Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Я очень часто прослушивакт эти фонны. И каждый раз долго выбираю, ка- кую взять для начала, стараюсь представить, чей услышу голос. Все они одинаковые - розовые кубики не больше игральной кости, ничем не помече- ны, чтобы отличаться один от другого, если не считать крохотного индекса на первой плоскости. Я намеренно располагаю их так, чтобы индекс оказал- ся внизу. Беру наконец первую попавшуюся фонну, осторожно закладываю в проигрыватель и жду.
Раздается тихий щелчок. Сейчас в воздухе родится голос. Чей он будет - Психолога или Физика, Бортмеханика или Командира,- я не знаю, но всегда заключаю сам с собой нечто вроде пари. Мне кажется, если я уга- даю, то вскоре сбудется и самое сокровенное мое желание: наконец-то я все пойму. Шанс угадать весьма высок: всего-навсего один из семи. Семь фонн выстроились в ряд у меня на столе, ровно столько, сколько было чле- нов экипажа. Почемуто я постоянно проигрываю, и, когда в комнате затиха- ет последний монолог, мне мерещится, будто я только что был на волосок от разгадки, не сумел разобраться в какой-то малости, еще чуть-чуть - и из разрозненных кусочков сложится ясная и четкая мозаичная картинка. Од- нако... это, же самое впечатление возникало и позавчера, и завтра мне будет недоставать все той же малости, и я утешаю себя мыслью, что причи- на в моей невезучести; опять не угадал, опять с первого раза не вышел мой многоголосый пасьянс.
"Человеческое познание движется по очень странной траектории",- слы- шатся первые слова монолога Физика. Я закрываю глаза, и мне чудится, что он сидит в кресле напротив меня, играет своим шариком-веретенцем и тихим голосом - не вдаваясь в сложности теории и не читая наизусть формулы, которые выглядят красиво только на экране калькулятора, а в словесном выражении представляются полнейшей абракадаброй,- рассказывает мне, че- ловеку от физики весьма далекому, о цели эксперимента. Что же, по крайней мере сегодня пасьянс начался вполне логично-с пре- дыстории. Только я загадывал Навигатора...
"...Кто мог подумать хотя бы двести лет назад, что, изучая материю, углубляясь в структуру вещественного мира, мы вдруг упремся в абсолютно невещественное, в пустоту, в ничто, в вакуум? Как можно в Ничто искать причины Чего-то? И если это Что-то - весь мир, вся Вселенная, то имеем ли мы право тратить силы, энергию, возможности на изучение Несущего и снаряжать экспедицию "туда, не знаю куда", требуя от нее, чтобы она при- несла "то, не знаю что"? Да, имеем...
Очевидно, не напрасно вопрос: действительно ли пуста пустота? - из- давна волновал ученых. Вспомним споры о близкодействии и дальнодействии времен Ньютона. Вернемся к теории эфира. Перелистаем лишний раз Эйнштей- на и задумаемся над его словами о "невесомой, светоносной материи". При- бавим к этому не столь ушедшие в прошлое - всего вековой давности - дис- куссии о нулевых колебаниях вакуума, а также наши бесплодные попытки по- нять гравитацию,- бесплодные тем паче, что нам удалось расшифровать гравитационную структуру Вселенной и использовать ее для перемещения в пространстве,- и на поверхность всплывет парадоксальный вывод; как бы все упростилось, если бы в словечке "НЕ-сущий" можно было убрать дефис! Вакуум, несущий нас. Мир. Жизнь... И как многое стало бы нам понятно в мироздании, если бы вслед за Мефистофелем мы могли повторить: "нечто и ничто отождествились"...
Или если бы мы по-новому осмыслили слова из Тайттирия Упанишады: "Поистине вначале это было не-сущим;
Из него поистине возникло сущее".
Или задумались бы над речением Лао-цзы:
"Все сущее в мире рождается из бытия. А бытие рождается из небытия". Как появился наш мир? Откуда берутся звезды? И - самое главное - КАК они берутся? Сколь "простенькие" вопросы! И сколь непросто на них отве- тить. Например, в последнем КАК - загвоздка величайшая. Ни одна теория не объясняет это маленькое словечко, а в большинстве гипотез оно так и остается белым пятном. Если мы зажжем в пространстве звезду - скажем, соберем мегаколичество водорода, уплотним его, нагреем подобающим обра- зом и инициируем в нем реакцию синтеза, пусть даже получим расчетным пу- тем гарантию, что реакция по типу и длительности не будет отличаться от истинно звездной, пусть даже забудем на время, что водородный цикл Бете - как это было доказано много лет назад - нарушается, лишь стоит взяться за анализ нейтринного потока,- будет ли у нас уверенность, что получит- ся именно звезда? А может, для звезды нужно еще Нечто? Или Ничто?.. Игра этими двумя словечками занимала меня с детства. В мозгу не укла- дывалось, что вне нашего мира, вне нас и внутри нас царит полная пусто- та. Что пустоты этой в собственном теле гораздо больше - в прост- ранственном смысле,- чем вещества, хотя мы и набрасываем на нее ловчую сеть или, еще лучше, маскировочную сеть полевых взаимодействий. Что расстояния между крохотными частичками, из которых состою я, сравнимы с космическими и что любой человек, в сущности, как и его обитаемый мир,- лишь сумма вещественных слагаемых, дрожащих в безмерном невещественном восклицательном знаке, перед которым мышление пасует. И мне захотелось превратить его в знак вопросительный.
Цель жизни выявилась очень рано. Я поставил перед собой задачу дока- зать, что вакуум - "ничто" в одном-единственном, косвенном, условном смысле: без него наш мир действительно был бы абсолютной пустотой. НИ- ЧЕМ. Мира бы не было. Итак, теорема: вакуум - носитель и прародитель ма- терии. Скорее, родитель, ибо, как я предполагаю, она черпалась из него всегда и черпается ежемгновенно. Первая посылка моя магистерская о нуле- вых колебаниях вакуума. Именно из нее вытекало следствие о возможности создания прибора, который я назвал васкопом-вакуумным микроскопом. Иначе - особой, чуть не сказал "фотографической"... камеры, позволяющей делать мгновенные - в истинном смысле - энергетические снимки или даже "срезы", "сечения" чистого вакуума.
Чистый вакуум мы нашли. Оставалось малое - чтобы прибор сработал. Только в этом случае можно было бы доказать, что мы взвешены не в пусто- те, а в безбрежном море энергии* Вакуум - море энергии. Прибор не срабо- тал...
Поразительное дело. Мы совершаем гиперсветовые скачки в пространстве, а как это делаем - не знаем. "Know-how" без "how". Понятно одно: мы на верном пути. Разработали теорию, теорию весьма искусственную, постулированную архипроизвольно. Теория воплотилась в постройке Корабля. И Корабль "проткнул" космос! Как? Посредством чего? С помощью каких сил? Убежден: ответа не будет до тех пор, пока мы не постигнем вакуум.
Наш мир пятимерен. Сие известно любому школяру; три измерения - пространственные, четвертое - временное, пятое - энергетическое. Мы поп- робовали представить гравитацию Вселенной как некий жгут, каждое воло- конце которого - четырехмерный объект вещественного мира, протянутый по оси Энергии. Элемент бреда возникает уже на этом этапе: не представляя себе гравитации, ищем гравиструктуру; не зная, в чем суть тяготения и что есть его носитель, рисуем картину мироздания; между Вселенной и Гра- витацией ставим знак равенства. А затем пускаемся в область фантасмаго- рии: задаемся целью "протиснуться" между "волоконцами" гравитации и пос- мотреть, что из этого получится. Протиснулись. Посмотрели. Получилось. Мгновенный внепространственный перенос. Еще раз - Как? Еще раз - пос- редством Чего?
Посредством вакуума, говорю я. Он и только он - та энергия, которая бросает нас, непонятливых, к иным мирам. Энергетический океан. Правда, энергия в нем невыявленная, скрытая. Вырожденная, хочется мне сказать. Посмотрим, что еще нам дает концепция вакуума как безбрежья вырожден- ной энергии.
Нам известны четыре вида взаимодействий. По силе и симметричности они идут в таком порядке: сильное, электромагнитное, слабое, гравитационное. Последнее - наиболее маломощное. Чем симметричнее взаимодействие, тем быстрее экранирует его вакуум, тем ближе оно к нему. Вакуум - самое сим- метричное состояние, нечто вроде отправной точки. Ага. Отправная точк а... Начало, так? Вот и зацепка. А если не просто начало, а, так ска- зать, материнское, родовое? Если вся регистрируемая "эм-це-квадрат" на- шего мира есть не что иное, как некий выброс излишка энергии из вакуума, который, будучи высшим - а не низшим!- состоянием Энергии, каким-то об- разом замкнут сам на себя, полностью сам себя экранирует? В таком случае иерархия симметризуемости превращается в иерархию выброса! Сильное взаимодействие - первичный всплеск энергии. Излишек, не умещающийся на этом уровне,- электромагнитное. Следующий излишек - сла- бое взаимодействие. Последний - гравитация. Резонный вопрос: по той же логике и на уровне гравитационного взаимодействия вся энергия может не быть использована; куда девается ЕЕ излишек? Единственный ответ. Мой от- вет: утекает обратно в вакуум. Больше того, именно эту "утечку" и ис- пользуют наши - непонятно как "скачущие" - Корабли.Именно этот последний излишек и служит своеобразной "смазкой" для скольжения между волоконцами жгут-структуры Вселенной.
Любой слушающий эту фонну заметит, что я говорю уже: жгут-структура Вселенной - не гравитации. Понятно почему. С гравитацией теперь все яс- но: она не суть Вселенная, а лишь выхлоп отработанной на предыдущих уровнях энергии. Вселенная же - это действительно, как указывалось еще Курбатовым сто лет назад, четырехмерное многообразие в пятом измерении. Только пятое измерение - это не просто энергия. Это энергия, рожденная Вакуумом...
А прибор не сработал... Не удалось нашему "маринисту" зарисовать оке- ан энергии... Сработали мы, наша психика. Но престраннейшим образом. Ко- рабль схлопнулся, мы поймали вакуум, и... Я, например, испытал дикое ощущение. Первая мысль: я взорвался. Затем: нет, взорвался мой мозг. За- тем: нет, мозг мыслит, но тела нет. Значит, взорвалось оно. И преврати- лось в облако, фонтан, водопад красок, северное сияние, психоделический мираж, фатаморгану.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)