Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

"1"

Двадцать пятого июля 1969 года Оскар Шалго по междугородному телефону позвонил в Будапешт полковнику Эрне Каре, занимавшему важный пост в контрразведывательной службе Венгрии.
- А, это ты, старый бродяга? - послышался в трубке знакомый голос. - Откуда изволишь звонить?
- Из Балатонэмеда, - отвечал Шалго. - Будто ты не знаешь, что с весны я безвыездно сижу в Эмеде?
- Откуда же мне знать? Великий детектив двадцатого века Оскар Шалго не снисходит до своих бывших друзей.
- Интересно! - с притворным удивлением воскликнул Шалго. - А мне казалось, что я разговаривал с тобой перед самым отъездом. Значит, запамятовал. Прошу прощения. Кстати, чтобы не забыть: ты знаешь что-нибудь о деле некоего Меннеля?
- Это не тот, что утонул в Балатоне несколько дней назад? - уточнил Кара.
- Он самый, - отвечал Шалго. - Только он не сам утонул, его убили. - Убили? - удивился Кара.
- Да. Ему сначала свернули шею, а потом бросили в воду. Ты не мог бы, Эрне, приехать сюда?
- Считаешь, что это дело по нашей части?
- Ничего я еще пока не считаю. Но очень хочу, чтобы ты приехал, - сказал Шалго. - Жду тебя. А если уж никак не сможешь выбраться сам, пришли хотя бы Шани Домбаи.
- Когда совершено убийство? - спросил Кара, придвигая к себе настольный перекидной календарь.
- Двадцатого июля. Между восьмью и девятью утра.
Кара взглянул на календарь. Иными словами, подумал он, в воскресенье утром. Но почему Шалго позвонил только теперь?
- Когда прикажешь выезжать, начальник? - спросил Кара. - Чем скорее, тем лучше.
- Завтра к полудню буду у вас, - пообещал Кара.
Сразу же после этого разговора полковник пригласил к себе своего заместителя Шандора Домбаи.
- Завтра утром я еду в Балатонэмед.
- Мы же собирались с тобою ловить рыбу в Таше?!
- В Эмеде тоже есть виды на большой улов, - возразил Кара и рассказал о телефонном звонке Шалго.
- Ох уж этот мне старый бродяга! Не знает покоя, персональный пенсионер, - закуривая, заметил Домбаи и покачал головой. - Отдыхал бы себе, ловил бы рыбку, сидя на берегу!..
- Не тот человек Шалго. Он никогда не выйдет из игры, - проговорил полковник. - И как всегда, никому не будет доверять. Я знаю, это глупо, но это так. И если мы до сих пор не смогли перевоспитать его, нечего надеяться, что он исправится сам по себе. Верит он только в себя да в нас с тобой, - с улыбкой посмотрел он на Домбаи. - Мило с его стороны, не правда ли?
- Интересно, что он будет делать, когда и мы с тобой уйдем на пенсию? - спросил Домбаи. - Нам его сообщения тогда будут так же нужны, как балатонскому судаку зонтик. Или ты думаешь, что, выйдя на пенсию, мы все втроем откроем частное сыскное бюро? "Кара и Кo"! Сто пять процентов гарантии!..
Кара повернулся к Домбаи. Лицо его было бледным и усталым. - Я поеду на Балатон завтра утром, - сказал он после недолгого молчания. - С собой возьму лейтенанта Фельмери. А ты пока запроси подробную информацию по этому делу из Веспрема.
Утром следующего дня полковник Кара в сопровождении лейтенанта Фельмери выехал на Балатон.
Вишневый, похожий на хлопотливого жучка "фольксваген" проворно бежал по шоссе.
Лейтенант Фельмери молча сидел рядом с полковником, который, как обычно, был не очень разговорчив. Полковник не случайно взял в эту поездку Фельмери, выбрав его из многих молодых сотрудников. Во время поездок на периферию Кара всегда старался поближе познакомиться с молодежью. Он внимательно выслушивал собеседника, лишь в случае крайней необходимости перебивая его уточняющими вопросами. Фельмери он до сих пор ни о чем не спрашивал. Только в самом начале поездки попросил доложить ему о деле Меннеля.
- Полагаю, вчера вечером вы его обстоятельно изучили? - Конечно, - подтвердил Фельмери.
Ровно, едва слышно жужжал мотор, ослепительно сверкала дорога под лучами яркого утреннего солнца.
- Виктор Меннель родился в Мюнхене в тридцатом году, - начал доклад лейтенант. - Если память не изменяет - десятого апреля. По документам он числился руководителем гамбургского филиала акционерной торговой компании "Ганза". Проживал в Гамбурге по адресу: Шиллер-плац, три. Холост. Внешность: рост сто восемьдесят два сантиметра, лицо овальное, волосы темно-русые, глаза карие, усов и бороды не носит.
- Особые приметы? - уточнил Кара, обгоняя медленно шедшую впереди "шкоду".
- Никаких, - сказал Фельмери и продолжал: - Пятнадцатого июня этого года "Ганза" обратилась к Венгерской торговой палате с письмом за подписью директора акционерного общества Эгона Брауна, в котором германская фирма высказала пожелание установить прямые контакты с венгерскими предприятиями. В случае положительного ответа "Ганза" была намерена направить своего представителя в Будапешт с целью изучения рынка и деловой конъюнктуры в стране. Наибольший интерес для фирмы, говорилось в письме, представляют фармацевтическая промышленность, производство и обработка легких металлов, а равно возможные поставки лабораторного оборудования и точных приборов. Тридцатого июня Торговая палата ответила фирме "Ганза": "Готовы принять Вашего представителя" и т.п. Ответное письмо было подписано начальником Главного управления Мартеном. - Вы читали этот ответ Венгерской торговой палаты? - спросил Кара, приятно удивившись обстоятельному докладу молодого офицера. - Товарищи из Веспремского областного управления передали мне его содержание по телефону, - сказал Фельмери и посмотрел на полковника в ожидании нового вопроса. Но тот молчал, и лейтенант решил продолжать доклад.
- В начале июля западногерманская фирма и Венгерская торговая палата обменялись еще двумя деловыми письмами. "Ганза" сообщила, что пятнадцатого июля в Будапешт прибудет представитель фирмы Виктор Меннель. Десятого июля товарищ Мартон ответил, что для представителя "Ганзы" будет заказан номер в отеле "Ройял". Как это видно из материалов следствия, Виктор Меннель пятнадцатого июля в одиннадцать часов утра в пункте Хедешхалом пересек венгерскую границу на автомашине "мерседес-280" темно-серого цвета и около четырнадцати часов прибыл в отель "Ройял".
- Не скажу, что он ехал слишком быстро, - заметил полковник, подумав про себя, что на машине "мерседес-280" он проделал бы этот путь гораздо быстрее.
- Он же впервые в Венгрии, - возразил лейтенант. - По крайней мере так считают товарищи из Веспрема. Наверняка ехал не спеша, разглядывал все вокруг.
- Вполне возможно, - согласился с его доводами полковник. - Продолжайте. Пока довольно заурядная история.
- Дальше тоже не будет ничего необыкновенного, - заметил Фельмери, перебирая листки своих записок, но не слишком часто заглядывая в них. "Основательно подготовился", - подумал Кара. Он был доволен, что выбрал себе в помощники для этой операции именно Фельмери. - Вечером пятнадцатого июля состоялся ужин в честь гостя в отеле "Ройял". Присутствовали: Меннель, доктор Яраи, сотрудник западногерманского отдела Торговой палаты Мартон и Тибор Ланц, коммерческий директор венгерской фирмы "Хемольимпекс". Шестнадцатого с девяти утра начались переговоры в палате. Меннель подробно расспрашивал о предприятиях, которым, судя по всему, "Ганза" хотела бы поставлять свои товары. Сообщил он и об условиях поставок. Стороны проявили готовность заключить сделку на проведение компенсационных операций. В тот же день после обеда гость посетил несколько объединений и фирм министерства внешней торговли. Перечислить названия?
- Не надо, - сказал Кара. - Пока не надо.
- Семнадцатого по просьбе Меннеля было организовано посещение Научно-исследовательского института фармакологии. Здесь произошел интересный случай. - Фельмери на мгновение задумался, прежде чем продолжил свой доклад. - По крайней мере я считаю его очень интересным, хотя вполне возможно, что он и не имеет никакого значения для данного дела. - Увидим, - сказал Кара. - Одна голова хорошо, две лучше. - Гостей принимал директор НИИ Матэ Табори. Замечу, что Табори в этот день уже считался в отпуске, но еще не успел уехать. - Вам известно, кто такой Матэ Табори?
- Да, я читал о нем в справке. В прошлом видный мастер парусного спорта, неоднократный победитель на соревнованиях в Венгрии и за рубежом. - Правильно. Очень хороший человек. Принимал участие в борьбе с фашистами.
- Вы его знаете, товарищ полковник?
Кара утвердительно кивнул головой.
- Скоро вы тоже познакомитесь с ним, - проговорил он. - А вас я прошу обратить внимание на его дочь. Удивительное создание! Хороша собой. Только будьте осторожны: она чемпионка по теннису и обладает сильным ударом, - негромко засмеявшись, добавил Кара. Фельмери улыбнулся. - Посмотрим, посмотрим, - отозвался он. - Я ведь тоже не лыком шит и умею хорошо защищаться от флешей.
- Ладно, там видно будет, - сказал Кара, поглядывая по сторонам на знакомые пейзажи. - Итак, Табори собирался в отпуск. - В ходе переговоров Матэ Табори и Тибор Ланц упомянули, что исследовательский центр собирается переоборудовать одну из своих лабораторий, для чего произведет закупки оборудования на сумму полтора миллиона долларов. Меннель проявил живой интерес к этой коммерческой перспективе. А когда ему сообщили, что институт уже запросил у нескольких фирм - английской, французской и шведской - условия поставок, Меннель принялся уверять, что его фирма могла бы предложить такое оборудование дешевле по меньшей мере на десять процентов, чем любая из конкурирующих фирм, и на более приемлемых условиях. С этими словами Меннель достал из портфеля перечень товаров с ценами, в котором были названы все до единого предметы оборудования. Причем цены действительно были на десять процентов ниже, чем в секретном прейскуранте, составленном институтом для обсуждения на предстоящих переговорах. Мартон и его сотрудники поняли, что, приняв предложение "Ганзы", они смогут сэкономить почти сто тысяч долларов из отпущенной на закупки суммы, да еще пятьдесят тысяч на том, что фирма в Гамбурге готова начать поставки оборудования на четыре месяца раньше других фирм, с которыми до сих пор вел переговоры институт. Поскольку у Меннеля были полномочия и на подписание окончательного соглашения, стороны условились продолжить переговоры на другой же день, в Балатонэмеде. Товарищи из Веспремского областного управления МВД сообщили, что Эмед как место проведения дальнейших переговоров предложил сам Меннель, объяснив это тем, что он все равно собирался провести несколько дней на Балатоне. - И что же вы нашли в этом интересного? - спросил Кара и дал продолжительный сигнал "трабанту", шедшему впереди и то и дело нарушавшему правила движения. Задавая вопрос, Кара приблизительно знал, что ответит лейтенант Фельмери.
- Возникает вопрос: как объяснить осведомленность Меннеля? У кого мог получить Меннель материалы, подготовленные институтом к переговорам? - спросил Фельмери и посмотрел на полковника. - Я, например, думаю над этим со вчерашнего вечера.
- Если не от самого Табори или его сотрудников, то это действительно интересно, - ответил полковник. - Во всяком случае, нужно нам иметь в виду этот вопрос и попытаться получить на него ответ: - А про себя подумал: "Парень умеет мыслить логически. Пожалуй, в дальнейшем стоило бы перевести его в группу оценки информации". Вслух же полковник сказал: - Мне кажется, что Табори и Меннель вместе уехали на Балатон восемнадцатого июля.
- Совершенно верно, - подтвердил Фельмери. - Вместе с ними поехал и Тибор Ланц. Но в отеле "Русалка" им не удалось получить для Меннеля номер, и Табори предложил гостю остановиться у него. Меннель принял это предложение. Ланц тоже жил у Табори. Два дня длились переговоры, пока удалось выработать и согласовать текст договора. Девятнадцатого Ланц уехал в Будапешт утверждать договор у своего руководства. Торжественное подписание договора было намечено на двадцать второе июля, то есть через три дня. Девятнадцатого июля Меннель связался с Гамбургом, доложил о достигнутом соглашении и получил подтверждение полномочий подписать договор. На следующий день, в воскресенье утром, он взял напрокат лодку в бюро обслуживания "Русалки" и поехал кататься по озеру. А в девять сорок пустую лодку обнаружил проходивший мимо катер, примерно в восьмистах метрах от берега. Тотчас же была извещена водная милиция. И в десять часов утра в тридцати метрах от лодки в воде нашли труп Меннеля. И здесь новая странность... - Лейтенант снова посмотрел на полковника. - Какая же?
- Меннель был в брюках, рубашке и туфлях - словом, одет он был не для прогулок на лодке. При нем нашли все его документы, чековую книжку и даже тысячу триста долларов и четыреста пятьдесят западногерманских марок наличными. А на руке золотые часы марки "Цертина".
- Часы шли?
- Да, водонепроницаемые. На шее золотая цепочка, на одном пальце золотой перстень с печаткой.
- Да, это, несомненно, очень интересное обстоятельство. Кара задумчиво нахмурил лоб.
- Предварительное вскрытие установило причину смерти: Меннель захлебнулся, - продолжал Фельмери. - Он утонул. В первом официальном докладе милиции указывается именно эта причина наступления смерти. Однако через несколько часов, после более тщательного исследования в лаборатории, судебно-медицинская экспертиза установила, что Меннель был удушен, что у него был даже сломан шейный позвонок. По заключению медицинского эксперта, смерть наступила в промежутке между восьмью двадцатью и восьмью пятьюдесятью утра. После этого заключения дело было передано в уголовный розыск. Вот и все, товарищ полковник.
- Спасибо.
- Можно, товарищ полковник, я тоже задам один вопрос? - Да, пожалуйста.
- Почему вы думаете, что это убийство имеет политическую подоплеку? - В материалах я и сам ничего похожего на политическое дело не нахожу, - признался Кара. - Разве только, что это убийство не с целью ограбления. - И тем не менее вы утверждаете, что это дело с политической окраской? - Да, молодой мой друг. Несомненно, это убийство по политическим мотивам.
- Но почему?
- Потому что так утверждает Шалго, - сказал Кара. - А к тому, что говорит Шалго, нужно внимательно прислушиваться. Вы еще никогда с ним не сталкивались?
- Еще нет, но очень много слышал о нем. И о его жене. Между прочим, подполковник Домбаи почему-то считает, что жена Шалго даже еще толковее, чем сам старик.
- Ну, этого я не сказал бы, - возразил Кара. - Во всяком случае, они весьма оригинальная, незаурядная пара. Кстати, хотел бы предупредить вас, чтобы вы не обижались, если Шалго примется подшучивать над вами. - Надо мной? А с какой стати?
- Это его любимое занятие. Но он всегда шутит не без оснований. Как и вообще он не делает ничего случайно. И только люди, которые плохо его знают, иногда по ошибке думают, что старик паясничает, дурачится. Оскар Шалго и для противника наиболее опасен именно тогда, когда на первый взгляд несет сущий вздор. Он владеет каким-то особенным методом раскрытия преступлений. Он всегда так направляет ход расследования, что в создавшихся ситуациях у преступника нет другого выхода, как самому разоблачить себя. Шалго неотвратимо отрезает ему все пути к отступлению. Мой совет: внимательно присматривайтесь к нему, у Шалго многому можно научиться. И к его жене Лизе тоже. Они удивительно гармоничная пара. И понимают друг друга с полуслова.
"Увлекающаяся натура, - думал Фельмери, слушая начальника. - О друзьях говорит с таким восторгом, словно молодой жених о своей избраннице". Но он с интересом слушал полковника, продолжавшего тем временем рассказ о Лизе. Она была простая сельская учительница и жила до войны в какой-то глухой польской деревеньке. На ее глазах фашисты замучили мужа и всю его семью. Тогда-то Лиза и поклялась, что, если останется жива, всю свою жизнь посвятит борьбе против фашистов. В середине пятидесятых годов она повстречала Оскара Шалго. Они поженились и отныне уже вместе продолжали борьбу со скрывающимися военными преступниками. В ту пору Эрне Кара по ложному обвинению сидел в тюрьме. Однако вскоре он был реабилитирован и снова вернулся на работу в контрразведку. Шалго разыскал полковника и стал работать под его руководством: полковник Кара - в Будапеште, Шалго - в Вене. Но после окончания операции "Шликкен" Шалго возвратился в Будапешт, где, прослужив несколько лет вместе с полковником, вышел в отставку. И теперь он не прекращает борьбы с бывшими нацистами. - Сколько же ему лет? - удивленно спросил Фельмери. - Шестьдесят семь.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)