Скачать и читать бесплатно Нина Васина-Красная шапочка, черные чулочки
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


***

Когда я впервые увидела своего жениха в лесу у загниваловского пруда, он бегал вокруг большой машины, выкрикивал ругательства и умоляющим голосом просил: "Не умирай, придурок, иначе я сам тебя убью, клянусь - я тебя убью!.."
Спустившись с ели, я пошла на звуки его голоса и, продравшись сквозь кустарник, обнаружила застрявшую на проселочной дороге машину и мужчину, бегающего вокруг нее. Стало не так страшно. Похоже, этому человеку было совершенно не до заблудившихся в лесу девочек. Из машины кто-то звал его слабым голосом. "Заткнись, Тимоня... Вытащи меня отсюда..." Бегающий человек закричал: "Ты не можешь так со мной поступить!" А человек в машине ответил: "Тимоня, если я подохну, это подохнет вместе со мной".
Тот, кто бегал, снял пиджак, бросил его на траву и стал вытаскивать из машины что-то тяжелое. Я видела его со спины, поэтому не сразу разглядела, что это было. Только когда он отошел, я чуть не закричала от страха: головой на пиджаке лежал другой мужчина, держась руками за живот, и его рубашка была красной от горла до пояса брюк.
Я начала потихоньку отползать задом в кусты, стараясь не упускать из виду бегающего человека. Теперь он толкал машину сзади, громко тужась. Машина содрогалась, но ее заднее колесо не вылезало из глубокой грязной впадины.
Все это время мужчина на траве безостановочно что-то бормотал, стараясь привлечь внимание того, кто толкал машину. Он говорил странные вещи: "...мне кажется, что меня положат в колыбель, нет, не в колыбель... Я маленький лежал в корзине, есть даже такая фотография. Какие странные мысли лезут в голову!
Колыбель качается над полом, мягкая и теплая... Тимоня, мне снился сон, что меня, вот такого, как я сейчас, качают в колыбели, а колыбель - корзина плетеная, а я запеленатый, как мумия, не могу пошевелиться, и смешно все...
Вчера снилось?.. Или позавчера? Ты не подумай, как только меня осмотрит врач, ты сразу все узнаешь, ты только не бросай меня..." Находясь в странном ступоре, я совершенно не разглядела лица этих мужчин, зато кружевным клеймом на всю жизнь впечаталась в память поблескивающая на ветке паутина - у самого моего лица - и крошечный цветок земляники сквозь нее.
Бегающий мужчина перестал дергать машину и вдруг появился совсем рядом с большим пистолетом в руке. Я не успела ни дернуться, ни вскрикнуть - он поднял руку вверх и пальнул. Это была ракетница. Красный огонек в небе был сразу же обесцвечен солнцем и уныло затух где-то у земли печальным облачком.
- Я должен пойти за помощью, - отчаялся человек с ракетницей. Он вытащил из машины небольшую подушку и предложил лежащему на земле "заткнуть дыру в животе, сильно прижать и так держать". Пока он не вернется.
- Если ты бросишь меня здесь, - еле ворочал языком лежащий, - то никогда не найдешь... - Я тебя вытащу!
- Если ты меня... - У лежащего пошла изо рта кровь.
Тот, кого он называл Тимоней, обхватил голову руками и сел рядом. В паутину у моего лица попало странное насекомое с зелеными прозрачными крылышками. Оно дергало длинным изящным тельцем. И тут же показался небольшой паук. Он был намного меньше, сначала боялся подбираться близко - мне показалось, что он на расстоянии в нетерпении перебирает лапками, а потом вдруг я поняла, что паук определенным образом дергает ниточки паутины, закрепляя зеленую добычу ненадежней. Я услышала булькающий звук изо рта лежащего мужчины.
Паук уже так замотал свои паутинки, что зеленые крылья больше не трепыхались, тельце слабело. Когда он убедился, что добыча хорошо упакована, он в два наскока оказался рядом и укусил кончик содрогающегося брюшка. Человек на траве задышал шумно и часто, а его друг рядом завыл тихонько, кусая кулак. Я еле успевала переводить взгляд - паутина была совсем рядом у лица, а вдали - двое мужчин на траве. Паутина - мужчины - близко - далеко... У меня заболела голова и онемели ноги ниже колен: я сидела, подложив их под себя и скорчившись. Когда насекомое в паутине перестало дергаться, я странным и чужим для себя чувством поняла, что мужчина на траве умер. Его друг, отвернувшись, провел грязной ладонью по лицу умершего - этот жест показался мне странным и даже неприятным.
Но потом я поняла, что он опускал веки на широко открытые глаза. Потом мужчина встал, залез в машину, так что мне был виден только его зад. Он достал плед и большую прямоугольную бутылку. Укрыв умершего пледом, мужчина приложился к бутылке и так долго глотал, содрогая кадык под запрокинутым подбородком, что я подумала - не утопиться ли он задумал таким образом?
Я подумала - утопиться, потому что моя мама как-то пила боржоми из бутылки - она тоже стояла, запро кинув голову, а потом вдруг стала захлебываться. В горле у нее забулькало, я испугалась, потому что она не убрала бутылку, а продолжала заливать боржоми в горло. Я бросилась к киоску, в котором мы эту бутылку только что купили. Я просила киоскера позвонить в Службу спасения. Он выглянул из крошечного окошка, вышел, не спеша подошел к захлебывающейся и уже опустившейся на колени маме и, размахнувшись, стукнул ее ладонью по спине. Мама выронила бутылку и упала ладонями на асфальт, выливая из себя боржоми. Когда она смогла встать и мы опять влились в праздничное шествие с разноцветными шарами и цветами, я спросила, что это с нею случилось? Почему она не убрала бутылку? "Сегодня день рождения твоего папы, - объяснила мама. - Наверное, я хотела утопиться. Не обращай внимания, это на подсознании".
- Счастливого пути тебе! - сказал мужчина, почти опорожнив бутылку. Он не собирался топиться от горя, а просто выпил для храбрости. После напутствия мужчина на коленях подполз к телу друга и вдруг стал обшаривать его с дотошной тщательностью. Он вытащил из-под него пиджак, вывернул карманы, переворошил волосы на голове, снял часы, отковырял их заднюю крышку и разочарованно закинул потом в кусты. Башмаки подверглись настоящему распарыванию - коротким широким ножом удалось отрезать даже подошву. Были осмотрены носки, ощупано все тело - для этого мужчина его переворачивал несколько раз, а я застывала от ужаса и нереальности происходящего.
Окровавленная подушка с живота тоже была вся ощупана и осмотрена - сантиметр за сантиметром, после чего мужчина с надрывом поинтересовался: "Почему ты так со мной поступаешь?!", бросился к автомобилю, и в его руках оказался странный предмет на металлическом стержне. В правое ухо он вставил небольшую пуговку, от которой отходил проводок к стержню, и стал водить этой штукой над телом, а потом еще долго ковырялся с нею в автомобиле, выбрасывая наружу после очередного писка зажигалку, связку ключей, отвертку и еще что-то - не разглядеть, потому что кое-что он бросал в противоположную от меня сторону.
После возмущенного и отчаянного рыка в траву полетел и сам прибор - я проследила, как над ним взлетели две потревоженные бабочки и еще долго успокаивали друг друга танцами в воздухе и осторожными прикосновениями.
"Этого не Может быть", - подвел итог мужчина. Полил себе на лицо из пластиковой бутылки, кое-как обтерся низом рубашки, выпачкав ее окровавленными руками. К этому моменту он уже стал пошатываться. Глаза его иногда вдруг начинали с недоумением и растерянностью осматривать что-то поверх деревьев - вероятно, в поиске некой потусторонней силы, наблюдающей за ним сверху и вот-вот уже собирающейся хлопнуть в ладоши, чтобы закончить этот кошмар и объявить перерыв и смену декораций.
"Кто тут?!" - вдруг крикнул мужчина, свирепо озираясь и дергая чтогто у себя за спиной. А ноги мои уже затекли до болезненной пульсации, я, как могла, сдерживала дыхание, и его крик привел меня в настоящий ужас - недостаточно сдерживала! Я перевалилась на бок, растирая икры руками и уже мало заботясь о создаваемом шуме. Потому что пора было бежать очень быстро и очень далеко: мужчина наконец выдернул пистолет и стал палить им в моем направлении - к счастью, достаточно высоко.
Сначала я выползла из кустов на четвереньках, а на дороге встала и побежала, совершенно не соображая куда и ничего не видя перед собой. Через несколько минут я устала и так исхлестала себе лицо ветками, что больно было дотронуться. Вот тут, замедлив бег и кое-как восстановив дыхание, я обнаружила, что он бежит за мной! Он делал по шагу на каждый мой удар сердца, и мне казалось, что если сердце остановится - мужчина потеряет ритм, собьется и заблудится, и я стиснула руки под левым соском, уговаривая сердце остановиться.
Шаги остановились. Вглядываясь между ветками, я видела то рогатое чудовище с красными окровавленными клыками, то желтую поросячью морду - это солнце играло среди густых деревьев, цепляясь иногда лучами за паутинки между ветками и причудливо изменяя пространство. Я убрала руки от груди, и шаги тут же двинулись ко мне - спокойно и медленно.
"Ау!" - крикнул он совсем рядом наигранно бодрым голосом. Я стала уходить, прислушиваясь к звукам и стараясь не бежать. Будем изображать гуляющих вдвоем грибников! Потеряв в других шумах его шаги, вероятно, от полного отчаяния, я тоже один раз неуверенно аукнула. И тут он вышел на меня спереди - он оказался так близко, что я услышала запах алкоголя.
Почему я тогда подумала о Чингисхане? Татарского в нем не было ни капельки - аскетическое удлиненное лицо, отдельные черты я не разглядывала, только много позже, в полубреду, я вдруг до мельчайших подробностей вспомнила его тонкие усы, соединяющиеся опустившимися полосками с крошечной щеточкой бороды. А тогда, в лесу, я вдруг вспомнила хана Темучина, называвшего себя Океан-хан, его огромное войско - тридцать тысяч всадников и почти сто тысяч лошадей. На гравюрах Океан-хан был изображен с такой же странно выбритой бородкой - тонкие черные линии вокруг сочного рта соединяют изящные усы с крошечной бородкой.
- Девочка?.. Ты вот что... Ты ничего не бойся, хотя, конечно, мы в лесу, а у тебя на голове... Короче - Красная Шапочка, я тебя съем! Ну вот, испугалась. Иди сюда, я не ем девочек. И знаешь что... хватит бегать, меня это утомляет. - Покачнувшись, он протянул ко мне обе руки. - Вот и умница, - похвалил он, когда я, поколебавшись, подошла поближе. - Девочка! - Он наклонился и обшарил мое лицо глазами. В них было столько печали, что мой страх совершенно испарился. - Девочка, открой рот.
Я приоткрыла рот, а потом, когда он стал вглядываться туда с тупым упорством, поклацала зубами и высунула язык. - Молодец! - опять похвалил он и погладил меня по голове, сдвинув на глаза вязаную шапочку. - Это гениально, понимаешь? Я все осмотрел, а рот... Как тебя зовут? Я молчала. - Не хочешь говорить - не надо. - Нефила, - решилась я. - Редкое имя. - Он скорчил уважительную гримасу и покачал головой. - Такое имя надо записать. Не ровен час - забуду... Порывшись в карманах, он с сожалением развел руками и отчаянно спросил: - Нефила, вы будете моей женой? В смысле, не в данный момент, конечно, а когда вырастете? - Буду. - Я пожала плечами.
- Хорошая девочка. Нефила, вы прекрасны! - Он вдруг рухнул мне под ноги, обхватив колени. - Выходите за меня замуж, умоляю! - Хорошо-хорошо. - Чтобы успокоить, я погладила его затылок и уточнила: - Только мне нужно закончить школу.
- Де-ва-а-ач-ка! - помотал головой мужчина. - А сжолько тебе лет? - Десять. Мне недавно исполнилось десять, несколько дней назад, а сегодня утром мама меня разбудила и сказала, что... - Десять лет! - не слышит он меня. - А вот интересно, если тебя попросить в десять лет остаться к свадьбе девственницей?.. А? - Что - а?
- Нет, ничего... Это я фантазирую. Он кое-как встал на ноги и предложил скрепить наш договор поцелуем. - Вы очень грязный, - покачала я головой. - Вы весь в засохшей крови. - Действительно, извини... Ты меня не боишься? Ни капельки? Тогда иди на ручки. Понимаешь, какая штука... - Он бережно взял меня под мышки, прижал к себе и посадил на сгиб руки. - Кто-то шуршал в кустах, я побежал, а когда тебя увидел,\' вдруг понял, где надо искать. Надо было всего лишь заглянуть в рот! Ты очень красива. Ты мне веришь?
Я подумала, посмотрела в его глаза и кивнула.
- Куда ты идешь? - озаботился мой жених.
- К бабушке, - честно ответила я.
- Ну конечно! К бабушке... Ты знаешь, не стоит. Не стоит... Ее все равно съест волк. А-а-ам! - Он разинул рот и громко щелкнул зубами. - А где живет твоя бабушка? Я огляделась и созналась, что теперь совсем не знаю, где она живет. - А я про что! - поддержал меня суженый. - Мы заблудились! Знаешь, что делают заблудившиеся в лесу туристы? После нашего с мамой трагического похода для меня это был не вопрос. - Нужно залезть на верхушку самого высокого дерева и осмотреться! Похоже, он не ожидал такого рвения, но самой высокой поблизости оказалась ель, на нее я лезть категорически отказалась, описав ему, что бывает с человеком после укуса энцефалитного клеща. На некоторое время мужчина с бородкой Темучина впал в ступор, с удивлением отслеживая каждое мое слово по губам, - вероятно, это с ним случилось от подробного описания синдромов частичного паралича у укушенного клещом человека. Но потом кое-как понял, чего я хочу, и подсадил меня высоко на сучья старого дуба.
Очень высоко лезть не пришлось. Слева я увидела между веток краснеющую вдали черепичную крышу, а справа - поворот той самой дороги, у которой застрял его автомобиль. Если нет компаса, нужно идти по намеченному направлению по солнцу или по выросшему на коре деревьев мху. Но гораздо проще оказалось идти по следам нашего пробега - поломанные ветки, глубокие следы в мокрой черной земле у корней деревьев и даже несколько пуговиц от его рубашки по ходу продвижения.
Через двадцать минут мы оказались у кустов, из которых я подглядывала. Мужчина остановился первый и застыл, разглядывая мою корзинку, прикрытую лопухом. Он даже остановил меня, больше удивленный, чем испуганный, и сообщил, что недалеко в траве валяется металлоискатель и лучше не трогать незнакомые предметы в лесу, пока не убедишься...
- Это моя корзинка! - обрадовалась я. - Там пирожки с яблоками и рыбное масло! - Рыбное... масло? - уточнил он, и его вырвало.

***

- Меня тошнит! - заявила я в лимузине.
- А чего ты хочешь? Останавливаемся через каждые двести метров - час пик! - зевнул на это Ерик. - Еще бы час провозились, нужно было бы менять лимузин на "Жигули". - Он затряс расслабленным животом, упиваясь собственным остроумием. - А мою маму везут? За ней послали такси? - Меня почему-то зазнобило. - За ней послали "Мерседес" с цветами, за кого ты нас принимаешь? - оскорбился Ерик. Мы с Авоськой только грустно посмотрели друг на друга. - Она не сядет в "Мерседес", да еще если он украшен цветами! - вздохнула я. - На этот случай твою маму занесут в автомобиль на руках. Да, я не сказал? Сначала, перед посадкой в машину, ей сделают подарок. - Ну, тогда все! - Я с тоской подумала об электрошокере, который мама последнее время всегда носила с собой в сумочке. "Представляешь! - с возмущением объясняла она это приобретение. - Какой-то извращенец предложил мне на улице золотые часы! Мадам, сказал, возьмите это в подарок, а мне субсидируйте пару сотен на сегодняшний вечер! - и предложил обмыть нашу сделку в машине!"
- Еремей Срулевич... - начала Авоська.
- Только не сейчас! - подпрыгнула я. - Меня укачивает, а тут еще вы начнете ругаться! - Я просто хотела спросить: вы всегда так халатно относитесь к данным вам поручениям? - Ты у меня дождешься! - погрозил Еремей пальцем.
- Мама! - закричала я, стуча в тонированное стекло.
Моя мама с совершенно отрешенным видом стояла между двух огромных мужчин в строгих костюмах. Одного из них я уже видела - это он с невозмутимостью тяжелоатлета держал сотню роз. Сейчас, обхватив двумя пальцами мамину руку чуть выше локтя, он медленно и мощно двигал челюстями, словно зажевал сразу всю пачку жвачки вместе с оберткой.
Не дожидаясь, пока кто-то из сопровождающих нас с Авоськой четверых мужчин выйдет и откроет дверцу невесте, я выскочила из лимузина и побежала короткими шажками, семеня на высоких каблуках.
- Нетка?.. - покачнулась было моя мама, но огромные пальцы сжались сильней и поддержали ее. - Что случилось? Кто эти люди? - Добро пожаловать на свадьбу, - подошел мой жених. Он ехал в другой машине и добрался раньше. - Разрешите представиться: Гамлет. - Очень смешно, - съежилась мама. - Пусть он отпустит мою руку, или я закричу, - доверительно прошептала она жениху. Пальцы разжались. Охранник, не переставая двигать челюстями, что-то прошептал Гамлету и отошел. - Извините за недоразумение, - бесцветным голосом продолжил знакомство жених, - но мы не предполагали встретить подобную агрессию в момент приглашения на свадьбу дочери.
- Свадьбу? - Мама отступила и внимательно оглядела меня. Остановив взгляд на щиколотке в бриллиантах, она подняла глаза с таким выражением, что я на всякий случай шагнула за спину Гамлета.
- Мама, это тот самый мужчина, которому я обещала выйти замуж семь-лет назад, это он! - А-а-а?.. - Она опять покачнулась, теперь ее поддержал под локоть другой охранник. - Не волнуйся, пожалуйста, он подписал брачный договор, по которому обязуется содержать Нару. Все в порядке! Подошли Ерик и Авоська. Авоська тут же шепнула:
- Старайся ходить медленней, а то ты похожа на подстреленную в задницу японку! - Агелена! - с надеждой бросилась к ней мама. - Что тут происходит? - Да все в порядке, - отмахнулась Авоська. - Пост-травматический синдром несостоявшегося изнасилования вылился у вашей дочери в маниакально доверительное отношение к человеку, встретившемуся ей в лесу в десятилетнем возрасте. А чего вы ожидали? Воспитание в неполной семье, отсутствие мужчины как примера поведенческого и физиологического...
- Заткнись! - толкнула я ее плечом.
- Изнасилование?! - единственное, что поняла из слов Авоськи мама. - Разрешите, я все объясню, - взял ее руку, Гамлет и осторожно приложил к губам. - Семь лет назад я предложил вашей дочери руку и сердце. Она согласилась с условием, что сначала закончит школу. На выпускном я напомнил ей о выданном обещании, сегодня у нас свадьба. Я обязуюсь любить вашу дочь и оберегать ее от неприятностей.
- То есть эти люди, которые... - Мама махнула рукой и закрыла глаза. - Да, это двое моих людей, которые поехали за вами, чтобы привезти на свадьбу дочери. - А я... Извините, я не знала. Я одного молодого человека... Понимаете. - Мама понизила голос и кивнула в сторону отошедшего охранника: - Ему надо к врачу.
Гамлет повернулся, осмотрел охранника, пожал плечами и успокоил ее: - Не думаю.
- Видите, он все время двигает челюстями? Я его ткнула электрошокером вот сюда, под подбородок. Гамлет несколько секунд внимательно всматривается в честные глаза мамы, потом спрашивает: - Зачем?
- Он схватил меня за шею!
- Мама! - простонала я. - На тебя надевали жемчуг!
- Во-первых, никто не предупредил меня, что собирается что-то надевать на шею! - повысила голос мама. - А во-вторых - жемчуг мне не идет! И раз уж мы об этом заговорили - мне идут только изумруды! Изумруд - мой любимый камень, он подходит к цвету глаз!
- Извините, - кивнул Гамлет. - Это моя вина. Я приказал своим людям надеть на вас подарок, усадить в автомобиль и привезти к загсу. Ваша дочь настаивала, чтобы до свадьбы мы с вами не виделись. Если бы я познакомился, как полагается - заранее...
- Не начинай! - перебила я. - Когда это заранее? Вчера или позавчера? - Хорошо! - сдался Гамлет. - Просто подчеркните в каталоге любое изделие из изумрудов, которое вам понравится! - Он склонился ко мне и тихо спросил: - Как зовут твою маму, я уже могу это узнать?
- Марина Семеновна.
- Можно просто - Марина! Какие еще каталоги? - Мама вздернула голову и переключила внимание на меня. Первым делом она осмотрела мой наряд.
- Пока ты не начала ругаться, я должна тебе объяснить, что на мне надето! - успела я до того, как она открыла в возмущении рот. - Девочки. - Гамлет взял нас обеих под руки. - Объяснитесь по дороге, умоляю! - И что же это на тебе надето? - Мама старается из-за жениха рассмотреть меня получше. Гамлет соединяет перед собой наши локти и отходит. - Ты знаешь, какой паук плетет самые прочные сети?
- Паук?..
- Да, паук! Самые прочные сети плетет паук по имени Нефила! - Неточка, прошу тебя, не начинай...
- Это на другую тему! Из сетей Нефилы не может выбраться даже небольшая птица! - Ну и ладно, ну и хорошо, - гладит мама мою руку.
- Конечно, хорошо! Знаешь, где живет Нефила? На Мадагаскаре. А знаешь, зачем ходят в лес мадагаскарские женщины? - Ну, зачем?.. За бананами, наверное?..
- Нет.
- За грибами, за червями... я не знаю!
- Они ходят в лес за пауками! Очень бережно собирают много-много нефил в корзины и несут их домой. Моя мама закрыла глаза и содрогнулась. - Если хочешь, - она сильнее сжала мне руку, - мы сейчас с тобой разорвем у колен эту идиотскую обертку, из-за которой ты семенишь, как подбитая утка, скинем туфли и побежим что есть мочи к метро. А?..
- Ты не поняла. Они приносят их домой и вытаскивают из пауков нити паутины! Это прочные золотистые нити, из которых они ткут ленты, переливающиеся на солнце. А пауков потом опять относят в лес на прежнее место.
- Прекрасно. - Мама оглядывается. - Жаль, электрошокер у меня отобрали... - Это очень дорогой шелк! Его только два часа тому назад доставили самолетом. Посмотри, какой способ плетения! Я потому и не известила тебя заранее о свадьбе, что шелк могли не достать - все-таки четыре метра...
Мама остановилась. Еще раз осмотрела меня.
- Ты хочешь сказать, что это?..
- Точно. На мне надета паутина мадагаскарской Нефилы! - А что это за подозрительное пятно под паутиной? Мне кажется или это в самом деле - красные трусы?! - Точно.
- Детка моя бедная! - обхватила меня мама. - Мы в суд подадим! Не беспокойся. Если тебя привезли сюда под принуждением, не сопротивляйся, улучи минутку... - Мама! - трясу я ее. - Это тот самый мужчина! Неужели ты не помнишь? Я рассказывала тебе, когда вернулась из Загниваловки! Вспомни - пирожки с яблоками, рыбное масло в горшочке! Ну?
- Ты меня пугаешь! Ты мне что-то рассказывала про Красную Шапочку и волка, при чем здесь свадьба? - Вы мнете дорогой мадагаскарский шелк, - присоединилась к нам Авоська. - Агелена, ты знала? - набросилась на нее мама.
- Я до последней минуты надеялась, что Нефила струсит. Да куда там! Вы что - не видите? Ваша дочь влюблена! - Как это - влюблена? - хватается за голову мама. - В кого? Когда она успела?.. - Семь лет уже, - вздыхает Авоська.
- И Марго знала? - подозрительно щурится мама.
- Да, - кивает Авоська. - Мама пыталась помочь Нефиле. Профессионально. Ну, вы же ее знаете...
- А отец? Он знал?!
- Ну, вы уж скажете, - усмехается Авоська.
- Да! Ты говори, да не заговаривайся, - поддержала ее я. - Папочка только год как приобрел устойчивое психологическое равновесие, до этого его нельзя было нервировать. - Психологическое равновесие? - подозрительно прищурилась мама. - И как его зовут? - Кого? - опешила я.
- Это самое равновесие?!
Авоська только грустно усмехнулась:
- Вас не обманешь. Это пациентка мамы. Ей сорок семь. - Не хочу ничего о нем знать! - вспомнила мама свой зарок. - Агелена! - Она посмотрела строго, хотя строгие взгляды получаются плохо, когда приходится задирать голову вверх. - Ты же сестра Нетке, ты выросла в среде постоянного обсуждения сексуальных отклонений! Почему ты ее не отговорила?
- Включи свои мозги и прекрати орать! - дернула я маму, развернув ее к себе. - Включила? Семь лет назад ты разбудила меня в шесть утра и заставила печь пирожки, помнишь? - Да, но я не хотела...
- Если бы ты могла хорошо готовить, ничего бы не было! Твой инфантилизм и страх перед Рутой привел к этой свадьбе. - Мы еще сделали селедочное масло! - обрадованно добавила мама. - Что ты говорила? Извини, я прослушала. Мы сделали масло с вареной горбушей и красной икрой, представляешь? - объяснила она Авоське. Авоська смотрит на меня и делает большие глаза.
- Извини. - Я обнимаю маму и глажу ее по спине. - Я очень устала. Я иду в загс, потому что уже семь лет представляю всякие неприличные вещи, которые мы делаем с моим женихом. Надо этому положить конец.
- Убить? - вдруг шепотом предлагает моя мама. - Подать на него в суд?.. - Нет. Сделать наконец все эти неприличные вещи в реальности и устроить Нару. Где она, кстати? - Марго обещала привезти. Да вот они, стоят у дверей. И я сразу увидела стильную высокую Марго и девочку рядом с нею - в пышном розовом платье и туфельках с бантами. - Ты потрясающе выглядишь! - воскликнула Марго, сразу же бросившаяся мять пальцами шелк. - У тебя трусы светятся, как красный светофор, - одобрила и Нара. Подумала и добавила: - Через натянутый презерватив.
- Мы же договорились, что ты будешь держать рот закрытым! - простонала Марго, не переставая меня ощупывать и остановившись глазами на украшенной щиколотке. - Вы только послушайте! - прошептала она, пораженная, не в силах отвести глаз от ожерелья на моей ноге. - Светофор, на который натянут презерватив!..
- А зачем тогда ко мне подвели поздороваться этого огрызка в разорванном сзади пиджаке? - Нара ткнула пальцем в толпу. Марго, не глядя, шлепнула ее по руке. Я оглянулась и сразу заметила мальчика во фраке, с черной бабочкой на ослепительно белой рубашке и с тщательно прилизанными волосами. Он смотрел на меня, криво усмехаясь. Он был совершенной копией своего отца, только уменьшенной и оттого устрашающе комичной, и по спине у меня пробежала первая дождинка будущих ливней ужаса, которые этот юноша еще призовет на мою голову.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)