Скачать и читать бесплатно Агата Кристи-Скрюченный домишко
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



9

Бренда Леонидис сидела на тахте все в той же позе. Она внимательно взглянула на меня:
- А где инспектор Тавернер? Он тоже придет?
- Не сейчас.
- А вы кто?
Наконец-то мне задали вопрос, который я ждал все утро. Я ответил по возможности правдиво:
- Я имею некоторое отношение к полиции, и, кроме того, я друг семьи. - Семья! Скоты они все! Я их ненавижу.
Бренда казалась одновременно сердитой и испуганной, губы ее дрожали. - Они всегда относились ко мне по-скотски... всегда! С самого начала. Почему мне нельзя было выйти за их обожаемого папочку? Какое и м дело?! У каждого из них куча денег. И это о н обеспечил своих детей - ни у кого из них не хватило бы мозгов самому заработать себе на жизнь! - Она помолчала и продолжила: - Почему человек не может жениться вторично... даже если уже немолод? А Аристид вовсе не был старым, несмотря на годы. И я очень, о ч е н ь любила его! - Бренда вызывающе посмотрела на меня. - Понимаю, - сказал я. - Понимаю.
- Наверное, вы не верите мне - но это правда. Меня всегда тошнило от мужчин. Я хотела иметь дом... и хотела, чтобы кто-нибудь ухаживал за мной и говорил мне комплименты. Аристид часто говорил мне комплименты - и он легко мог рассмешить меня... и он был умным. Он был очень, очень умным. Я нисколько не рада его смерти. Мне страшно жаль.
Бренда откинулась к стене. Уголки ее широкого рта приподнялись в странной сонной улыбке.
- Я была счастлива здесь. Чувствовала себя в безопасности. Ходила по шикарным портным... и Аристид делал мне чудесные подарки, - Бренда вытянула вперед руку и полюбовалась рубиновым перстнем. На какой-то миг рука женщины показалась мне мягкой кошачьей лапой, а голос словно превратился в сладкое мурлыканье. Она продолжала улыбаться сама себе.
- И что в этом плохого? Я была очень нежна с Аристидом и сделала его счастливым. - Бренда подалась вперед: - Знаете, как мы познакомились? - И продолжала, не дожидаясь ответа: - Это произошло в ресторане "Веселый Шэмрок". Аристид заказал омлет с тостами. Я плакала, когда принесла ему заказ. "Присядь-ка, - сказал он. - И расскажи мне, в чем дело". - "О, я не могу, - ответила я. - За разговоры с клиентами я получу нагоняй". - "Не получишь, - сказал он. - Я владелец этого ресторана". И только тогда я посмотрела на него внимательно. Такой странный маленький человечек, но в нем ощущалась какая-то сила... Наверное, вы уже слышали эту историю от н_и_х_... Будто бы я была скверной женщиной - но это неправда. Родители дали мне хорошее воспитание. Мы держали прекрасную мастерскую по вязанию кружев... Я не имела ничего общего с теми девушками, которые гуляют сразу с несколькими парнями и быстро теряют свою гордость. Но Терри казался мне не похожим на других. Он был ирландцем и собирался уходить в плавание... Потом он ни разу даже не написал мне... Наверное, я поступила страшно глупо. Но так уж получилось, понимаете. Я забеременела - как какая-нибудь дурочка-служанка, - в ее голосе послышалось презрение великосветской дамы. - Аристид был великолепен. Сказал, что все образуется, мол, он одинок и может жениться на мне сию же минуту. Это было похоже на сон... И потом выяснилось, что он и есть тот самый великий мистер Леонидис, который владеет кучей магазинов, ресторанов и ночных клубов. Это похоже на сказку, не правда ли?
- На сказку определенного рода, - сухо согласился я. Взгляд Бренды медленно возвращался из какого-то далекого далека. - Никакого ребенка у меня не было. Я ошиблась.
Она лениво улыбнулась.
- Поклялась себе, что буду Аристиду по-настоящему хорошей женой. И я ею _б_ы_л_а_. Я заказывала для него блюда, которые он любил, и носила цвета, которые ему нравились, и делала все для его удовольствия. И он был счастлив со мной. Но мы никогда не чувствовали себя свободными от его семейства. Они вечно болтались где-нибудь поблизости, паразитировали на Аристиде и запускали руку в его карман. Эта старая мисс де Хэвилэнд должна была бы уехать отсюда, когда Аристид женился. Я так и сказала мужу. Но он ответил: "Она жила здесь так долго! Теперь это и ее дом". Ему нравилось жить с ними под одной крышей и держать всех их в подчинении. Они относились ко мне _п_о_-_с_к_о_т_с_к_и_, но Аристид как будто не замечал этого. Роджер меня ненавидит - вы видели Роджера. Он всегда ненавидел меня. Он страшно ревнив. А Филип настолько чванлив, что никогда не разговаривает со мной. И вот теперь они пытаются представить дело так, словно я убила Аристида. А я не убивала! _Н_е_ у_б_и_в_а_л_а_! - Бренда резко подалась вперед: - Поверьте, прошу вас.
Я нашел молодую вдову достойной всяческой жалости. Презрение, с каким Леонидисы отзывались о ней, и их неприкрытое желание убедиться в ее виновности сейчас показались мне просто бесчеловечными. - Если не меня - в крайнем случае, они подозревают Лоуренса, - продолжала Бренда.
- А что Лоуренс? - поинтересовался я.
- Лоуренс - бедняжка. Он очень болезненный... и не мог пойти на войну, но это не из-за трусости. Просто он страшно нервный. Я всегда старался развеселить и утешить его. Он вынужден был заниматься с этими ужасными детьми. Юстас вечно насмехается над ним, а Джозефина... впрочем, вы сами видели Джозефину и понимаете, что это такое. Я сказал, что еще не видел Джозефину.
- Иногда мне кажется - у девочки не все дома. У нее какие-то подлые ухватки, и она несколько странная... Иногда я просто боюсь ее. Джозефина меня не интересовала. Я вернулся к Лоуренсу Брауну. - Вообще кто он такой? - спросил я. - Откуда взялся?
Я сформулировал вопрос неуклюже. Бренда вспыхнула. - Он обыкновенный человек. Как я... Что мы можем поделать против всех н_и_х_?
- Вам не кажется, что вы несколько преувеличиваете грозящую вам опасность?
- Нет. Они хотят, чтобы преступником оказался Лоуренс... или я. И этот полицейский на их стороне. Что я могу поделать против них? - Не стоит так накачивать себя, - сказал я.
- Почему убийцей не может оказаться один из них? Или кто-то совершенно посторонний? Или один из слуг?
- Ни у кого нет никаких мотивов.
- О, _м_о_т_и_в_! А какой мотив может быть у меня? Или у Лоуренса? Чувствуя себя довольно неловко, я промямлил:
- Они могут предполагать, что вы и... э-э... Лоуренс любите друг друга... и хотите пожениться...
Бренда резко выпрямилась.
- С их стороны очень дурно так думать! Это неправда. У нас с Лоуренсом никогда не было даже разговоров на подобную тему. Я просто жалела его и всячески старалась утешить. Мы с ним друзья - и не более того. Вы ведь верите мне, правда?
Я ей верил. Я верил, что Бренда и Лоуренс являются, как она выразилась, друзьями - и не более того. Но я также был твердо убежден, что миссис Леонидис любит молодого учителя, может быть и сама не подозревая об этом.
И с этой мыслью я отправился вниз разыскивать Софию. Я уже собирался заглянуть в гостиную, когда София высунулась из двери в конце коридора.
- Привет, - сказала она. - Я помогаю Нэнни готовить ленч. Я хотел было присоединиться к ней, но девушка вышла в коридор, прикрыла за собой дверь кухни и, взяв меня за руку, провела в пустую гостиную.
- Ну? - спросила она. - Ты видел Бренду? Как она тебе показалась? - Честно говоря, мне ее жаль.
София выглядела довольной.
- Понятно. Значит, она успела тебя обработать.
- Дело в том, - слегка раздражаясь, начал я, - что я могу посмотреть на сложившуюся ситуацию ее глазами. А ты не можешь. - В каком смысле ее глазами?
- Скажи по-честному, София, кто-нибудь из вашей семьи когда-нибудь был добр по отношению к ней - или хотя бы вежлив?
- Нет, мы не были добры к ней. С чего бы вдруг?
- Просто из соображений христианского милосердия, если уж не из-за чего другого.
- Какую высокую ноту ты берешь, Чарлз. Похоже, Бренда постаралась на славу.
- Послушай, София, у меня такое впечатление... Я не понимаю, что с тобой происходит.
- Я просто не привыкла притворяться, вот и все. Говоришь, ты посмотрел на ситуацию глазами Бренды? А теперь посмотри моими. Я не люблю тот тип молодых женщин, которые влипают в неприятные истории и под этой маркой выходят замуж за богатых стариков. У меня есть полное право не любить этот тип молодых женщин, и я не вижу необходимости скрывать свою неприязнь к ним. И если бы все факты этой истории были сухо запротоколированы на бумаге, _т_е_б_е_ бы тоже совсем не понравилась подобная молодая женщина.
- Она что, придумала все это? - спросил я.
- О ребенке-то? Не знаю. Но я лично считаю - да.
- И тебя возмущает, что твой дедушка купился на эту басню? - О, дедушка вовсе не купился. - София рассмеялась. - Дедушка никогда ни на что не покупался. Он хотел заполучить себе Бренду. Он отдавал себе полный отчет в своих действиях - и все вышло в соответствии с его планом. С точки зрения дедушки этот брак был чрезвычайно удачен - как и все остальные его деловые операции.
- А приобретение Лоуренса Брауна в качестве учителя тоже можно считать одной из наиболее успешных операций твоего деда? - иронически осведомился я.
София нахмурилась.
- Знаешь ли, вполне возможно, что да. Дедушка хотел видеть Бренду счастливой и довольной. Может быть, он решил: нарядов и драгоценностей недостаточно для ее счастья. И решил удовлетворить мечту Бренды о некоем романтическом увлечении. Он прикинул, что молодой человек типа Лоуренса Брауна - по-настоящему домашний и спокойный, если ты понимаешь, о чем я говорю, - вполне подойдет для этой цели. Возвышенная платоническая дружба с оттенком печали, которая, безусловно, отвлечет Бренду от возможных поисков любви где-нибудь на стороне. Возможно, дедушка руководствовался в своих действиях именно такими соображениями. Он был старый хитрый черт, знаешь ли.
- Да, похоже на то.
- Конечно, он не мог предвидеть, что все это кончится его насильственной смертью... И именно поэтому... - Голос Софии зазвучал с неожиданной страстью: - Именно поэтому я не верю, что это на самом деле сделала Бренда. Ведь если бы она или Лоуренс собирались убить дедушку, он обязательно знал бы об этом. Наверное, тебе это кажется странным рассуждением...
- Должен признаться, да.
- Но ты просто не знал дедушку. Он не стал бы потворствовать собственным убийцам... Ну вот опять! Опять глухая стена... - Бренда напугана, София, - сказал я. - Страшно напугана. - Инспектор Тавернер со своим славным коллегой? Должна признать: выглядят они устрашающе. Лоуренс, полагаю, бьется в истерике? - Почти. Он был жалок. Не понимаю, что Бренда могла в нем найти. - Не понимаешь, Чарлз? На самом деле Лоуренс весьма привлекательный мужчина.
- Этот слабак?! - искренне удивился я.
- Почему-то мужчины всегда считают, что представительницы прекрасного пола непременно отдают предпочтение угрюмым грубым существам типа неандертальца. У Лоуренса безусловно есть достоинства... но не думаю, что ты сможешь оценить их. - София внимательно взглянула на меня: - Да, Бренда глубоко запустила в тебя свои когти.
- Не говори глупостей. Она даже не симпатична... И она вовсе не... - Не пыталась обольстить тебя? Конечно, нет. Она просто разжалобила тебя. Она не особенно красива и вовсе не умна - но у нее есть одно выдающееся качество: она умеет приносить неприятности. Она уже встала между тобой и мной.
- София! - ошеломленно воскликнул я.
София направилась к двери.
- Забудь этот разговор, Чарлз. А сейчас я должна заняться ленчем. - Я помогу тебе.
- Нет, останься здесь. Присутствие джентльмена на кухне страшно смутит Нэнни.
- София! - окликнул я девушку, когда она уже выходила. - Да?
- А почему вы не держите в доме прислугу? Какое-нибудь существо в передничке и накрахмаленном чепчике?
- У дедушки был повар, две горничные и лакей. Ему нравилось иметь слуг. Он щедро платил им, и они были искренне преданы ему. У Клеменси и Роджера есть приходящая работница для уборки комнат. Они не любят держать прислугу - верней, Клеменси не любит. Если бы Роджер не перекусывал в Сити, он бы умер от истощения. Клеменси считает, что еда - это салат-латук, томаты и тертая морковка. Мы иногда нанимаем горничных, но когда мама закатывает очередную истерику, они нас покидают. Тогда какое-то время нас обслуживают приходящие работницы. Сейчас у нас именно такой период. Нэнни живет с нами постоянно и прекрасно справляется со всеми трудностями. Вот и все.
София вышла. Я устроился в одном из огромных парчовых кресел и погрузился в размышления.
Совсем недавно наверху я смотрел на ситуацию глазами Бренды. Здесь только что я смотрел на ситуацию глазами Софии. И я прекрасно понимал точку зрения Софии, которую можно было бы назвать точкой зрения семейства Леонидисов. Их возмущало присутствие в семейном гнезде чужака, пробравшегося сюда, как они полагали, бесчестным путем. И по-своему они были правы. Как сказала София, будучи изложенной на бумаге, история Бренды не показалась бы красивой...
Но все-таки по-человечески я мог понять Бренду - а они не могли. Они всегда были богаты, всегда имели положение в обществе и не представляли себе, какие искушения могут подстерегать обездоленного человека. Миссис Леонидис мечтала о богатстве, роскошных туалетах, драгоценностях и безопасности - и о своем доме. И Бренда утверждала, что в обмен на все это она подарила своему старому мужу счастье. И я сочувствовал ей. Да-да, когда я разговаривал с ней, я определенно сочувствовал ей... А сейчас? Две стороны вопроса... разные точки зрения... И где же истина?.. Накануне я почти не спал ночью и встал очень рано, чтобы сопровождать Тавернера в Суинли-Дин. Теперь же, в теплой, напоенной ароматом цветов гостиной Магды Леонидис, в глубоком мягком кресле я был не в состоянии шевельнуть ни рукой ни ногой... Глаза мои слипались... Какие-то бессвязные мысли о Бренде, Софии и старике с портрета проплывали в голове и таяли в легком тумане...
Я уснул...

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)