Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


***

Впервые за всю историю концерна "Севимпекс" правление собралось не в кабинете Варданяна, а у его зама, Виктора Полищука. Полищук с землисто-серым лицом сидел во главе стола и мелкими глотками пил "Боржоми". Когда все члены правления заняли свои места, он откашлялся и начал: - Вы знаете, что произошло. Рубен Вартанович похищен. - По бабам нечего шляться, - зло прокомментировал угрюмый финансист Поликарпов, - в его-то возрасте... - И при его комплекции, - вставил Лев Исаевич Гольдберг, который сам мечтал хоть немного похудеть и поэтому остро беспокоился о чужих килограммах. Полищук взглянул на Ли Фана, обладающего большим пакетом акций и огромным авторитетом: к нему, осторожному и опытному бизнесмену, прислушивались многие держатели акций, и от его мнения зачастую зависел исход голосования. Выражение лица китайца было, как всегда, невозмутимым и непроницаемым, но вот его руки служили своего рода барометром: если они спокойно лежали на столе, значит, Ли Фан удовлетворен ходом совещания и ситуацией в целом. Если он массировал пальцы - значит, его что-то не устраивает и он готовит какой-то серьезный шаг, а если, как сейчас, он барабанит пальцами по столу, значит, он в гневе и может запросто встать и уйти вместе со всеми своими голосами и голосами ориентирующихся на него акционеров.
Полищук, и без того озабоченный, заволновался еще сильнее и снова заговорил, стараясь не показать своего волнения: - Похитители связались с нами и заявили о своих требованиях. Им нужен миллион долларов. - Пусть зажарят старого козла! - заговорил Поликарпов, в котором в минуты гнева давало знать о себе уголовное прошлое. - Он по девкам таскается, а мы его выкупать должны?! Пусть делают с ним что хотят!
Полищук ждал такой реакции. Он молчал, дожидаясь, пока члены правления выплеснут эмоции и в кабинете наступит тишина. Ли Фан по-прежнему барабанил пальцами, но уходить пока не собирался. Хитрый Гольдберг молчал и наблюдал за остальными, как и Полищук.
Неожиданно заговорил Фан:
- Меня интересует только одно. Если за какой-то товар запрошена такая высокая цена, я хочу знать, нужен ли мне - ну нам всем - этот товар. Я слушаю, Виктор. Виктор с благодарностью взглянул на китайца: как только Фан заговорил, в комнате воцарилась тишина - так редко он брал слово, и так внимательно его привыкли слушать. Теперь он как бы вручил Полищуку общее внимание и общее доверие. - Господин Фан, как обычно, ухватил корень проблемы. Рубен Вартанович нам необходим. Наши крупнейшие контракты в огромной степени зависят от его личных связей в Ростовской области и на Северном Кавказе.
Мне уже звонил Мамедов - не знаю, как к нему просочилась информация, - и по тому, как он строил разговор, я понял, что без Рубена нам не видать невинномысского заказа как своих ушей...
- Да пусть они подавятся своими дерьмовыми контрактами! - заорал Поликарпов. - Миллион зеленых за жирного бабника - это цена несусветная! Он будет по девкам шляться, а мы - за него платить?! Не дождется!
Пусть из него хоть суп сварят, я и пальцем не пошевелю. Ли Фан опустил глаза и еще быстрее забарабанил пальцами по столу. Полищук, дождавшись, когда в комнате снова стало тихо, продолжил: - Невинномысский заказ - это будущее нашего концерна. Я уж не говорю о том, что мы и сейчас в большой степени зависим от наших южных партнеров, а без Рубена Вартановича мы можем их потерять. Решайте, господа, мне кажется, что нужно заплатить выкуп. Но, разумеется, все решит голосование.
- Я - против, - мрачно заявил Поликарпов.
Его пятнадцать процентов голосов еще ничего не решали, но, сообщив о своем выборе первым, он мог повлиять на мнение других членов правления. Действительно, следом за ним против уплаты выкупа проголосовал Аркадий Иванович Шепило, обладавший семью процентами голосов, а затем и Арвидас Спецкис с восемью процентами. Ситуация становилась критической. Полищук с волнением ждал, что скажет Ли Фан.
Китаец молчал и не поднимал глаз, и так же медлили остальные члены правления. Наконец Ли Фан прекратил барабанить по столу и коротко сказал: - Платить.
Полищук вздохнул с облегчением: Ли Фан, как и Поликарпов, владел пятнадцатью процентами, но ему верили, его осторожность и здравый смысл ни у кого не вызывали сомнений, и после того как он высказался за уплату, ход голосования резко изменился. Следом за Ли Фаном проголосовали за выкуп четверо относительно мелких держателей, в сумме набравших двадцать процентов, и наконец высказался Гольдберг с четырнадцатью процентами, окончательно решив дело в пользу выкупа.
Полищук поблагодарил членов правления за принятое ими правильное, с его точки зрения, решение и сообщил им, что непосредственными вопросами переговоров с похитителями и обменом денег на Рубена Вартановича будет заниматься директор департамента безопасности Андрей Черкасов.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)