Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


8. КЛОП И МОТЫЛЕК

Страшное приключение с пауком заставило Майю призадуматься. Она решила быть отныне более осторожной и летать не так стремительно. Правда, Кассандра предупреждала ее о разных опасностях, угрожающих пчелам, но мир так велик, что их в нем гораздо больше, чем предполагала воспитательница... А потому - благоразумие и внимание! Но пчелка становилась рассудительной только по вечерам, когда сумерки окутывали землю и когда она начинала чувствовать одиночество. Стоило наутро выглянуть солнышку, и она забывала добрую половину принятых накануне решений, немедленно уступая непреодолимому желанию окунуться с головой в удивительный круговорот жизни.
Однажды она увидела в кустах малины какое-то странное существо. Оно было угловатое, очень плоское, с красивым рисунком на спинном щитке, глядя на который трудно было угадать: сложенные это крылья или просто маскировочный узор. Это удивительное маленькое создание тихо сидело на листе; его глаза были полузакрыты, и оно казалось погруженным в глубокую задумчивость.
Майе захотелось узнать, что это за существо. Она подлетела к незнакомцу, уселась поблизости и поклонилась. Но загадочное насекомое не обратило на нее никакого внимания.
- Здравствуйте, сударь, - произнесла пчелка, слегка толкнув лист, на котором сидел незнакомец. Тот медленно открыл один глаз, взглянул на Майю и вяло сказал: - Пчела... Много вас тут... Затем он снова закрыл глаз и опять погрузился в раздумье. "Как странно!" - подумала Майя, твердо решив разгадать тайну незнакомца. Она попробовала соблазнить его угощением. - Не хотите ли меду? - предложила она. - У меня его много... Незнакомец опять раскрыл один глаз и задумчиво посмотрел на Майю. "Ну-ка, что он скажет теперь?" - подумала она.
Но он ничего не сказал, снова закрыло свой глаз и так плотно прижался к листу, что ноги его совсем исчезли; можно было подумать, что кто-то сильно его придавил и расплющил.
Пчелка поняла наконец, что неведомое существо не желает с ней разговаривать. Ей стало неприятно, что ее так грубо отталкивают, и ей захотелось добиться своего. - Кто бы вы ни были, - воскликнула она, - но вы должны знать, что в мире насекомых принято отвечать на приветствие, особенно если оно исходит от пчелы! Однако незнакомец не шелохнулся и на этот раз. Даже не раскрыл глаза. "Он, верно, болен, - решила Майя, - и потому сидит в тени. Как тяжело болеть в такой прекрасный день!" - пожалела она незнакомца и, перелетев на его лист, участливо спросила:
- Что у вас болит, уважаемый?
Тут загадочный незнакомец начал двигаться, но так странно, словно его подталкивала чья-то невидимая рука. "У бедняги нет ног, - подумала пчелка, - вот почему он настроен так мрачно". У основания листа незнакомец остановился, и Майя с изумлением увидела, что он оставил за собой маленькую бурую капельку, издававшую такое зловоние, что у пчелки дух захватило. Она быстро перелетела на ягоду малины, заткнула нос и задрожала от возмущения и негодования. - И охота было связываться вам с клопом! - рассмеялся кто-то возле нее.
Майя оглянулась. Над нею, на тонком медленно раскачивающемся стебельке сидел, подставив тельце солнечным лучам, белый мотылек. Он тихо и беззвучно поводил своими большими крыльями с черными каемками и с таким же пятном на каждом из них. Пчелке случалось видеть этих насекомых, но познакомиться ни с одним из них как-то не доводилось. Восхищенная красотой мотылька, она забыла свою досаду.
- Да, вы правы, что смеетесь надо мной, - сказала она ему. - Так это был клоп? - Ну конечно, - улыбнулся ей мотылек. - С клопами не следует водить компанию. Вы, должно быть, еще очень молоды? - Ну, не совсем, - ответила Майя. - У меня уже довольно большой опыт. Но такого существа я еще не встречала. Фи! Как только можно вести себя так, как он! Мотылек опять рассмеялся.
- Клопы обречены на одиночество, - сказал он. - Их никто не любит, они стараются именно так обращать на себя внимание. Ведь вы, например, и не подумали бы о нем, а вот теперь вы не скоро его позабудете. - Какие у вас прекрасные крылья! - переменила пчелка тему разговора. - Какие легкие и белые!.. Позвольте познакомиться: я - Майя, пчела. Мотылек сложил крылья, превратившиеся, казалось, в одно-единственное, сильно торчавшее кверху. Он поклонился и представился: - Фритц!
Майя не могла им налюбоваться.
- Полетайте, пожалуйста, - попросила она.
- Вы хотите, чтобы я улетел? - удивился мотылек.
- О нет! - поспешила успокоить его пчелка. - Я только хочу посмотреть, как движутся ваши большие белые крылья. Но можно и потом. Вы где живете? - У меня нет постоянного жилища, - ответил Фритц. - Это слишком хлопотливо. С тех пор, как я сделался мотыльком, я наслаждаюсь жизнью на свободе. Раньше, когда я был гусеницей, я только и делал, что лежал на капустном листе, обжирался и злился.
- Что вы говорите? - изумилась Майя.
- Прежде я был гусеницей, - повторил Фритц.
- Не может быть! - воскликнула пчелка.
- Послушайте, - произнес мотылек, вытянув свои усики вперед, - да ведь это всем известно! Даже человек и то это знает! Пчелка была поражена. Она и представить себе не могла ничего подобного!
- Знаете, мне трудно поверить этому, - сказала она, сомнительно покачивая головой. - Может быть, вы объясните это подробнее. Фритц пересел на тонкую ветку куста рядом с Майей, и свежий утренний ветерок плавно покачивал их обоих. Он обстоятельно описал пчелке свое бытье сначала гусеницей, а потом в виде некрасивого бурого комка, называемого куколкой.
- А через несколько недель, - закончил он свой рассказ, - я проснулся от своего глубокого сна и разорвал плотно охватывавшую меня оболочку... Я не нахожу слов для выражения восторга, что я испытал после столь долгого пребывания во мраке, и вдруг увидел солнце! Мне показалось тогда, что я окунулся в теплое золотистое море. Я сразу так полюбил жизнь, что у меня сделалось сердцебиение.
- Я вас понимаю, - откликнулась Майя. - Я испытала то же самое, когда вылетела впервые из нашего темного города в наполненный благоуханиями ясный простор. На минуту пчелка умолкла, отдавшись воспоминаниям. Но потом ей захотелось узнать, как могли в тесной оболочке вырасти у мотылька такие большие крылья. Фритц охотно объяснил ей и это:
- Они легко складываются, вроде того, как лепестки цветка умещаются в почке. Когда становится светло и тепло, цветок раскрывается. То же самое и с моими крыльями. Никто не может противостоять благотворному влиянию солнца.
- Да, это правда, - согласилась Майя и принялась задумчиво рассматривать белого мотылька, который красиво выделялся на фоне голубого неба. - Про нас говорят, что мы легкомысленны, - продолжал Фритц. - Но на самом деле мы лишь бесконечно счастливы. Вы даже не можете себе представить, каким серьезным размышлениям о смысле жизни я иногда предаюсь.
- И о чем вы думаете? - поинтересовалась пчелка.
- Я думаю о будущем, - ответил мотылек. - Оно очень интересует меня... Но мне пора лететь. Посмотрите, видите вон там усыпанные колокольчиками луга? Мне надо туда... Майя вполне его понимала. Они распростились и полетели в разные стороны: белый мотылек - беззвучно покачиваясь, словно его уносил легкий ветерок, а пчелка - наполняя воздух беззаботным жужжанием, которое мы всегда слышим в яркие солнечные дни над цветами и о котором вспоминаем, когда думаем о лете.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)