Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



- Вьетнам? Корея? Опять Румыния? Кто теперь на очереди? - Вот папка, - показал на лежавшую перед ним папку хозяин кабинета, - с этого момента ты будешь считаться восстановленным на службе в качестве нашего эксперта. Документы совершенно секретные. На них гриф "особой важности". Поэтому отсюда их выносить нельзя. Прочтешь прямо в моем кабинете. Но только после того, как ты напишешь подробную справку о своих приключениях в Румынии.
- Посмотреть можно? - заинтересовался гость.
- Позднее. Сначала твой анализ. Особо отметь "Маркиза", подробно разбери все его действия.
- Ладно, все напишу. Храни свою папку, - усмехнулся гость и вдруг, что-то вспомнив, спросил:
- Зачем вам все-таки "Маркиз", он ведь до этого работал только в Африке. Это я его взял на европейское направление. А в Африке у нас, кажется, только Каддафи остался. Да и того вряд ли можно считать нашим другом. Напрасно ты мне папку не даешь. Теперь мучиться буду, Слава, пытаться угадать, что именно написали твои эксперты. "Маркиз" ведь из Никарагуа. Вам эта дамочка мешает, Чаморра? Не похоже. У сандинистов шансов почти нет. Тогда почему ты вспомнил Румынию? Нужен наш анализ Чаушеску. Последний сталинский "динозавр" Европы. Ты меня поправляй, если я не правильно рассуждаю. Кто у нас еще из "динозавров" остался? Дэн Сяопин уже не в счет, он умирает. Ким Ир Сена нет. Его сын? Нет, Бернардо там будет резко выделяться. Тогда... Он вдруг замер. Хозяин кабинета внимательно следил за ним, слушая его рассуждения. Ему был интересен сам процесс мышления старого разведчика. - Кажется, я понял, - почему-то вдруг понизив голос, печально сказал гость, - он остался последним "динозавром" на Земле. Хотите убрать и его. Решили, что новый климат опасен для здоровья "динозавров"? - Это не мы решаем, это за нас решают.
- Значит, я прав? Куба...
- Открой папку. - Они смотрели в глаза друг другу. Гость, не отрывая глаз, протянул руку и открыл папку. На первой странице была фотография человека, известного на весь мир. Его колоритная внешность не нуждалась в дополнительных пояснениях.
- Фидель... - Гость наконец отвел глаза, чтобы взглянуть на фотографию, - я был прав. Хозяин кабинета молчал.
- Да, - невесело усмехнулся гость, - знал бы, зачем вы меня вызываете, никогда бы не пришел. Хотя, наверное, все правильно. Пришел и его срок. Бедняга "команданте".
Хозяин кабинета по-прежнему тяжело молчал. Здесь, в Ясеневе, в штаб-квартире российской Службы внешней разведки, не любили эмоций. Даже по самым верным союзникам в прошлом.
- Фидель Кастро, - показал на фотографию наконец хозяин кабинета, - это теперь твой объект номер один.
***

Главное разведывательное управление
Генерального штаба
Министерство обороны СССР
Архивный фонд
Особо секретный фонд
Документ особой важности
Выносить из здания не разрешается
Копий не снимать
Вскрыть только с согласия начальника Управления
ДЕЛО АГЕНТУРНОЙ РАЗРАБОТКИ 8796
"ГОСПОДАРЬ"
№ 1
По полученным агентурным сведениям в середине - конце декабря 1989 года в Румынии предполагаются массовые выступления, организованные оппозицией. Поводом к выступлению могут быть столкновения на межэтнической почве в Трансильвании. Специальная группа "Чиновника" уже прибыла на место событий. В ее составе отдельным подразделением действует группа "Маркиза", базирующаяся в Бухаресте. В случае активных действий правительственных войск группа "Маркиза" сможет подключиться и действовать по обстановке. Источник указывает, что в настоящее время режим Чаушеску не имеет прочной базы среди населения страны и держится исключительно на военной силе и репрессиях. 14 ноября 1989 года
№ 2
В настоящее время уже не вызывает сомнений наличие серьезной оппозиции существующему режиму Чаушеску в вооруженных силах Румынии. Наиболее популярная фигура среди военных - генерал-полковник Стэнкулеску, который может при необходимых условиях совершить переворот и установить в стране левоцентристскую диктатуру. Источник указывает, что Стэнкулеску вместе с тем имеет определенное тяготение к западному образу жизни и может оказаться весьма нестойким кандидатом.
24 ноября 1989 года
№ 3
Источник уточняет более точную информацию по генералу Стэнкулеску. Атанасие Виктор Стэнкулеску. Родился 10 мая 1928 года в провинции Галац. В 1948 году окончил артиллерийскую школу в г. Сибиу. В 1951 - факультет артиллерии военной Академии. После окончания служил в Тимишоаре начальником штаба армейского корпуса. В 1965 - 1975 годах был начальником управления Генерального штаба, с 1975 года заместитель начальника Генерального штаба ВС Румынии. С 1981 года заместитель министра национальной обороны. С 1985 года первый заместитель министра. Генерал-полковник. Владеет пятью языками - румынским, русским, французским, венгерским и немецким. Женат. Имеет дочь. Спортсмен. Председатель румынской федерации по современному пятиборью. 26 ноября 1989 года
ВОСПОМИНАНИЯ
Они прибыли тогда в Румынию особой группой по личному указанию Председателя КГБ СССР В. Крючкова. Это были самые сложные дни. В ноябре 1989 года пала Берлинская стена. Только личное вмешательство М. Горбачева не позволило ввести уже стоявшие в ангарах с заведенными моторами советские танки. Летом 1989 года в Польше прошли первые демократические выборы, и к власти в стране пришла оппозиция. Именно тогда, напуганный размахом общего развала единого социалистического лагеря, КГБ разработал специальную операцию по замене одиозного румынского руководителя. Ни у кого не вызывало сомнения, что режим Чаушеску доживает свои последние дни. Следовало перевести недовольство населения в более приемлемые для советского руководства и КГБ рамки, обеспечив приход к власти левоцентристской оппозиции, более лояльной к своему северному соседу. Группа "Чиновника" базировалась в Трансильвании, а специальная группа "Маркиза" уже рассредоточивалась в Бухаресте. У Бернардо Рохаса, известного в Первом главном управлении под именем "Маркиз", было специальное задание. Он должен был приготовить свою группу для ведения активных действий в столице Румынии. Многочисленные агенты КГБ давали необходимую информацию, но самым ценным агентом был "Господарь", сотрудничавший с Главным разведывательным управлением Генштаба Министерства обороны СССР. Ни для кого не было секретом и многолетнее соперничество ПГУ КГБ и ГРУ Генштаба. Конечно, Рохас ничего не знал об информации агента военной разведки. Традиционно в социалистических странах у ГРУ были более ценные источники информации в военных кругах, среди которых было много офицеров, окончивших советские высшие военные учебные заведения. Но даже не обладая информацией "Господаря", входившего в высшее военное руководство Румынии, он видел все признаки надвигающегося краха режима.
Об их пребывании в Румынии не знал никто, даже советский посол, которому полагалось быть информированным о наличии подобной группы в его стране. Само существование подобной группы было настолько засекреченным фактом, что о ней не сообщили даже резиденту КГБ в Румынии. В целях конспирации аналитики КГБ считали, что деятельность обеих групп не должна пересекаться с легально существующей в стране советской резидентурой.
В начале декабря "Маркиз" получил четко сформулированное задание. На встречу приехал из Москвы связной, который должен был вернуться домой в этот же день. Они встретились тогда у отеля "Адене Палас". Они знали друг друга в лицо, и никаких паролей не требовалось.
- Тебя не узнать, - сказал свои первые слова связной. - Эту дурацкую прическу мне сделали в Москве, - раздраженно ответил Бернардо, - и заставили сбрить бороду и усы.
- А ты хотел появиться в Румынии со своей бородкой? - засмеялся связной. - Ты знаешь, на кого ты с ней похож?
- Знаю. Это ведь ты придумал мою дурацкую кличку "Маркиз". - А чем ты недоволен? Тебе очень подходит. Настоящий маркиз, галантный и красивый. По-моему, ты должен быть доволен.
- Говори, зачем приехал? - Разговаривали они по-русски, хотя Бернардо знал к тому времени уже пять языков, включая румынский. Традиционно от специалистов ПГУ требовали знания нескольких языков, среди которых были и языки союзных держав. Впрочем, во времена Чаушеску русский язык в Румынии был достаточно популярен.
- У нас есть сведения. Скоро начнутся события в Трансильвании. Группа "Чиновника" готовится принять в них активное участие. У тебя все люди в порядке?
- Конечно. Что с ними могло случиться? Ждут моего сигнала. - Учти, нужно будет действовать очень осторожно. Представляешь, что напишут газеты всего мира, если хотя бы один твой человек сорвется или останется лежать в качестве трупа? Никаких документов, никаких бумаг - это твои люди, надеюсь, помнят хорошо?
- Ты приехал специально, чтобы мне это напомнить?
- Нет, - раздраженно ответил связной, - я приехал не из-за этого. Как только начнутся волнения, твои люди должны активно провоцировать беспорядки, если нужно, даже смешиваться с толпой и участвовать в митингах против существующего режима. Наши аналитики просчитали, что режим Чаушеску может пасть очень быстро, практически сразу, и нужно не допустить его замены на либералов западного толка. Для этого нужны активные силовые действия против народа. Вторая Берлинская стена нам не нужна. Никаких постепенных переходов, никаких выборов. Формируется революционный штаб, который свергает режим Чаушеску. Только в этом случае к власти в стране могут прийти революционеры-обновленцы, традиционно стоявшие в оппозиции к существующему режиму. В противном случае мы рискуем просто потерять Румынию. - Дурацкая задача, - вздохнул "Маркиз", - конечно, я вижу, что здесь все прогнило, - но помогать крушить режим? Кто придумал эту всю перестройку? Кому она была нужна? Вот и ГДР мы потеряли.
- Это не наше дело, Рохас, - терпеливо напомнил связной, - наша задача - заменить Чаушеску на менее одиозного и лояльного к нашей стране человека. Центр уже ищет такую кандидатуру. Задача твоей группы предельно ясна - обострить ситуацию до предела, вывести ее из-под контроля, сделать неуправляемой со стороны официальных властей.
- Ладно, - презрительно сказал Рохас, - вы еще пожалеете, что с таким удовольствием крушили режимы собственных союзников. Эта теория Горбачева о социализме с человеческим лицом никогда мне не нравилась. Видел бы он, как у меня на родине стреляли сандинистов, как их сбрасывали с вертолетов. Он бы тогда не говорил о человеческих лицах. Ему было бы не до этого. - Особенно опасайся китайской группы, - не стал обращать внимания на его слова связной, - они тоже действуют в Бухаресте достаточно активно и готовы помочь Чаушеску в случае необходимости. Командир группы - полковник Ли Сянь - имеет специальные полномочия по спасению четы Чаушеску. Будьте очень внимательны, они могут вам активно мешать.
- Я не совсем понял, вы предполагаете, что может произойти и физическое устранение супругов Чаушеску? В ответ связной только пожал плечами. - Наши аналитики не исключают и такой возможности. - Понятно. Я вчера был в Музее личных подарков Чаушеску. Маразм какой-то, но есть еще много румын, которые в него верят. Вы учли этот важный момент? - Наверно, да. У нас в аналитиках сидят тоже не дураки. Ваш новый связной, полковник Георгий Робеску, из школы безопасности. Его инструкции будут вам весьма полезны. Он один из самых близких людей директора школы безопасности Андрута Чаушеску, брата Президента. - Он знает о нашей группе?
- Конечно, нет. В этой стране о вашей группе не знает никто, кроме меня. А я сегодня вечером возвращаюсь в Москву. Хотя нет, кажется, я ошибся. Знает генерал, ваш бывший учитель. Но он в Трансильвании, и я не думаю, что он когда-нибудь проговорится.
- Да, - впервые за время разговора улыбнулся Бернар-до, - наш генерал не из болтливых. Скорее он отрежет себе язык, чем начнет что-либо рассказывать. Его очень правильно называют "Чиновником", за пунктуальность и аккуратность. Кроме того, он был лучший учитель, который мне встречался за все время работы в КГБ. Самый лучший, настоящий профессионал. - Поэтому вы двое теперь в Румынии, - напомнил связной, - и от вас теперь зависит очень многое.
- Передай в Москву, - недовольным голосом ответил Бернардо, - моя группа готова к выполнению любого задания. В конце концов, для этого нас и готовили. Если понадобится похитить самого Чаушеску, мы готовы выполнить и это задание. Хотя, судя по надвигающимся событиям, мы скорее должны будем спасать Чаушеску, вывозя его в нашу страну. Надеюсь, наши аналитики четко просчитали все варианты?
- Можешь не беспокоиться. Мы всегда считаем на десять лет вперед, - очень самоуверенно ответил связной.
Когда менее чем через два года распался СССР, Бернардо часто вспоминал эти слова. Но это было потом...

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)