Скачать и читать бесплатно Андраш Беркеши-Агент N 13
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


"3"

В дверях стоял Казмер.
- Вы один, папаша?!
Шалго, вздрогнув, оторвался от своих мыслей:
- Один, как Леонов в космосе!
Казмер подошел ближе. Остановился у стола. Сверкнув глазами, он резко сказал старику:
- Ваш приятель полковник подозревает меня в убийстве. - Он всех подозревает, - возразил Шалго, приоткрывая веки. - Может быть, даже и меня.
- Задает какие-то глупые вопросы...
- Глупые россказни порождают глупые вопросы. Это цитата из "Избранных произведений Шалго".
- Перестаньте хоть на минуту балагурить. Я серьезно говорю. - Я тоже. То, что я сейчас сказал, - серьезное, мудрое утверждение. С глубоким философским содержанием.
- На живца ловите? Я не клюну.
- Ты только на бутерброды из черствого хлеба клюешь? - Вы не верите, что я был в тот день в Будапеште?
Шалго подавил зевок, пошарил в карманах в поисках сигары и, не найдя ее, кряхтя, встал. Но Казмер опередил его, подошел к шкафу и, достав коробку с сигарами, протянул старику. Шалго кивком поблагодарил, откусил кончик сигары и закурил.
- Так о чем ты меня спросил? Ах, да. Действительно не верю. Но теперь это не имеет значения. Кара задал тебе несколько обычных в таких случаях вопросов. Но если дело примет серьезный оборот, он задаст куда больше вопросов. Ты ведь умный парень, Казмер, и я уверен, что впредь ты будешь отвечать гораздо умнее.
- Да вы что? Неужели вы и в самом деле поверили, что я убил этого негодяя?!
- Дорогой мой, это не вопрос веры. Ты инженер. Ты ведь тоже не веришь в законы физики, а просто знаешь их. Знаешь, потому что они доказаны. Вот и Кара хочет знать, кто убил Меннеля. И он докажет это. Поэтому не надо, говоря с ним, ходить вокруг да около. Он хочет знать все совершенно точно. - Пусть спрашивает. Я отвечу. Остальное - его дело. Только я искал бы убийцу не в этом доме.
- Убийцу нужно искать среди знакомых Меннеля.
- Я, например, на месте вашего приятеля разузнал бы, у кого из здешних жителей есть акваланг.
- Ты думаешь, что убийца... - Шалго не докончил фразы, представив себе мысленно остальное: Меннель сидит и загорает в лодке, а сзади к нему подкрадывается некто под водой.
- Вот именно. Сзади схватил его за шею, - подтвердил Казмер. - Так что Меннель даже и защищаться не мог. Убийца задушил его, стащил в воду, утопил, а сам под водой поплыл к берегу. Через камыши он мог потом незаметно улизнуть.
- Это интересная версия. Но Каре ты о ней не говори... - Почему?
- Потому что у тебя у самого есть акваланг.
- Да оставьте вы меня в покое! - возмущенно крикнул Казмер и выскочил из комнаты.
Из сада доносился голос Лизы, громко разговаривавшей с кем-то. Шалго подошел к двери.
- Интересная молодая дама спрашивает господина Меннеля, - шепнула Лиза и кивнула в сторону калитки.
- Ты сказала ей, что его уже нет в живых?
- Ну что ты, радость моя! Дурочкой меня считаешь? - обиженным тоном возразила Лиза. - Они приехали на машине. Остановились возле кондитерской. Дамочка вышла, а мужчина остался ждать в машине.
- Пригласи ее сюда, - попросил Шалго. - И запиши номер машины. Не сердись, я не хотел тебя обидеть.
Лиза вышла, а Шалго одернул на себе костюм, пригладил волосы. - Пожалуйста, сюда, барышня, - послышался снова Лизин голос. - Не бойтесь, собака не укусит.
- У вас есть собака?
- Нет, золотко. Потому и не укусит.
Шалго, стоя у двери, с любопытством разглядывал огненно-рыжую девицу, поднимавшуюся вместе с Лизой по ступенькам крыльца на террасу. - Господин Шалго, - представила его Лиза. - Менеджер господина Меннеля. - Добрый день, - поздоровалась гостья.
- Здравствуйте, барышня, - ответил Шалго и легким жестом руки показал на плетеное садовое кресло под ярким зонтом, а затем с важностью английского лорда произнес, обращаясь к Лизе: - Спасибо, Лиза, можете идти.
Гостья в коротенькой белой юбочке села в кресло, выставив для всеобщего обозрения стройные загорелые ноги. Дождавшись, когда Шалго тоже усядется, она представилась:
- Меня зовут Беата Кюрти. Мне нужен господин Виктор Меннель. - А по какому делу вы разыскиваете моего друга Виктора? Девица достала из сумочки сигареты и, закинув ногу на ногу, закурила. - Я кузина Виктора Меннеля, - сказала она.
Шалго от изумления так глубоко вдохнул табачный дым, что даже закашлялся. Лицо его побагровело и покрылось капельками пота. Но он воспользовался этой заминкой, чтобы скрыть свое удивление и собраться с мыслями. "А еще говорят, что детективу не нужна удача!" - подумал он. - Простите, я плохо разобрал ваше имя.
- Беата. Беата Кюрти. - Девица с любопытством обвела взглядом террасу, словно отыскивая Меннеля, и пояснила: - Я получила от Виктора письмо с просьбой навестить его сегодня после полудня.
- Сегодня?
- Ну да. Двадцать шестого. Надеюсь, я не перепутала день? - улыбнувшись, спросила третья.
- Нет, не перепутали. Сегодня двадцать шестое июля, суббота. Интересно... - Шалго умолк и, словно задумавшись, уставился в одну точку. - Выходит, вы и... Виктор... - Он умышленно замялся, ожидая, пока девица сама объяснит ему хитросплетение своих родственных отношений с Меннелем. - Моя мама - сестра отца Виктора, - подсказала Беата. - Ее девичья фамилия Меннель.
- Да, да... Хотя должен вам заметить, что Виктор не любил распространяться о своей семье, родственниках...
По лицу девушки словно промелькнула тень.
- Его нет дома? - озабоченно спросила она.
- К сожалению, нет, - подтвердил Шалго. - Я обязательно известил бы вас, но у меня не было вашего адреса. Хотя это так важно... - Он уехал?
Шалго пустил колечки дыма и печальным взглядом посмотрел на гостью: - Он умер.
Голубые глаза Беаты округлились: она забыла закрыть рот и стала что-то торопливо искать в сумочке.
- Умер? - тихо повторила она.
- Убит. Утром двадцатого июля. Почти неделю назад.
- Умоляю вас, не шутите, - бледная как полотно промолвила Беата. - Такими вещами мы не шутим, - возразил Шалго, пристально следя за каждым движением девушки. - Убили. Кто-то задушил... или задушили... Но вот кто, почему - неизвестно. Может быть, вы, Беата, могли бы хоть чем-то помочь нам. И с похоронами...
- Убили? - растерянно, почти шепотом повторила девушка, глядя куда-то в пустоту. Она усердно прижимала платок к сухим глазам, словно хотела выдавить из них хоть несколько слезинок для приличия. - Примите наши соболезнования, барышня.
- Спасибо, - все так же шепотом поблагодарила гостья. - Бедный Виктор! - Может быть, следовало бы известить вашу маму? - спросил Шалго. - Я охотно помогу вам. Давайте пошлем ей телеграмму!
- Маму? Мою маму?
- Ну да! Полиция уже дала разрешение на погребение умершего. При упоминании матери девушка словно опомнилась и уже совершенно овладела собой.
- Нет-нет! Маме нельзя сообщать об этом.
- Нет так нет. Я просто думал... Тут из Гамбурга приехал начальник Виктора Меннеля, господин Хубер. Может, ваша матушка захотела бы обсудить с ним вопрос, где хоронить Меннеля: здесь, в Венгрии, или отправить его тело на родину?
Лицо Беаты обрело свой обычный цвет, из глаз исчезли страх и растерянность - видно было, что к девушке вернулось самообладание, и она стала совершенно спокойной, постигнув безвозвратность потери и смирясь с ней.
- Господин Шалго... - медленно, с расстановкой выговаривая слова, начала она. - Этот случай поставил меня в весьма неприятное положение. Я даже не знаю, как вам все это объяснить. - Последовал глубокий вздох, и Беата кончиком языка облизнула губу. - Но попытаюсь... Может, вы поймете... - Беата достала сигарету, не закуривая, помяла ее в пальцах. - Моя мать в очень плохих отношениях с отцом Виктора. Я бы даже сказала, что они ненавидят друг друга. Очень сильно. И мама не знает, что Виктор в Венгрии.
- Вы сказали, что получили его письмо.
- Да, я получила. На адрес жениха. И сказала матери, что у меня путевка на три дня в заводской дом отдыха. По предписанию врачей. Так что мне просто нельзя вернуться домой раньше чем через три дня. - Понимаю вас, барышня, - закивал головой Шалго, про себя подумав, что всю историю с домом отдыха девица придумала только что, с ходу. И ему решительно не понравилась эта история. Хотя?.. Интересный поворот сюжета! - А в какой дом отдыха у вас путевка? - спросил он.
- Нет у меня никакой путевки... Я же говорю: я сказала маме неправду. Мы рассчитывали, что эти три дня погостим у Виктора. Он достал бы нам комнату...
- Где?
- В отеле. Или где-нибудь еще. Вы же знаете, иностранцам это проще. - Да, но только не здесь. Отель переполнен, барышня. Можно, конечно, попытать счастья у владельцев частных дач.
- Что же нам теперь делать? - Беата щелкнула зажигалкой и вопросительно взглянула на толстяка.
- Что? Ну, если вы подбросите меня до поселкового совета, я что-нибудь попробую предпринять, - отвечал Шалго. - У меня есть в отеле знакомые. Жених ваш тоже остановится здесь, с вами?
- Разумеется.
- Значит, вам нужны две комнаты?
- Нет, мы с ним помолвлены. - Беата показала обручальное кольцо. - Да-да, понимаю, - улыбнулся Шалго. - Тогда подождите меня у ворот. Я сейчас спущусь.
- Спасибо, - проговорила девица и направилась к двери. Дождавшись, пока Беата выйдет за калитку, Шалго кивком подозвал к себе Лизу.
- Я еду в поселковый совет, - сказал он ей негромко. - Девушку зовут Беата Кюрти. Она двоюродная сестра Меннеля. Скажи Эрне, пусть Домбаи посмотрит, не числится ли она в картотеке. Номер машины ты записала? - Да.
- Пусть товарищи установят также, кому принадлежит автомашина. Передай Эрне, что тут дело нечисто. Если получат от Домбаи что-то интересное, пусть сообщат мне. Я буду в кафе. Если меня там не найдут, Ева скажет, где я.
- Поняла. - В окно Лизе было видно, как к воротам подкатил "опель" и замер в ожидании. - А как быть с "игрушкой"? Установить? - Не знаю даже, - пожал плечами Шалго. - Боюсь, попадет нам от Эрне. - Не говори ему.
- Ты советуешь рискнуть?
- А чем, собственно, мы рискуем?
- Ладно. Давай действуй. Только осторожно.
- Можешь не беспокоиться.
Лиза проводила мужа до калитки. Дождалась, пока тот неуклюже забрался в машину, махнув ей рукой. И даже когда "опель", рванув с места, в мгновение ока исчез за поворотом, она все еще стояла и смотрела ему вслед.

Иштван Фельмери сидел в нижнем конце сада, почти у самого озера, на добела вылизанном волнами большом обломке скалы и смотрел, как Илонка, укрывшись от солнца под тенистым ясенем, стирала чулки, носки и еще что-то.
- Расскажите мне, Илонка, про Меннеля... Что это был за человек? Девушка, запрокинув голову, задумчиво смотрела в безоблачное небо. - Честно говоря, я его очень мало знала. Что он за человек? Ну, как сказать? Решительный, наглый, самоуверенный. Из тех, что везде и всегда играют только наверняка. Вы понимаете, что я имею в виду? - Догадываюсь.
- Мне кажется, Меннель ехал к нам в Венгрию, зная о нас все совершенно точно. По крайней мере он так считал. Кто-то сказал ему: венгерские девушки легкодоступны. Только пальцем помани, и они сами заберутся в постель к гостю с Запада. Он, собственно, мне нечто подобное и заявил. А вы, наверное, подумали, что я сказала дяде Матэ неправду? Ведь подумали, сознавайтесь? Что это я сама виновата, сама дала повод. Иначе бы он не осмелился сделать мне такое предложение?
- Нет... но... В общем-то, конечно, - пытаясь уклониться от ответа, забормотал Фельмери.
- Так вот знайте: не давала я ему никакого повода так себя вести. Честное слово! Просто я была с ним приветлива - не больше. Разговаривали, шутили. Он рассказывал о своих путешествиях, о том, что трижды объехал вокруг света. - Помолчав немного, она добавила: - И все же Меннеля подвели его информаторы. Когда Казмер дал ему по физиономии, он прямо-таки остолбенел. Не от удара, нет. От удивления! За что, мол, дурак, бьешь?.. - Меннель не упоминал ни разу, что у него есть знакомые здесь, в Венгрии?
Илонка долго не отвечала: вспоминала, перебирала в памяти все разговоры с Меннелем. Иштвану же, по-своему истолковавшему это раздумье, не понравилось ее молчание.
- Нет, - наконец проговорила девушка. - Ничего такого не припоминаю. Один раз только он как-то сказал, что, мол, хорошо знает эту страну. Но это совсем не звучало так, что он уже приезжал сюда раньше. Я же приняла тогда его фразу за обычное хвастовство... - Она провела пальцем по сырой траве и, не поднимая на лейтенанта глаз, тихо произнесла: - А я бы не позавидовала вашей невесте.
- У меня нет невесты.
- Ну, той девушке, которая когда-нибудь будет ею. А потом станет вашей женой...
- Почему же?
- Да вы бы ее допросами замучили!
- Ошибаетесь, если думаете, что мы только и делаем, что кого-то допрашиваем. И с вами сейчас мы просто беседуем. Скажите: вас разве не взволновал этот случай? Человека же убили! Разве вам безразлично, кто убил, почему?
- Конечно, нет! Но скажите, неужели вы подозреваете в убийстве Казмера?! - неожиданно спросила девушка и добавила: - Ну и глупо! Он-то уж наверняка тут ни при чем!
Фельмери заметил, что в глазах ее промелькнул какой-то затаенный страх. Лейтенант почувствовал, что Илонка не все ему сказала, умолчав о чем-то очень важном.
- Кто может это так уверенно утверждать? А что, если Меннель, не забыв обиды, захотел при новой встрече расквитаться с Казмером? И эта встреча произошла как раз утром двадцатого?..
- Да не встречались же они!
Фельмери, отметив про себя решительный тон этого утверждения, сделал вид, что пропустил Илонкино замечание мимо ушей.
- ...Казмер действительно уже забыл о своем столкновении с Меннелем, подошел к нему, приветливо поздоровался. И вдруг Меннель кинулся на него?! - Вы с ума сошли! - воскликнула Илонка, с неприязнью глядя на лейтенанта. - Я ведь уже сказала вам: они больше не встречались! Казмер был в Будапеште. И потом... - Она помешкала несколько мгновений. - Меннель не стал бы нападать на Казмера. Он, наоборот, хотел установить с ним хорошие отношения. Ясно?
- Откуда вам это известно?
- Знаю. И уж если я говорю, можете мне верить.
- Да, в самом деле, - лукаво рассмеялся Фельмери. - Как же не поверить, если это утверждаете именно вы!
- Напрасно подсмеиваетесь! Вы считаете себя страшно умным, а всех остальных набитыми дураками.
От возбуждения голос ее срывался, лицо покраснело. - Ну что вы, Илонка? Я, к примеру, вообще не считаю себя умнее других. Но и глупее тоже не считаю. Вы хотите, чтобы я вам поверил? Согласен. Но тогда объясните мне, зачем нужны были Меннелю хорошие отношения с Казмером? Для какой цели? Разве Казмер был ему симпатичен? Или он добивался от него чего-то?
- Этого я не знаю, - ответила девушка, задумчиво глядя прямо перед собой. - Не знаю. Но все равно дело было так, как я говорю. Даже если вы и не верите мне.
- Не верю, - решительно сказал Фельмери. - И не поверю до тех пор, пока не получу ясного ответа на свои вопросы.
Илонка настороженно посмотрела на него.
- Я должен знать, - продолжал лейтенант, - где находился Казмер Табори в момент убийства Меннеля? Где были вы в ночь на двадцатое июля? Поверьте, Илонка, я не желаю вам зла. Но ведь совершено убийство! И мы должны искать убийцу в первую очередь среди тех, кто знал Меннеля, кто был с ним в контакте. А вы отмалчиваетесь и тем самым навлекаете на себя подозрение. Отчего вы так недоверчиво ко мне относитесь?
- Почему недоверчиво?
- Ну тогда скажите, где вы были в ночь с девятнадцатого на двадцатое июля?
Илонка молча покусывала травинку.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)