Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Совершив шесть путешествий, Синдбад поклялся никогда более не покидать пределов Багдада. Хватит с него морских бурь, кораблекрушений, джиннов и пустынных островов. Много раз он оставался жив лишь чудом, и снова испытывать судьбу было бы с его стороны жестокой неблагодарностью по отношению к тем таинственным силам, которые хранили его и в конце концов привели к мирной пристани родного дома. И Синдбад неизменно отвечал отказом на заманчивые предложения знакомых купцов отправиться с ними в дальние экспедиции, сулящие, по их словам, большие барыши. С него было довольно тех богатств, которые достались ему во время последнего путешествия. Однажды он отправился на городской базар взглянуть на иноходцев, большую партию которых пригнали из знойных Аравийских степей. Сопровождаемый слугой, он неторопливо шел по запруженной народом базарной площади, всякий раз останавливаясь, когда видел диковинные, привезенные издалека вещи, и заговаривая с торговцами. Здесь, среди разноязыкого говора, смеха, шума, ржания лошадей, выкриков водоносов и торговцев пирожками, среди гор сверкающих апельсинов, душистых лимонов, персиков, гранатов, расстеленных тканей и ковров, серебряных и медных блюд, кубков и кувшинов, в непрерывно текущей людской реке Синдбад забывал о своей тяге к странствиям. Кого только не увидишь в торговых рядах! Индийцы, персы, франки, турки, негры, даже приезжие из далекого Китая - все здесь, все расхваливают свой товар. Недаром Багдад назывался Городом Мира! В толпе сновали носильщики, купцы, женщины в чадрах и странствующие дервиши в запыленных лохмотьях; над головами плыли круглые зонты богатых вельмож важно шествующих в сопровождении рослых рабов; показывались и богатые носилки, в которых, скрытые парчовыми занавесями, возлежали жены приближенных султана. Походив по рядам, где были выставлены горячие аравийские кони в драгоценных уздечках, Синдбад направился к лавкам, в которых торговали узорчатыми шелками, доставлявшимися в Багдад по Великому Шелковому Пути, а также румийскою, затканной золотом парчою и дамасскими саблями, чьи лезвия были тонки, как волос, и крепки, как зубы ифрита.
Близился полдень. Изрядно вспотев и чувствуя усталость, Синдбад свернул в одну из узких улочек, прилегающих к базару. Стиснутая высокими стенами, она была в постоянной тени, и вдоль нее располагались маленькие уютные кофейни и лавки, в которых торговали изделиями золотых дел мастеров. Торговцы сидели у дверей, грызли фисташки и сухой миндаль и приветливо заговаривали с прохожими. Тут на углу находилась баня, куда Синдбад неизменно наведывался во время своих походов по базару. Зашел сюда он и на этот раз. В бане его вымыли, распарили тело и размяли суставы, причем каждый сустав громко щелкнул, подстригли и подравняли его черную шелковистую бороду, обрили голову, надушили и напоили розовой водой, подслащенной сахаром и охлажденной снегом. В новом, сверкающем белизной тюрбане, шелковом полосатом халате и в высоких сафьяновых сапогах, подбитых серебряными подковами, Синдбад продолжал путь.
Возле кофейни он встретил знакомых купцов, с которыми ему некогда доводилось плавать, и дружески разговорился с ними. Купцы повели Синдбада смотреть товары, привезенные ими из Индии. По дороге они рассказывали о диковинах и чудесах этой далекой страны, и Синдбад снова, в который раз, пожалел о своей клятве. Слушая своих спутников, он тяжело вздыхал и завидовал им.
Расставшись с мореходами, проголодавшийся Синдбад свернул в духан. Омыв руки и вознеся благодарственную молитву Аллаху, от отведал чудесных жареных цыплят и рисового пилаву, которого нигде во всем Багдаде не готовили так хорошо, как здесь.
А когда он выходил из духана, его окликнула старая цыганка, сидевшая у стены перед большим круглым блюдом, наполненным водой. - О Синдбад, не торопись проходить мимо своей судьбы,- сказала она, протягивая к нему руки.- Я умею предсказывать будущее. Задержись возле моего блюда, и тебе откроется то, что произойдет с тобой в самое ближайшее время.
Синдбад подал ей серебряный дирхем и присел рядом. - Ты и в самом деле умеешь предсказывать? - спросил он.- В таком случае, скажи мне, когда прибудут мои корабли, которые я отправил с богатыми товарами в страну Офир. Уже два года, как я не имею от них известий. Цыганка опустила в воду палочку и начала размешивать ею разноцветные шарики, устилавшие дно блюда. Прошла минута, и Синдбад, следивший за ее действиями, вскрикнул от изумления: узор из шариков неожиданно составился в картинку изображавшую корабль. Синдбад его тотчас узнал. Это был один из кораблей, отправленных им в Офир!
Цыганка простерла руки над блюдом и пробормотала заклинание. Вода забурлила, над ней стал подниматься пар. Цыганка ловила его ладонями, впитывала его в кожу рук и говорила негромко, полузакрыв глаза: - О Синдбад, твои корабли сегодня на рассвете прибыли в Басру. Завтра ты получишь известие об их возвращении. Торговля в заморских странах была удачной, и трюмы твоих кораблей наполнены товарами, которые ты с выгодой продашь в Багдаде.
- Благодарю тебя, о цыганка! - воскликнул обрадованный Синдбад и протянул ей золотой динар. - Ты получишь еще десять монет, если твое предсказание исполнится!
Цыганка снова перемешала узор цветных шариков, и Синдбад изумился пуще прежнего: из воды на него глядело его собственное лицо! Невозможно было понять, шарики ли это по воле колдовства сложились в подобный узор, или дно блюда сделалось зеркальным. Вода продолжала бурлить и пар поднимался, улавливаемый чуткими руками старой гадалки.
- О пророчица, что еще открылось тебе? - охваченный любопытством, спросил Синдбад.
- На этот раз предсказание будет касаться тебя самого,- сказала старуха. - Волшебная сила этого блюда говорит мне, что скоро тебе предстоит отправиться в путешествие.
- Это невозможно, о досточтимая гадалка. Я поклялся именем Всемогущего Аллаха не пускаться в новое странствие, хватит с меня тех невзгод и лишений, которых я натерпелся за долгие двадцать пять лет моих скитаний. Я твердо намерен сдержать обет и никакая сила не вынудит меня по доброй воле покинуть Багдад.
Цыганка некоторое время молчала, почти касаясь ладонями поверхности воды. - О Синдбад, это странно и непостижимо, - сказала наконец она,- но провидческий дух, заключенный в блюде, говорит мне, что тебе суждено отправиться в такие отдаленные страны, которых ты не достигал за шесть прежних своих путешествий, и что страшные и удивительные события произойдут с тобой. И никто в Багдаде не заметит твоего отсутствия... Прорицатель говорит мне, что ты останешься в городе...
- Но возможно ли, - изумился Синдбад, - чтобы я отправился в путешествие и в то же время остался в Багдаде?
- Я передаю тебе то, что внушает мне дух-прорицатель,- сказала цыганка.- Мне самой непонятно его пророчество. Как бы там ни было, о Синдбад, но удивительные события ожидают тебя уже сегодня.
Синдбад в задумчивости погладил бороду. Он не сводил глаз с иссохшихся морщинистых пальцев старой цыганки, простершихся над бурлящей водой, и в душе его нарастал страх.
Протянув цыганке еще один золотой, он пробормотал: - Что еще, о цыганка, говорит тебе волшебная сила блюда? - Ничего,- молвила цыганка и отдернула руки от воды. Бурление в блюде прекратилось и узор цветных шариков уже не составлял ничего. - Никто не заметит твоего отсутствия и никто, кроме тебя, о Синдбад, не узнает о твоем путешествии, - повторила цыганка. - Так было сказано мне. Я передаю пророчество духа.
Поблагодарив цыганку, Синдбад направился вдоль улицы. Вспомнив о том, что завтра утром он должен узнать о прибытии я Басру своих кораблей, он удивился противоречивости предсказания: как же он узнает о них завтра, когда он, по словам цыганки, уже сегодня отправится в путешествие? Он вернулся к духану, чтобы подробнее расспросить об этом старуху, но там, где она сидела, стояли теперь бочки с оливковым маслом и одноглазый торговец громко зазывал народ, приглашая всех попробовать свой товар. Страх и изумление овладели Синдбадом. Он двинулся по базару, не замечая разложенных товаров и многолюдной толпы, думая только о странном пророчестве, внутренне страшась предстоящего путешествия, удивляясь ему и не веря.
Но скоро суета большого пестрого базара отвлекла его мысли, развеяла страхи и на душе у него стало спокойнее. Он уже сомневался не только в словах старой цыганки но и в самом ее существовании. А не уснул ли он в духане на мягком ковре, после сытного обеда, и не приснилась ли ему встреча со старой прорицательницей? - думал он.
Сам не заметив как, он вышел к набережной Тигра. На воде покачивалось множество лодок и фелук; здесь, на берегу, тоже кипел оживленный торг. Моряки, купцы и торговцы рыбой разложили товар прямо на набережной. Рыб продавали на вес и на длину, разрубали их на куски и тут же, в больших сковородах, жарили в масле, и находилось немало желающих отведать горячее кушанье.
У дальнего причала стояла большая толпа. Люди отталкивали друг друга локтями, вытягивали головы и старались протиснуться поближе к середине. Синдбад послал слугу узнать, что там такое.
- О хозяин, продают диковинную рыбу,- сказал, вернувшись слуга. - Она плоская и широкая, как камбала, на голове ее рог, а пасть усажена двойным рядом острых зубов. В толпе стоят бывалые купцы и капитаны, и все удивляются. Никто никогда не видел такой рыбы.
Синдбад, заинтересовавшись, вошел в толпу. Узнав знаменитого путешественника, моряки и купцы дали ему дорогу, и Синдбад, приблизившись, оглядел удивительную рыбу. По словам торговца, которому она принадлежала, ее привезли с берегов Африки в бочке, наполненной водой, и теперь, показывая публике, ее непрерывно поливали, чтоб она не умерла. Присутствовавшие обратились к Синдбаду с расспросами, но путешественник вынужден был признаться, что ион видит подобное создание Аллаха впервые в жизни. Влажная кожа рыбы жемчужно переливалась на солнце; блестели белые зубы; круглые и красные, как рубины, глаза бессмысленно пучились на людей. - Продаю ее за двадцать золотых динаров! - объявил торговец. - Это дорого, но чудо-рыба стоит того. Ее мяса не пробовал сам султан! Услышав цену, многие в толпе закачали головами. Кое-кто сразу отошел в сторону. Синдбад вскинул руку:
- Я покупаю! Доставь ее сегодня же в мой дом и там ты получишь деньги сполна. Ахмед покажет тебе дорогy,- и он кивнул на слугу. - Будет исполнено, о господин, - с низким поклоном ответил торговец и немедленно распорядился опустить рыбу в бочку, а бочку погрузить на телегу, запряженную двумя крепкими мулами.
Синдбад не стал дожидаться, пока телега двинется в путь по узким и кривым городским улицам. Он отправился домой, на ходу перебирая четки и шепча благодарственные мопитвы Аллаху, который послал ему сегодня такую диковинную рыбу.
Солнце уже низко стояло над куполами и минаретами Багдада, когда Синдбад вернулся в свой большой дом на Зеленой улице. Здесь его дожидались знакомые купцы и капитаны и, как всегда за вечерней трапезой, начались разговоры о путешествиях и заморских странах. Вначале гости рассказали о том, что сами видели, а затем поведали Синдбаду слухи и легенды, услышанные ими с чужих уст. Это были истории о морских джиннах, насылающих бурю, о городах в океанской пучине, о людях с крокодильими головами, о реках, таких длинных, что если плыть по ним, то можно добраться до небесной страны, о горных долинах, где в земле разверзаются громадные трещины, поглощая целые караваны, и будто трещины те не что иное, как глотки подземных великанов, и о многом другом, вызывавшем удивленные возгласы и покачивание головами. Удовлетворив любопытство хозяина, гости приготовились послушать и его самого. Тот не заставил себя долго упрашивать.
На крышы Багдада опустился синий звездный вечер, а Синдбад, увлекшись, все говорил о летающих людях, об одноглазых великанах, долине алмазой и гигантской птице Рухх. Время близилось к полуночи, когда гости поднялись с ковра и начали прощаться с хозяином.
В эту минуту в комнату вошел Ахмед и доложил, что диковинная рыба, купленная сегодня на набережной Тигра, доставлена в дом. Синдбад тотчас пригласил гостей пойти взглянуть на нее. Все гурьбой отправились вниз, и после в просторном помещении кухни долго не умолкали восторженные возгласы. Никто из гостей не мог припомнить, чтоб когда-нибудь видел что-либо подобное.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)