Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Александр Гейман - Сказка о быдле
Сатурналия

... А быдло так и осталось лежать под ракитовым кустом у ручья, обреченное дождям и лесным насекомым. Оно не сознавало отчетливо своей участи, но мало-помалу животный ужас сиротской смерти наполнил быдло, оно содрогнулось, и произошло непостижимое: быдло стронулось с места и в отчаянном желании жизни поползло вверх по склону к дороге.
-- Ползи, ползи, родимое! Ползи высоко, до царского стола, до царской постели! -- это напутствие.
Сил у быдла было еще мало, оно часто останавливалось и подолгу переводило дух, но потом вновь принималось карабкаться вверх. Наконец быдло выбралось на дорогу и рухнуло там без чувств.
Очнулось быдло уже под вечер. По небу бежали тени, воздух свежел. Быдло свернулось калачиком и задремало. За ночь оно несколько раз просыпалось, в тихой радости видело над собой звезды в просветах туч и вновь засыпало, не успевая понять происходящих в нем перемен.
Разбудила быдло ругань мужика.
-- Это какой же дурак навалил тебя столько посреди дороги! -- сокрушался мужик.
Лошадь мужика забоялась быдла и не шла. А быдло за ночь сильно выросло и теперь занимало собой полдороги. Справа был овраг, слева -- пригорок, и мужику не хотелось объезжать быдло, но лошадь так-таки уперлась, и объехать пришлось. Потом по дороге ехал другой мужик. То же самое повторилось и с ним. Быдло заважничало: "Наверное, я какого-нибудь высокого происхождения, что меня все объезжают",- решило оно. Когда показалась тройка купца Терентьева, ехавшего с ярмарки, было само закричало ему:
-- Ты куда едешь, купец, -- не видишь, что я здесь лежу! Давай объезжай меня, я -- высокого происхождения!
Купец разинул рот:
-- Быдло разговаривает!
И он далеко объехал быдло, и, погоняя лошадей, все
оглядывался. А быдло сообразило, что сделало промашку: надо было подсесть к купцу да ехать себе с ним,- не век же валяться здесь кучей.
Четвертым проезжал огородник Ефим Кулагин. Быдло выждало, пока кобыла, уперевшись, не встанет перед ним, и сказало: -- Слышь, что скажу, мужик: возьми меня с собой, а то лошадь все равно не пойдет.
Тот слез с телеги и оглядел быдло:
-- А что, ты доброе! Сгодишься на огороде.
Мужик взял лопату и скидал быдло в телегу. Поехали. Быдло жадно впитывало картины родной природы и обо всем расспрашивало. Оно узнало, что которые с рогами и мычат называются коровы, а которые белые и с ветками -- березы и они белые оттого, что покрыты берестой, а из нее весной течет вкусный сок. Наконец быдло заинтересовалось своим возницей. Оказалось, что он называется крестьянин Ефим Кулагин и едет домой из извоза, а быдло везет на огород, где выращивает репу и капусту.
-- А репа и капуста называются -- это вкусно? -- спросило быдло.
-- Вкусно не вкусно, а уж что есть,- не всем же гусей с яблоками трескать, как купцу Терентьеву!
Быдлу стало любопытно:
-- А почему ему можно, а тебе нельзя? Он происхождения высокого?
Мужик объяснил:
-- У него богатство, доход большой, а у меня доход
маленький. Он прислугу держит, дом выстроил в два этажа, -- да вот приедем в село, я тебе покажу.
За этими разговорами они въехали в село. На улице среди изб стоял дом с коньком на крыше и каменным первым этажом. -- Этот, что ли, дом купца Терентьева?
-- Он самый.
-- Нет, Ефим, рано мне на твой огород,- молвило быдло и незаметно сползло с телеги.
Ефим, отъехав, заметил пропажу быдла, но ворочаться уже не стал. А быдло направилось к купцу Терентьеву. Купец только что приехал, раздал семье гостинцы и как раз садился обедать. Тут он вспомнил о том, что видел утром и стал рассказывать. -- Ты какую околицу за столом при детях несешь! --
заругалась на него жена Матрена. -- С утра, похабник, шары успел налить!
В эту минуту с улицы понесло страшной вонью, в раскрытом окошке появилось быдло, оглядело всех и спросило: -- Вот это... в мисках... красное... дымится вкусно...
которое я сейчас трескать буду... -- как называется? -- Быдло разговаривает! -- закричал хозяйский мальчик. -- Ну вот, а ты не верила,- сказал купец Терентьев.
-- Не пущу за стол вонючее! -- закричала Матрена.
Она захлопнула окно перед носом у быдла и кинулась запирать двери. Но быдло просочилось сквозь щель и уже стояло посреди столовой.
-- Что ж ты, Терентьев,- укорило быдло,- мимо ехал, а меня с собой обедать не взял.
-- Милости прошу откушать с нами борща, -- сказал,
кланяясь, умный купец.
-- Не буду за одним столом с былом есть! -- закричала Матрена.
-- А тебя кто просит, -- отвечало быдло, усаживаясь, -- ты давай мне еду таскай!
-- Не спорь с ним, жена,- шепнул купец Матрене,- как бы хуже не было.
Матрена перемогла себя и стала ухаживать за гостем. Быдло навернуло миску борща, потом вторую, потом весь горшок и попросило еще.
-- Весь горшок умяло, вонючее,- злобно прошипела Матрена кухарке, забегая на кухню. -- Неси ему кашу, сил моих нет смотреть на прорву.
Быдло съело кашу и похвалило:
-- Вкусно!
Сказав это, оно вспомнило Ефима Кулагина и спросило: -- А гусь с яблоками -- это вкусно?
-- Нет! Невкусно! -- закричала с кухни Матрена.
-- Непременно попробую...
Быдло съело гуся, съело три больших пряника, съело пирог с черникой, запило все пятью ковшами кваса и осталось довольно: -- Хорошо кормишь, Терентьев! Пожалуй, я у тебя поселюсь. Услышав эти слова, Матрена на кухне взвыла и повалилась с лавки. Хозяину тоже стало не по себе. Но сообразительный купец нашелся:
-- Да разве у меня хорошо! Вот, знало бы ты, как у царя кормят!
Быдло так и подскочило:
-- А как? Вкусней пирога с черникой?
-- Да что пирога! Там яства... да что рассказывать, это попробовать надо.
-- Непременно к царю поеду,- загорелось быдло. -- Что ты сидишь, Терентьев, иди лошадь запрягай.
Купец тотчас вышел и запряг коляску. Он сказал Матрене: -- Может, и казнит меня царь Гордей за то, что я ему падло привезу, но если оно тут останется, нам всем конец. Терентьев попрощался с семьей, перекрестился и повез быдло в столицу. Дорогой они въехали в темный лес. Купец опасался разбойников и попросил быдло помолчать. И точно: в самом глухом месте раздался свист, на дорогу перед коляской рухнула ель, и из-за деревьев выскочили люди с ружьями и саблями в руках. Это была ватага Вальдемара Курносого. Они называли себя бессребренниками, потому что их вожак учил, будто все зло от серебра, не говоря о золоте. Поэтому разбойники отнимали у проезжающих серебро, не говоря о золоте, а заодно и все остальное. Поговаривали, что они собираются затеять смуту и не сегодня-завтра захватят столицу. Купец имел с бессребренниками кое-какие дела: покупал кое-что из добычи и иногда подвозил им припас. Но теперь у Терентьева не было с собой ни припаса, ни денег, и купец перепугался.
Разбойника узнали купца.
-- Э, да это Терентьев! Ну, что, припас нам привез или деньгами будешь рассчитываться за прошлый товар? -- Ой, нет, ребятушки, ничего не привез, в другой раз, -- бормотал Терентьев, озираясь на все стороны.
-- Эти... глаза злые... лица скучные... давно не мылись... -- как называются? -- спросило быдло.
Никто не обратил на него внимания. Разбойники выволокли купца из коляски, перевернули вверх ногами и потрясли. -- Да при нем и денег нет! -- разозлились они.
-- Это безобразие, что купец Терентьев не привез нам ни припасу, ни денег,- решил атаман. -- Будет справедливо, если мы вздернем его на осине.
-- Ой, ребятушки, отпустите меня, на обратном пути все привезу,- умолял перепуганный купец.
Но разбойники уже ладили петлю. Быдло поняло, что его собираются лишить возницы. Оно строго крикнуло:
-- Эти... давно не мылись... лица злые... отпустите купца, он меня в столицу везет!
Разбойники суетились возле купца и ничего не слушали. Рассерженное быдло гаркнуло:
-- Я кому велело отпустить Терентьева!

На этот крик бессребренники оглянулись.
-- Это кто с тобой, Терентьев?
-- Не знаю, братцы,- лопотал купец,- только вы его лучше не трогайте да и меня отпустите!
Ватага обступила коляску.
-- Да это падло! -- воскликнул один, пихнув быдло рукой и рассматривая ладонь.

-- Точно, падло! -- подтвердил другой, нюхая свой палец. -- Терентьев, ты что, в золотари записался?
Разбойники засмеялись. Вальдемар Курносый забрался на пенек и произнес речь:
-- Это возмутительно, что мы ходим пешком, а какое-то говно ездит в коляске и нам указывает. Необходимо немедленно вывалить его из коляски и забрать ее в погашение наглого долга хапуги Терентьева!
-- Вонять начну! -- пригрозило быдло.
Но разбойники с криками "ура" уже наклоняли коляску. Быдло рассвирепело. В лица нападающих ударила такая чудовищная вонь, что на несколько секунд они ослепли и оглохли, а затем с воплями ужаса кинулись наутек. Они бежали со всех ног, но когда пришли в себя, то увидели, что барахтаются на одном месте по уши в говне. Довольное быдло заливалось в коляске. -- Прости нас, дядюшка быдло! -- взмолилась ватага.
-- Эти... глаза подлые... в говне по уши... -- как
называются? -- спросило быдло.
-- Это разбойники,- отвечал оживший Терентьев.
-- А чего сразу не отвечал?

-- Испугался.
-- Отпусти нас, дядюшка быдло! -- вновь застонали
разбойники.
-- Чего испугался?
-- Так их же, разбойников! Они же людей режут,
злато-серебро себе берут!
-- Вы зачем озоруете? -- спросило быдло.
Разбойники повинились:
-- Прости нас, дядюшка быдло! Мы ничему не обучены,
ремесел не знаем, а жить как-то надо. Вот и грабили тут помаленьку, но больше не будем, даже работать пойдем, только отпусти!
-- Не отпускай,- шепнул купец быдлу,- третьего дня по базарам читали указ: царь пол-царства и царевну Настасью отдаст за того, кто Вальдемара Курносого поймает. Я сам слышал! -- Пойдете со мной,- решило быдло,- а там посмотрим, что с вами делать.
Освобожденные разбойники расчистили завал, и быдло продолжили путешествие. Разбойники плелись за коляской слипшейся кучей и дружно ругали Вальдемара Курносого: -- Это из-за тебя, Вальдемар, мы так влипли! Зачем ты позарился на коляску? Где нам в лесу на ней ездить? Будто не знаешь: не тронь падло, оно не воняет! А теперь из-за тебя нам всем башки поснимают!
И они старались побольнее лягнуть своего вожака, но в тесноте слипшейся кучи у них плохо получалось. А быдло тем временем расспрашивало купца:
-- А царь -- он почему царь? Он происхождения высокого?
-- Да нет, сам он роду не царского,- рассказывал купец,но женился на сестре царя Акулине. Царь-то Семен, вишь, когда помирал, наказал Гордею за детьми присмотреть, Ваняткой и Настасьей, а он, вишь, сам на царство сел. Теперь Настасья выросла, вот Гордей и хочет ее замуж на сторону выдать,- она ведь законная-то наследница.
-- А пол-царства как же?
-- А пол-царства под турецким султаном,- иди забери, коли можешь.
-- Вон оно как,- удивлялось быдло. _ Ну, а что, Настасья красивая?
-- Настасья -- писаная красавица, да, болтают, попортил ее царь Гордей. Тут еще видишь что,- купец оглянулся и понизил голос,- год назад вернулся из-за границы принц Афонька, Гордеев-то сын, охламон, каких поискать, ну и втрескался в Настасью. Тоже, понимаешь, надо стало. Вот Гордей с Агафоном и караулят теперь каждую ночь друг друга, как бы кто... это... к Настасье. А царица, понимаешь, и хочет племянницу сбыть от греха подальше.
-- Ты смотри, холуйство какое,- изумлялось быдло.
-- Только ты меня, дядюшка быдло, не выдавай, пожалуйста, что это я тебе рассказал,- попросил купец.

Они уже подъезжали к столице. У въезда в город разбойники собрали все силы и попробовали разбежаться, но, побарахтавшись еще раз в быдле, смирились с судьбой. Быдло вступило в столицу и было сильно разочаровано: дома неказистые, улицы узкие, грязные. Быдло ехало по городу и громко возмущалось: -- Терентьев, а почему столица такая грязная? И люди как бедно одеты! А в лицах почему никакого веселья? А дома, Терентьев, дома зачем такие низкие,- у тебя дом и то лучше! -- Правильно, правильно, дядюшка быдло! -- хором
поддакивали разбойники.
Тут быдло заметило, что прямо на улицах лежат нечистоты и возмутилось беспредельно:
-- Ты смотри, Терентьев, что творится: говно беспризорное валяется! Это что тут за царь такой? Это не царь, а плешивый холуй какой-нибудь! Первая царская обязанность -- нечистотам уход обеспечивать!
-- Правильно, правильно, дядюшка быдло! -- вторили
разбойники, следуя за коляской.
Терентьев, боясь произнести хоть слово, втянул голову в плечи и ехал, прижавшись чуть не ко дну коляски.
-- Обосру царя,- твердо решило быдло.
Речи, вид быдла и бредущая за коляской ватага мигом привлекли внимание горожан, и большая толпа народа, все увеличиваясь, сопровождала быдло до самого дворца. Здесь купец Терентьев остановил лошадь и встал перед быдлом на колени: -- Батюшка быдло! Вот дворец, а меня уж ты отпусти, Христа ради,- боюсь, царь Гордей мне за тебя щелбан поставит! -- Езжай уж,- отмахнулось быдло, вылазя из коляски.
Купец тут же развернулся и, не дожидаясь, чем все
закончится, помчался домой.
А быдло велело разбойникам дожидаться его у дворца и пошло к царю. Караульные наставили на него алебарды:
-- Кто такой?
-- Непременно хочу царской еды попробовать,- отвечало быдло и взошло на крыльцо.
-- А вот ты у нас сейчас царских тумаков попробуешь! -- загородили ему дорогу стрельцы.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)