Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Предисловие.
Начало данной истории - в хроническом безденежьи, охватившем нашу семью где-то за пару столетий до моего рождения. А также в моем, может быть, тщеславном, желании избежать на Новый Год стандартного подарка типа открытки или шоколадки... И то, и другое денег стоит и не имеет адреса. Литература же, особенно с посвящением - знак внимания именно к данному конкретному человеку, а еще - уникальнейшая вещь, которая в принципе оценена быть не может. Остается выбрать жанр. Стихи, рассказы, новеллы равно занимательны и поучительны - но, если бы я и умел их производить по желанию, так ли уж они были бы хороши, чтобы осмеливаться их дарить? Да и все вышеперечисленное в хозяйстве бесполезно... а дарят обычно какую-то мелочь, могущую пригодиться по дому. Например, сказку для рассказывания ребенку... или его родителям в подходящем настроении. Так что хватит предисловий. Вы уже, кажется, в достаточной степени познакомились с моим стилем, чтобы решить, стоит ли читать дальше.
История первая.

Висенна
Эта история произошла на одном из бессчисленных островов Хрустального моря во времена войны Империи В.В. Рула, пиратской державы Ургалии под водительством Боска Фрогмена и еще, кажется земель Ярла - против Леса, где в описываемые времена только начала появляться собственная армия. Да еще в союзе с Лесом состояли Вольные Земли, Вольный Город, материк индейцев (не очень обширный и немноголюдный) и, кажется, Полуостров ВПК. Империя тогда была на волне могущества, и все острова Хрустального моря держала под своим протекторатом. Она выслала сильный отряд с боевыми динозаврами добывать Вольного Города - на востоке. С северо-запада же к тысячемильному зеленому квадрату Леса как раз подходили войска Фрогмена - полторы сотни тысяч чудовищ. Магический поединок Лес Фрогмену проиграл, и как-то ослабить натиск этой армии не сумел. Поэтому однажды на сентябрьском рассвете на гористой западной окраине Леса в ущелье Ирбиссангин ополчение Леса со всеми наемниками встало против лавины Фрогмена и людей Ярла. Говорят, тридцать тысяч привел Лес, и чуть ли не двадцать из них там оставил. Но и армия Фрогмена и отряд Ярла наутро следующего дня просто исчезли. Тогда-то и поползли слухи о страшной лесной магии, о неведомых чудищах из зеленых чащоб, о зверях, обретших разум посредством колдовства, воровства, удальства, щегольства, и прочее в том же духе. Тут же вспомнили, что Болотный Король, языком своих грязных владений вторгающийся в зеленые земли с востока, уже добрых лет двести ничего с Лесом поделать не может. Тут же заговорили об ужасных колдунах... но недолго языки развевались на ветру. Утихло все. Черный Король попытался было навешать Фрогмену на стенах какого-то городишки, да сам едва ноги унес. Ярл в очередной раз влюбился и от войн отвлекся. Император В.В.Рул убрал войска от Вольного Города - наскучила война. Большие рубки приутихли. По домам, на самый северо-западный островок в Хрустальном море вернулся из походов отряд лорда Кадала. Сам лорд родового острова не покидал. Земли и пропитания на Архипелаге было куда менее, чем людей, поэтому набеги на соседей были среди пиратов и безземельных островитян обычным способом поправить свои дела. Лорды же островов по мере сил своих отражали эти набеги, но сами друг на дружку кидались крайне редко. Во-первых, на своем острове они не смогли бы прокормить армию, достаточную для набега и охраны одновременно, во-вторых все лорды тамошних мест прекрасно владели искусством тайной партизанской войны против проникшего на остров врага, в-третьих, выжить на островах могли только крепкие хозяева, а такие не получаются из рабов. Поэтому большинство жителей островов было свободно, имело дома много оружия, часто и привычно им пользовалось. И не особо жаловало соседей - островитяне слишком привыкли к изоляции и дичились чужаков до того, что и воды захватчикам без боя никто бы не дал. Заставить этих бирюков себя уважать глупый или слабый лорд не смог бы. Так вот исторически и сложилось, что у власти на Островах оказывался все больше хороший правитель и хороший боец, которого еще и поддерживает собственное население. Победив такого в открытом бою, затем следовало побеждать весь остров (большинство островов, как на заказ, состояло из мешанины лесов и скал) в партизанской войне всех против всех. Император смог вынудить лордов к союзу, только когда пригрозил оказать кому-то одному из них больше поддержки, чем прочим. Да и то, союз не простирался дальше совместного участия в походе на северо-восток, под Вольный Город. Хотя достодолжные официальные бумаги и существовали на каждом острове. У лорда Кадала они также были.
Но для нашей истории гораздо интереснее его дочь. Девушку звали Висенна, было ей уже лет двадцать, но замуж ее еще не пристроили. Мать ее происходила из какой-то рыбацкой семьи, Кадал с ней встретился, ночуя на берегу во время очередной погони за грабителями. Влюбился лорд моментально и с потрохами, так что все сочли его околдованным. Жениться ему не помешали, но все ждали, когда же его супруга начнет рваться к власти... а дождались только, что она умерла при родах, оставив девочку. И еще передала мужу напоследок перстень, в котором начальник разведки лорда мигом опознал родовое кольцо Морских Ведьм - единственной на острове семьи, владеющей магией.
Поживи лорд в законном браке подольше, имел бы он время охладить пыл сердечный, а так любил он дочь тем крепче, чем ярче проявлялась в ней мать. Тещу с тестем так и не нашли ни тогда, ни потом. Не хотели маги служить лорду, и правы были. Так что воспитывать девочку пришлось Кадалу, а делать этого он не умел. Единственное, что он правильно сообразил - что без подруг дочь одичает, вот и начал приглашать в гости всех соседей с детьми ее возраста. Но среди соседей друзей Висенна не нашла. Так что лорд был неимоверно рад, когда за ужином стал замечать дочкину ровесницу. Выглядела та, вопреки опасениям, довольно прилично, а когда лорд поинтересовался, кто такова, то дочь, нимало не смутившись, ответила: "Ведьма. Впрочем, называйте, как хотите, но обижать не смейте." "А имя у нее есть?" - мягко спросил лорд. "Янни" - "Не из рода Морских Ведьм?" - "Если и да, то какая разница? Если же нет, все равно пытать не отдам!" - отрезала дочь. "Я тебя когда-нибудь обижал?" - Кадал удивился. - "Я-то думал, ты меня не боишься." - "Я и не боюсь. Но ты же сам учил меня править. И держаться за своих людей зубами." Лорд улыбнулся. "Если вы перевернете вверх дном весь замок... " - "Ты будешь только рад. Вижу по глазам."
На следующий день лорд отдал дочери родовое кольцо ведьм, а еще через пару лет одна из комнат дочери в верхних этажах надморской башни постепенно превратилась в приличную лабораторию. Никто на острове не разбирался в магии и не мог оценить качества собранных там книг и приборов, но на всех, от слуг до самого Кадала, произвела впечатление опрятность, в которой Янни содержала комнату. Когда же девушки добрались до раздела дальновидения, Висенна со своей подругой прочно заняли секретарские места на тех советах лорда, которые проходили в замке. Тогда же началось повальное пришествие женихов. Тут уж девицы показали свой нрав вовсю, и немало сгорело сердец. Вдруг захотели они уроков фехтования и верховой езды, и не было им недостатка в юных объясняльщиках. Вдруг возжелали они выходить в море на руле галеры береговой стражи - и там не воспрепятствовали им. Кто-то боялся их, кто-то влюблялся... кто-то даже нарвался на взаимность. Года два терпел отец лютни и дуэли под балконом, потом спросил: неужели до сих пор ...никто? "А и сам ведь!" - сказала Висенна. "Не уходи, пожалуйста, от ответа. К тебе уже два правителя посватались." - тут лицо Висенны враз посерьезнело. "На советах я не чужая, и вот что скажу: видела много хороших бойцов и хороших лордов. Видела много приятных юношей... но хорошего человека не нашла. А отдашь за нежеланного, обижусь и уважать перестану." - "Это-то я всегда знал, иначе давно бы увезли тебя." - "Ну и спасибо. Тебе они сильно мешают?" - "Как будто я в замке больше двух раз в месяц ночую." Рассмеялась Висенна. "Скажу, чтобы в эти дни не беспокоили, а то на дуэль с тобой напорются" - страшным рубакой был лорд Кадал и хорошо понимал войну. Считалось на ближних островах, что с Кадалом один на один рубиться - все равно, что плевать против ветра - и морда мокрая, и штаны не целы. Скудна была жизнь лорда, взрослой дочери он все меньше становился нужен... скоро и мешать начнет. Только любимое дело и имел: править. Любил власть, а не почести, любил ковыряться в бумагах и людей переигрывать - равно азартно и на шайку набежавшую засады ставил, и на базаре торговался за кусок осьминожины. Вот и ушел он в очередную инспекцию по горам и долинам своего острова. Через два дня после того настало для Висенны совершеннолетие, и, даже для нее самой неожиданно, проревели глашатаи с Морского Балкона, что на случай смерти лорда объявляется она первейшей, законнейшей наследницей, ибо обладает всеми необходимыми качествами. Стали величать ее "леди" и на улицах чуть кланяться - горды были островитяне, что не так, рубануть стражника не постеснялись бы, не особо перед властью трепетали. И то сказать, и островов много, и материк велик. Есть куда бежать! Добрые моряки всем нужны... а плохие недолго жили в Архипелаге. Только Висенна ходила без стражи. Полагалась она и на магию, и на те самые уроки фехтования, к которым, незаметно для своих учителей, относилась серьезнее, чем они сами - они-то на ее красоту таращились, мало кто знал, что рассвет она встречает со своим клинком на широкой террасе. Но больше полагалась Висенна на то, что уважали отца ее - ее саму пока было не за что. Много нахлынуло женихов, когда в приданное остров замаячил. Первый год не знали, куда и деваться. Турниры. Дуэли. Убийства в трактирах. Яды. Песни под балконом. Записки. Попытки подкупа так обогатили замковых слуг, что они установили очередность приема просителей аудиенции у наследницы. А подарки! Магические и выдаваемые за них книги, платья, ткани, ожерелья, ручные соколы, красивые безделушки. Колец море - по местным законам подарить кольцо считалось предложением, а в ответ получить - тут уж готовься к свадьбе. Один только парень, показалось, имеет шансы - он как-то узнал о фехтовальном заскоке, да и преподнес легчайший белый клинок нездешней ковки, явно заколдованный. Клинок был неплохо сбалансирован и плотно сидел в руке - Висенна ни разу не уронила его и не порезалась. Единственный из всех, не подарил парень при первой встрече кольца - и потому Висенна послала за ним, но соперники уже успели счастливца отравить. Лорд был в очередном отъезде, а как вернулся, увидал головы доброй половины женихов на столбах на площади казней. Увидал необычную тишину под знаменитым балконом и в трактирах. Сама Висенна ходила в патруль с береговой стражей досматривать приходящие суда - и немало сватов возвращались на соседний остров на какой-нибудь шлюпке или дощечке. Только через месяц гнев поутих, но женихов - как отрезало. Испугавшись девчонки, мстили ей презрением. Только и остались от суматошного времени белый клинок, раза в полтора легче привычного Висенне абордажного палаша с крючьями на гарде, да некоторые умения в рубке, верховой езде, да вдвоем с Янни при не слишком сильном шторме за одного рулевого девчонки сошли бы даже по меркам островов. Как-то не по-женски серьезно принялась Висенна за искусство фехтования, стала так рьяно во все ремесла благородного сословия совать нос, что даже островитяне ее пожалели: плохо без друга сердечного... хотя любовники у нее и бывали, но от отчаяния и случайные. Те, кто и поединок выдерживал, и при виде лаборатории не принимался с глупым видом ахать и умиляться. Но даже и такие чем-то не нравились, так что все чаще рассвет встречать Висенна выходила в одиночестве. Висенна была человеком рассвета. Вся тогдашняя жизнь ее получала наивысшее выражение в момент восхода, когда серый воздух разом разделялся на синее море, синее небо и бесконечно-зеленую траву под резким черным гранитом замковых стен. К этому моменту она стремилась приурочить все то, от чего получала удовольствие, этого мига ждала после тяжелого дня - лавина рассвета смывала все.
Так что, когда войска лорда Кадала вернулись на родину после войны под Вольным Городом, Висенна и Янни первыми увидели их паруса с террасы. Было это на двадцатый рассвет от битвы в Ирбиссангине. После загремели зимние шторма. Лорд старел медленно, но верно, и принялся всерьез передавать дочери власть. Все больше тонкостей и все больше тайных докладов, незаметная привычка не расставаться с охранным медальоном и прикидывать мысли собеседника. Последние испытания искусства лгать в лицо и выглядеть смелой в безнадежных ситуациях. Представления дружине, наместникам, морякам: "Этот человек будет править вами после меня. Я думаю, она сумеет." И кивки головами людей, каждый из которых помнил головы женихов на площади. Все они полагали, что женщину от мужчины отделяет лишь излишняя мягкость, у Висенны же ее нет, а в уме наследницы больше никто не сомневался.
И все глубже становилось одиночество - вечный удел любящих власть. Только Янни за спиной - тенью. Так, что уже иногда все равно, с ней или одна. Девушки вполне созрели для прихода героя.
Но пришел Лес. В первый день весны еще неспокойное море выметнуло к берегам шесть драккаров. Они ворвались прямиком в порт на западе острова, что был ближе всего к материку Леса, и там, прямо по штормовой волне, прошли к военным причалам. И посыпались с кораблей страшные лесные чудовища: волки в рост человека, трехметровые в холке медведи... как их позвоночник выдерживал только! Обученные звери рубились немногим лучше людей, но оружие их весило столько, что разом ломало или откидывало клинки всякого, кто пытался противостоять напору черной волны. С огромными бревнами подошли к воротам, а, когда попытались со стен стрелять, с кошачьим визгом выпали из облаков крылатые демоны, а из их утроб посыпались на головы страже ежи взрослому по колено. Пожалуй, отражать нашествие более непривычных и противных взгляду монстров было бы легче, чем защищаться от тех, о ком в детстве слагают такие теплые добрые сказки... Видимо, и сказки взрослеют? Так взяли Хемгаут, и замок его, и сожгли, а люди Кадала отчаянным усилием отрезали пришлую нечисть от кораблей и уничтожили драккары. После чего сам лорд вскинулся в седло... а к императору полетели соколы с письмами: Лес пришел! Мы к ним, а они к нам. Мы выручали вас, а кто теперь нас спасет? Какая дипломатия возможна со зверьем? Шлите войска - не то нас смоет, сожрет черная меховая лавина. Спокойно, отвечала империя. Уже в пути. Кончатся шторма, ждите. Хуже всего было то, что сильный маг пришел на остров: не могли больше девчонки увидеть, куда противник прячется или направляется, словно дымом занавешивало все их особые зеркала, а попытка подслушать мысли кончилась мысленным поединком, из которого девчонки хоть и вылезли своим разумом, но потом неделю отлеживались. Даже какой-то жених затесался, и того не прогнали - так закручинились.
И гонял лорд Кадал врагов по острову, как перед тем всю жизнь всяких налетчиков. И таял отряд Леса, и поджигал захваченые хутора, и вытаптывал озимые, а звери съедали скот... Вот только жителей почему-то не убивали, женщин не насиловали ни немногие люди, ни звери... а то кто опасался, а кто и дожидался. Только один хутор не сожгли: там отчаянный пацан, еще не вступивший даже в семейный экипаж, принял вызов предводителя Леса и был мгновенно убит в поединке - но хутор пощадили за смелость. После этого вызов предводителя стали принимать в каждом хуторе, и много кто так спас дома и добро. Но и живым из таких поединков не выходил никто. И так все это напоминало обхождение самого Кадала с пленными разбойниками, что невольно завспоминали островитяне в одном ряду и вожака дикой стаи, и собственного лорда.
Но наконец совершил Кадал главную свою ловушку, и попал в нее отряд Леса в начале лета. И лег почти что весь, а остатки бежали через весь остров, разбрасывая огонь, в каком-то форту захватили галеру и удрали. И к середине июля Кадал засел в замке, чуя нарастающее приближение старости. Тогда же явился и имперский отряд во главе с умным и решительным офицером... в которого девушки едва не влюбились сразу вдвоем... но быстро обнаружили под внешним столичным лоском жестокость и равнодушие ко всему, кроме власти. Да еще офицер к женщинам у трона относился в лучшем случае снисходительно, и это задевало тем сильнее, чем дольше он тут сидел. Да и высокомерные имперцы всех рангов все чаще лаялись с островитянами, которые не привыкли подчиняться, не показав и своей воли. А уж такое понятие, как чистота крови... Да на нашем острове леди - внучка рыбака! Что кровь, была бы голова.
Обстановка нагревалась. Разрядки ради предложил старый лорд охоту столичному гостю, и вот на сентябрьском рассвете выехали двое правителей с подобающим случаю небольшим эскортом - так человек тридцать. И прямо с замковой террасы увидала Висенна, как на изумрудном поле перед воротами яркая охота толпится и перекликается... и как прямо из кустарника валят на дорогу волки Леса! Почти сотня. Два медведя. Грифон - из какой-то книги вычитала Янни название крылатой твари. Ежей видно не было. Не знали девушки, что ушли все ежи с острова, отвозить отчет в Исток Ветров, в уютный Каминный Зал Магистерии, где и Великого Мага задешево встретить. Как из лесу выехали двое людей, леди уже не смотрела. Крикнула личную стражу, коней, оружие... Два десятка караульных кинулись следом. Не успели. Заискрился круговорот сечи, ложились волки, падали с лошадей охотники. Вьюном вертелся приглашенный офицер, и как затравленный кабан, с лязгом опускал Кадал свой тяжелый кавалерийский меч. Чуть-чуть не доскакали амазонки, как свалили под лордом коня, и схватился с ним один из людей Леса. К тому времени полегли уже все волки, одного из двух медведей подняла на копья набежавшая стража. Грифона вязали в сеть, да и второго медведя туда же паковать стали. Попытались прикончить противника лорда, но Кадал не захотел: честь! "Глупое геройство, милорд" - сказал офицер, а Кадал повернулся к дочери и сказал: "Извини" - а враг его ждал конца переглядки. Понимающе так. Тут Висенна сообразила, что задумал старик, но не успела и двинуться, повернулся лорд к сопернику и кивнул: начали! Со свистом пошел вниз его клинок, и посох единственного уцелевшего мага Леса фырча распорол воздух, быстро и безжалостно коснулся виска, и лорд отлетел под ноги своим людям.
"Вам надо сохранять лицо" - прошептала Янни - "А я его любила. Мне бы такого отца." - и заревела в голос.
"Руби!" - вскинулся имперец. "Стоять!" - Висенна прикусила язык. - "Связать! Веревки с магией - вот эти." - уже ровным голосом она приказала ближайшему из своих людей. "Гостя в его комнаты. Охранять. Только поссориться с В.В.Рулом нам не хватало." - "Я не привык, чтобы женщина охраняла мужчину." - "Это моих солдат вы женщинами... граф? Вы ведь граф?". Охрана понуро повиновалась. Маг, боец, положивший кого? - Кадала! - деревяшкой против отточенной стали! Уйдет, и хорошо, если без крови. Но нет, с нашей госпожой не поспоришь, а смерть командира в бою - дело привычное. В конце концов, девчонка ездила с отцом по острову, знает, почем наш хлеб. Ладно! Мы подчинимся ей. Пока яснее не будет. Наутро следующего дня разнеслась по острову весть: убит в поединке лорд Кадал - и мало кто с первого раза поверил. Зато потом вскинулись крикуны. Вешать проклятого мага! Колесо! С обрыва в Акулью Плошку, связанного, чтобы не колдовал. Хорошо, что госпожа - ведьма, как удачно. А то и ей бы не миновать, да-а... Проклятый Лес!
Мага привели в допросную залу. Висенна и Янни предварительно обвешали ее амулетами, обложили всеми своими заклятьями. Палач, семь арбалетчиков. Круг света, спрашивающие в темноте. Принесли белый с синим грязный плащ мага, положили отдельно. Проверили. Магии в плаще нет. Можно начинать. Отношение к графу резко изменилось. Были вы любезный кавалер... а ныне мой государственный долг, а вы - слуга императора. Вот и не позвали. Сам явится, придется пустить, а на свою голову незачем. Хотя и к лучшему его несдержанность, молчаливый хитрец, верно, опаснее. Привели мага, втолкнули в круг. Без подсказки вышел на середину. Как знакомым, кивнул арбалетчикам: знаю, мол. Шаг влево, шаг вправо, попытка колдовать и все такое прочее... Повернулся к стульям с девушками: приятно пытать? Повернул голову к писцу с пергаментом: я готов, а ты за мной успеешь?
И хоть бы слово сказал при этом всем.
- Кто ты такой?
- Таккат из Истока Ветров. Маг Леса, моя стихия - Жизнь. Я был командиром первого флота.
- По рождению кто?
- Я никогда не помнил. В Лесу не имеет значения. О родителях ничего не знаю. Вырос при школе Следопытов.
- Сколько всего флотов?
- Двенадцать по шесть кораблей. На каждый из двенадцати самых крупных островов Архипелага.
Он не врал, или защитная магия ничего не стоила.
- Почему ты не пытаешься врать?
- Таков мой приказ.
- Что?!
- Приказ, цитирую: нанести по возможности больший ущерб острову, но никогда не трогать жителей. Грабить их, но не наносить им смертельного оскорбления. Добиться присылки на остров отряда империи. Это хорошо, что вашего кавалера здесь нет, он мне не понравился.
- Думаешь вывести меня из равновесия и ищешь легкой смерти? - Легкой - не ищу. Любой. Все двенадцать флотов набраны из смертников. Мы умираем вот уже год.
- Неизлечимая болезнь?
- Мы все пронесли через Ирбиссангин тело, и сожгли там душу. А свой сон я потерял еще в болотах Владыки Грязи. Как тот парень, про которого еще легенда сложена. Можно мне договорить мой приказ? - Попробуй. - в чем причина его настойчивости?
- Благодарю. Приказ, цитирую: оставшимся в живых рассказать о Лесе как можно больше.
Вот в чем! "Удар менестреля." Боятся тех, кого не знают. Ненавидят непривычное. Когда на островах перестанут ненавидеть Лес, у него вполне хватит сил на завоевание. И в этом случае оно будет воспринято уже не как конец света в ордах тьмы, а как обыденная смена правителя. И механизм и силы последнего отчаяния останутся ненужными, пафос противостояния людей и зверей сотрется и не подымет никого на бунт.
- Жаль, что у Вас императорский посол.
- Тебя сейчас не спрашивают. Уберите. Кто заговорит с ним или ответит хоть на один его вопрос, будет убит. Эй, маг! Раскроешь пасть - будешь убит немедленно. Неправильно понятое движение руками - то же самое. Висенна узнала достаточно. Рассказывать он хочет. Как ловко все перевернуто! Вместо отчаянной хватки за жизнь и желания сохранить тайну - глашатай, мученик, живая легенда. Проповедник. С ним нельзя говорить. Лучше всего просто убить теперь же. Но! Посол императора! Как точно выдержано время! Отряд пошел на смерть, чтобы выманить человека императора на остров. Последние уцелевшие долго скрывались, пока не уверились. И вот, на глазах у ставленника... Император захочет знаний. Не позволит убить пленника. И тот будет говорить. А что он скажет, уже давно придумано. Год прошел с Ирбиссангина, было время. Мы - такие же, как вы. Давайте торговать. Потом - дружить. Потом... Да вы уже узнали нас и видите сами - чего нас бояться. Так же поступил император, а потом... Архипелаг в жерновах между Лесом и Империей.
Вечером Висенна советовалась с Янни. Как теперь выбирать, с кем быть? Отдать пленника императору? Казнить так и так не дадут, слишком ценен. Тайно казнить? Обида и месть императора. Это не женишок с соседнего острова. Замуж за кого-нибудь наскоро? А дальше что? Еще этот граф обидится, ведь сам куры строит. За кого попало не выскочишь, вместо глупого мужа самой придется думать - да над тем же самым. Но в любом случае всех мужчин сжигает любопытство, и они позволят развязать язык проповеднику, надеясь выпытать военные тайны. Вот на полке самая магическая книга: "Власть колец." Там подробно расписано, чем окончил глупый король, пощадив пленного мага и позволив ему открывать рот. Но на островах магия не в почете, и такой довод не будет принят. К тому же мужчины уверены, что уж они-то окажутся умнее - и в который раз опростоволосятся. Получается, с Лесом, или с Империей? Про Империю мы знаем - люди как люди, только гонористые, но наши острова и не таких отесывали. А Лес? Как ни выбирай, все равно придется его спрашивать. И Висенна решительно вытащила пробку из слуховой трубы, что вела в камеру мага.
Маг молчал, но на серебрянном зеркале-экране вдруг возникли буквы: "Ты думаешь?"
Янни взвизгнула от неожиданности.
"Я не знаю, кого выбрать."
"Тебя пытали сегодня?"
"Нет. Меня считают медведем и посадили в зверинец. Правда, стерегут, но думают, я твой ручной зверь и без приказа не могу. Мне уйти? Могу пошуметь, если надо."
"А Хиарвенд?"
"Он крыло сломал."
"Жалко. Самый сильный наш маг. Здешние ведьмы почти равны мне по силам. А я слишком устал месяц прикидываться деревьями. Без него уже ничего не смогу."
"Так с кем мы будем договариваться, с островом, или с императором?" "Лучше с островом. Сам понимаешь."
"Так зачем ты, идиот, ее отца положил? Раньше приказа смерти искал? Как теперь на трупе договоришься? Слышал, что кричат в городе?" "Он устал жить. В глазах стояло. Видно, свою женщину давно потерял. Дочь верхом и с клинком не легче отцовского... какая мать спокойно посмотрит?" "Тогда, Такк, вот что я тебе скажу: не вера делает нас, а мы делаем веру. Если не выберешь страну, выбирай людей. Тебе ведь явно девчонки симпатичнее. С ними и договаривайся."
"С чего ты взял?"
"У тебя мысли сделались, как тем вечером - помнишь? Когда ты спрашивал у меня, что тебе мешает ей признаться."
"Услышал бы вас кто! В камере смертников о половине судьбы спорить." "Ты как? "
"Крыло. А так ничего. Здесь народ ничего, не злой. И вышколены хорошо. Жаль, что старый лорд не захотел дальше."
"Я уже не могу. Спать хочу. Если завтра переживем, в обычное время." - Они могли говорить это для нас... - пробормотала Янни. - Они могли знать, что мы их слышим. Госпожа, мне страшно! Они не колдовали, они просто читали мысли друг друга. До сих пор я только про такое слышала. Мы же это зеркало на мысли и заколдовывали... но у нас никогда такая ровная речь не получалась.
- Отец и правда хотел умереть, как ты думаешь?
- Он мне говорил.
- Когда?!
- Когда... я... ему... призналась. А вам он просил не говорить. И он не мог.
- Да. Сочли бы трусостью, если бы сам. Слушай, я тоже спать хочу. Уходи. Передай этим балбесам в страже, что звери тоже магические, пусть изменят охрану. Только аккуратно, а то те сообразят, что их подслушали. Но Висенна просто проплакала всю ночь.
Наутро пришел граф Дальгрен. Свое звучное имя он произносил, приятно вычеканивая последний слог. Он вежливо извинился, и поинтересовался, будет ли допрошен пленник. "Император заинтересован." - "Конечно. Мой секретарь передаст вам протоколы допроса." - "Как, уже? Вы распорядительны." - "А вы решительны." - "Да, и вот вам доказательство."
Кольцо!
Предложение.
"Я обдумаю ваш подарок. До скорого свидания. Я собираюсь на верховую прогулку - вдруг в этих лесах еще кто-то остался?" - "Вы храбры. Вы докажете это вторым кольцом?" - "Я подумаю, граф. Я вернусь через неделю. Испортите мне пленников, пеняйте на себя." - "Зачем они вам?" - "Я же ведьма, граф. И люблю игрушки!" - "Ах, вам уже передали? Умоляю не обижаться." - "Извините, я тороплюсь."
Почему это граф засуетился с предложением? Гм...
Висенна вернулась в замок тайком на час раньше времени вчерашнего разговора пленников. Приготовила зеркало, секретаря, послала двух шпионов под покои графа и в зверинец. Янни сама принесла еду. Хоть всю ночь просидим, если потребуется.
"Подъем! Начинается новый счастливый день! Все, кто видел дурные сны или храпел, должны немедленно доложить начальнику квартала для получения справедливого наказания!"
"С твоими шутками..."
"Вечер, друзья!"
"Кому вечер, а кому и дыба. Имперский гость глуп. "
"А ты ждал, что он сразу поверит?"
"Давай уйдем, Таккат. Девчонки уехали. Пока вернутся, нас тут не будет - какой-нибудь там несчастный случай, и мы в зоопарке императора, а ты в его казематах. Давай прикинемся больными, созовем стражу, отберем оружие и будем прорубаться наверх. Если угадаем время, умрем как раз на рассвете. Я знаю, что рассвет ты любишь. Магию мы почти уже набрали. Крыло заживет дня через два."
"Но на рассвете, мне кажется, жить приятнее."
"И я считаю, что мы еще не все сказали. А что легко будет, нам никто не обещал."
"До их приезда потерпим. Потом говорим все, и как можно больше. Еще вот что: если я раньше вас, как-нибудь передайте мое кольцо той, что повыше. Мне кажется, на ней будет смотреться. "
Еще одно кольцо! Они с ума посходили!
"Ты больше не хочешь умирать, а?"
"Я не хочу об этом говорить"
"Я обиделся и иду спать"
"Я не обиделся, но все равно сплю. Хррр."
Зеркало потухло. Так значит, имперец зашевелился из ревности. Верно говорят: дурак дурака...
- Сегодняшние протоколы допроса!
- Вы же официально уехали.
- Плевать!
Через некоторое время секретарь вернулся.
- Граф отвечал, что никакого допроса не производил. Будь Висенна менее уставшей, она бы решила разумнее. Но тут просто обиделась. Не державно, конечно, вершить по чувствам, а зато грызть не будет. Что она сама графа обманула, ей и в голову не пришло. - Дежурного начальника стражи ко мне! - и, когда тот явился, - Мага из казематов сюда. Немедленно.
Привели в комнату, два арбалетчика, болтами почти в висок, но так, чтоб не мог сбить прицел резким движением головы.
- Если ты дашь слово здесь не появляться, и мы отпустим тебя, ты его сдержишь?
- Я любое свое слово сдержу. Но это давать не хочу. Мне нравится у вас. Почти как в Лесу.
Янни кивнула: правда.
- Ты знаешь, что с тобой сделает император?
- Я не говорю: император, или: остров. Я говорю: власть. Знаю. - А если мы возьмем с тебя слово не колдовать в стенах замка... в обмен на это мы разрешим тебе говорить?
- Говорить с кем?
- С любым.
- И с вами?
- Только если я захочу.
- Всякое действие, совершенное с кем бы то ни было без согласия последнего, считается насилием и карается обрывом. Но на вас этот закон бы не подействовал.
- Я не подданная Леса?
- У вас клинок на боку. А носящий оружие вне данного закона. - Что такое обрыв?
- Две шеренги с копьями, палач и казнимый с равным оружием, за спиной последнего - пропасть.
- А если победит?
- Будет палачом. Или родственники обиженного вызовут на поединок. Выжившего в обрыве можно.
- Янни?
- Все - правда.
- Секретарь, записывайте подробно.
- Уже.
- Так ты дашь слово?
- Я не стану применять свою магию в пределах данного острова без разрешения лично госпожи ...?
- Висенны.
- Висенны, данного ею в присутствии более чем трех свидетелей, полностью понимающих свои действия. И в том даю свое слово я, Таккат, маг Жизни. - В комнату на самом верху. Пожелания?
- Вымыться. Полгода по лесам, без горячей воды противно. - А у вас разве моются?...
- Все расскажу, все. В свое время?
И настало это время. Маг поселился в комнате, из которой был лишь один выход - через крышу. И этот выход приказали взять только под наблюдение. Если хочет, пусть бежит. По крайней мере, не убьет часового по дороге. Маг почти не выходил из своей комнаты. Плащ ему отдали, посох, конечно же, нет. Так что танцевал он на рассвете с пустыми руками. Разминался. По вечерам его приводили в лабораторию, усаживали так, чтобы не мог выпрыгнуть из глубокого кресла, и расспрашивали. Сперва часто проверяли правдивость, потом надоело. За магом неотступно двигались трое арбалетчиков, начальник охраны недовольно хмыкал, все ожидая подвоха... но потом и его стали приглашать послушать, что говорит гость. А тот ровным почти бесцветным голосом излагал, как поставлена в крепостях типа Истока Ветров охранная служба, почему в Лесу говорят только "власть", чем Великий Маг отличен от прочих, какие лакомства подают на весенних праздниках, как препочитают рубиться Ур-Син, по-вашему это медведи... Медведя и грифона, свежевымытых и расчесанных, перевели в просторный зимний фехтовальный зал и там держали. Иногда говорили и с ними. Оружия и вообще каких-либо предметов магу в руки не давали. Секретари ежедневно перебеливали по полтора свитка его россказней. Маг ни разу не взглянул в глаза Висенне, ни разу не назвал ее иначе, чем "госпожа"... и, похоже, стал как-то слишком уж безразличен, чтобы в такое поверить. Вечерние переговоры пленников также сошли на нет, да и подслушивать стало неинтересно: маг и его звери говорили то, что думали. На любой прямой вопрос следовал столь же прямой ответ, редко учтивый, но никогда злой или раздраженный. Просто прямой. А граф Дальгрен взбесился. Когда пажи передавали ему, что Висенна, Янни и пленный маг в магической лаборатории, или что леди острова слушает записанные рассказы, граф темнел лицом, и вновь посылал с вопросом: когда же ответ на его кольцо? Хоть какой-нибудь?
И, наконец, прилетел почтовый сокол с распоряжением императора относительно пленных. Передать мне! Немедленно. Корабль уже в пути. Успеть до зимних штормов.
И тут уже из обиды поступил граф. Он хотел быть героем в глазах этой девчонки, по недоразумению оказавшейся у власти. Страсть слепила ему глаза, и о письме из ревности он не сообщил ничего. Его злоба однажды стала столь велика, что Янни впервые посмотрела на мага с чуть большим интересом, чем всегда. Ведьму этикет не сдерживал, она отозвала мага от столов, где Висенна застыла в трансе, проверяя новое заклинание, и спросила: "Как ты к ней относишься?" Маг покосился на арбалетчиков и ничего не сказал. "Говори, дурак!" - "Извини за Кадала, если можешь." - "О ней говори." - "Не хочу." - словно забрало у мага было прямо под веками. Только что мечтательно улыбался, и р-раз! Лицо - маска, глаза - бойницы. И огонь. Темное пламя глубоко на дне, и моргает с лязгом. "С-скотина." "Я уже и не хочу лгать. Отвык." "Что за правда, что ты сказать не хочешь?" "Препочитаю, чтоб отгадали."
Из транса Висенну вывел звук пощещины. Янни шипела и ходила вокруг пленника кругами. Арбалетчики улыбались. Улыбался и пленник. Грустно так. Вот тут и вбежал гонец: корабли пиратов, штук десять, собираются в море у Кривых Скал. Ждут прилива. Человек шестьсот. Можно собрать отряд на берегу, но сомнут все равно, более сотни под рукой нет. Так или иначе пройдут на остров. Опять гонять их по всем закоулкам. А имперцы? Их же пять сотен? Так их граф два часа назад уехал, а кроме него, никого не послушают.
Висенна выругалась. Ясно, что положат пиратов всех. Но пока это случится, граф наверняка прикогтит пленников. Ее-то в замке не будет, она будет вынуждена ловить банду по всему острову. Недели две. При удаче. Маг посмотрел сперва на нее, потом на Янни. Как тогда, в первый раз в подвале беззвучно произнес: ты этого хочешь? - и Янни кивнула: это правда! - Извините, госпожа. Хотите поразвлечься? Да нет, никакой магии. Дайте мне одну лодочку... нет, не галеру. И пошлите со мной столько своих людей, сколько сочтете нужным. Или просто возьмите слово, что вернусь. Мои друзья и тут посидят. Ими я не хочу рисковать.
Висенна пожала плечами: мы ничего не теряем. А тебя потеряем, так и хрен с тобой. И поэтому с легкостью выполнила еще одну просьбу мага, и он уплыл к Кривым Скалам, с десятком добровольцев.
А когда его скорлупка повернула обратно к острову, пиратские корабли вдруг опустили весла на воду и рванулись наутек, за горизонт, с такой скоростью, с какой и от имперцев не бегали.
- Что ты им сказал? - спросила Висенна. Маг ехидно пожал плечами: - Я только назвал свое имя и передал вами сказанное перед отплытием. И они ушли.
- Капитан?
- Это правда. Он ничего не говорил, кроме этого, и ничего не пытался передать. Всю дорогу смотрел под ноги, никаких знаков не делал. - Янни?
- Магии не было.
Вечером Янни попросила у госпожи зеркало подслушивания. Часа на два. Госпожа фыркнула: все-таки ты в него влюбилась? Я - нет. А вам неинтересно? А я с графом на охоту еду. На весь вечер. Скажу ему, что завтра торжественно дам ответ на кольцо. Пусть утихнет на пару часов. Янни позвала с собой к зеркалу и секретаря. И не ошиблась. Судя по нитевидным буквам, разговор начал грифон: "Ты зачем это сделал?"
Вмешался медведь: буквы рубленные, из толстых палок. Так и слышишь низкий рокот.
"Извини, перебью."
"Спасибо."
"Нет, я и об этом спрошу. Но потом. Что ты пиратам сказал?" "Только представился."
"Как?"
"Полным именем. И сказал, что я представляю власти данного острова в этих переговорах. И хочу, чтобы они ушли."
"После такого и я бы ушел."
"Они и ушли."
"Ты опять не хочешь говорить."
"Да."
"Тогда расскажи про Ирбиссангин. Тебя отвлечет, нас развлечет. Мы-то там не были."
"С чего бы это?"
"Раз мы никак не умрем, то давай жить?"
"А ты после этого рассказа сможешь?"
"А ты не уходи от ответа. Расскажи, а там и посмотрим. " "Что рассказывать? Тысяч двадцать пришли с нами на поле, две полные племенные стаи. Да уже было там с десяток тысяч ежей Токиссы, да коты, да ирбисы, по ним же край и прозван. Да резерва пятьсот Ур-Син. Вот только в тот предрасветный час никто из новых от усталости уже не стоял на ногах, так и сунулся строй носами в землю, и если и было тогда что богатырского, так это храп. Двое суток лезли по горам без передышек и почти без привалов. Успеть успели, но в последний момент: Фрогмен и Ярл уже выстраивали своих людей, и скоро их стена копий готова была пойти. И никак не смогли мы своих поднять. Наркотики все использовали по пути - торопились. Тогда на совете и приняли решение на Тогарму. И объявили над полем, что всякий, слышащий эти слова... От заката до рассвета... Может плевать... На законы Леса... И медленно, через себя, поднялся строй. Все захотели до заката дожить... да и после - все-таки накопились обиды, мстить не только врагам хотелось. И уже вручную, без всяких законов. А потом рухнул на плечо дозорный: противник на расчетном рубеже. И хрипло провыли горловые: разгон... брать-брааать... и, сперва шагом, потом трусцой, потом рысью, двинулась нижняя лава навстречу спускающейся с холма стене щитов и копий, а по нижней лаве, по спинам, разгонялась верхняя неровная тысяча самых легких, быстрых и ловких волков. И они перепрыгнули первые ряды - а вторые не успели в тесноте ни поднять копья, ни добыть мечей, и волки рухнули им на головы, и тут же ударили в спину первому железному ряду, к которому как раз нижняя лава подкатилась. Так сделалась брешь. В нее прошла тысяча наемной конницы, развернулась в тылах и взялась давить. Тогда только занялся рассвет у нас за спинами, и серый прежде туман заиграл красками. Ярл двинул своих, и поле покрылось живыми ромбами: тысяч пять щитоносцев, выстроенных штук по двести. Мы подняли резерв - это вот ваши и были. И перемололи где-то построения два, а то и три, когда мутанты Фрогмена побежали, наконец. А грифоны и стаи с конницей гнали их часа три. А Ур-Син доламывали людей Ярла. Те крепко стояли, но потом все-таки уползли на север. Кто-то пошел и за ними, мне рассказывали, но я помню только, как мы с резервом дошли до первого ромба. А потом ничего не помню. Не хочу. Я тогда убежать хотел, все равно куда. Но нельзя было. Ну и все."
"Спасибо. Рассказ неплох."
И более ничего в зеркале в тот вечер не появилось. Перед рассветом Янни вышла на балкон и принялась ждать госпожу. Та вышла, вопреки ожиданию, не от графских покоев. И настроение у нее было странно безразличное. Что-то повисло в воздухе. Молча ожидали рассвета подруги, одна не хотела говорить, вторая опасалась сама не зная, чего. А на рассвете горизонт разом покрылся мачтами, и множество парусов взошли с солнцем.
- Многовато для имперского конвоя... - пробормотала Висенна. - Тем более для пиратов. Я думаю, это Лес. Я зря позволила ему говорить со вчерашними. Он, видимо, как-то позвал на помощь.
Словно в ответ на ее предположение, с кораблей к небу рванулись темные точки и растворились в лучах подвешенного низко солнца. Заревели трубы дозорных и замок принялся готовиться к бою. На поляне перед лагерем строился имперский гарнизон.
- Пошли на стену - сказала Висенна. Вбежавшему стражнику: - Приведите мага на стену. Руки связать.
На стене они оказались одновременно. Маг изменился. Выпрямился, глаза заблестели. Тонкая улыбка играет. Дождался. Выиграл. Хоть бы один взгляд в сторону Висенны! Ладно же. Да и что мне в нем?
- Кто это?
- Сделайте зеркало, пожалуйста, я перечислю.
Хлоп! Прямо на полированном куске стены возникло изображение кораблей и их флагов, и маг начал перечисление:
- Корпус "Вирхамат", группы "Дождь", "Волна", "Прилив". По-нашему Вирхамат, Шасс, Плесс, Дасс. Корпус "Сагенай" - Удача. Группа "Тень". Корпус "Токисса" - Исток Ветров. Группа "Тьма". Несут знаки... Так, флаг переговоров. Сегодня, госпожа моя, войны не будет. Интересно, кого послали на западную окраину. Сейчас, наверное, прилетят послы. Пять драккаров вспенили воду перед строем из восьми галер береговой охраны. Остановились. Один выдвинулся вперед, на носу его ветром рвануло сине-белый плащ, такой же, как и на пленном маге. Носитель плаща поклонился галере.
- Представляется - сказал маг. - Просит принять послов. Тут человек Леса вскинул голову и увидел на стене знакомые цвета. Он обернулся к своим и что-то коротко прокричал. Какое-то имя. И все корабли хором заревели в ответ, но не грозно, а радостно. И без команды покатились назад все драккары, кроме посольского, и не оглядываясь, ушли к соседнему острову.
- Маг! - Висенна поглядела на него в упор. - Это ведь тебе они там так радуются? Кто ты такой?
- Я уже назвался.
- А полное имя ? - вмешалась Янни.
- Ты подслушала!
- Разумеется! А ты нас все-таки обманул.
"Дети" - подумал капитан стражи. - "Дети. Может, уже сейчас тараны этой нечисти колотят в ворота западных городков, может, черный поток льется на остров из тех кораблей, что пристали в невидимой отсюда части берега. А они играются в честь... как будто эта их любовь сейчас имеет значение." - Полное имя Таккат и есть.
- Переведи.
- Снежный Кот - неохотно сказал маг.
Стражники перехватили оружие. Капитан стражи выдернул кинжал и приставил его к шее мага: не двигайся!
Снежный Кот - по легенде, так стали звать человека, подготовившего армию Леса к Ирбиссангину. Понятно, почему ушли пираты. Они все новости слышат и все языки знают. "Я - Снежный Кот из Ирбиссангина. Я представляю власти данного острова. Я хочу, чтобы вы ушли." Бегом! Подальше от проклятого острова. Здесь правит Лес, а человек, положивший своей армией в пять раз большую, тут на посылках. Без эскорта в лодочке плавает. Ужас прогнал пиратов, а Лес узнал об этом тотчас же. И выслал корабли за Снежным Котом. Скотина! Но какая хитрая... и хладнокровная - столько выжидать, и так спокойно воспользоваться моментом. И он ведь не врал! Или врал... теперь все равно.
- Это не мой отряд смертников. - произнес между тем маг. - Это уже регулярная армия. Я рассказывал. Если они здесь, значит Лес пришел и в империю. Значит, там, на востоке, уже выплескивает на побережье длинные тела кораблей, лавиной валится с них строй, уже подносят на удар осадные баллисты, что швыряются окованными бревнами, уже сыплются из облаков грифоны и зеленое пламя охватывает крыши воротных башен. Мы были слишком разношерстны, слишком слабо скреплены. Мы плохо умели делать что-то вместе. Эти - умеют. Там пять кораблей, но они - одно целое. Я знаю, я учился с ними более трех лет, а еще два ходил под вон тем зеленым флагом в форме березового листа. Следопытом. Проводником и разведчиком. - А ведь ты любишь править, маг. - проговорила Висенна. - Ты, конечно, посоветуешь нам сдаться. Ведь для этого ты здесь нам расписывал все красивости вашей жизни и подготовку вашей армии?
- Я люблю не столько править, сколько строить. А еще я когда-то неплохо с эмалью возился, когда время было. Только это неважно. Вон как капитан на меня смотрит. Я советую просто принять послов. И еще - можно? - Говори.
- Если решите драться с ними, возьмите мой плащ. По крайней мере, вас не пустят на мясо, когда увидят.
- Тебе-то что?
- Мне - ничего.
- Врешь!
- Янни, ты без медальона этого не видишь.
- Я и так знаю.
"!!!" - подумала стража - "Признавался бы, и с концами. Сняли бы голову, так хотя бы без этой всей дури. Вот уж где не ждали жениха откопать." - В комнату. Охраняйте как выкуп за остров. Если он не соврал, то для них он, вероятно, ценен. Зверей тоже стерегите получше. Плащ пусть себе оставит... кавалер!
Увели мага, прибыл граф. "Может быть, сегодня мы умрем, их уж слишком много. Тысяча извинений, но каков же ваш ответ на кольцо? Сегодня нападения не будет? Ах, это о-о-он сказал. Ну конечно, ну разумеется. Верьте ему больше. Я в войска. Лес - штука вероломная. Да, я буду ждать атаки."
Висенна повернулась к капитану и попросила его - послов, сразу, как появятся, привести в зимний фехтовальный зал, где звери. И всех начальников острова там же собрать. И арбалетчиков побольше. И мага привести, и графа позвать.
Состоялся завтрак. И ударил надвратный колокол: посол Леса. Седой Саккара, Великий Маг. Просто так, без красивостей. Что ж, в фехтовальный зал. Вошел, против ожидания, темноволосый человек средних лет, лицом и походкой - вылитый Кадал в зрелости. Куртка, свободные штаны по варварскому покрою, плащ на руке. Посох внесла стража.
Поклоны. Лес приветствует Остров. Остров приветствует Лес. Лес интересуется, на каких условиях Остров выдаст пленников. Договор о ненападении? Хм... Лес должен обдумать ваши предложения. А сколько у вас пленных? Только трое? Узнаю Такката, любитель крайностей. И что же? Нет, никакой Снежный Кот того не стоит. Что нам в его прозвании? Если мы станем драться, то не за имя, а потому, что он - из наших, вот и все. Ваша ведьма подтвердит, что это правда. Да вы и сами ведь... ведь видите, я хотел сказать.
Договор... Да, я полагаю, вы его уже составили? Формулировки? Устраивает. Эта - тоже. И эта. Может, тотчас и подпишем? А то нам еще на один остров надо, там еще кто-то из наших застрял.
"Так быстро..." - удивилась Висенна.
- Я не хочу отсюда уходить - пожал плечами маг.
- И свободы не хочешь?
- Я тоже не уйду - пророкотал медведь.
- А я уйду - клекотнул грифон. - Мне пора.
Саккара, казалось, удивился. Или разыграл удивление. - Им нельзя верить - нахмурился Дальгрен, граф Империи. - И потом, он же убил вашего отца!
Зря он это сказал. Не напомни он про Кадала, не поверила бы Висенна ни магу, ни себе самой. А тут разом всплыло в памяти, как спокойно - слишком спокойно - следил за ней маг, когда она проверяла полученные от него заклинания. Как задумчиво обводил комнату взглядом и улыбался, узнавая в книгах и приборах старых знакомых. Словно примерял на себя. С какой тоской смотрел на людей, когда видел их вдвоем... и как однажды донесли ей, что маг высунулся в окно и жадно всматривается в рассвет. И увидела Висенна в нем свое собственное отражение, такое же одинокое, и так же связанное долгом. И, если бы в тот момент протянул бы ей маг кольцо, то видимо, задохнулся бы в ее объятиях безо всяких церемоний. Но связаны за спиной были его руки, но молчаливой угрозой стоял в зале Великий Маг Леса, посол, приведший к острову врагов. Но ревниво таращился граф Дальгрен... И упал в зал почтовый сокол, и сразу - к графу. Император прислал флот. Десять кораблей. Не сметь выдавать пленных! Пленные - мои, а Лес стоптать. И это письмо не показал Висенне граф. Только победоносно улыбнулся и гордо удалился к себе, а имел бы усы, так бы и подкручивал, до того был доволен. Пусть любит, кого хочет, но возьму ее я. Сегодня ночью мы просто захватим замок... и завтра Лес увидит на стене головы своих раскрашенных придурков. В плащах - так гордо подумал граф, совершенно позабыв, что и договор подписан уже, и целых две ведьмы в зале могут читать мысли.
Но обе ведьмы даже и не заметили, как граф ушел. Янни переживала за подругу, а та - за себя. Минутное колебание под личиной державных раздумий. - Хорошо. Печать.
Упала на договор печать.
- Развяжите их. Господин посол, приглашаю вас сегодня вечером на торжество (- этикет-с!) по случаю заключения договора. Глашатай! Объявить содержание договора на площади казней. - и вполголоса начальнику разведки, - Должно создаться мнение, что мы откупились от Леса именно пленными, и именно Снежным Котом. - громко:
- Таккат?
- Да?
- Вы не объяснили мне два последних заклинания. Вы не согласитесь это сделать перед отъездом?
"Почему ты ей ничего не скажешь?"
"Я убил ее отца. В поединке. И вообще, этому острову меня любить не за что."
"Ты убил лорда Кадала в поединке? Мечом?"
"Трам-тарарам! Посохом!"
"БЛЕДНЫЙ КОТЕНОК! не хами."
- Господин посол не хочет проследить за выдачей остальных пленных? Конечно же, Саккара тут же захотел. И проводил грифона с медведем к кораблю, который отошел под конвоем шести галер. Для почестей... ну и, понятно, ради охраны.
А Висенна, Янни и Таккат двинулись в лабораторию. Уже без арбалетчиков. Капитан нахмурился.
- Господин капитан, пойдемте с нами - позвал маг, - Эти заклятья могут быть интересны человеку военному. И пару толковых ребят прихватите, с разрешения... - маг чуть наклонил голову к Висенне. Капитан просиял: - Госпожа, мне крайне необходимо узнать эти заклинания, пока он не уехал.
- Хорошо. Только на этот раз твои толковые ребята ведь обойдутся без арбалетов? - леди острова улыбнулась. И все, кто был в зале, тоже поняли: окажись у мага кольцо в кармане... вот сейчас. Но не было у него там кольца. С тем и ушли. Заработались до раннего вечера, а потом в зале приемов накрыли на всю компанию. Все веселились, даже граф. Висенна прикидывалась веселой. Таккат переглядывался с Саккарой, а тот два раза подмигнул Янни: как вы с ним тут обходились? А она в ответ: дай ты этому дураку кольцо. Все ведь ждут. - А он не делает того, чего ждут. - Зато я сейчас сделаю то, чего не ждут. Лови, посол!
И через весь стол Янни швырнула ему свой перстенек. Хорошая реакция была у посланника, на лету поймал почти рядом с лицом.
- По нашим обычаям... - начал объяснять кто-то.
- Я знаю - сказал темноволосый Седой. - Возьми. То-то мне сапожки приснились. - Он медленно снял свой перстень с печатью: тяжеловат. Вынул из пояса плоское цветное колечко, в тончайшей эмали. - Помнишь, Такк, ты для меня сделал? - и несильно метнул через стол. Янни поймала кольцо сложенными ладонями и с вызовом поглядела на Такката: а ты? - А я слишком многих убил на этом острове. - Таккат глядел в пол. - Боюсь, не будут меня здесь любить.
Этого граф уже не вытерпел. Махнул рукой, и в зал побежали солдаты империи. Рассвет встречали на террасе дружной компанией: граф и Таккат в полукольце щитов, со трех сторон мех, зубы, клыки, металл - с четвертой парапет. Саккара прислонился к дверному проему, Янни с обалделым лицом вращает на пальце кольцо. Леди сидит в кресле, за ее спиной капитан со свежими шрамами поперек щек, сапог разрезан и нога перемотана, опирается на спину сидящего волка, и пара стражников в рваных кольчугах, путающихся в обрывках сапог, а за ними два медведя, опирающиеся на кузнечные молоты в свой рост. Под берегом вперемешку корабли и остовы: два целых драккара, два полусожженных, разбитая галера и штук пять имперских шнекк с проломленными бортами и упавшими мачтами.
Таккат с посохом, граф с мечом. Грифон над головами. Вот-вот выскочит из воды солнце: начинайте! Какая же сказка без поединка антигероев? Свистнул клинок, перекрестил серый воздух. Дальгрен пошел резво, надеясь либо посох срубить, либо подобраться вплотную - там-то длинный шест однозначно мечу проиграет. Но и маг это знал не хуже, а потому отмахнул понизу, на уровне стоп, расчитывая вызвать графа на прыжок или защиту... только, что он назад отскочит, не подумал. Так Дальгрен и запнулся о парапет, так и кувыркнулся со стены, так и не вышло красивого боя. Тогда маг пожал плечами: я сделал, что мог, и больше не хочу сопротивляться судьбе. Вывернул на ладонь свой пояс, отыскал там колечко, двойник того, что Седой Янни подарил. И побрел к креслу, а за его спиной море полыхнуло синим, белое солнце заставило прижмурить глаза. И в светло-голубом небе прорисовался черный двойной пятиугольник: грифоны возвращались на север.



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)