Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава третья

Я трезво шел по трезвым рельсам,
Глядел кругом, и все окрест
Смотрело полным погорельцем
Б. Пастернак. ?Высокая болезнь?

Опять во сне встали перед ним дни его скитаний по охваченной пламенем гражданской войны России.
Товарным поездом добрался Борис до станции Зерново. Дальше - Украина, дальше - Петлюра. Тут - красные, голод, а там - Варя. Он уверил себя, что она там, на юге?
Борис побродил вдоль путей, наткнулся на подозрительного красноармейца и, от греха подальше, пошел на рынок Там он потолкался среди продающих и покупающих, послушал разговоры? Около него остановился кривоносый бородатый мужик.
- Не надобно ли чего панычу? - спросил мужик вполголоса. - Нет.. - Борис нерешительно огляделся. - Мне ничего не надо покупать? а мне бы?
- Панычу треба до Украины? - мужик перешел совсем на шепот. - Мы это могем? Мы сами с Украины будем?
Борис подошел к мужику вплотную и прошептал:
- Добрый человек, проведешь на Украину? Знаешь, как посты обойти? - Знамо дело, - мужик радостно осклабился, - каждую ночь, почитай, ходим. Сто рубликов извольте, паныч, - и все будет в лучшем виде. - Как же - я тебе деньги дам, а ты и сбежишь?
- Не извольте сомневаться, паныч - вечером с местечка в хлеба тикайте, подле дороги ждите, как меня завидите - выходьте. Туточки дадите мне пятьдесят рубликов, а как до места вас доведу - ещ„ пятьдесят пожалуйте. Борис прошатался по местечку до сумерек, стараясь не попадаться на глаза красным, а в сумерках спрятался возле дороги в высокой пшенице. Когда стемнело, послышался скрип колес, и на дороге показалась телега. Борис опасливо выбрался на дорогу, всмотрелся - возле телеги шел тот самый бородатый мужик, а на телеге сидело ещ„ несколько. - Здоров, паныч? - вполголоса окликнул Бориса знакомец. - Извольте гроши. Борис протянул мужику деньги и пошел рядом с телегой Шли молча несколько минут, потом с телеги донесся скрипучий голос:
- Зря ты, Матвей, паныча взял. Из-за него и нас красные постреляют. - Типун те на язык, Васька! - вполголоса отругался провожатый. - Кажную ночь ходим, ни разу красным не попались!
- Прежде - не попадались, - проскрипел тот же юлос, - а нынче - обязательно попадемся.
- Умолкни ты, окаянный! - Матвей в сердцах повысил голос. - Сглазить ты, что ли, хочешь? Всего-то версты три пройти, и обойдем все посты ихние! - Умолкнуть? - ядовито проскрипел Васька. - А чтой-то я молчать должен? Ты-то с паныча гроши взял, вот ты и молчи, а мне ни жменечки не перепало, так я хоть покалякаю!
- Сволочь ты, Васька! - со слезой в голосе заговорил Матвей. - Что же ты, сволочь, делаешь? Мы же все через тебя пропадем! Я же тебя на телегу посадил, и мешок твой взял, сам пешком тащусь - и тебе же ещ„ и деньги плати?
- Не хочешь - не плати! - Васька заговорил нарочно громко, в голосе его зазвучала истерическая нотка. - А только точно тебе говорю - сегодня нас из-за твоего паныча красные постреляют!
Рядом с Васькой на телеге приподнялась чья-то голова, блеснули в темноте яркие белки глаз, женский молодой голос тихо произнес: - Ты, шкура барабанная, только ещ„ пикни - я тебе железом нутро-то прополосну!
Борис вгляделся: на телеге рядом с Васькой приподнялась молодая цыганка, в руке е„ тускло отсвечивал в лунном свете нож. - У, ведьма! - трусливо взвизгнул Васька, отодвигаясь от цыганки. - Креста на тебе нет, проклятое племя!
И в это мгновение впереди раздался самый страшный звук - звук передергиваемого затвора.
- Вот же ты сволочь какая, - вполголоса произнес Матвей, - накликал же Васька нелегкую!
Васька хотел было что-то сказать, но цыганка прижала нож к его боку и прошептала:
- Только пикнешь, шкура драная, зарежу и глазом не моргну! Васька покосился на цыганку, поверил в серьезность е„ слов и окончательно замолчал. Со всех сторон из пшеницы выступили солдаты. - Кто такие, куда идете? - спросил комиссар-большевик в кожаной куртке. - На Украину, за мучицей, батюшка товарищ, а то голодно! - быстро ответил за всех Матвей, пока кто-нибудь не ляпнул чего лишнего. - Все за мукой? - недоверчиво переспросил комиссар. - Все, батюшка товарищ!
- Ладно, можете идти? кроме тебя, - комиссар ткнул пальцем в Бориса. - Почему же мне - нельзя? - спросил Борис, по возможности спокойно. - Мы ведь - одна ватага.
- Правду он говорит? - комиссар повернулся к людям на телеге. - Правду, правду, батюшка товарищ! - торопливо подтвердил Матвей. - Не тебя спрашиваю, - отмахнулся комиссар.
- Правду! - вразнобой подтвердили попутчики.
Васька покосился на цыганку и промолчал.
- Все равно, вы идите дальше, а этот останется.
Борис безнадежно глядел вслед удаляющейся телеге. - Почему же мне нельзя, товарищ большевик? - спросил он тоскливо, предчувствуя ответ.
- Личностью не вышел, - коротко ответил комиссар, - морда у тебя белая. - Какой я белый? - запротестовал Борис. - С голоду за мукой иду? - А вот в штаб тебя сведу - там и поглядят, какой ты взаправду. Стороженко, Храпцов - а ну, отведите этого в штаб!
Двое солдат вышли из обшей-массы, встали чуть сзади от Бориса и повели его по дороге обратно к станции.
- Братцы, - начал Борис, когда комиссар с остальными солдатами пропал из виду, - вы сами-то откуда будете?
- А тебе-то не все равно? - ответил один. - Я вот, допустим, псковский? - А из какой же деревни?
- А тебе-то что? Ну, из Надворья?
- Так я ведь в Надворье бывал, у меня там родня? - начал Борис вдохновенно врать, - дядя Ваня, что возле околицы живет, он мне родственник?
- Дядя Ваня? - заинтересовался солдат. - Это хромой, что ли? - Во-во, он самый, хромой и есть.
- Так он не у околицы, а у пруда?
- Точно, возле пруда, это я запамятовал по малолетству? Мы в этом пруду мальчишками карасей ловили.
- Ха! - развеселился солдат. - Я ведь тоже карасей в том пруду ловил! - Может, мы с тобой вместе их и ловили-то? То-то я смотрю, вроде человек знакомый!
- Ну, надо же! - солдат растрогался. - Где Бог свидеться дал? - Хорошие караси в пруду были! А что в штабе-то небось со мной и разбираться не станут - шлепнут - и все разговоры?
- Это как водится, - вздохнул солдат, - в штабе у них разговор короткий? - Братцы, - пожалобнее начал Борис, - может, вы меня? того? - Ты это брось, контра, - вступил в разговор второй солдат, до сих пор хранивший молчание. - Вишь, на жалость берет! Велено - в штаб, значит, в штаб и поведем!
- А я бы? на водку вам? и по-человечески, земляки все ж таки? Карасей мальчишками вместе ловили?
- А сколько бы, допустим, ты нам на водку? - задумчиво проговорил ?земляк?.
- Да хоть бы сто рублей, - наудачу предложил Борис.
- Сто рублей - это хорошо? а то ведь правда, в штабе шлепнут его без всяких разговоров? и земляки опять же?
Борис скосил глаза на небо: к луне подбиралась большая туча. - Вот они, сто рубликов-то, - протянул он солдату деньги. - Сто рублей - это хорошо? только комиссар-то нам? - начал раздумчиво ?земляк?, для верности спрятав деньги.
В это время туча наползла на щербатый диск луны, и Борис, не дожидаясь, пока размышления солдата придут в последнюю, явно неблагоприятную фазу, сложился пополам и резко нырнул в пшеницу.
- Стой, земляк! - недовольно окликнул его солдат и сдернул с плеча винтовку.
- Черт тебе земляк, - пробурчал Борис себе под нос, зигзагами улепетывая в хлеба.
- Стой, дура, я же тебя не трону! - истошно вопил солдат. Борис бежал, согнувшись, ожидая выстрелов. Пшеница предательски шуршала, обозначая его передвижение. Звук этот казался Борису непомерно громким. - Стой же, контра проклятая! - оба солдата начали палить по хлебам, но в сгустившейся темноте это было совершенно безнадежно.
***

Борис проснулся и долго лежал, глядя в ночное звездное небо, вспоминая, что случилось дальше. Солдаты, постреляв, ушли, переругиваясь, а Борис, отлежавшись, потихоньку пошел прямо по полю в том направлении, куда уехала телега. Версты через полторы он отважился выйти на дорогу, а к рассвету вдали показались дома и железнодорожная станция. - Какое село? - спросил он у мальчишки, что гнал в поле четырех коров. - Отрадное, - бросил тот, не оглянувшись.
У Бориса отлегло от сердца: Отрадное - это была уже Украина.
***

Хозяин гостиницы ?Париж? Ипполит Кастелаки был вдов, немолод и неизлечимо болен. Дела в гостинице шли плохо, хоть Феодосия и набита была приезжими. Но платили они неаккуратно, ломали мебель и рвали и без того дырявые простыни, а некоторые вообще норовили съехать, не заплатив. В этот вечер Кастелаки долго подсчитывал убытки и вздыхал сам себе. В комнате была страшная жара, потому что он боялся раскрыть окно, чтобы не влезли и не украли кассу. Наконец хозяин гостиницы закрыл учетную книгу, убрал в потайное место тонкую пачку денег, горестно пожевав над ней губами, и разделся до кальсон. Напоследок он приоткрыл дверь и прислушался. Была глубокая ночь, все постояльцы гостиницы ?Париж? давно спали. Кастелаки с облегчением запер дверь в свою комнату и сел на кровать, скрипнув пружинами. Не глядя протянул руку, взял с комода графин с несвежей третьегоднишней водой и растворил в стакане порошок, что дал ему аптекарь Гринбаум. Порошок якобы помогал от печени. Кастелаки выпил лекарство, поморщился, привычно ругнул Гринбаума, погасил лампу и долго ещ„ сидел на кровати, почесываясь и вздыхая. Наконец, его сморил тяжелый сон - не иначе, Гринбаум подмешивал в порошок снотворное. Проснулся Кастелаки оттого, что почувствовал в комнате присутствие чужих людей. Не открывая глаз, он с ужасом понял, что сбылись самые страшные его опасения: воры проникли в гостиницу и теперь ищут деньги. Он лежал, обливаясь холодным потом, и думал, что делать: закричать - авось кто-нибудь услышит и придет на помощь - или же притвориться спящим, пускай они забирают кассу, а его оставят в покое. Его колебания были прерваны самым недвусмысленным образом: мощная рука отбросила одеяло и встряхнула несчастного хозяина гостиницы так, что у того клацнули немногие оставшиеся зубы.
Кастелаки открыл глаза. Прямо перед собой увидел он равнодушное бритое лицо. Голова тоже была обрита наголо. Глаза, и без того узкие, прятались в складках век.
"Татарин!? - понял Кастелаки.
Одет был человек в кожаную жилетку, под кожей голых рук, как змеи, перекатывались мускулы.
- Ну? - спросил страшный татарин. Кастелаки молчал, потому что от ужаса у него перехватило горло.
- Ну? - повторил татарин.
- Д-деньги там, - прохрипел несчастный Кастелаки, указывая пальцем в укромное место.
Две руки протянулись сзади, подняли его за плечи и опять швырнули на кровать. На удар болью отозвались все внутренности, и жалобно скрипнули старые пружины.
- Говори, овечье дерьмо, кто позавчера убил этого, в черкеске, который у тебя номер брал.
- Его же забрали в контрразведку! - в полном изумлении пролепетал Кастелаки. - Сказали ту? - Тут несчастный хозяин икнул от страха. - Турецкий шпион.
- Значит, он его убил, а сам тут же в номере спать лег, - издевательски продолжал бритый. - А ты небось ничего не видел и ничего не знаешь. - Так точно, - от страха Кастелаки стал выражаться по-военному. - Что нашли при нем?
- Ни? Ничего не нашли, - ответил чистую правду хозяин, - они, из контрразведки-то, ругались очень, что не нашли.
- Кто ещ„ был с ними вечером?
- Никого, - испуганно бормотал хозяин, - они только вдвоем сидели, в карты играли?
Страшный татарин быстро ткнул хозяина кулаком в живот. Больную печень пронзила ужасная боль, и Кастелаки закричал громко, по-звериному. Стоявший сзади слишком поздно успел зажать ему рот.
На крик где-то наверху хлопнула дверь, чей-то голос спросил сонно, будет ли покой в этом клоповнике, потом кто-то нервный потребовал хозяина. Кастелаки смотрел бессмысленными глазами, ничего не соображая от боли. Стоявший сзади вышел на свет, подошел к двери, прислушиваясь, потом быстро замотал Кастелаки рот тряпкой, а на голову натянул мешок. Они подхватили слабо сопротивляющееся тело и вытащили его в открытое окно. Кастелаки чувствовал, что его тащат, потом фыркнула лошадь, и его погрузили на повозку. Мотаясь по дну арбы и подпрыгивая на ухабах, Кастелаки вспомнил, что нужно было сказать похитителям про лакея Просвирина, что тот разговаривал с убитым, приносил вино в номер, а он ничего не знает. Но печень болела невыносимо, к тому же он начал задыхаться под тряпкой. Сердце поднималось к горлу, он чувствовал, что оно хочет выскочить из груди. Наконец при сильном толчке в голове у несчастного хозяина гостиницы ?Париж? вспыхнул яркий неестественно белый свет, и он перестал ощущать боль и неудобства.
Арба остановилась на берегу моря, татары вынесли бесчувственное тело на обрыв и сняли мешок. Ипполиту Кастелаки было уже все равно. Бритый вытащил нож, приложил его ко рту своей жертвы, убедился, что Кастелаки не дышит, и огорченно поцокал языком. Потом он привязал к телу большой камень и сбросил труп в море.

***

После полудня Спиридон, напряженно вглядывавшийся в горизонт, вдруг закричал что-то по-гречески. Его подручные засуетились, фелюга развернулась и стремительно понеслась к видневшемуся вдалеке берегу. - Что случилось? - встревоженно спросил Борис.
Тот отвечал неохотно, было видно, что он озабочен. - Кто его знает? Плохие люди? Грабить могут, убивать могут? - Пираты, что ли? - изумленно спросил Борис.
- Не знаю, какие-такие пираты. Плохие люди. Прятаться надо. Берег рос на глазах. Фелюга скользнула мимо крутого утеса и плавно вошла в укромную бухту, отгороженную от моря скалой. Греки свернули парус, скатав его на реек. Спиридон перепрыгнул с борта фелюги на выступ, нависающий над водой, и ловко, как большая обезьяна, вскарабкался на утес, откуда просматривалось море. Там он лег, слившись со скалой, и замер. Борис долго наблюдал за ним, пока глаза не начали слезиться от утомления. Дав им на несколько секунд передышку, он снова взглянул в прежнем направлении, но уже не смог найти контрабандиста - тот непонятным образом слился с камнями и стал совершенно невидим. Борис откинулся, привалился к мягкому тюку и задремал незаметно, Когда он снова проснулся, солнце прошло уже большую часть своего дневного пути. Двое контрабандистов тоже валялись на дне фелюги в полудреме, Спиридона не было видно. Вдруг он возник на скале за бортом - совершенно беззвучно, будто материализовавшийся дух. Легко перескочив в лодку, он только коснулся рукой плеча юноши, похожего на греческого бога, и тот, мгновенно проснувшись, взялся за парус. Борис, на которого беззвучное появление Спиридона произвело сильное впечатление, спросил шепотом: - Пираты ушли?
- Не знаю я никаких пиратов, - негромко отвечал Спиридон, - плохих людей не видно. А что ты шепотом говоришь?
- Так ведь ты, Спиридон, тоже? тихо так появился, тихо своих разбудил. - Я всегда тихо хожу, - ответил Спиридон. - Зачем мне шуметь? Я шум не люблю. Я и мотор не хочу ставить, мотор шумит сильно. А парус - вот он: тихий, быстрый?
Фелюга, словно подтверждая его слова, беззвучно и стремительно вышла из бухты и, словно чайка, полетела вдоль скалистого берега. Прошло около часа в тишине и покое разомлевшего моря. Солнце медленно клонилось к закату. Фелюга постепенно удалялась от берега, как вдруг, резко разорвав тишину, раздалось почти рядом тарахтенье внезапно заработавшего мотора. Спиридон, мрачный, как туча, громко выругался по-гречески и схватился за рулевое весло.
Из укромной бухты, мимо которой только что прошла фелюга, стремительно вылетел моторный катер. Спиридон безнадежно огляделся, сказал что-то своей немногочисленной команде, затем обернулся к Борису: - Га-аспадин хароший, быстро прячься туда, где сидел - в каюту. Мы бедные греки, нас, может, и не тронут, а кто ты такой - не знаю, тебя плохие люди точно убьют.
Борис послушно полез обратно в тайник. Спиридон снова прикрыл его циновкой и ушел на корму фелюги, проверив маузер, спрятанный за пазухой. Борис прильнул к отверстию в стенке каюты, через которое прежде наблюдал встречу с Григорием Степанычем.
Быстро увеличиваясь в размерах, моторный катер приближался к суденышку контрабандистов. На носу катера, тускло отсвечивая на солнце, медленно поворачивался ствол пулемета ?Максим?. Рядом с пулеметчиком показался зверского вида детина в матросском бушлате, опоясанный пулеметными лентами. Размахивая огромным маузером, он заорал, перекрывая шум мотора: - Греки, мать вашу, стой! А то сейчас из пулемета потоплю ваше корыто к чертовой матери, отправитесь свою кефаль кормить! Спиридон мрачно смотрел на приближающийся катер и молчал. Матрос взмахнул рукой, и пулеметчик дал короткую очередь, взбив фонтаны брызг возле самого корпуса фелюги. Спиридон бросил несколько греческих слов своей команде, и те свернули парус.
Катер подошел вплотную, матрос забросил на борт суденышка железные крючья, подтянул катер, вплотную притершись бортами. Борис в щелочку разглядывал экипаж пиратского катера. Кроме матроса - таких он достаточно насмотрелся в революционном Петрограде, - тот же бушлат, те же неимоверной ширины брюки-клеш, те же пулеметные ленты, которые матросы, по-видимому, считали просто деталью своего парадного костюма, - на катере было ещ„ двое. Первый - дикого вида джигит, не то черкес, не то лезгин, лежавший за пулеметом. Несмотря на адову жару, он был в косматой меховой шапке, надвинутой на один глаз, что делало его похожим на циклопа. Второй, как ни странно, была женщина. Женщина эта показалась Борису страшнее всех. Хотя и матрос производил мрачное впечатление - давно не бритая широкоскулая рожа, пересеченная плохо зарубцевавшимся кривым сабельным шрамом, маленькие злобные глазки, щербатый рот с золотыми фиксами, - но женщина выглядела куда опаснее. Одетая в галифе и офицерский френч без погон, коротко стриженная, она смотрела на экипаж греческого суденышка с таким злобным наслаждением, с такой радостной ненавистью, с какой, должно быть, хищный зверь смотрит на пойманную жертву, чьими предсмертными муками хочет позабавиться больше, чем съесть. Садизм и наркомания ясно читались в блеклых безумных глазах пиратки.
- Что везем? - с обманчиво грубой симпатией спросил матрос, поводя из стороны в сторону стволом маузера, направляя его то на Спиридона, то на его команду.
- Мы бедные гре-еки, - жалобно, нараспев проговорил Спиридон тоном вокзального нищего, - что мы можем везти? Немножко поесть, немножко выпить? Хотите греческой водки, добрые та-аспода?
Матрос сглотнул слюну, сплюнул и прорычал:
- Водки - само собой. А как насчет опиума, грек?
- Опиум? - переспросил Спиридон таким тоном, будто слышал это слово впервые - Опиум? Ну, немножко для господина матроса найдется. - Кончай ты их, - низким, хрипловатым голосом сказала женщина, подходя ближе к борту катера и расстегивая кобуру нагана. Она сказала это так буднично, словно просила у своего товарища закурить. - Кончай их, Махра, там разберемся, что у них есть на фелюге.
- Ну, Сонька, ты даешь! - восхищенно присвистнул матрос. - Сразу в расход! Сперва надо среди них эту? егитацию провести! Мы же не бандиты какие, мы - вольные анархо-революционеры Черного моря! Мы вот сейчас выявим ихнюю классовую сучность, а тогда уже и кончим как врагов вольной анархии! Лицо женщины перекосилось злобной гримасой. Она вытащила наган из кобуры со словами:
- Пошел ты, Махра, со своей агитацией! Я крови хочу! Борис понял, что сейчас начнется кровавая бойня. Все последующее заняло какие-то доли секунды. Он вытащил из-за пазухи холодивший его грудь наган Горецкого и прямо сквозь доски каюты выстрелил в матроса. Времени на раздумья у него не было, сработал инстинкт: женщина, при всей е„ опасности, была дальше, она ещ„ не успела изготовить оружие к бою, между ней и греками стоял матрос, который не позволял ей вести прицельный огонь. Пулеметчик вообще был в данный момент не опасен, поскольку, подтянув катер к борту фелюги, пираты развернулись так, что греки оказались в мертвой зоне для обстрела из пулемета, а чтобы его развернуть, понадобилось бы немало времени. Все эти длинные рассуждения промелькнули в голове Бориса в ничтожную долю секунды - откуда только что взялось, ведь всегда он был человеком сугубо штатским.
Он выстрелил сквозь стенку, и его выстрел достиг цели. Матрос заревел как раненый бык, изо рта у него хлынула кровь, и он как подкошенный свалился за борт фелюги. Прежде чем тело его коснулось воды, младший грек метнул в женщину невесть откуда взявшийся в его руке тяжелый рыбацкий нож. Лезвие вошло ей чуть ниже уха, и анархистка упала на спину, обливаясь кровью. Лезгин-пулеметчик, громко ругаясь, пытался развернуть ?Максим? стволом к фелюге, но Спиридон уже перепрыгнул на борт катера и из своего маузера дважды в упор выстрелил кавказцу в голову.
Наступила та особенная тишина, что бывает только после боя. Несколько секунд все оставались на тех же местах, каждый боялся шевельнуться, будто страшно было разбить эту тишину. Первым нарушил е„ юный грек. Он затянул торжествующую песню чистым мальчишеским голосом и легко перепрыгнул на катер пиратов. Там он вытащил нож из шеи убитой женщины и потянулся за е„ наганом, но Спиридон остановил его резким окриком. Между ними произошла горячая перебранка, и обиженный мальчишка вернулся обратно на фелюгу. Борис ползком выбрался из каюты, потому что в ногах была противная слабость, и наклонился над бортом. Его вырвало. Греки тактично делали вид, что ничего не замечают. Кстати, им было чем заняться. Спиридон отдал несколько коротких распоряжений, и его подручные начали быстро сбрасывать в воду вещи с пиратского катера. Туда же последовали убитые женщина и пулеметчик Борис очухался немного и удивленно спросил, зачем они это делают. - Отдаем все морю. Катер тоже отдадим морю. Нельзя ничего оставлять себе. У плохих людей есть друзья. Кто-то из них может опознать вещи, одежду? А так - мы ничего не видели и не знаем - те плохие люди пропали, и все. Помолчав немного, Спиридон сказал серьезно:
- Тебе спасибо. Если бы не ты, нас всех убили бы.
Он протянул Борису руку, и тот с радостью пожал е„. Помощник Спиридона маленьким топориком прорубил дыру в днище катера и поспешно перепрыгнул на фелюгу. Греки распустили парус, и суденышко легло на прежний курс. Борис смотрел за корму и увидел, как катер медленно погружался, а затем резко нырнул и исчез под водой, оставив на поверхности моря пузыри и масляные пятна. Спиридон произнес, не поворачивая головы и будто ни к кому не обращаясь:
- Первый раз человека убить тяжело и страшно. Не думай об этом: это был плохой человек, и если бы ты его не убил, он бы убил всех нас. - А тебе часто приходилось убивать, Спиридон? - спросил Борис, помолчав. - Случалось. Я помню каждого, и иногда они приходят во сне. Борис вспомнил зверское лицо убитого им матроса и подумал, что сны его станут страшными. Но был ли выбор? Два года, два года чертовой свистопляски в стране, и за это время он только бегал и спасался. А его били и унижали все: красные, махновцы, деникинская контрразведка. Не пора ли начать давать отпор? И сегодня он это сделал.

***

Плавание продолжалось пять дней. За все это время один раз пристали к берегу в уединенном месте. Берег был низкий, так что пришлось бросить якорь. Мальчишка прыгнул в воду и понес на берег два тюка. На узкую полоску пляжа из зарослей вышла живописная группа: осел, нагруженный бурдюками, старик в соломенной шляпе и молодая женщина, по обычаю гречанок, вся в черном. - Родственники, - пояснил Спиридон.
- У вас, греков, везде родственники, - согласился Борис. - А ты в Константинополе был, Спиридон?
- Был, - ответил тот, - на Черном море я везде был.
Юноша передал тюки, поговорил о чем-то со стариком. Тот отвязал бурдюк с вином и отдал парню. Девушка взяла корзинку, наполненную виноградом и персиками, и смело вошла в воду, переступая смуглыми ногами по острым камешкам и не морщась. Вода доходила ей до колен, но до фелюги ещ„ было далеко. Она крикнула что-то звонко.
- Пойди, помоги сестре, - повернулся Спиридон к Борису. Тот по пояс в воде пошел к берегу. Из-под платка на него глянули черные глаза в пол-лица, губы, вырезанные лепестками, улыбались и говорили что-то по-своему? Борис обмер, глядя на такую красоту, но тут же вспомнил, что по разбитому Карновичем лицу пошли уже, верно, желтые и фиолетовые синяки, что он не мылся пять дней, а не брился ещ„ дольше, что от него несет рыбой и мерзкой овчиной, и помрачнел. Красавица засмеялась и протянула ему корзинку. Борис взял, поблагодарил кивком головы и пошел, не оглядываясь, к фелюге.
***

- У аппарата Деникин.
- У аппарата Май-Маевский.
- Владимир Зенонович, поздравляю вас с освобождением Киева от красной нечисти. Чрезвычайно важным считаю отступление Петлюры перед нашими доблестными войсками - мы стали ещ„ на шаг ближе к единой и неделимой России. Украинским сепаратистам - никакой пощады! Теперь все силы сосредоточьте на Орловском направлении. Орел - орлам! - Антон Иванович, для успешности операций поторопите прислать обмундирование и боеприпасы. Корпус Юзефовича скверно укомплектован, почти раздет, много больных. Наблюдается рост дезертирства. Крестьянство враждебно настроено. Еще раз настаиваю на скорейшем разрешении аграрного вопроса. - Владимир Зенонович, обмундирование вышлю. Как ведет себя Шкуро? - Шкуро неуправляем, в его корпусе пьянство и оргии. На мой взгляд, необходимо под предлогом повышения отозвать его в Ставку. Еще раз настаиваю на разрешении аграрного вопроса.
- Напоминаю вам, Владимир Зенонович, свою июньскую директиву: наша главная цель - Москва. Когда мы займем Москву - решим все второстепенные вопросы, в том числе, и аграрный. Относительно Шкуро я приму решение. Его недисциплинированность крайне опасна для нашей политики. С другой стороны, его корпус чрезвычайно боеспособен, а в условиях современной войны и того театра военных действий, на котором мы продвигаемся, кавалерия играет решающую роль. Терцы и кубанцы Шкуро весьма преданны? Вопрос непростой. - Антон Иванович, я не считаю аграрный вопрос второстепенным. Обещания потеряли свое значение, фураж приходится брать силой под угрозой казни. Я опасаюсь массовых беспорядков среди крестьян, возникновения партизанского движения. Аграрная реформа необходима!
- Еще раз повторяю: этот вопрос решится в Москве. Необходимо предупреждать беспорядки всеми допустимыми средствами и не допускать ослабления власти. Сегодня ваша главная задача - продвижение на орловском направлении.
- Антон Иванович, надежны ли донцы? Не повторится ли история, подобная той, что случилась у станицы Купнянской?
- Не беспокойтесь, Владимир Зенонович, Богаевский надежно держит Дон в руках.
- Антон Иванович, стоит ли держать под Царицыном такие силы, терять людей ради одного только соединения с Колчаком? Следовало ли вам принимать верховное командование адмирала?
- Не будем снова возвращаться к этой теме! И так достаточно честолюбцев, которые ради личных амбиций не останавливаются перед расчленением Великой Единой России. Я подчинился адмиралу Колчаку как Верховному Главнокомандующему Русских Армий и Верховному правителю Русского государства, поскольку спасение нашей Родины заключается в единой власти? Впрочем, вы сами знаете, что все будет решаться в Москве, но сегодня мы неуклонно движемся к белокаменной, а войска адмирала отступают. Кроме того, подчинение это - чисто формальное, вы сами знаете, что телеграммы между Омском и Екатеринодаром идут через Париж, а военные сводки Сибирского фронта мы получаем от англичан через Лондон. Курьеры следуют через Владивосток три месяца, а когда генерал Гришин-Алмазов в мае попытался прорваться через Каспий, его катер наткнулся на красный миноносец, ему самому пришлось застрелиться, а сводки и мое личное письмо к Колчаку попали в руки большевиков? В таких условиях можно ли говорить о непосредственном подчинении? Важно только соблюдение принципа единоначалия! Еще раз жду от вас скорейшего продвижения на орловском направлении, желаю полного успеха.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)