Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Глава 1

- А я повторяю - мне это совершенно не нравится,- нервно сказал Пе- дер Форбарт.
- Проклятье! А кто из нас, по-твоему, от этого в восторге? - сказал Маст.- Здесь нужна сила воли. И немного храбрости.
Реалто Маст раскинулся во весь рост на элегантной кушетке, украшен- ной золотыми и бледно-зелеными завитушками, для мягкости щедро покрытой подушками и роскошными покрывалами. Несомненно, эта кушетка была са- мым приятным предметом мебели в стиле "арт нуово", которой изобиловала главная каюта звездной яхты "Коста". Маст и в самом деле с особым старанием меблировал каюту, так как всегда любил жить в роскоши. Вздохнув, он налил себе новую порцию лилового ликера из изящного, как шея лебедя, графинчика.
- Прошу тебя, Педер, хватит стонать. Попытайся хоть немного взять себя в руки. В конце концов, ты согласился на это задание. - Согласился! - завыл Педер.- О, как бы я хотел, чтобы все было нао- борот!
- Приняв во внимание цену, которую я уплатил за твои услуги,- задум- чиво сказал Маст, делая маленький глоток ликера,- удивительно слышать, с какой легкостью ты готов теперь спрятаться в кусты. Педер, меривший каюту нервными шагами, рухнул в кресло - обычная картина униженного и потерпевшего поражение человека. И испуганного так- же. Кроме них, в кабине было еще двое: Кастор и Граун. Два прихлебателя-под- ручных Маста захихикали.
Да, Маст держал его железной хваткой. Он поддался на уговоры Маста, увлекшего его планом, загипнотизированный энергией обаяния, исходившей от этого человека, а также сияющими перспективами, которые он рисовал - перс- пективы, к которым не мог остаться равнодушным ни один сарториал, в жилах которого не остыла еще кровь. Правда, он все-таки колебался, это верно, по- скольку сознавал, в какое рискованное и опасное дело он ввязывался. Но эти неприятные сомнения отступили, когда Маст в виде задатка предложил упла- тить все долги Педера, которые как раз грозили полностью разорить професси- онального сарториала.
Только теперь, в ретроспективе, Педер Форбарт в самом деле начал по- дозревать - до уверенности он еще не дошел,- что Маст приложил руку к со- кращению сроков выплаты этих долгов. Обычно кредиторы Педера не оказыва- ли такого давления.
И только теперь, когда он, заперев свою мастерскую-ателье "Сарториал Элегантор", очутился на умопомрачительном расстоянии от планеты Кир, страх в полную силу ударил Педера. Во-первых, ощущение безошибочности, ко- торое создавал Маст, начало постепенно исчезать. Педер стал замечать, как тщательно культивируемая самоуверенность предпринимателя (а точнее, рэке- тира) временами не очень надежно скрывала неспособность правильно справ- ляться с ситуацией. Педер начал опасаться, что Маст поведет дело не так, как следует, что их поймают на горячем, при попытке реализовать нелегальный груз или на чем-нибудь похуже.
Но особый страх, тенью нависающий над сознанием Педера, вызывало то, что лежало подспудно. Он больше уже не верил Масту, уверявшему, что пре- красно осознает возможности инфразвука и то, что инфразвук МОЖЕТ сде- лать с живым организмом. Маст был расчетливый игрок, но с тенденцией пре- уменьшать любую опасность.
Внезапно Маст уронил каплю ликера на свой бархатный зеленый жи- лет.
- Проклятье! - пробормотал он, пытаясь смахнуть каплю. Потом он поднялся и отправился искать пятновыводитель.
Ухмылка заиграла на широком уродливом лице Грауна. - Не надоедай ты так Масту, ей-богу,- добродушно сказал он Педеру.- Ты портишь нам весь боевой настрой.
- Ага, ты должен больше верить Масту,- добавил Кастор. Он был ху- дой, ростом ниже среднего, с квадратными плечами и немного сутулый. Когда- то он пережил трахому, и теперь частично функции сетчатки глаза выполня- лись особыми светочувствительными контактными линзами, придававшими его глазам особый металлический блеск. Кастор излучал унылость и всегда имел потрепанный вид: новый костюм, который дал ему Педер - он всем им подарил новую одежду, как знак доброй воли,- уже сейчас выглядел на нем измятым и мешковатым.
- Мы с ним уже давно, и все идет у нас отлично,- продолжал Кастор.- Еще до начала Маст все как следует планирует, прорабатывает. Угробив пол- миллиона в эту проказу, в эту маленькую шалость, он не взялся бы за дело, не подготовившись надлежащим манером.
- Хотя он и любит иногда играть на риск,- вставил Граун, ухмылка ко- торого стала еще шире.
- Вроде той игры, в которой участвовали твои глаза,- отрезал Педер, обращаясь к Кастору. Он тут же пожалел о сказанном. Хотя виной несчастного случая, который стоил Кастору здоровых глаз, была именно ошибка Маста. Маст вернулся в каюту. Пятно было выведено только наполовину и продолжало портить нежную гладкость мягкого зеленого бархата, шелковисто отливавшего на свету.
- Я только что заглядывал в кокпит,- объявил Маст.- Мы прибыли: яхта сейчас выходит на орбиту. Ты готов, Педер?
- Да-да, к-кажется,- выдавил Педер. Его желудок превратился в узел нервов, он начал чуть заметно дрожать.
- Хорошо,- с довольным видом отметил Маст.- Тогда не стоит терять время. Вниз - и за работу!
Он первым направился в трюм, расположенный под каютой. В трюме было весьма просторно - все лишнее было удалено, чтобы увеличить скорость яхты и получить дополнительное место для хранения их предполагаемой добы- чи. У грузового шлюза стоял небольшой планетарный лихтер - для спуска на Кир и возвращения на яхту. Самой "Костой" Маст рисковать был не намерен. Рядом с лихтером висел костюм-амортизатор - гордость трюма. Этот весьма объемистый объект напоминал сплетение различного диаметра трубок, наподобие органных. Когда они подошли к костюму-амортизатору, Педер по- чувствовал себя приговоренным к смерти преступником, которого вводят в ка- меру пыток. Амортизирующие акустические трубки-глушители покрывали ска- фандр тремя слоями, поэтому, сохраняя отдаленно гуманоидные очертания, ко- стюм был таким неуклюжим, что больше напоминал ловушку, а не устройство для защиты человека.
Кастор занялся лебедкой, с помощью которой костюм, подергиваясь, опустился на пол. Потом Кастор открыл переднюю часть костюма, отошедшую в сторону наподобие крышки древнего орудия пытки, называемого "железная дева", и с сардонической усмешкой жестом пригласил Педера занять место внутри костюма.
К этому времени "Коста" уже достигла орбиты планеты, и автопилот установил ее курс, повинуясь координатам, которые раздобыл Маст. Загадоч- ным образом, но все-таки раздобыл (благодаря неожиданной удаче - как он сам прокомментировал). Именно эти координаты сделали возможным саму экс- педицию. Итак, отступать было поздно. Педер почти физически ощущал недру- жественные силы, враждебные руки, невидимо принуждавшие его двигаться вперед, против собственной его воли.
Поколебавшись еще немного, он сделал шаг назад.
- Почему я? - сказал он.- Это нечестно. Нас здесь четверо. - Ну-ну! - сказал Маст, на худощавом красивом лице которого появи- лось такое выражение, которое было способно убеждать и без разумных аргу- ментов.- Ты - наш эксперт. Именно поэтому ты здесь и находишься, это во- первых. Ты должен оценить товар. Каким образом это можно сделать, если ты не опустишься на планету?
- Но при чем здесь первая высадка? - выдвинул свой аргумент Педер.- Мы еще не нашли потерпевший аварию корабль. Возможно, на это уйдет две- три высадки, и мои специальные знания здесь не потребуются. Ты, Граун или Кастор, вы бы справились с задачей поиска корабля гораздо лучше меня. Маст поджал губы.
- Мне кажется, ты напрасно смотришь на вещи так пессимистично... хотя что-то разумное в твоих словах есть. Хорошо, будем тянуть жребий. Он вытащил из кармана маленький вариоматор-рандомайзер. - Выбирайте себе номера. От одного до четырех.
- Один,- тут же сказал Педер.
Кастор и Граун казались совершенно не интересующимися происходя- щим.
- Два,- пробормотал небрежно Кастор. За ним последовал Граун, про- ворчав: "Три".
- Значит, мне остается "четверка",- оживленно сообщил Маст, явно включаясь в дух начавшейся игры. Он вставил в приборчик соответствующие номерам фишки, напоминающие костяшки домино. С треском и стуком фишки несколько секунд прыгали внутри камеры рандомайзера, потом одна из них бы- ла выброшена через щель. Педер нагнулся и поднял фишку, поднес к глазам. Номер "один".
Итак, все-таки он.
- Ну-ну,- с товарищеской добродушной заботой Маст похлопал его по плечу.- Надеюсь, теперь настроение улучшилось, не так ли, Педер? Педер, ошеломленный, машинально кивнул. Он не стал сопротивляться, когда они помогли ему забраться в костюм и закрыли крышку. Он несколько раз пользовался костюмом во время тренировок, и необъяснимым образом, как только закрылся костюм и Педер включил внутренние приборы, начав воспри- нимать окружающее, через их посредство, паника его пошла на убыль - он уже более хладнокровно мог думать о стоящей перед ним задаче. Заработали мото- ры костюма. Повернувшись, Педер неуклюже зашагал к лихтеру, с некоторым трудом протиснувшись в расширенное специально для костюма отверстие люка лихтера.
О том, чтобы сидеть или лежать, не могло быть и речи - костюм такую возможность исключал. Выдвинувшиеся зажимы будут держать костюм в вер- тикальном положении в тесном пространстве кокпита так, чтобы манипулято- ры костюма, на несколько футов более длинные, чем настоящие руки Педера, могли добраться до пульта управления. Но работы для них было мало - лихтер был большей частью автоматическим кораблем.
По интеркому костюма до Педера донесся голос Маста: - Отлично,- сказал Маст.- Мы только что получили данные сенсоло- каторов: они нащупали большой металлический объект внизу. Возможно, это он. Лихтер сам знает курс. Желаю удачи.
- Хорошо,- ответил Педер. И секунду спустя, когда он сознанием охва- тил всю ситуацию целиком, все еще стараясь справиться со страхом, к нему пришло озарение.
- Жребий! - выдохнул он.- Ты сжульничал!
- Естественно, старина. В конце концов, я же должен позаботиться о вложенных деньгах. Мы не могли позволить тебе испортить план на последней ступени. Удачи!
- Выпусти меня! - в бессильной ярости завопил Педер.- Я требую, что- бы мы заново провели жеребьевку!
Но напрасно. Он почувствовал, как сдвинулся с места корпус лихтера. На экранах Педер мог наблюдать, как лихтер вползает в воздушный шлюз. Не- сколько секунд спустя он был уже в космическом пространстве. Лихтер стрелой понесся вниз к мерцающей атмосфере планеты Кир.
На некоторое время сознание Педера было занято посторонними веща- ми: шорохом воздуха, обтекающего наружную оболочку лихтера, жужжанием и попискиванием электронных приборов, направляющих кораблик к цели. Извне Кир казался обычной гостеприимной планетой. По мере погру- жения в атмосферу рос и становился ярче круг планеты, у поверхности которой в воздухе имелось изрядное количество кислорода. Белые облака состояли из водяных паров. Эта планета вполне подходила для колонизации, если бы не об- раз жизни ее обитателей.
Когда лихтер пробил слой облаков, стало возможным разобрать неко- торые черты рельефа. Здесь имелись и горы, и реки, и равнины, и леса. Все вы- глядело весьма невинно. С высоты специфические черты Кира были неразличи- мы.
Лихтер замедлил полет и сделал вираж над долиной, состоявшей из се- рии довольно глубоких лощин и оврагов. Многие из них были окаймлены или вообще скрыты растительностью. Лихтер завис в воздухе, явно не зная, как по- ступать дальше.
Снова послышался голос Маста:
- Ты в месте, определенном нашими локаторами, ты что-нибудь ви- дишь?
- Нет,- сказал Педер.- Но я тоже получаю пеленг на моих приборах. Он сосредоточил внимание на одной заросшей лощине. Возможно, это там.
Потом он обнаружил, что на равнине обитают животные. Крупное жи- вотное выбралось из-за прикрытия растений, осмотрелось и засеменило, раска- чиваясь, к небольшому водному пространству примерно в миле от него. Этот факт напомнил Педеру о том, в какой он окажется ситуации, если его лихтер получит повреждение или вообще будет уничтожен, и что, повиснув на виду у всей планеты, он лишь сам напрашивается на неприятности. Ему придется про- должать поиски пешком, на своих двоих, вернее, на том, что заменяло ноги кос- тюму-амортизатору.
Он посадил лихтер как можно ближе к устью лощины.
- Я на поверхности, выхожу наружу,- коротко сообщил он. Донесся слабый и глубокомысленный ответ Маста:
- Правильно.
Отпустив зажимы, Педер начал пятиться к люку. Люк поспешно отво- рился, и Педер выбрался наружу. Он не успел отойти и на пять шагов, как лих- тер взмыл в небо, направляясь обратно на "Косту". Это была верная тактика, но она лишь усилила чувство одиночества и отрезанности. Потому что он был наконец на поверхности инфразвуковой планеты. Эволюция на планете Кир достигла приблизительно стадии земного юрского периода. Но местная животная жизнь выработала уникальный тип оружия нападения и обороны: инфразвук, низкочастотные вибрации, которые могли, входя в резонанс на соответствующей ноте, раздробить в куски любой большой объект, включая здания, машины, животных или людей. На Кир высаживалось несколько исследовательских экспедиций, и лишь одной удалось счастливо покинуть планету в удовлетворительном состоянии, чтобы потом сообщить о ней. Животные на Кире нападали друг на друга, ис- пользуя инфразвук. И естественно, выжили те виды, которые научились защи- щать себя наиболее эффективно. Использование инфразвука оказало специфи- ческое, очень тонкое влияние на биологию организма Кира. Даже растения бы- ли обязаны защищаться от инфразвука и, в свою очередь, генерировать его. Костюм-глушитель был ответом Маста на условия убийственной окру- жающей среды Кира. Слои особым образом сконструированных трубок долж- ны были заглушать смертоносные звуковые колебания прежде, чем они достиг- нут хозяина костюма; создание костюма обошлось, кстати, в большую сумму. В качестве крайнего средства костюм располагал собственным генератором, что- бы в случае чего попытаться нейтрализовать или интерферировать атакующие вибрации.
- Что-нибудь получается? - с интересом в голосе спросил Маст.- Ты двигаешься?
Внутри костюма перед Педером было два экрана. На одном давалась панорамная картина наружной среды: прозрачный воздух, бледно-голубое не- бо, скалистая местность на переднем плане, деревья и скалы в отдалении. Вто- рой экран был осциллоскопом. По этому экрану, раскачиваясь и вибрируя, про- бегали трассирующие линии. Из маленького динамика доносились непривыч- ные звуки, попискивания, даже мелодии: это были инвертированные аналоги инфразвуков, окружавших Педера снаружи.
- Да, что-то здесь есть,- ответил Педер.- И животные тоже. Пока что внутрь пробиться ничто не может.
- Вот то-то,- ободрил его Маст.- Я же тебе говорил, что волноваться не стоит.
Педер про себя проклял Маста. Ему-то хорошо было рассуждать в без- опасности на орбите. А Педер, собственно, еще не столкнулся с более-менее крупными инфразвуковыми бестиями Кира. Тем не менее, он почувствовал себя немного увереннее. Забавная штука, подумал он, этот инфразвук. Это были все- го-навсего звуковые колебания очень низкой частоты, скажем, пять колебаний в секунду. Но если такая звуковая волна совпадала по частоте с естественной частотой резонанса любого объекта, этот объект разрушался. Когда-то этот принцип использовался для создания оружия, способного сравнять с землей це- лые города. Педер где-то об этом читал.
- Приближаюсь к какой-то расщелине,- объявил он.- Приготовьтесь прислать лихтер, когда я скажу.
Костюм быстро продвигался вперед, несмотря на неровности местности. Его ноги, заключенные в оболочку трубок, реагировали на движения ног Педе- ра внутри костюма. Когда он оказался возле деревьев, то увидел, что стволы покрыты правильными рядами желобков. Педер решил, что это антизвуковая амортизация, выработанная эволюцией.
На осциллоскопе отчаянно запрыгали кривые импульсов, динамик от- чаянно запищал - Педер проходил между деревьями. Он остановился и поло- жил руку-манипулятор на ствол. И в ту же минуту отдернул ее прочь. Рука оне- мела, словно ее пронизал парализующий ток!
Дерево издавало колебания!
Педер подумал, что на Кире, очевидно, нет ни одной формы жизни, ко- торая не участвовала бы в этом инфразвуковом балагане. Грунт впереди начал понижаться чередой ступеней-складок. Отыскав не очень крутой спуск, Педер принялся преодолевать первую ступень. Он почти добрался до небольшой рощицы, которая обещала укрытие, когда внимание его было отвлечено драмой, разыгравшейся справа.
Из-за скалы показалось большое бронтозавроподобное животное. Но имелось одно важное отличие. Гигантская голова бестии почти полностью со- стояла из квадратного незакрывающегося зева. Педер определил, что этот зев был выхлопом звуковой трубы зверя, генерирующей инфразвуки. Он тут же поддался вспышке паники, решив, что зверь заметил его. На полной скорости он помчался к рощице. Но потом он увидел, что инфразвуковой монстр его иг- норировал. Объектом внимания огромного ящера было существо несколько меньших размеров, которое как раз разворачивалось лицом к врагу. Педер, выглядывая из-под защиты склоненных ветвей, опознал большое животное по нескольким фотографиям, поспешно сделанным единственной уце- левшей на Кире экспедицией. Исследователи окрестили этого ящера "ревуном". Когда животное, тяжело переваливаясь, оказалось немного ближе, Педер с удивлением отметил, что его броня состоит в основном из таких же трубок с от- крытыми торцами, что и защита его костюма-глушителя. Особенно густо труб- ки покрывали плечи ящера, создавая картину наподобие множества рядов пу- шечных жерл, выступающих друг над другом.
Что касается ящера помельче, то его Педер на фотографиях не видел; вместо одного квадратного зева-ствола, его башка была украшена тремя во- ронкообразными излучателями. Тело его было еще более покрыто амортизиру- ющими трубками, чем у его противника, и другими глушащими устройствами: подвижными перепонками, густой массой шелковистого меха, а также острыми шипами для предохранения от непосредственно физической атаки. Два противника сближались, их трубки-глушители поднимались, зани- мая боевое положение. Зловеще развернулся на весь объем излучающий зев "ре- вуна".
И шок-волна, ставшая результатом этой операции, отбросила Педера в гущу деревьев.
Динамик-монитор издал скрежет. По осциллоскопу промчалась после- довательность пиков и зигзагов. Педер услышал, как пришел в действие звуко- вой генератор, отчаянно пытавшийся нейтрализовать смертоносную прогрес- сию волн компрессии и рефракции.
Педер ощутил, что часть инфразвука все-таки попадает в костюм, выво- рачивая наизнанку его несчастные внутренности. Но боль была не слишком сильна, и он мог в полном сознании продолжать наблюдение за происходящим. Меньшее животное выдвинуло костистые длинные перепонки, наподобие жабо вокруг шеи. Перепонки обламывались под ударами звуковых волн, уменьшая энергию этих волн, унося ее с собой. Оба ящера, как было ему видно, просто стояли на месте и обливали друг друга потоком инфразвука. Судя по кривым осциллоскопа и звуковому эквиваленту (динамик уже пришел в себя и издавал непрерывный улюлюкающий вой), ящеры непрестанно варьировали тон, стара- ясь нащупать разрушительную для противника частоту. Потом более мелкое существо начало опускаться на грунт. В броне поя- вились трещины, они начали вибрировать, как желе. И вдруг ящер рухнул на грунт, кожа его разошлась, выплескивая кровь и внутренности сквозь отвер- стия в дермальной стене, толщина которой была не меньше фута. - Что там происходит? - настойчиво прозвучал голос Маста. - Тихо! - прошипел Педер, словно ревун мог их услышать. Откровенно говоря, Педер был напуган до потери разума.
Ревун остановился над поверженным противником, поднял квадратную пасть к небу и издал могучий победный инфразвуковой рев. Потом, потопав лапами и повертевшись, словно утверждая право на эту территорию, он наце- лил пасть на большой валун футов десяти в высоту на некотором расстоянии от него. Пасть-резонатор выдвинулась вперед на напрягшейся шее. Динамик и ос- циллограф в костюме Педера тут же прореагировали, и весьма. И валун взорвался, обратившись в облако пыли. Покончив с демонстра- цией собственной мощи, ревун, раскачиваясь, гордо удалился в свое логово. Насколько возможно кратко Педер пересказал увиденное Масту. - Если бы я стоял на пути его звукового луча,- заключил он, то мне бы уже пришел конец. Ты выбрал неподходящего человека для этой прогулки, Маст. Посылай вниз лихтер. Я хочу обратно.
- Никакого лихтера я не пошлю,- твердо сказал Маст,- пока ты не сде- лаешь работу до конца. Возьми себя в руки!
Сквозь кишечник Педера прокатила ледяная волна. Он вдруг почувст- вовал, как покрывается потом, холодным, липким потом. Костюм гудел и по- щелкивал.
- Но если ревун заметит меня?
- У тебя ведь есть пистолет, верно? Ты должен только выстрелить рань- ше, чем он откроет свою пасть.
Рука Педера машинально скользнула в гнездо, управляющее тяжелым энергетическим ружьем, которым был снабжен костюм. Он тяжело вздохнул. Шорох заставил его обернуться. Раздвигая кустарник, приближалось животное размерами с кролика. Педер удивленно отметил, что это существо в меньшем, конечно, масштабе, чем предыдущее, репродуцировало те же устрой- ства нападения и защиты, что имелись у его более массивных сородичей. Тут Педер вспомнил, что еще не осмотрел как следует свое ближайшее окружение. Он протянул руку и осторожно отодвинул в сторону ветви густого кустарника. Движение вызвало переполох мелких животных, которые бросились на- утек, выстреливая в него маломощными импульсами из своих карликовых зву- котруб. Эти импульсы были легко поглощены амортизаторами костюма. Посмотрев наверх, Педер увидел крылатое существо, присевшее на вет- ку, в тяжелой чешуйчатой оболочке странных перьев и с миниатюрной звуко- вой трубой вместо клюва. Существо посмотрело вниз на Педера, потом под- прыгнуло вверх и, тяжело хлопая чешуйчатыми крыльями, исчезло. Взгляд Педера упал на ствол самого дерева: по нему туда-сюда ползали насекомые. Включив увеличение, Педер выделил несколько видов насекомых. Некоторые были отягощены разнообразными приспособлениями для излучения звуковых колебаний. Частоты, с помощью которых такие мельчайшие создания вели борьбу за существование, едва ли могли называться инфразвуком - они уже входили в диапазон частот, воспринимаемых ухом. Педер напомнил себе, что еще не испытал всех возможностей костюма. Не открыть ли датчик-восприниматель внешних колебаний - прямой аудиока- нал? Но он тут же эту возможность отбросил. Обстановка казалась достаточно мирной, но пропустить в костюм хотя бы часть случайных инфразвуковых волн, которые, как он подозревал, непрерывно грохотали сквозь эту лесистую местность... Нет, эта попытка могла быть фатальной, или, в лучшем случае, стала бы причиной серьезных внутренних повреждений органов тела. Вместо аудиоканала он включил одорплейт - канал передачи запахов. Соединенная с соответствующем датчиком на поверхности костюма, это уст- ройства передавало все запахи, автоматически фильтруя ядовитые или те, что могли оказаться ядовитыми. Свежий, немного отдающий чем-то вроде канифо- ли запах проник в ноздри Педера. Этот запах смутно напомнил ему о сосновом лесе, правда, он был более резким и со множеством чужеродных оттенков - не- которые были сладкими, некоторые - отталкивающими. Казалось очень стран- ным, что планета, столь опасная и чуждая, может пахнуть так знакомо и естест- венно.
Педер отключил одорплейт. Запах, решил он, через некоторое время стал бы чересчур назойливым, кроме того, у Педера было здесь задание посерь- езней. Он принялся решать проблему: как пересечь участок, явно охраняемый ревуном.
После некоторых колебаний он решил, что лучший способ - продви- гаться среди деревьев в противоположную логовищу зверя сторону и спустить- ся вниз по следующей ступени ущелья под прикрытием подходящей скалы. Этот план удалось реализовать с умеренными трудностями. На пути он встретил не- сколько животных средних размеров, выпускавших в него низкочастотные ко- лебания без особой агрессивности, прекращая нападение, стоило лишь Педеру удалиться. Лишь несколько раз он ощутил, что глушащая способность его кос- тюмы достигла предела. Воспользоваться энергоружьем у него вообще не пред- ставилось случая.
Двигаться в костюме-глушителе сохраняя тишину было невозможно. Несколько раз он врезался в густой кустарник, пару раз натыкался на стол де- рева, когда преодолевал склон. Потом он прорвался сквозь завесу перепутан- ной наподобие ползучих лоз растительности и оказался вдруг на краю самой глубокой расщелины этой впадины.
И увидел его.
Потерпевший крушение корабль кайанцев, как понял Педер, первона- чально по касательной врезался в дальний край ущелья и был затем отброшен в глубину, где сейчас и покоился, практически заняв все свободное пространство в этой расщелине. Взгляд Педера лихорадочно блуждал среди непривычных очертаний чужого звездолета - насколько эти очертания было возможно разо- брать у корабля, потерпевшего такую аварию. Куполообразные прозрачные секции управления, тяговые участки, длинная изящно изогнутая секция грузо- вого трюма.
Корабль, по крайней мере частично, опускался на собственной тяге, так как повреждения были не так уж катастрофичны. Остальное довершила фауна Кира. Почти весь корпус корабля зиял трещинами и отверстиями от инфразву- ковых ударов. Сквозь прорехи Педер видел внутренности корабля, так же весь- ма пострадавшие. Но груз, тем не менее, должен быть в целости. - Я его нашел,- сообщил он, соединившись с "Костой".- Он в расщели- не, как я и говорил. Очень сильно разрушен. Собираюсь войти в него. - Вот и умница,- поздравил Маст.- Я же говорил, что ты сможешь. Педер спустился вниз по густо поросшему склону и вскарабкался в ко- рабль сквозь отверстие в корпусе, достаточно большое, чтобы пропустить чело- века в костюме-амортизаторе. Он вспомнил схему, набросок, который раздо- был (опять-таки какими-то неясными путями) Маст. На схеме изображалось ти- пичное для грузового кайанского корабля размещение отсеков. Этот коридор, в котором он находился, очевидно был одним из сквозных коридоров, пронизы- вавших весь корабль в длину, сразу под обшивкой. Он проник в корабль до- вольно близко к носу. Открыв дверь слева, он обнаружил, что стоит на пороге основного навигационного купола. Кристаллический купол, разумеется, был раздроблен во многих местах. В креслах управления полулежали разлагающие- ся трупы корабельных офицеров. Очевидно, они потеряли сознание в момент удара, а потом были убиты инфразвуком до того, как успели прийти в себя. Пе- дер с интересом взглянул на щегольскую форму офицеров, совершенно для него непривычную, затем затворил дверь. Разлагающиеся останки людей - нет, это была картина, которую не мог спокойно выдержать его желудок. Он, пошатываясь, двинулся в направлении кормы. Сейчас, вот-вот, каж- дую секунду, напомнил он себе. Его сердце возбужденно и громко билось, сто- ило Педеру представить, что лежало на расстоянии вытянутой руки. Быть мо- жет...
Он вошел в первый грузовой отсек. Этот отсек был совсем небольшой, предназначенный для перевоза мелких предметов. Содержимое отсека после ка- тастрофы было выброшено со стеллажей и теперь в изобилии устилало его. Сквозь трещину в потолке сочился тусклый свет. Педер включил фару костюма, чтобы усилить освещение. Дыхание перехватило.
Шляпы!
Мерцали краски, элегантные линии гипнотизировали. Шляпы, мириада разных фасонов: собственно шляпы, кепки, береты, бонетки, токи, грильби, титферы, шапероны, шаплеты, корнеты и куафы.
Шляпы с мягким верхом, с жестким верхом, с низким верхом и высоким, шляпы с перьями, с крылышками, с плюмажами, с вуалями, хомбурги и тюрба- ны, горжетки, каулы, капюшоны, шлемы, галеазы и згеи. И это были всего лишь шляпы!
Педер поднял один титфер, поднес его на уровень глаз. Да, он сразу уз- нал руку. Ткань, не похожая ни на какую другую, линия фасона, дизайн - твор- ческое воображение! - все это создавало впечатление, не позволяющее оши- биться. Такое возможно было создать лишь в одном месте в галактике. Такая шляпа не может не оказать какого-то влияния на человека, заставить его иначе выглядеть, иначе думать, иначе поступать.
- Посылайте лихтер,- передал он на "Косту". Я готов начать погрузку. Маст оказался прав - корабль был по потолок трюма набит грузом, чью ценность исчислить было невозможно: одеждой с Кайана.

Когда-то их называли портными. Отец Педера был портным. И на род- ной планете Педера - Харлосе - как и на многих других мирах Скопления Зиод - их продолжали называть портными. Но только потому, что в Зиоде одежда, как считал Педер, не вызывала должного уважения. Он, как и другие, подобные ему, называли себя сарториалами, и это было не ремесло, а профессия. Лишь дважды до этого он удостаивался чести работать с кайанской одеждой - с вещами, сделанными на этой странной планете. Это было всего лишь дымчатое полотно и простой, украшенный цвета- ми, галстук. И тем не менее, он все равно был очарован, он осознал, что все ле- генды, касающиеся Кайана, были правдой.
Планеты цивилизации Кайана занимали секцию спирального рукава галактики, которая называлась Рукав Цист. Это был хорошо выделяющийся рукав, изогнутый, с относительно пустым пространством по обе стороны от ру- кава. Скопление Зиод, напоминавшее облако искр, находилось где-то ближе к фокусу этого изгиба. Но контакты между этими двумя политическими система- ми в течение последних столетий были очень слабыми и сводились в основном к скрытой враждебности. В Скоплении не понимали образа мыслей кайанцев. А Кайан был преимущественно неуступчив и равнодушен к тускло одевающимся обитателям Скопления.
На планетах Кайана одежда была не просто украшением, а филосо- фией, способом жизни - единственным способом жизни. Даже Педер Форбарт понимал, что не способен в полной степени уловить эту философию, как бы ни старался. В Скоплении покрытие тела одеждой не играло важной роли и было даже разрешено ходить обнаженными. Но даже здесь, несмотря на официаль- ное неодобрение, процветала любовь к красивой одежде - к одному из наибо- лее древних искусств человека. И вещи из Кайана ценились по достоинству, как они того заслуживали. Фактически, импортировать, продавать, владеть (даже!) вещами с Кайана было противозаконно, и очень немногие кайанские вещи пе- ресекали черную пропасть световых лет, но те, что достигали Скопления, сто- или фантастические суммы.
Пересекая кайанский рукав от одной крайней точки до другой, грузо- вые космолеты кайанцев делали это по хорде, где в середине пути оказывались довольно близко от Зиода, и где-то в этом районе, где вокруг одинокой звезды вращались Кир и ее сестры, один из грузовых кораблей потерпел неожиданную аварию и предпочел рискнуть на вынужденную посадку. И об этом прослышал Маст.
Юридически груз продолжал принадлежать кайанской торговой компа- нии, которая была владельцем корабля, но никто из них не испытывал особого беспокойства по этому поводу. Педер поспешил дальше, сквозь отдел шляп, в соседние секции. Там он едва не лишился чувств при виде сладостных сокро- вищ, ждавших его. В более обширной секции помещались пальто, брюки, брид- жи, рубашки, туфли, многие другие предметы одежды, которым Педер вообще не мог подобрать термина в своем словаре. Потом Маст предупредил его, что лихтер уже в пути, и Педер поспешил наружу, чтобы направить лихтер к месту, куда удобнее всего было доставить товары с борта разбитого кайанского звез- долета.
Охваченный энтузиазмом, Педер опять начал восхищаться Мастом. Да, он все превосходно организовал и рассчитал. Идея послать вниз Педера была последним прикосновением кисти мастера к завершенной картине. Нечего было и думать переправить на "Косту" весь груз одежды. И только знания и опыт Педера - он льстил себя мыслью, что, хотя и малоизвестный, он является одним из лучших сарториалов на Харлосе,- могли помочь отобрать наилучшие образ- цы на этом пиршестве великолепия.
Посадив лихтер, Педер начал отбирать одежду со стеллажей, поспешно совершая челночные рейсы с охапками одежды от грузовых отсеков до пузатого кораблика-лихтера и обратно. Одежду он аккуратно складировал в небольшом грузовом отсеке. Мозг его был принужден работать так же быстро, как и руки, отсеивая все достигающее уровня просто великолепного и оставляя только су- пер-превосходное. Одеяния, которые раньше вызвали бы у него благоговейный вздох восхищения, теперь беззаботно отшвыривались в сторону, временами его охватывало чувство совершения святотатства.
Он отправил наверх три полных загрузки лихтера, потом вошел в отсек, где сразу же пожалел, что начал погрузку, не осмотрев всех отсеков трюма. Сначала он сомневался, но осмотрев и изучив ткань, которая, казалось, застав- ляла кровь бежать быстрее по жилам и пропускала по нервам электрический ток, он решил, что другого объяснения быть не может. Это была легендарная ткань, которая в Скоплении была известна только по сказочным слухам. Никто не знал, существует ли она на самом деле. И даже те, кто слышал об этой ткани, не все знали ее название. Педер слышал, что ее называют "проссим" - просси- мовая ткань.
Если это был проссим,- а Педер был уверен, что это так,- тогда нужно взять каждую нитку этой ткани, какая только есть на этом корабле. Даже на Кайане проссим был редок - ткань королей, мистических, бесконечно искусных мастеров одежды. Аура кайанского мистицизма окружала эту ткань, хотя Пе- дер не совсем понимал, отчего. Он знал лишь, что одежда, сделанная из просси- ма, невзирая на личность создателя, стоила в десять раз по всем статьям дороже любой другой одежды из любой другой ткани. Он ничего не сообщил Масту, а занялся опустошением отсека. Содержимое его едва наполняло грузовую каме- ру лихтера для одного рейса. Когда он собирал последнюю охапку, он вдруг за- метил маленькую дверцу в углу. Дверца была без таблички или какого-нибудь другого знака. Подумав, что это может быть кладовая с парой лишних одежд, он отворил дверцу и замер, оглушенный.
Камера поначалу показалась непропорциональной по размерам для своего содержимого - там висел один единственный костюм. И все же, присмотревшись, можно было отметить, что такая организа- ция пространства имеет свой смысл. От костюма исходило ощущение подчине- ния, управления окружающим пространством. Казалось, костюму было необхо- димо пространство так же, как оно необходимо для удобства живому человеку. Видимо, это было нечто особо ценное. Какая-то личная одежда какой-то эк- зальтированной личности. Трудно было сказать, каковы были обычаи кайан- цев в подобных вещах.
По какой-то причине он не только не взял костюм, но продолжал сто- ять, рассматривая его. Во-первых, вид у костюма был довольно обычный, цвет - - тускловатый, покрой изысканный, но скромный. И тем не менее, чем больше стоял перед ним Педер, тем сильнее становилось впечатление, которое на него этот костюм оказывал. Он отметил тончайшие мерцания, вспышки в ткани, на брюках, на пиджаке. Цвет больше не казался ему мутным, а просто составной множества умопомрачительных узоров. Чем больше он смотрел, тем труднее было ему отбросить одну идею, одну потрясающую возможность. Наконец он сделал шаг вперед и протянул манипулятор, благоговейно приподняв полу пид- жака.
На богатой внутренней подкладке обнаружился узор, свитый из петель и спиралей. Педер отдернул руку, тяжело вздохнул. Он знал этот дизайн, его подозрение подтвердилось.
Это был костюм, сделанный Фрашонардом!
В самых бурных мечтах он даже не думал, не воображал, что когда-ни- будь увидит или даже будет обладать таким костюмом. Фрашонард, короно- ванный король сарториального искусства Кайана!
Великий мастер, как слышал Педер, недавно умер. Он никогда не был особо расточителен в своих творениях, и с момента его смерти все его произве- дения, известные по счету, рассматривались в том же свете, что и великие про- изведения живописи. Но удача Педера была еще более невероятна в одном от- ношении: новая необыкновенная ткань, проссим, только недавно начала приме- няться в искусстве сарториалов. Один сарториал сообщил Педеру, что побывав на планете, находящейся на коммуникабельном расстоянии от Кайана, он слы- шал, что якобы перед смертью Фрашонард успел закончить только пять костю- мов из новой ткани. Пять известных костюмов.
- Педер! - послышался раздраженный голос Маста.- Где ты застрял? Успокоив себя, Педер осторожно снял костюм.
- Заканчивай с последней порцией!
Педер осторожно вышел к лихтеру и уложил костюм в камеру, тщатель- но затворив люк. Он собирался вернуться на корабль, как вдруг динамик внут- ри костюма предупреждающе взвизгнул, а звукогенератор угрожающе загудел. Обернувшись, Педер увидел, что по склону пробирается вниз его ста- рый знакомый - ящер-ревун.
- Стоп,- сказал он.- Кажется, у меня неприятности.
Похоже, ревун заметил Педера. Балансируя рубящим воздух массивным хвостом, он нацелил квадрат звуковой трубы на корабль. И в следующий миг по завыванию динамика Педер понял, что труба ревуна пришла в действие. Он лихорадочно потянулся к гнезду-рукоятке, управляющей энергоружьем. Глуши- тели на его костюме уже начали трескаться и отваливаться. Внутри, во внутренностях Педера, как будто начал перекатываться тя- желый давящий шар.
Энергоружье метнуло бледно-голубое, едва видимое, пламя, похожее на острую струю горящего газа - только струя была очень тонкой и прямой, как луч, устремившийся к цели. Луч ударил ревуна прямо чуть ниже рыла. Бестия метнулась в сторону, раненая, но далеко еще не убитая, соскользнула ниже по склону и попыталась еще раз нацелить поток инфразвука на Педера и лихтер. Педер выстрелил еще раз, теперь уже уделив больше внимания прицелу. Энерге- тический луч разрушил резонатор ревуна, проник во внутренности, задев, оче- видно, какой-то важный жизненный орган, потому что ящер упал на бок, завы- вая в агонии.
Педер возносил небу молитвы, чтобы лихтер не оказался слишком по- врежденным и был способен взлететь. Он шагнул к лихтеру, и тут же внутри у него все словно завибрировало. Педер понял, что получил изрядную дозу инф- развука.
Но не обращая внимания на все неприятные ощущения, он заставил се- бя войти в кокпит лихтера.
- Поднимай меня! - прокричал он.- Я ранен!
- Понял,- ответил Маст, и лихтер поднялся в воздух. Кораблик скри- пел и стонал, пожалуй, даже слишком, но серьезных повреждений структуры за- метно не было.
Пятнадцать минут спустя он был снова на "Косте", извлеченный из по- калеченного костюма-глушителя. Во время обратного перелета, пока он стоял неподвижно, он чувствовал себя хорошо, но стоило ему шевельнуться, как внут- ри ощущалась неприятная вибрация. То же самое происходило, когда он начи- нал говорить. Кастор, которого некогда исключили за неуспеваемость из меди- цинского училища, пробормотал что-то насчет небольшого внутреннего крово- излияния. Потом, уложив Педера на роскошную кушетку Маста, сделал ему массаж и несколько внутривенных инъекций. Полчаса или около того спустя, Педер почувствовал себя лучше.
- Какую часть груза мы перевезли? - спросил Маст.
- Примерно половину.
Маст поджал губы:
- В трюме еще осталось свободное место...
- Я больше спускаться не буду,- быстро заявил Педер.- Тем более, кос- тюм все равно поврежден. Если тебе надо, сам отправляйся вниз. Маст не стал настаивать, замяв эту тему. Они все спустились в трюм, осмотреть добычу и насладиться отбором вещей для собственного использова- ния. Граун и Кастор украсили себя с превеликим избытком. Маст, тем не менее, внимательно осматривающий одежду, почти ничего себе не взял, не проявил к этому особого интереса, ограничившись только галстуком из паутинно-тонко- го шелка, несколькими носовыми платками и небольшим симпатичным титфе- ром. Педер был удивлен такой сдержанностью, учитывая характерное для Мас- та внимание к собственной персоне. Сам Педер, внешне как бы беспристраст- ный, порылся среди вещей, отложил в сторону узорный плащ с кружевными зубчатыми рукавами и воротником, пару мягких домашних туфель из замши лавандового оттенка с серебряной подкладкой и пару облегающих штанов из контрастной светотеневой структурной ткани. Потом, стараясь придать себе вид небрежный и расслабленный, он посмотрел на костюм Фрашонарда. - Единственная вещь, которую я хочу присвоить - это вот этот костюм. Маст искоса посмотрел на костюм.
- Эти кайанцы довольно странные люди в том, что касается стиля жиз- ни, насколько я слышал,- сказал Маст уклончиво.- Не позволяйте одежде стать хозяином человека, так, как это позволяют они. Охваченный радостью быть владельцем, как он обещал себе, а также носителем настоящего кайанского костюма Фрашонарда, Педер почти не обра- тил внимания на эту ремарку.
Надев новую одежду, четверка вернулась в кокпит, где Маст предложил возвращаться на Харлос. Но прежде, чем он успел приступить к делу, прозвучал аварийный гонг.
Наклонившись над пультом управления, он озадаченно всмотрелся в видеоэкран.
- В нашу сторону направляется корабль.
- Случайное совпадение? - предположил Кастор.- Мы рядом с их торг- овым маршрутом.
- Я не думаю. Кажется, он направляется прямо на Кир.- Маст слегка нахмурился.- Не могу понять. Они-то должны знать, что за планета Кир, даже если экипаж разбившегося корабля не знал. Едва ли имеет смысл создавать кос- тюм-глушитель, чтобы вернуть груз - на кайанском рынке, разумеется. Расхо- ды не будут покрыты доходами.
Педер ничего не упомянул ни о проссимовой ткани, ни о костюме Фра- шонарда.
- Нам лучше удалиться,- с тревогой сказал он.
- Если мы направимся домой, они нас теперь заметят,- задумчиво ска- зал Маст.- Но и на открытой местности мы оставаться не можем. Нам придет- ся где-то укрыться.
- Будем садиться, босс? - широко раскрыв от удивления рот, спросил Кастор.
- Бревно! Там "Коста" не продержится и десяти минут. Кроме того, они смогут нас все равно выследить. Направь корабль к планете-сестре Кира! На видеоэкране появилась линия. Вторая планета обегала светило этой системы всего на несколько миллионов километров ближе к нему, чем Кир. Маст набрал инструкции на клавишах пульта, прибавив словесно в микрофон- датчик:
- Посадка на планету, если это безопасно. Максимально низкая орби- та, если опасно садиться.
Они медленно поднялись в верхние слои атмосферы и оттуда наблюда- ли, как недавно прибывший кайанский корабль выходит на орбиту Кира. По- том они виновато спрятались за шар планеты и покинули эту систему, взяв курс прямо на Скопление Зиод, к Харлосу и (как они надеялись) богатству.




Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)