Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Юрий Никифоров. Май 1999

- Эй! - крикнул Юрий. - Куда вы? - Он ничего не мог понять и озирался, словно все еще надеялся обнаружить около себя парня в оранжевой каскетке. Но не видел никого, кроме этой высокой арабки, которая смотрела на него почему-то с испугом. Еще позовет полицию - мол, странный иностранец, не спятил ли, а может, выискивает в толпе жертву для своих экстремистских замыслов? Юрий натянуто улыбнулся:
- О\'кей, все о\'кей!
Как бы не так! Он совершенно не представлял, что теперь делать, куда идти, и по-прежнему всматривался в ряды машин, словно надеялся: вот сейчас подрулит к тротуару желтый автомобиль и оттуда высунется голова в знакомой каскетке: извини, мол, дружище, я тут кое-что вспомнил неотложное, а теперь можем следовать дальше. Никто, конечно, не подруливал, только эта женщина в черном так и стояла рядом как пришитая и смотрела на Юрия все с тем же тревожным любопытством.
Бросил ей легкую улыбку:
- Какие-то проблемы?
А она, вообразите, ответила:
- Да...
Юрий снова захлопал глазами: русская, ты погляди! А ведь не отличишь от местных. Хотя, если присмотреться, видно, что совсем не смуглая, во-первых, и глаза светлые, только сильно подведены черным. А, ну понятно. Вышла, видимо, замуж за иорданца, а теперь услышала родную речь и не смогла пройти мимо.
Ностальгия, то-се... Не поможет ли соотечественница Юрию в его неразрешимой ситуации? Хотя, похоже, у нее свои неприятности, вон какое измученное лицо.
- Вы действительно русский? - спросила она недоверчиво. - Турист? - Руссо туристе, облико морале? - попытался усмехнуться Юрий. - Русский, да, но не турист, к сожалению. В командировке тут. А вы здесь живете? Она нервно сглотнула, и Юрий увидел, что глаза незнакомки так и блестят непролитыми слезами.
- Послушайте, - заговорила она низким голосом, в котором звучали готовые прорваться рыдания. - У меня неприятности, надо срочно уехать. К сожалению, я не знаю арабского, а если буду объясняться с таксистом по-английски, это может вызвать подозрения. И вообще, здесь одинокие женщины на улице сразу привлекают внимание, вы понимаете? Пожалуйста, поймайте мне такси, очень вас прошу! И объясните водителю, что мне надо в Акабу. Даю двести долларов, это очень хорошая сумма, он должен согласиться.
Юрий растерянно моргнул. Вот так номер!
- Вы извините, но я по-арабски ни слова не знаю, - пробормотал, чувствуя себя невероятно глупо. - Я только сегодня прилетел. Мне просто надо кое-что передать одним людям, а вечером - обратно в Москву. И вдруг до него дошло, что улететь обратно будет, пожалуй, совсем непросто. Ведь билет он должен был получить в обмен на кассету! Кассета никуда не делась, но как добраться до тех, кому она была до зарезу нужна? Может быть, позвонить Сане - так, мол, и так, вляпался в идиотскую историю, что делать дальше? Хорошенькие же слова услышит он от приятеля! А если об этом когда-нибудь узнает Лора... "Разумеется, - скажет она, - я вообще не уверена, что есть на свете такое дело, которое бы этот придурок не завалил!" Нет, ну как же быть?
И вдруг его осенило. Да ведь именно ради такого случая Саня дал ему визитку с телефоном! Вот и пригодилась.
Юрий огляделся, увидел неподалеку стойку телефона-автомата и ринулся туда, машинально нашаривая в кармане карточку. О, черт! Здесь уж точно не в ходу нижегородские карточки! А ничего другого у него нет. - Извините, у вас не найдется жетона или карточки - ну, чтобы позвонить? - обернулся он к женщине.
Та машинально пошарила в складках своего одеяния, но покачала головой. Юрий в отчаянии огляделся, готовый взывать к прохожим. Но кто поймет его отчаянный вопрос: "Скажите, пожалуйста, где здесь можно купить телефонную карту?" И от этой дамочки в черном нет толку. Надо же - жить в стране и не знать ее языка! Да и он тоже хорош. Говорила, говорила ему Лора: "Учи английский, ну что ты зря в библиотеке сидишь!" Тогда его невероятно злили эти слова, а теперь и впрямь показалось - зря, зря время проводил... Надеясь на чудо, Юрий подошел к автомату и вздрогнул, увидев торчащую из прорези карту. Неужели чудеса все-таки случаются? Нет, карта, конечно, использованная, не стоит надеяться... Протолкнул ее поглубже - на табло появились цифры. Есть Бог на свете!
Юрий нашел визитку, набрал номер, затаил дыхание в ожидании ответа, заранее ужасаясь, что будет делать, если ответят по-арабски. - Алло? - произнес грубоватый голос. Русский голос, точно! - Вы говорите по-русски? - спросил Юрий.
- Н-ну? - прозвучало в ответ.
- Привет от Сани Путятина, - выговорил нерешительно и вздрогнул от радости, услышав:
- Большой, горячий? Давай сюда! - И без всякой передышки: - Куда ж ты, сукин сын, запропастился? Тебя до сих пор ждут! В сортире, что ли, застрял?
Давай немедля жми к выходу, машина на условленном месте! Сейчас я им перезвоню, скажу, что ты объявился. Ну, чао! И смотри, больше не пропадай! - Погодите, не вешайте трубку! - завопил Юрий. - Тут такое дело... - Какое еще дело? - Голос незнакомца стал строже.
- Да я... словом, я сейчас не в аэропорту, - выдохнул Юрий. - Да погодите вы материться, ну, тише, дайте сказать! Так получилось, понимаете? Так по-лу-чи-лось! Все объясню при встрече. Вы можете за мной приехать? - Куда? - спросил незнакомец, на диво быстро совладав с эмоциями. - Ты где находишься?
- Я...
Хороший вопросик!
- Девушка, извините, - крикнул той особе в черном, которая все еще топталась неподалеку, - не подскажете, как называется это место - ну, где мы сейчас находимся?
Она растерянно огляделась, пожала плечами:
- Не знаю...
У Юрия немного полегчало на душе. Все-таки он не последний дурак на свете - нет, не последний! Правда, еще не факт, что с этим согласится его телефонный собеседник.
- Вы слушаете меня? Понимаете, я не могу объяснить, где нахожусь. Я сюда попал нечаянно. Словом, это долго объяснять. Вот что, давайте лучше я к вам приеду, хорошо? Вы скажите адрес, только не очень быстро, я запишу и объясню таксисту, куда ехать.
Он достал ручку и перевернул визитку, готовясь записывать на ее обороте адрес. Однако собеседник произнес что-то несусветное, и Юрий почувствовал, что начинает злиться. В конце концов, разве он виноват, что так получилось? К нему подошел человек в оранжевой каскетке, правильно ответил на пароль, знал его имя... Сколько можно материться? Юрий ведь может и ответить. - Хватит, а? - произнес холодно. - Потом побеседуем, при встрече. У меня карточка в любую минуту может кончиться, а где другую взять, я не знаю. Говорите адрес, ну!
- Я и говорю! - В голосе собеседника звучало удивление. - Я сказал адрес. А, ну, понятно, ты арабского не знаешь. Ладно, здесь все по-английски говорят, так что скажешь таксеру, пусть едет к храму Геракла, там и побеседуем, а то, боюсь, ты по адресу нас не скоро найдешь! - Храм Геракла? - с проблеском исторического восторга переспросил Юрий. - Это что, римские развалины?!
- Они самые, - был ответ. - Только умоляю, бери такси прямо сейчас, потому что время, время... Сам же рискуешь не улететь сегодня! Деньги у тебя есть? Даже с противоположного конца города это не больше десяти баксов, так что не переплачивай, торгуйся. А, черт, я забыл, что ты не знаешь языка! Нашли, блин, кого посылать курьером. Храм Геракла, понял? Сейчас у нас сколько, пять?
Даю полчаса на дорогу, этого за глаза хватит. Ну, все! Езжай и, умоляю тебя, не пропадай сно...
Раздался протяжный гудок, и по табло побежали черточки, означающие, что время разговора вышло. Впрочем, и так все ясно, о чем еще говорить с сердитым соотечественником?
Юрий обернулся к дороге - и, будто по заказу, к нему подрулила желтая машинка, причем она была по всем параметрам, от цвета до облика шофера, до такой степени схожа с той, первой, что Юрий с надеждой обшарил глазами салон: не сидит ли там парень в оранжевой каскетке? Разумеется, никого там не было.
- Такси, мистер? - осведомился водила, высунувшись из окошка. - Такси, такси! - обрадовался Юрий. - До храма Геракла доедем? Таксист неуверенно улыбнулся. Не расслышал, что ли? - До храма Геракла! Ну, это где римские развалины, первый век. Шофер покачал головой. Может, Юрий что-то напутал и развалины относятся к другому периоду?
- Храм Ге-рак-ла, понял? - повторил он по слогам, но таксист покачал головой, показывая на уши.
Оглох, никак? О, черт, да ведь водитель не понимает, чего хочет от него Юрий! Дьявольщина, надо было спросить того мужика, как по-английски "храм Геракла"! Как же теперь объяснить этому недоумку... - Hercules Temple, please, - послышался рядом женский голос. - Roman ruins. As quickly, as possible (Храм Геракла, пожалуйста. Римские развалины. Как можно быстрее (англ.).).
Лицо водителя прояснилось, он кивнул, приглашающе махнул рукой. Юрий уже собрался сесть, но вдруг "русская арабка" открыла заднюю дверь и, высоко подобрав платье, так, что открылись ноги чуть не до колен, забралась на сиденье.
- Что...
Она взглянула так, что Юрий осекся:
- Вы же пропадете без языка. А я хоть английский знаю. Вместе нам будет проще. Доедем до ваших развалин, а оттуда я отправлюсь своим путем. Кстати, если у вас проблемы еще и с деньгами, могу это взять на себя. - Спасибо, - буркнул он, усаживаясь рядом с ней и почему-то чувствуя себя невероятно глупо. - Если это в пределах пятидесяти баксов, то я вполне платежеспособен.
- Сейчас выясним.
Последовали недолгие переговоры, во время которых таксист то и дело пытался заговорить по-арабски, но был снова и снова направляем в русло английской речи.
- Ничего особенного, - сказала наконец женщина. - Просил двадцать, сговорились на десяти. Едем, что ли?
- Едем, и поскорее!
Женщина махнула таксисту, который наблюдал за странными пассажирами в зеркальце заднего вида, и машина тронулась с места. Юрий насупился. Он совершенно не знал, как себя держать с этой дамой, которая так бесцеремонно взяла бразды правления в свои руки. Интересно, что же в нем все-таки есть такое, что позволяет женщинам с первой же минуты общения играть ведущую роль? Или на физиономии у Юрия штампик такой стоит: "Я - подкаблучник"? Ничего, ничего, это наследие прошлого. Лора основательно его проштемпелевала, но скоро и следа от ее штампиков не останется! Сейчас главное, чтобы эта первая поездка сошла благополучно, чтобы Саня остался им доволен...
Он встрепенулся, сообразив, что ведет себя довольно-таки по-хамски. Все-таки эта незнакомая женщина ему помогла, надо поблагодарить ее, что ли.
- Спасибо, - выдавил, повернувшись. - Уж не знаю, как бы я без вас объяснился...
- Ничего особенного, - поглядела она с улыбкой - довольно унылой, впрочем. - Значит, вы прямо сегодня уезжаете, да? И билет уже есть? Голос дрогнул, и Юрию вдруг захотелось взять ее за руку, сказать что-нибудь успокаивающее.
- Вы говорили, у вас какие-то неприятности? Может, я чем-то... - Нет, - покачала она головой. - Это мои проблемы, не хочу вас ни во что такое впутывать. Тем более вы сегодня улетаете. Все, что мне было нужно, это взять такси, теперь благодаря вам я это сделала, так что мы квиты. - Ну, если так... - Он пожал плечами. - А вы давно в Аммане? - Три месяца, - выговорила она глухо. - Извините, это неинтересная история. Посмотрите, вон там, кстати, тоже римские развалины: амфитеатр. Справа промелькнуло могучее сооружение из темного камня, изъеденного временем, и у Юрия на миг захватило дыхание: и в самом деле несусветная древность! Эх, вот бы остановиться, побродить по этим сточенным временем и тысячами ног ступеням... Нет, сейчас у него нет такого права, но, может быть, когда его повезут в аэропорт, удастся уговорить сопровождающих притормозить.
- Красиво... - выдохнула женщина. - Особенно рядом со всеми этими новехонькими виллами, правда?
- Вот именно. Старое и новое - это всегда впечатляющий контраст. Особенно когда он не в пользу нового. У нас в Нижнем, в кремле, додумались совки - построили здание обкома партии в таком стеклобетонном стиле, жуть!
Теперь там администрация, губернатор сидит. Главное, что это уродство стоит рядом с постройками времен Древней Руси, рядом с потрясающей церковью Михаила Архангела... Ну, вы себе представляете!
Она поглядела такими глазами - Юрий даже вздрогнул. - Вы что, из Нижнего? Из Нижнего Новгорода? И прямо туда полетите вечером?
- Нет, в Москву, - ответил он, теряясь. - К нам нет прямого самолета. А вы бывали в Нижнем, да?
Она не ответила - отвернулась к окну, будто страх как увлеклась разглядыванием беленьких особнячков под красными черепичными крышами, но плечи вздрогнули раз, другой...
Юрий замер. Плачет? Спросить, что случилось? Промолчать? Может быть, сама скажет? Но женщина молчала, ее плечи, перестав дрожать, устало поникли. Дорога поднималась довольно круто вверх, по бокам виднелись редкие виллы, но в основном город оставался. внизу, словно не осмеливался подступаться к исполинским колоннам, возвышавшимся на вершине холма. Строгий дорический стиль, развалины портика - вот это и называется дыханием вечности, разрушающим даже мрамор...
Храм Геракла! Вон он, храм Геракла!
У Юрия перехватило дыхание.
Машина остановилась, но он был не в силах двинуться с места, пораженный этой встречей с прошлым.
- Приехали, - с ласковой насмешкой в голосе произнесла девушка. - Вон они, ваши римские развалины. Прошу любить и жаловать. Господи, какое чудо!.. Юрий как во сне протянул водителю десять долларов, выбрался, замирая от восторга. Не оглядываясь, ног под собой не чуя, побрел по выжженной глине туда, вперед, к этим величественным руинам, свидетелям былого могущества. Римская империя... Великая Римская империя, равных тебе нет и не было на свете!
Ветер бил в глаза, вышибал слезы. Ветер, конечно, а что же еще? - Эй, привет, ты не нас ищешь?
Русская речь заставила Юрия вздрогнуть. Оглянулся, с досадой вспомнил, что все-таки не на экскурсию сюда прибыл:
- Да, если вы Санины друзья. Я от Сани Путятина.
- Привет его можешь оставить себе, - неласково буркнул огромный рыжий парень с детскими голубыми глазами, до жути похожий на дебила-убийцу. - А нам кассету подавай.
Юрий не стал мелочиться, требовать отзыва, тем более что сам же и скомкал пароль. Расстегнул "молнию" на сумке, достал кассету в коробочке с надписью "Conika":
- Пожалуйста. Ваша вещь.
Парень осторожно, двумя толстыми, как сардельки, пальцами, взял кассету и недоверчиво хмыкнул, взглянув на наклейку:
- "Черное танго". Вроде все правильно!
- Ну, все в порядке? - спросил Юрий с ноткой нетерпения. - Давайте билет - и можем ехать в аэропорт. Только одна просьба: сейчас еще шести нет, можно мне еще четверть часика тут побродить? Пожалуйста, прошу вас. У меня вряд ли будет еще такой шанс в жизни, а ведь это Рим, настоящий, подлинный Древний Рим...
- Да на здоровье, - колыхнулись могучие плечи рыжего. - Броди по своему Древнему Риму. Все равно ребятам проверить кассету надо. И он, не глядя, протянул кассету за спину. Оттуда выдвинулся не замеченный прежде Юрием тощий парень, схватил коробочку и трусцой побежал к темно-зеленому "Мерседесу", стоящему у обочины.
"Как же они будут проверять кассету? - удивился было Юрий. - Поедут куда-то, где есть видик? Хотя что это я, дурак, у них же видик наверняка в машине, как у того парня, который привозил кассету в Шереметьево и демонстрировал ее Сане!"
Зависть привычно резанула по сердцу, но тут же ветер вечности развеял ее. Единственное, в чем Юрий мог сейчас завидовать пассажирам изумительного "мерса", так это возможности хоть каждый день видеть развалины храма Геракла!
Побрел вперед, невольно вздрагивая, когда какие-то растения с желтыми головками вдруг начинали упруго хлестать по ногам. Возможно, точно такие же росли тут еще в те времена, когда полуголые рабы под присмотром легионеров в золоченых шлемах возводили исполинское сооружение во имя великого героя, посмертно причисленного к сонму богов на Олимпе... Даже сигнал туристского автобуса, созывающий увлекшихся пассажиров, воспринимался здесь как-то по-особому, как призыв проститься с древностью и вернуться в наше время. Что-то засопело за спиной, распугав мысли. Юрий оглянулся - рыжий тащился следом, утирая огромным клетчатым платком пот со лба. Честно говоря, Юрий не сразу понял, что рыжий следит за ним. Думал, ну мало ли, может, у него раньше не было времени полюбоваться всей этой красотищей, а тут решил воспользоваться случаем. Однако он быстренько расстался со своими иллюзиями: раздался какой-то писк, рыжий снял с пояса трубку сотового, выслушал короткую команду, а потом вдруг вцепился в руку Юрия и поволок его к машине. Тот попытался протестующе крикнуть, как-то замедлить такую бесцеремонную транспортировку, однако парень только глянул на него с детским, обиженным выражением лица и еще сильнее стиснул руку. Пришлось заткнуться.
У машины их уже ждали. Небольшой человек с умным и злым одутловатым лицом стоял, руки в брюки, и вроде бы спокойно смотрел на приближающихся, однако Юрий еще на расстоянии уловил волны страшного напряжения, исходившие от него. Уставившись на Юрия своими бездонными жгуче-черными глазами, человек тихо сказал:
- Ошибка в сервисе. Что мы уж точно не заказывали, так это "Кубанских казаков"!
И вдруг ткнул Юрия кулаком в солнечное сплетение, почти не размахиваясь, но с такой силой, что тот согнулся, лишившись дыхания, и упал бы лицом на подножку, если бы рыжий не поддержал его, сграбастав рубаху на спине. Не дав Юрию прокашляться и отдышаться, человек с одутловатым лицом ударил его еще раз и только потом соблаговолил пояснить: - Пленка не та! Мы ждали "Черное танго", название на кассете то же, но внутри... Куда ты дел нашу кассету, скотина?!
Каким-то образом Юрию удалось отшатнуться и слегка ослабить удар, а потом выдавить сквозь стоны:
- Да вы что?! Я привез, что мне дали!
Боль была жуткая, он и не предполагал, что бывает такая боль. Но, судя по выражению этого одутловатого лица и по хватке, которой держал его рыжий, эти двое не собирались прекращать избиение. И в машине угадывалось какое-то движение: там, наверное, были еще люди, и где гарантия, что они сейчас тоже не выйдут и не начнут отрабатывать хук и апперкот на незадачливом курьере? Постепенно суть случившегося начала доходить до замутненного сознания Юрия. Итак, кассета была проверена на видеомагнитофоне, который находился в машине, и эти люди обнаружили, что им доставили не тот товар. Ну что ж, бывает всякое, русский рынок есть базар, как известно, а не надуешь - не продашь. Эти же друзья покупали натурально кота в мешке. Непонятно только, почему их гнев обрушился на Юрия, который в этом деле просто передаточное звено, не больше.
Если кто и виноват в подмене, то только Саня. К нему и вопросы, пожалуйста.
Хотя Саня далеко, а курьер - вот он, голыми руками взять можно. Его и взяли...
- При чем тут я? - выкрикнул Юрий погромче, пытаясь выпрямиться. Боль уже воспринималась им как нечто второстепенное. Сейчас главное было - оправдаться в глазах этих людей, от которых зависело его возвращение... и вознаграждение, между прочим.
И вдруг его осенило. А вдруг все это делается только затем, чтобы не платить ему? Курьер всегда выступает в роли крайнего, на нем отыгрываются все, кто может. Что, если все это - липа для дурачка, а потом его тысячу баксов эти ухари поделят между собой, только и всего? - И тут же ему пришло в голову, что стабильное безденежье там, дома, начало превращать его в дурачка. Ну что такое несчастная тысяча долларов для людей, которые ездят на таком "Мерседесе"? Да им эти деньги достать из кармана - проще, чем устраивать ринг на открытом воздухе, в присутствии, между прочим, нескольких десятков туристов, которые слоняются по развалинам, с одинаковым любопытством озирая все вокруг: и мраморные останки храма, и живых людей, которые вдруг начали избивать себе подобного. Да и ярость этого одутловатого человека отнюдь не наиграна, а очень даже искренняя. Неужели.. неужели вправду произошел какой-то прокол и Юрий привез не то, что надо?! Но как это могло случиться? Ведь Сане была вручена кассета прямо в Шереметьево, накануне вылета. Выходит, их обоих подставили какие-то люди? Похоже, невольно обманутый Юрием человек обладал немалой проницательностью, потому что его набрякшее лицо вдруг искривила пренебрежительная ухмылка и он брезгливо сказал: - Только не надо брехать, будто "все так и було" и эту самую кассетку тебе дали в Москве. Если бы мы тебя прямо с борта взяли, ты еще мог бы что-то вякать в свое оправдание, еще какие-то шансы у тебя были бы, но после того, как ты шлялся по Амману неизвестно сколько... Юрий смотрел на него, но видел не это искаженное злобой смуглое лицо. Перед ним маячила добродушная, простецкая физиономия под низко надвинутым козырьком оранжевой каскетки, слышался развязный московский говорок, виделось желтое такси, улетающее в глубину улиц чужого города... Да ведь его подставили! Этот парень нарочно появился в аэропорту, перехватил Юрия! Он врал, уверяя, будто машина сломалась, - на самом деле его ждали встречающие, но тому парню в каскетке (понятно, что надел он ее тоже неспроста!) зачем-то было необходимо, чтобы эта встреча не состоялась. Причем если бы Юрия завезли в какой-нибудь подвал видеопиратов и начали вымогать кассету с помощью угроз и пыток, это бы еще куда ни шло (хотя вполне достаточно было просто выхватить сумку у него из рук и дать деру). Но в задачу парня входило просто отсрочить встречу Юрия с людьми, к которым он, собственно, направлялся. Ну, тогда это чистой воды садизм! Парень не мог не понимать, какой гнев обрушится на обманутого им человека! Дикость какая-то, ну и нравы у них тут, в Аммане!
Юрий, стараясь не выпускать из виду стиснутые кулаки рыжего, торопливо, сбивчиво начал рассказывать историю своих иорданских приключений. То ему казалось, будто его рассказ чересчур подробен, и он начинал частить, то мысленно ругал себя за спешку и пускался в новые подробности... Человек с одутловатым лицом слушал с удивительным терпением, и на какой-то миг Юрию показалось, что ему удалось доказать свою невиновность. Особенно когда привел совсем уж сногсшибательный, по его мнению, довод: - Да если бы я знал, что кассета не та, ну разве позвонил бы вам? Разве приехал бы сюда, прекрасно понимая, как вы меня встретите? Ну разве это не доказывает, что я тут совершенно ни при чем, что меня обвели вокруг пальца точно так же, как и вас?
- Это всего-навсего доказывает, что ты еще больший дурак, чем кажешься с первого взгляда, - уже не зло, а как бы даже устало произнес одутловатый. - Сам себя перехитрил, да? Решил, что мы не будем проверять кассету, слопаем на радостях, не глядя? А ты заработаешь не только на том, что наш материал налево загнал, но еще втихую сорвешь эту жалкую тыщу баксов, возьмешь свой обратный билетик... Из-за таких-то жалких денег так рисковать?! Ну и жмот же ты, Юрий Никифоров! А жадность, как известно, фраера сгубила. Вот и твоя жадность тебя погубит. Видишь ли, никто, кроме тебя, не знал и знать не мог, что водитель того "Форда" будет в оранжевой каскетке. Пароля никто не знал... Никто, кроме тебя!
- Но ведь и вы знали! - воскликнул Юрий. - Почему вы не думаете, что информация могла просочиться к конкурирующей фирме от вас? Или от тех людей, которые передавали мне кассету?
- Исключено, - незнакомец без раздумий покачал головой. - Слишком многое у них зависит от этой кассеты. Да и у нас тоже. Ты, лох, и не подозревал, в какие игры влез. Зато сейчас узнаешь. Хватит тут торчать, садись в машину, поехали.
Рыжий выпустил руку Юрия и открыл перед ним дверцу "Мерседеса". Пахнуло дорогой кожей, хорошей туалетной водой - пахнуло роскошью, богатством... И смертью. Юрий отпрянул, совершенно точно зная: если он сядет в этот "мере", то вряд ли выйдет оттуда живым.
Автобус вдруг завопил нечеловеческим голосом, словно предупреждая об опасности. Юрий рванулся в сторону, рыжий снова вцепился в него сзади, и тут...
- Извините, пожалуйста, вы русские?
Женский голос, мелодичный, беззаботный, зазвучал так внезапно, что все трое на миг остолбенели и резко оглянулись. Разом кивнули, уставившись на длинноногую красотку в бермудах, не скрывавших ошеломительных ног, и легкомысленной маечке, натянувшейся на тугих сосках. Ее соломенные волосы были разметаны ветром, голубые глаза сияли пустотой, как у куклы Барби, красивый рот щедро улыбался. Юрий услышал, как рыжий за его спиной громко сглотнул.
- Пожалуйста, сфотографируйте нас с другом на фоне этих дивных руин, хорошо?
Она протянула аппарат как бы всем троим, но когда рыжий попытался схватить его, девушка неуловимым движением обогнула его короткопалую ладонь и сунула фотоаппарат прямо в руки Юрия. Тот машинально его принял. - Несколько кадров, ладно? Только давайте подойдем поближе, а то мелковато получится. - Девушка отошла, приглашающе махнув Юрию. - Ну что же вы?
Пошли, пошли. Просто грех не сняться здесь, все-таки не что-нибудь, a Hercules Temple. Roman ruins. As quickly, as possible!
Юрий споткнулся.
- Эй ты, поосторожнее! - рыкнул черноглазый. - Это же "Cannon"! Девушка быстро пошла, почти побежала к какому-то долговязому туристу, в позе античной статуи торчавшему на обломках портика. Юрий, все ускоряя шаги, двинулся за ней. В какое-то мгновение он ощутил, что не слышит за спиной привычного сопенья рыжего детины. В ту же минуту девушка оглянулась, сверкнула на него голубыми глазами - и вдруг рванулась к дороге со всех своих длинных ног.
Юрий понесся следом. Он уже почти догнал девушку, когда она опять обернулась и выдохнула:
- Фотоаппарат оставьте!
Юрий на бегу взглянул через плечо. До рыжего вроде бы что-то дошло, но весьма слабо: похоже, он просто не мог поверить в такую наглость. Одутловатый хлопал себя по бокам и что-то кричал, но слов не было слышно - ветер дул в другую сторону. Лицо его набрякло ненавистью. Зато крики того долговязого туриста, который, не дождавшись фотографирования, бежал сейчас от обломков портика, были слышны совершенно отчетливо. Юрий на какой-то миг удивился витиеватости выражений, а главное, что все понимает без перевода, но тотчас понял, что мужик вопит по-русски. Значит, это была группа русских туристов, вот так совпадение! Поистине, русские идут! Мысль мелькнула и пропала. Юрий швырнул аппарат на выступ какой-то плиты и еще шибче заработал ногами.
Кончились античные колдобины - беглецы выскочили на дорогу. Девушка рванула дверцу желтенькой машинки, притулившейся у обочины, влетела на заднее сиденье. Юрий заскочил следом. Она что-то крикнула по-английски - так пронзительно, что таксист подскочил, но руль, по счастью, не выпустил, - и такси ринулось вниз по склону.
Юрий оглянулся. Рыжий уже выбежал на дорогу, одутловатый отставал от него буквально шагов на пять. Долговязый турист размахивал своим аппаратом и грозил кулаком. Но все это были пустяки. Гораздо хуже оказалось то, что "Мерседес" проворно вывернул из-за развалин и явно намеревался ринуться в погоню за такси. Он задержался всего на полминуты, чтобы рыжий и одутловатый успели вскочить в машину, однако это крохотное промедление оказалось на руку беглецам.
Двухэтажный туристский автобус выбрал именно этот миг для разворота. "Мерседесу" пришлось резко затормозить, чтобы не врубиться в его бампер, и дорога оказалась надежно перегорожена неуклюжим мастодонтом, который возмущенно затрубил, но и не подумал пропустить машину. Юрий узнал этот вой и мысленно ахнул. Да здравствуют доисторические животные! А еще - да здравствуют русские женщины, лучшие женщины в арабском мире!
Он взглянул на свою спасительницу. Та со страшной скоростью напяливала на себя арабскую хламиду, что-то настойчиво твердя водителю. Такси понеслось как стрела. Шоссе завиляло поворотами, пыль плотными вихрями змеилась по глинистым обочинам.
Врезавшись в сумятицу городских улиц, такси остановилось, повинуясь приказу "арабки". Сунув шоферу зеленую купюру, девушка вытолкнула из машины Юрия и выскочила следом, волоча свой пластиковый пакет. Захлопнулась дверца, и, сорвавшись с места, такси мгновенно исчезло вдали. - Господи, ошеломленно вымолвил Юрий, до чего же они здесь, в Аммане, пугливые!
Девушка усмехнулась через плечо (она стремительно шагала по улице, не выпуская руки неожиданного попутчика и, по сути дела, волоча его за собой): - Я ему заплатила, чтобы он еще какое-то время попетлял по улицам. Эти ваши друзья вполне могли заметить номер, вот пусть и поищут его. Она резко остановилась рядом с палаткой, в которой горой были навалены арабские одеяния: в таких рубахах и красно-белых клетчатых головных уборах, перехваченных черными жгутами, как заметил Юрий, ходила половина мужского населения.
"Нашла время покупать сувениры!" - мелькнула мысль, но в следующий миг девушка схватила с прилавка громоздкую белую рубаху и обрушила ее на Юрия - прямо поверх одежды. Не успел он перевести дух, выныривая из пряно пахнущего сугроба, как на его голову была нахлобучена красно-белая "косынка" и придавлена черным жгутом. На нос ему водрузили темные очки, оказавшиеся на том же прилавке. Девушка сунула деньги продавцу, который, похоже, ничуть не был удивлен этим уличным маскарадом, и вновь повлекла Юрия за собой, изредка оглядываясь и объясняя, словно в утешение:
- Рубаха называется галабея, а косынка - куфья. Здесь все так ходят. Что верно, то верно - здесь "так" ходили все, и Юрий не мог не оценить хитрости незнакомки: теперь они на первый взгляд ничем не отличались от других арабских пар. Она надвинула платок до самых бровей и опять спряталась под чадру, хотя, обратил внимание Юрий, многие женщины ходили с открытыми лицами.
У нее чадра, у него очки - да их теперь ни за что не узнать! Вот голова у этой девчонки! Пожалуй, впервые он столкнулся с открытием, что женщины способны не только пакости мужчинам подстраивать, но и пользу им приносить. - Господи, я даже не поблагодарил вас, - пробормотал, спохватившись. - Если бы не вы... Наверное, они либо пристрелили бы меня, либо задушили в машине. Вы мне жизнь спасли... жизнь! Пока никак не могу вас отблагодарить, только словами, но отныне я... Она махнула рукой, не глядя: - Это я вас благодарить должна, если честно.
- Что за глупости, почему?!
- Потому что вы восстановили равновесие. И давайте больше не будем .на эту тему, хорошо?
Юрий покорно умолк. Загадочная особа. И выражается загадочно. Если задуматься, эта ее фраза о равновесии очень многое в себе таит. Да нет, не может такого быть, это ерунда - то, что вдруг пришло в голову! - А почему вы не уехали сразу? - спросил осторожно. Девушка пожала плечами:
- Сама не знаю. Может быть, хотела еще немножко посмотреть на этот самый Hercules Temple. Я ведь его, честно Говоря, и не видела толком, хотя прожила в Аммане три месяца. Ну а когда вас повели к машине, мне сразу показалось, что дело неладно.
- Да уж... - буркнул Юрий. - Главное, все это было для меня настолько неожиданно и необъяснимо, что я от растерянности даже не смог им сопротивляться. Полная нелепица, полнейшая!
- Если не секрет...
- Какой тут секрет! У меня было пустяковое, но приятное поручение: отвезти кассету с... ей-богу, не знаю, что там было изображено, да меня это совершенно и не интересовало. Поручение дал мой старинный товарищ, друг детства, так сказать, я ему страшно благодарен, что пришел на помощь в трудную минуту, дал подзаработать. У него в Нижнем Новгороде фирма - называется "Меркурий", специализируется на доставке всего и повсюду. Знаете, такие курьерские организации? Курьеры, курьеры, тридцать пять тысяч одних курьеров!
По всей России, по СНГ, за границу отправляют деньги, домашних животных, букеты ко дню рождения, экспресс-почту, контейнеры с вещами - ну все, все, что только можно вообразить! Причем с неимоверной скоростью, не считаясь с расходами, которые всяко себя окупают. Ведь если человек спешит, если у него горит, он любые деньги выложит. Я так понимаю, этот заказ был чрезвычайно выгоден, если Саня нипочем не хотел его упустить и поручил случайному в общем-то в его бизнесе человеку лететь в Амман.
- У вас что, виза была?
- Да что вы, какая виза! - махнул рукой Юрий. - Все это было сделано Саней буквально в два денька.
- А где же в это время были тридцать пять тысяч курьеров? - Да господь их знает, - дернул плечом Юрий. - На каких-нибудь других заданиях.
- И кассета оказалась не та, - задумчиво произнесла девушка. - Надо же, как обидно, столько сил затрачено, чтобы помочь случайному в общем-то, как вы говорите, человеку, а товар оказался не тот...
Юрий глянул на нее подозрительно:
- Что-то не пойму, к чему вы клоните. Между прочим, кассету нам с Саней вручили уже в Шереметьево, перед самой посадкой, так что если вы намекаете, будто Саня мог меня нарочно подставить, как человека случайного и попросту лоха в этом бизнесе, то это вряд ли. Вдобавок человек, который кассету привез, продемонстрировал ее Сане в своем автомобиле, не всю, конечно, какие-то фрагменты, но тот остался доволен и подтвердил, что все в порядке. - Значит, те добрые люди на развалинах храма Геракла предъявляли к вам совершенно справедливые претензии! - усмехнулась девушка. - Значит, это вы подменили кассетку!
По-хорошему за такие шутки... Но Юрий вдруг поймал себя на том, что не в силах на нее рассердиться. Все-таки обижаться на человека, который спас тебе жизнь, - мелочно.
- Ей-богу, я в этом деле чист, - сказал он серьезно, сам не зная, почему ему так важно, чтобы незнакомка не считала его мелким шулером и щипачем. - Ну, посудите сами, разве я полез бы к черту в зубы, сунулся бы к этим ребятам, зная, что товар заведомо не тот? Они этот довод не приняли во внимание, а вы прикиньте все-таки: стал бы?
- Да нет, вряд ли, - согласилась девушка. - Тогда остается одно: кассету в пути подменили.
Юрий ничего не сказал, только пренебрежительно присвистнул. - А почему это вам кажется таким уж невероятным? Вы что, везли кассету у самого сердца? Насколько я понимаю, она была в вашей сумке... которой у вас, кстати, больше нет.
Юрий даже зажмурился. Паспорт! Загранпаспорт! Он был в сумке... - В чем дело? - Девушка встревоженно взглянула на него. - Что с вами? - О, зараза! - выдохнул он. - Все мои документы! Как же я теперь отсюда выберусь?! Ох, придурок, придурок я, так драл оттуда, что обо всем на свете забыл! Нет чтобы вернуться, схватить сумку, она же была на заднем сиденье, только руку протяни...
- Да вы в уме? - рассердилась она. - Какая сумка! Какие документы! Скажите спасибо, что живьем ушли!
- Спасибо, - угрюмо буркнул Юрий.
- Да не мне - судьбе!
- Ничего себе! А что теперь делать, интересно знать? Обратного билета эти "добрые люди", как вы изволили выразиться, мне не дали, сам я его взять не могу, поскольку нет ни паспорта, ни денег... Что же, мне вплавь добираться до России? Вернее, пешком, через пустыню?!
- Зато у меня есть, - сказала девушка хладнокровно. - И паспорт есть, и деньги. Однако - вот совпадение! - я документами своими тоже не могу воспользоваться. У меня тоже выбор не велик: либо пешком, либо вплавь. Предлагаю все-таки второе.
- Извините, ваш тайный псевдоним случайно не Ален Бомбар? - с унылым подобием ехидства поинтересовался Юрий.
- Нет, не Ален, а Алена! - усмехнулась девушка. - Меня зовут Алена Васнецова. А вас, кстати?
- Юрий, - буркнул он. Никогда собственное имя не казалось менее интересным! - Юрий Никифоров. Будем знакомы.
- Будем, - согласилась она. - Так вот, Юрий, я предлагаю вам прямо сейчас взять машину и ехать со мной в Акабу. Это наш единственный шанс выбраться из Иордании, потому что Акаба - порт, а в порт приходят, как известно, корабли, и среди них непременно окажется хоть один российский. - В нашу гавань заходили корабли, большие корабли из океана, - проворчал Юрий.
- В таверне веселились моряки и пили за здоровье капитана... - Вот именно!
- А вам не кажется, - он запнулся, - вам не кажется, что это здорово похоже на авантюрный роман?
- Вы против авантюрных романов, что ли?
- Нет...
- Ну так в чем дело?
- Я против мужчин, живущих на содержании женщин.
- Сочтемся славою, ведь мы свои же люди! - усмехнулась она. - Делать-то что, что делать-то?! Альтернатива, как говорится, есть? - Альтернативы, как говорится, нет. Но есть вопрос. - Какой?
- Такой. Почему вы... почему вы мне помогаете? Я же вижу, у вас своего хватает, зачем вам еще?..
Она отвернулась, потом, словно решившись, опять взглянула на него своими яркими отважными глазами:
- Понимаете, вся штука в том, что мы с вами - земляки. Я тоже из Нижнего Новгорода, вообразите себе! И чтобы первый же встреченный за три месяца русский оказался нижегородцем - это, знаете ли... О, вон такси! Интересно, согласится он за двести баксов отвезти нас в Акабу или придется раскошелиться всерьез?



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)