Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



7. В СЕТЯХ ПАУКА

Встреча с мухой произвела на Майю неприятное впечатление. Ей не хотелось верить, что все, сказанное Пукой про людей - правда. Пчелка привыкла думать о человеке иначе. Она составила себе представление о человеке как о существе высшем и прекрасном и не могла представить его себе в смешном или неблагоприятном свете... Она даже не решилась, несмотря на совет мухи, приблизиться к его жилищу. Ведь еще неизвестно, будет ли ему это приятно? А быть кому-либо в тягость Майя не хотела. Она вспомнила слова Кассандры: "Люди - добры и мудры. Они сильны и могущественны, но не злоупотребляют своей мощью. Всюду, куда приходят, они создают порядок и благосостояние. Они благожелательно настроены к пчелиному племени, и потому-то мы доверяем себя их защите и разделяем с ними наш мед. Люди оставляют нам меда достаточно для зимы и заботятся о том, чтобы мы не страдали от мороза и от наших врагов. Мало есть свободных животных, которые, подобно пчелам, были бы в таких дружеских отношениях с человеком и добровольно служили бы ему на основе взаимных услуг. Ты, Майя, наверняка услышишь среди насекомых голоса, дурно отзывающиеся о людях. Не верь им. Бывали случаи, когда неразумные пчелиные роды переселялись в леса и пытались устроиться там без помощи человека. Но такие попытки почти всегда кончались плачевно. Наш мед любят очень многие, и нередко целые ульи со всеми постройками и запасами погибали только от того, что разные жадные и глупые звери стремились полакомиться медом".
Так говорила Кассандра. И до тех пор, решила Майя, пока она не убедится своими глазами в противном, она твердо будет верить в истинность этих слов. Было уже далеко за полдень, и солнце сияло над высокими яблонями большого сада, через который пролетала пчелка. Деревья уже отцвели, и Майя вспомнила, что еще совсем недавно они сверкали множеством разноцветных венчиков, поднимавших к голубому небу свои ясные, как свет, и чистые головки. Насыщенный благоуханием воздух и яркое сияние летнего дня опьяняли пчелку, наполняя ее сердце дотоле не изведанным блаженством, и она радовалась счастью жить на этой великой и прекрасной земле. В конце сада мелькали белые звездообразные пучки жасмина с нежными желтыми личиками, окаймленными белоснежными веночками. Тихий ветерок доносил до Майи их сладкий аромат. А как хороши были липы, еще стоявшие в полном цвету! Пчелка с удовольствием полюбовалась этими высокими строгими деревьями, в верхушках которых долго, до самого позднего вечера, золотятся лучи заходящего солнца. Направляясь к кустам жасмина, Майя увидела под собой ряды ежевики, на которых уже появились первые зеленые ягодки. Вдруг пчелка почувствовала у себя на лбу и на плечах что-то странное, и в то же мгновение какая-то пелена накрыла ее, так что ей показалось, будто ее неожиданно связали. У пчелки было такое ощущение, словно какая-то невидимая злая рука обхватила сразу и лапки, и крылья. Ей почудилось, что она падает вниз на землю. Но этого не случилось. Несмотря на то, что она почти не могла пошевельнуться, она не падала: какая-то сила удивительно нежно и мягко держала ее в воздухе, то слегка приподнимая, то снова опуская, то покачивая из стороны в сторону, - так легкий ветерок играет с упавшим листком.
Пчелкой овладевал страх, хотя она еще не понимала, чего ей бояться, - она не чувствовала никакой боли. Но она смутно сознавала, что ей грозят неприятности. "Надо поскорее улетать прочь отсюда, - подумала она. - Попробую поднатужиться, и мне, наверное, удастся вырваться". Вдруг она заметила у себя на груди длинную тонкую серебристую нить и быстро схватила ее лапкой... Что такое?! Нить повисла у нее на руке, приклеилась к ней и ни за что не хотела отставать... А вот и вторая такая же нить - через плечо... А вот еще одна - над крыльями, связала их так, что не пошевелить ими... Вот еще нить... еще... повсюду вокруг Майи висели в воздухе блестящие клейкие нити.
Маленькая пчелка громко вскрикнула от ужаса. Майя поняла, наконец, что случилось: она попала в сети паука. Ее громкие рыдания и вопли гулко разнеслись по залитому солнечным светом саду, где беззаботно порхали насекомые и птицы. Близко, совсем близко благоухал жасмин. Крошка пчела так жаждала насладиться его ароматом... И вдруг - конец!
Мимо Майи пролетел крохотный синеватый мотылек, коричневые пятнышки на его тельце блестели, как медь. - Ах, бедняжка! - воскликнул он при виде несчастной. - Да будет вам легкая смерть! Какое горе, но я не могу вам помочь! Ведь и я могу погибнуть так же и, может быть, даже в ближайшую ночь. Но пока я еще жив - и я счастлив! Прощайте! Не забывайте о солнце, когда будете спать мертвым сном...
И он упорхнул, упиваясь цветами, ярким днем и своим счастьем. У маленькой пчелки выступили слезы на глазах, и она потеряла все свое мужество. Она начала отчаянно биться скованными крылышками и лапками, она кричала, рыдала и звала на помощь сама не зная кого. Но чем больше она рвалась и металась, тем больше запутывалась в сетях. Тут-то и припомнила она предостережение Кассандры: "Берегись сетей паука, где тебя ожидает мучительная смерть! Паук - хитрое и бессердечное существо, выбраться из его сетей почти невозможно".
Страх сменился отчаяньем. Изо всех своих силенок дернула она опутывавшие ее нити, и, хотя ей показалось, что где-то одна из них, поддерживающая всю сеть, как будто разорвалась, пчелка ясно почувствовала, что с каждым движением она все больше и больше застревает в паутине. Пчелка совсем измучилась и затихла. Вдруг она заметила под большим листом ежевики, совсем близко от себя, паука. Трудно описать ее ужас, когда она рассмотрела это огромное чудовище, тихо сидевшее в своем убежище и готовое в любой момент прыгнуть на свою добычу. Паук глядел на Майю сверкавшими злостью глазами, полными жестокого терпения и равнодушия к чужому горю.
Пчелка опять громко крикнула. Никогда еще в голосе ее не было столько боли и страдания. Это серое волосатое чудище с высокими ногами и злой пастью, было страшнее самой смерти. Вот-вот паук бросится на Майю!.. Внезапно пчелкой овладела такая ярость, какой она еще никогда не испытывала. Майя испустила резкий боевой клич своего племени, хорошо всем знакомый и грозный, и, позабыв о своем страхе, решила бороться с врагом до последнего вздоха.
- Вы дорого заплатите мне за ваше коварство! - крикнула она пауку. - А ну-ка идите сюда! Вы узнаете, что такое пчелиное жало! Но чудовище оставалось неподвижным. От него веяло такой жутью, что даже у насекомого покрупнее Майи похолодела бы кровь. В гневе бедная жертва снова рванулась и - крак! - оборвала длинную нить, поддерживающую паутину сбоку. Тонкая нить предназначалась для небольших мух и мушек, а не для таких, более грузных насекомых, как пчела. Но, разорвав нить, Майя запуталась еще больше.
Паук приблизился к ней почти вплотную, ухватился за паутинку, вокруг которой пчелка билась лапками, и сердито крикнул: - Как вы смеете портить мою сеть? Что вам тут надо? Мало вам места в саду? Чего вы лезете в обитель мирного отшельника? Таких слов пчелка никак не ожидала!
- Я нечаянно... я попала сюда случайно... - залепетала она задрожавшим от надежды и счастья голосом. - Я не заметила вашу сеть и запуталась в ней... Простите, пожалуйста... Как ни отвратительно было чудовище, но Майе показалось, что у него не было по отношению к ней злых намерений. Паук пододвинулся к ней ближе.
- Вы действительно очень сильное, хотя и маленькое создание, - произнес он, выпуская то из одной, то из другой лапы какое-то вещество. Нить заколебалась. Удивительно, как тонкая паутинка выдерживала тяжесть огромного паука.
- Выпустите меня! - взмолилась Майя. - Я буду вам век благодарна! - Я затем и подошел к вам, - странно усмехаясь, произнес паук. Несмотря на улыбку, вид у него был злой и хитрый. - Своим барахтаньем вы испортили все мое сооружение, - продолжал он. - Посидите минуту спокойно, и я освобожу вас.
- О, спасибо, спасибо! - радостно воскликнула пчелка. Паук был уже рядом с ней и быстро убедился, как крепко запуталась жертва в его паутине. - А где ваше жало? - спросил паук.
Боже, какой у него был злобный и гнусный вид! Пчелка вздрогнула от отвращения при мысли, что он может к ней прикоснуться. Но она подавила эти чувства и ответила как можно спокойнее и вежливее: - Не беспокойтесь о нем. Я втяну его внутрь, и тогда оно никому не причинит вреда.
- Тогда сделайте это, пожалуйста. А теперь сидите спокойно... Ах, какая досада! Как вы испортили мою сеть!.. Маленькая Майя послушно замерла. Вдруг она почувствовала, что начинает быстро-быстро вращаться... Ей сделалось дурно, и она на мгновение закрыла глаза... Но что это? В ужасе она осмотрелась и увидела, что все ее тельце туго опутано свежей липкой нитью, которую паук только что выпустил. - Я погибла! - прошептала Майя дрожащим голосом.
Больше она ничего не сказала. Она ясно видела, что смерть теперь неизбежна. Только теперь Майя поняла все коварство чудовища, ибо сидела в плену много прочнее, чем прежде. Она не видела спасения, она не могла даже шелохнуться.
Майя не испытывала больше ни ярости, ни гнева. Только бесконечная грусть переполнила сердце. Разве могла она знать, что на свете столько зла и коварства? Да, теперь - смерть... "Прощай, ясное солнышко, прощай, милая Кассандра! - подумала Майя. - Ах, зачем я покинула родной и безопасный улей? Прощайте!! Я умираю!"
Паук, сделав свое дело, отодвинулся назад. Он все еще боялся жала пчелки. - Ну, как вы себя чувствуете, малютка? - насмешливо спросил он. Пчела даже не удостоила предателя ответом. Немного спустя, не в силах совладать с охватившей ее тоской, она взмолилась: - Убейте меня поскорее, прошу вас!
- Как бы не так! - ответил паук, связывая разорванные нити. - И не подумаю! Я не так глуп, как вы. Вы повисите и умрете, я не тороплюсь. Я высосу вашу кровь, когда вы уже не сможете жалить. Досадно только, что вы не можете видеть, как попортили мою сеть: тогда бы вы поняли, что смерть вполне вами заслужена.
С этими словами он мгновенно спустился на землю, закрепил на камне кончик заново сотканной нити и туго ее натянул. Затем он снова поднялся наверх, схватил толстую паутинку, на которой висела запутанная Майя, и медленно потянул нить в сторону вместе с пленницей. - Перейдемте-ка в тень, моя милая, - сказал он. - А не то солнышко слишком высушит вас. Кроме того, вы мне здесь отпугиваете других гостей, да и птицам иногда приходят в глупые головы желания опустошить мою сеть... Кстати, вам, наверное, интересно знать, кто я. Моя имя Фома Крестовик. Как вас зовут - мне безразлично, важно лишь, что вы - очень лакомый кусочек... Несчастная Майя, связанная по рукам и ногам, оказалась в тени ежевики, во власти жестокого паука, решившего замучить ее медленной голодной смертью. Она висела головою вниз и чувствовала, что долго так не выдержит. Она пыталась звать на помощь, но ее крики звучали все слабее и слабее. Да и кто мог ей помочь? Родные - там, дома, - не знали, какое с ней приключилось несчастье, и не могли ее спасти.
Вдруг где-то внизу, в траве, она услыша сердитый возглас: - Прочь с дороги! Измученное сердечко пчелки громко застучало. Она сразу узнала голос навозного жука Курта, чей разговор с Ифи она недавно подслушала и которому помогла в беде. - Курт! - крикнула она изо всех сил. - Милый Курт!
- Прочь с дороги! - продолжал хорохориться жук.
- Да я и не стою на вашей дороге, Курт! - воскликнула Майя. - Я вишу над вами в сетях паука. - Но кто вы? - спросил жук. - Меня-то знают все, но сам я многих не знаю. - Я пчела Майя. О, умоляю вас, спасите меня!
- Майя? Майя? Ах да, припоминаю! Вы недавно со мной познакомились... Черт возьми! Надо признаться, что вы попали в довольно щекотливое положение! Вам действительно необходима моя помощь. К счастью, я сейчас не очень занят и готов помочь вам.
- О милый Курт! Но сможете ли вы разорвать эти нити? - Разорвать эти нитки? Смогу ли я? Да вы что, оскорбить меня хотите, что ли? - Курт хлопнул одной лапой по мускулам другой. - Взгляните, малютка, на эти мышцы - чистая сталь! Такой силой, как я, обладает не всякий! Я могу сделать и кое-что потяжелее, чем просто разорвать пару паутинок...
Жук вскарабкался на лист, достал державшую пчелку нить, крепко за нее ухватился и натянул. Нить оборвалась и полетела вместе с Куртом на землю. - Это только начало, - сказал он. - Но я вижу, малютка Майя, что вы вся дрожите. Ах, как вы бледны, бедняжка! Ну разве можно так бояться смерти? Надо смело смотреть ей в глаза. Я всегда так делаю... Ну а теперь я сниму с вас путы.
Маленькая пчелка не могла вымолвить ни слова. Слезы радости текли у нее по щекам. Она будет свободна! Она снова сможет наслаждаться солнечным светом, полетит куда захочет! Она будет жить!..
Вдруг Майя заметила, что ее враг спускается по кусту ежевики. - Курт! - в ужасе закричала она. - Курт! Паук идет!.. Но жук только усмехнулся.
- Советую ему хорошенько подумать, - спокойно сказал Курт. В то же мгновение над ним раздался сердитый трескучий голос: - Разбойник! Грабитель! Караул!.. Как смеешь ты, толстый болван, отнимать у меня мою добычу?
- Не волнуйтесь, сударь, - невозмутимо ответил Курт. - Это не ваша добыча, а моя приятельница... И если вы скажете еще хоть одно слово, которое мне не понравится, я изорву всю вашу паутину!.. А! Вы, я вижу, умолкли... В чем дело?
- Собственно говоря... - смущенно начал паук.
- Советую вам не разговаривать и убираться подальше! - перебил его жук. Паук бросил на него полный ненависти взгляд, но, посмотрев на свою истерзанную паутину, повернул назад, ворча и ругаясь себе под нос. У этого мохнатого жука такой плотный панцирь, что никакими зубами не прокусишь... Ничего с ним не поделаешь... И, проклиная царящую в мире несправедливость, Фома Крестовик забился под увядший лист.
Тем временем Курт совсем освободил малютку Майю. Он разорвал все липкие нити, сковавшие ее крылышки и ножки, и пчелка стала радостно расправлять свои члены, - правда, очень медленно, потому что сильно ослабла и все еще дрожала.
- Забудьте о том, что произошло, - посоветовал ей жук, - и тогда ваша дрожь прекратится. Попробуйте-ка, умеете ли вы еще летать... Майя взмахнула крылышками и с удовольствием убедилась, что они не повреждены. Она подлетела к цветку жасмина, жадно припала к его душистой чашечке, где оказалось много медового сока, а затем вернулась к Курту. - От всей души благодарю вас! - горячо воскликнула она, в восторге от возвращенной ей свободы.
- Принимаю вашу благодарность, - ответил с важностью жук. - Я заслужил ее... Ну, летите и будьте счастливы! Советую вам сегодня пораньше лечь спать. Вам далеко до дому? - Нет, - ответила Майя, - минуты две полета. Я живу в буковом лесу. Прощайте, Курт! Я никогда вас не забуду! Никогда в жизни!

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)