лет следившая за линиями воздушных сообщений, была представителем военно-морских сил в юго-восточном оборонительном округе. Пятидесятидвухлетний ветеран ВМС, она не могла без веской причины появиться на командном пункте, где только что закончились сложные и ответственные учения. Дважды разведенной, ей до сих пор не везло в личной жизни, и соблюдение воинского этикета значило для нее так же много, как обеспечение образцовой работы сектора.
- Добрый вечер, Джон, - сев рядом с Беррелом, сказала она. - Как дела у "Рыбы-молот" - семь"
- Неплохо, Франчина. Придется проэкзаменовать Джорджа на знание устава - он не справился с несколькими тестами на координацию. А в остальном... На столе Беррела зазвонил телефон, вспыхнула кнопка прямой связи командного пункта с оклендским центром контроля воздушных сообщений. Маршруты авиаперевозок, за которыми следил ЦКВС Окленда, считались самыми напряженными в мире и покрывали пространство от северной и центральной Калифорнии до Невады.
- Командный пункт ВВС юго-западного оборонительного округа, подполковник Беррел.
- Джон, это Майк Лихи, - произнес представитель оклендского центра. - Мне только что позвонил специальный агент Фортуна из АТО. Они преследуют одного контрабандиста, который недавно вылетел на самолете из аэропорта Чико, и сейчас им нужна помощь. Он держит курс к юго-западной границе, на запросы не отвечает. Его опознавательный код - семь-дедьта-четыре-ноль-четыре. - Понял, Майк, - ответил Беррел. - Подождите, не кладите трубку. Он повернулся к своему заместителю, начальнику технического персонала сержанту Томасу Бидуэллу. Подобные звонки не были редкостью, но обычно они исходили от федеральной службы безопасности, а не напрямую от представителя центра.
- Том, оклендский центр беспокоится из-за одного несанкционированного взлета с аэродрома Чико, опознавательный номер
семь-дельта-четьгре-ноль-четыре. Засеките его, но никаких решений пока не принимайте, нам он не нужен. Это запрос из АТО.
- Слушаюсь, сэр, - отчеканил Бидуэлл. Он открыл журнал на нужной странице, вписал в соответствующую графу время запроса и передал сведения во все секции наблюдения и опознания. Поскольку цель с самого начала находилась в воздушном пространстве округа, а оперативный командный пункт обычно вел наблюдение за объектами, вторгавшимися извне, личному составу предстояло выделить новый самолет из сотен других, отраженных на множестве экранов радарного слежения. Повернувшись к телефону, Беррел произнес: - Майк, ваш беглец никуда от меня не денется. Вы хотите, чтобы мы посадили его или просто вели наблюдение"
- Ведите наблюдение, - сказал Лихи. - Я не знаю, что нужно департаменту государственных сборов. Хотя, полагаю, вы можете заранее поднять своих асов с постелей и предложить им прогуляться к самолетной стоянке. - Майк, это какие-то учения"
- Боюсь, нет, подполковник, - ответил Лихи. - Пилот этого самолета - один из боссов мафии, занимающейся торговлей оружием. Мне сказали, что несколько минут назад в Чико он убил двенадцать агентов АТО. И у него на борту с десяток тонн взрывчатки.
Привстав с кресла, Беррел показал Франчине Тельман на второй телефон, пригласив ее послушать разговор, а левой рукой нажал кнопку звонка на столе. Дело принимало серьезный оборот. Техники, отдыхавшие после учений, поспешили к своим пультам.
- Какой тип самолета, Майк" - спросил Беррел.
- Чехословацкий L-600, - пошелестев какими-то бумагами, ответил Лихи. - Двухмоторный турбовинтовой транспортник среднего класса. Полетный вес - тридцать тысяч фунтов, грузоподъемность с топливом - шесть тысяч. - Какой у него тип взрывчатки"
- Лучше спросите, какого типа у него нет, - хмыкнул Лихи. - Боеприпасы, ракеты, пиротехнические средства. Вероятно, пару лет назад подозреваемый имел выход на арсеналы национальной гвардии. Вы когда-нибудь слышали об Анри Казье"
- Вот дьявол! - непроизвольно выругался Беррел. Лихи с таким же успехом мог бы спросить его о Карлосе Ильиче. Или об ИРА. Или об Абу Нидале. - Вас понял, - сказал Беррел. - Не кладите трубку. Твою мать, подумал он, вот чего я не люблю. Ночной перехват над густонаселенной местностью, когда цель - самолет с отъявленными головорезами на борту. Беррел не хотел, чтобы его пилоты сбивали кого-то в мирном небе, но против Казье нужно было применять оружие.
Беррел повернулся к начальнику технического персонала, но Бидуэлл, слышавший разговор с оклендским центром, опередил его. - Сэр, я предлагаю объявить боевую тревогу на аэродроме Фресно, - сказал он. - Держу пари, этот парень намылился в Мексику. Конечно, транспортник L-600 рассчитан на дальние перелеты, он может рвануть и в Канаду. Но я бы поставил на Мексику.
Сержант Бидуэлл редко ошибался, более того, Беррел не мог припомнить случая, когда бы его предсказания не сбылись. Бидуэлл предпочитал экономить силы и перехватывать цель с помощью самолетов, базировавшихся на минимальном удалении от ее трассы. Однако у Беррелла было чувство, что департамент государственных сборов и АТО сейчас не думают об экономии материальных ресурсов. Они хотели, чтобы каждый пилот ВВС был готов броситься вдогонку за ублюдком, который отправил на тот свет их агентов. Казье славился не только своими безумными выходками, но и находчивостью, и Беррел не хотел, чтобы юго-восточный сектор упустил шанс поймать его.
- Все равно, пусть также объявят боевую готовность в Кингсли и на границе, - сказал Беррел. - Сдается мне, сборщики налогов и АТО не захотят выпустить этого парня за пределы нашего радарного слежения. Неплохо бы и в северо-западном округе начать прогревать двигатели на тот случай, если им тоже придется участвовать в этом марафоне.
Снова зазвонил телефон прямой связи с оклендским центром. - Старший офицер Беррел.
- У нас только что был разговор с департаментом государственных сборов, - сказал Лихи. - Они хотят, чтобы вы вышли на цель, вели скрытое наблюдение за ней и ждали дальнейших указаний. Похоже, в департаменте склонны перехватить ее и повести на вынужденную посадку. Сейчас их останавливает только то, что самолет находится над густонаселенной местностью. Как только он окажется близ какого-нибудь небольшого аэродрома или над морем, последует приказ применить силу.
- Майк, с вами говорит капитан Тельман, представитель командования округа. Пожалуйста, повторите, что вы сказали.
Лихи повторил свои слова.
- Майк, нужно попробовать отговорить департамент от таких действий, - сказала Тельман. - Вы же знаете, у нас нет отработанной методики, с помощью которой мы могли бы заставить этот самолет совершить вынужденную посадку. - Вы не можете произвести пару выстрелов по его курсу и немного потеснить его в нужную сторону"
- Майк, вы слишком часто смотрите телевизор. У нас не разработано процедур для таких действий, и я не хочу, чтобы нечто подобное происходило над перенаселенной территорией с самолетом, начиненным взрывчаткой, за штурвалом которого такой террорист, как Казье. Слишком велика опасность катастрофы, это куда рискованнее, чем просто вести скрытое наблюдение за ним. Но даже если командование ВВС одобрит такие действия, я все равно не думаю, что они к чему-нибудь приведут. Если цель не подчинится нашим сигналам и не изменит курс, мы будем вынуждены либо продолжать следовать за ней, либо открыть огонь на поражение. Далее. Наши методики не позволяют нам приближаться к объекту на длину луча прожектора вооруженного летательного аппарата, и мне бы не хотелось применять силу против самолета, до отказа нагруженного взрывчатыми веществами и пилотируемого таким психопатом, как Казье.
- Все ясно, капитан, - сказал Лихи. - Я всего лишь передал запрос агента АТО. Разумеется, он не знает ваших методик, а потому полагает, что вы выполните любую его просьбу, хотя бы потому, что он потерял людей. Хорошо, нам нужно будет посоветоваться с судебными инстанциями. Сами-то вы что рекомендуете предпринять"
- Я бы с радостью сбил этого подонка, - сказал Беррел, - но ведь вы желаете, чтобы мы вели скрытое преследование и узнали, куда он направляется, не так ли" Кстати, может быть, в АТО уже выяснили его маршрут" - Не думаю, - ответил Лихи. - В аэропорту в качестве места назначения отмечена Аризона, но, насколько мне известно, там его никто не ждет. - Если он попытается пересечь границу, мы сможем обсудить какие-нибудь героические деяния. Насколько я понимаю, нам всем хотелось бы избавить мир от этого ублюдка, - Беррел вздохнул. - Но если он останется над американской территорией, я буду рекомендовать скрытое преследование. Наши истребители без труда смогут догнать его, а при нашей бортовой электронике он даже не будет знать, что у него на хвосте висит F-16 "фолкен". Пусть агенты АТО летят за нами на самолетах или вертолетах. Когда он совершит посадку, они повяжут его.
- Не вешайте трубку, подполковник, я посоветуюсь с департаментом государственных сборов, - сказал Лихи.
И через некоторое время произнес:
- АТО не видит ничего плохого в том, что по нему будет выпущена парочка ракет, но департамент настаивает на скрытом преследовании. Они пришлют запрос по официальным каналам, а мне ведено заранее заручиться вашим согласием.
- Можете рассчитывать на нас, Майк, мы сделаем все, что в наших силах. Подождите одну минуту.
Он повернулся к Тельман, которая слушала их разговор по параллельному телефону.
- Ну, что думаете, Франчина"
- В общем, я не против скрытого преследования, - ответила она. - Какой у него курс"
Беррел еще раз взглянул на экран радара.
- Прежний, на юго-восток. Скоро выйдет из зоны аэронавигации класса Б. "Зоной аэронавигации класса Б", известной также как "область предельного контроля", называлась сеть авиалиний над аэропортом Сан-Франциско, по напряженности занимавшая пятое место в Соединенных Штатах. Цель, приближавшаяся к ее центру, была технически досягаема, но международный аэропорт Сан-Франциско принимал и отправлял в путь по одному самолету каждые шестьдесят секунд и любые действия перехватчиков повлекли бы за собой неразбериху во всем графике воздушных перевозок. - Я согласна с сержантом Бидуэллом, но полагаю, что мы должны как можно скорее выйти на цель. Если она возьмет курс в сторону гор, мы упустим ее, - сказала Тельман. - Нужно поднять в воздух пару истребителей из Фресно, объявить полную боевую готовность в Кингсли и предупредить пограничников. Необходимо также задействовать самолеты с системой слежения АВАКС - на случай, если Казье все-таки попробует укрыться за горной цепью. Самолеты ВВС с бортовой системой радарного слежения АВАКС Е-3 базировались в предгорьях неподалеку от городка Тинкер. Если бы чехословацкий транспортник пересек хребты Сьерра-Невада, прежде чем его обнаружили истребители, наземные радары потеряли бы цель из виду. Тогда за ней пришлось бы следить с воздуха, передавая информацию на командный пункт сектора.
- И, конечно, обо всем нужно доложить командованию, - добавила Тельман. - Хорошо, - сказал Беррел.
Он открыл журнал, взял со стола карандаш, затем повернулся к сержанту Бидуэллу.
- Том, зарегистрируй эту цель как "специальная-девять". И распорядись о скрытом сопровождении.
- Слушаюсь, сэр.
Бидуэлл открыл свой собственный журнал, заполнил несколько первых граф и включил селектор.
- Внимание, всему техническому персоналу. Цель с параметрами семь-делъта-четыре-ноль-четыре обозначена индексом "специальная-девять". Повторяю, "специальная-девять", скрытое наблюдение. Перехват с аэродрома Фресно. Операторы, доложите на свои станции Повторяю, доложите на свои станции.
- Командный пункт, на связи старший офицер отдела вооружений. Веду цель с параметрами семь-дельта-четыре-ноль-четыре. Прошу подтвердить параметры. Отдел вооружений осуществлял общий контроль за всеми действиями перехватчиков, начиная со взлета и кончая посадкой. - Подтверждаю, цель с параметрами семь-дельта-четыре-ноль-четыре. Отдел вооружений, отдаю приказ о перехвате.
- Есть, приказ о перехвате принят, - ответил старший офицер отдела вооружений.
Он сделал пометку в журнале боевых вылетов и повернулся к технику, сидевшему рядом с ним.
- Полная боевая готовность на базе Фресно, получите подтверждение. Поставьте в известность первую группу контроля за вооружениями. - Есть, сэр.
Техник сверился с четырьмя индикаторами на пульте, чтобы убедиться в том, что требуемая группа свободна и может приступить к работе. Группе контроля за вооружениями (ГКВ), состоявшей из начальника и трех техников, предстояло в течение всей операции держать связь с пилотами перехватчиков. ГКВ-один была самой опытной среди молодого персонала этой смены. Убедившись в ее готовности исполнять задание, техник отдела вооружений включил селектор. - ГКВ-один, параметры вашей цели - семь-дельта-четыре-ноль-четыре. Ее индекс "специальная-девять". Осуществляйте скрытый перехват и преследование. Повторяю, "специалъная-девять", скрытый перехват и преследование. Вылет по боевой тревоге из Фресно.
- ГКВ-один, приказ понял, - ответил начальник группы. - Внимание всем станциям. Говорит ГКВ-один. Приступаем к перехвату цели с параметрами семь-дельта-четыре-ноль-четыре. Фресно, поднять в воздух звено истребителей. Техник группы вооружений открыл журнал на соответствующей странице, откашлялся, затем провел рукой вдоль ряда выключателей, защищенных прозрачными пластиковыми колпачками, и остановил руку возле помеченного надписью "ФРЕСНО".
- Сэр, Фресно на связи. Объявляю вылет по боевой тревоге. Проследив за его рукой, начальник группы убедился в том, что техник не ошибся кнопкой, затем кивнул, и техник-связист нажал ее. Мысленно он сказал: "Простите, ребята, что приходится поднимать вас с постели таким способом". По своему опыту он знал, что их пробуждение будет не из приятных.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)