Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Ее бессвязная речь впервые пролила некоторый свет на это темное дело, загадочное для меня.

- Марчиа, кто я по вашему, - спросил я.

Она посмотрела на меня, ошеломленная странной интонацией моего голоса.
- Вы - Игнац Прадо! - медленно произнесла она.

- Клянусь вам, что нет!

Последовала минута глубокого молчания. Потом она, почти машинальным д вижением, положила свою руку на мою.

- Кто же вы? Говорите, молю вас! Кажется, я с ума сойду !
Я схватил ее руки и прижал их к сердцу.

- Марчиа, любовь моя, - шептал я, сжимая ее в объятиях, - подарите мне ваше доверие так, как я подарил вам свою любовь! Мы с вами запутались в какой-то паутине, сотканной самим дьяволом, и еще неизвестно, чем все это кончится... Выслушайте же меня! Я клянусь вам своей собственной любовью, что я не Игнац Прадо, и что я ничего не знаю о смерти вашего отца... Сейчас я вам ничего не могу больше сказать, но вы должны мне верить, Марчиа!

Она вырвалась из моих объятий и, бледная, как мраморная статуя, прислонилась к стене.

- Я чувствую, что вы говорите правду, - еле слышно прошептала она, - но, боже, в какой вы ужасной опасности! Лопец со своими товарищами убьет вас. Вам остается только бежать отсюда и исчезнуть... Во всяком случае они убеждены, что вы - Игнац Прадо! А ваш двоюродный брат Мориц Фернивелл - он вас и выдал, - первы сообщил Лиге о том, что вы находитесь в Лондоне.
- Так оно и есть, - угрюмо кивнул я. - Я был уверен, что этой любезностью обязан мистеру Морицу!

- А теперь вы уедите! Немедленно!

- Я уеду только тогда, когда вы уедите, Марчиа! Если вы воображаете, что я оставлю вас одну с этой шайкой разбойников, вы жестоко ошибаетесь! Если я уеду, то вы поедите со мной: я ни на миг не удалюсь из Будфорда, разве только для того, чтобы привезти вас в Лондон!

- Это безумие! Тогда они убьют нас обоих, только и всего!
- Едва ли! - настаивал я. - Они пока еще слишком заняты тем, чтобы убить меня.

Она покачала головой.

- Лига всегда приводит в исполнение то, что она себе наметила! Здесь вопрос может идти только о времени: через неделю вы будете убиты, и ваш друг вместе с вами! О, вы не знаете, в какой опасности находится ваша жизнь! Послушайте, ведь кроме Прадо и Лопеца, еще четверо было, и все четверо убиты! А вы знаете, что случилось с Лопецом?
- Я вообще ничего не знаю про весь этот адский замысел, кроме того, что они три раза промахнулись, целясь в меня, и что, в конце концов, им удалось похитить моего несчастного Мильфорда. Но теперь я веду борьбу с ними, хотя бы для того, чтобы отомстить за Мильфорда!
- Мильфорд? - повторила она в ужасе. - Это тот, кого они пробовали отравить?

- Да! Он исчез три дня тому назад и я не знаю, что с ним!
Глубокий вздох вырвался из груди Марчии, и она еле слышно пролепетала: - Ах, вот что! Потому, должно быть, и исчез Да-Коста: он остался сторожить дом и должен был ежедневно писать Гуарецу!

В это время послышались чьи-то приближающие голоса, и мы замолчали, прислушиваясь...

Зазвучали шаги, несколько слов, произнесенных мужским голосом, звонкий женский смех...

Я тот час же узнал этот смех.

- Идите, Марчиа! Сюда идут двое из нашей аштонской компании, - сказал я тихо. - Нам надо как-то вывернуться, но представьте все мне: я сумею объяснить!

Марчиа не ответила и мы вышли из двери прямо на солнечный свет. В десяти шагах поднимались по дороге, по напрвлению к нам Бэн и мисс Йорк.
Когда мы вышли в открытую дверь, они остановились, и мы все четверо смущенно посмотрели друг на друга.

Воцарилось неловкое молчание.

Бен заговорил первый:

- А, это вы, Норскотт! Мисс Йорк утверждала, что внизу стоит ваш автомобиль!
- Да, в этом нет ошибки! - ответил я. - Позвольте мне представить вас друг другу: мисс де-Розен, мисс Йорк, сэр Джорж Бэн!

Чувствуя, что атмосфера сгущается, Бэн любезно спросил:
- Ну, как, автомобиль теперь в порядке?

- Я как раз пустил его для пробы, и при этом едва не задавил мисс де-Розен!
Марчиа улыбнулась с натянутой выдержкой.

- Я всегда говорила мистеру Норскотту, что он ездит слишком быстро!
- Вы где живете? - спросила мисс Йорк.

- Совсем близко отсюда, у друзей, - небрежно сказала Марчиа. - Кстати, вы напомнили мне, что нужно торопиться. До свидания, мистер Норскотт! Большое спасибо вам за катание... Право, вам следовало бы заглянуть к нам до вашего отъезда. До свидания!

Она грациозно поклонилась вновь прибывшим и, махнув мне рукой, быстрым шагом, спустилась по холму.

Мисс Йорк, смотревшая на меня с лукавым любопытством, улыбнулась.
- Какой вы популярный человек, мистер Норскотт, - заметила она, - даже здесь в Суффольке, вам никак не удастся скрыться от друзей!
- Очевидно так, - беспечно согласился я. - Вся окрестность, как будто, усеяна ими! Впредь, если захочу уединиться, останусь в Лондоне.
И чтобы не слушать дальнейших разговоров на эту тему, я предложил:
- Хотите я довезу вас до Кетбертов? Обещаю ехать осторожно.
- Превосходная мысль, - одобрил Бэн.

Мы спустились с холма и через две минуты уже сидели в машине.
Бэн знал дорогу и я правил по его указаниям. Вскоре мы очутились среди чудного леса, за которым издалека виднелся старый дом.
- Когда вы вернетесь домой? - спросил я.

- Фернивелл приедет в экипаже, - сказал Бэн, - и там будет достаточно места для нас всех, так что можете не беспокоиться.
Минуту спустя, я уже несся обратно в Будфорд: я сгорал от нетерпения увидеть Билли и рассказать ему про мои сегодняшние открытия. Однако, когда я примчался в "Плау", оказалось, что Билли еще не вернулся со своего болота.

Я поставил машину в гараж, написал ему короткую записку и передал ее кельнерше: я сообщил Биллу, что могу прибавить еще одно новре и в высшей степени интересное сведение к имеющемуся у нас запасу. В конце я просил его непременно заехать в "Аштон" на следующее утро.
Затем, считая, что мое долгое отсутствие может вызвать подозрение Морица, я поехал домой. В "Аштон" я прибыл в одно время с каляской, в которой вернулись все с игрв в крокет.

Мы стояли на подъезде и весело болтали, когда появился слуга с телеграммой.

- Виноват, сэр, - признес он, подавая депешу Морицу, - она пришла днем, когда вы только что уехали.

Мориц взял телеграмму и, пока он вскрывал ее, мы продолжали разговаривать. Мисс Йорк шутливо требовала, чтобы я рассказал ей, как провел день.
Отвечая также шутливо на ее вопросы, я случайно взглянул на Морица.
Его глаза были устремлены на меня, и сколько в этом взгляде я уловил ненависти, торжества и недоверия...

Но это длилось не более секунды.

Как только наши взгляды встретились это выражение исчезло, словно стертое губкой и, порывисто смеясь, он стал мять телеграмму в руках.
- Вот так неприятность! - заявил он.

- В чем дело? - раздалось со всех сторон.

- Боюсь, что мне придется сегодня же вечером поехать в Лондон! Произошло какое-то недоверие по поводу одной доверенности, или что-то в этом роде: я не могу ясно понять из депеши. Но требуют, чтобы я, как можно скорее, приехал для переговоров!

Все, за исключением меня, поспешили выразить свое сочувствие.
Тетя Мэри вышла к нам из вестибюля и ей тут же сообщили новость.
- Неужели вам придется уехать, дорогой Мориц? - огорчилась она. - Как это неприятно! Вам нужно поймать поезд отходящий из Будфорда в 9.50! Конечно, я и слышать не хочу, что бы кто-нибудь из гостей уезжал! Стюарт будет заменять вас в качестве хозяина, и мы постараемся не очень скучать!

- Именно так! - подтвердил Мориц, дружески мне улыбнулся. - Вы уж обо всем позаботитесь, старина, не так ли? Я сейчас пойду к себе и уложу чемодан.

В это время раздался удар гонга, - сигнал для переодевания к обеду.
Я поднялся в свою комнату, сел на кровать, закурил, мучительно раздумывая:

"Что же, черт возьми, было в телеграмме?"
* * *
18.

Утром следующего дня, пока шли приготовления к крокету, я прогуливался с мисс Йорк, все время ожидая прихода Билли.

Не знаю, было ли заметно мое внутреннее волнение, но после вчерашней встречи с Марчией, я чувствовал тяжесть на душе. Поэтому я с нетерпением ждал Билли, думая узнать от него какие-нибудь новые подробности.
Кроме того, я был убежден, что поспешный отъезд Морица в Лондон, находится в связи с моим делом. Но я никак не мог понять, от кого он получил телеграмму?! Разве от отсутствующего Да-Коста, который, очевидно, был ни кем иным, как моим старшим приятелем "Френсисом".
Мисс Йорк, тетя Мэри и сэр Джордж вышли перед началом матча. Гости разместились на стульях в тени двух вязов и приготовились следить за ходом игры.

- Кто это пришел? - вдруг спросила тетя Мэри, и мы увидели фигуру в сером фланелевом костюме. Это был Билли.

- Этого человека зовут мистер Логан, - поспешил я пояснить. - Живет он в "Плау". Мы встретили его на охоте и Мориц пригласил его на крокет.
Добродушная тетя Мэри просияла: она была олицетворенное гостеприимство.
Билли, как человек не робкого десятка прямо направился к нам и снял шляпу, раскланиваясь.

Несколькими словами я представил его всему обществу.
Матч между тем начался, и в течение слудующего получаса, наш разговор, главным образом, состоял из хвалебных восклицаний, вроде: "хороший удар, сэр!", "отлично!", "вот прекрасный ход!"...

Под шум восклицаний, я слегка толкнул Билли локтем, поднялся с места и предложил ему пройтись.

Мы тихо, делая вид, что прогуливаемся направились к одинокой скамейке, стоявшей на другой стороне.

- Билли, вы не принесли мне дурных известий? - спросил я с некоторым опасением.

- Боюсь, что да! Кажется, наша девица попала в затруднительное положение... Пока ничего серьезного, но эти молодцы из "Холли", каким-то путем пронюхали, что она с вами виделась, и хорошо ее упрятали.
- Как вы это узнали?

- Через окно! Если бы оно было пошире, я мог бы узнать куда больше: я сидел на водосточной трубе!

- Вы славный малый, Билли, и хороший товарищ! - вырвалось у меня от всего сердца. - О чем же они говорили?

- Насколько я мог расслышать, кто-то донес им, что вы виделись днем с Марчией! Они были чертовски злы и, кажется обсуждали вопрос о том, как с нею поступить.. Парень, пырнувший вас ножем, был особенно взбешен! Если бы пришлось держать пари, я бы и двух пении не поставил на Марчию! Но6 к счастью, их заправила объявил, что теперь надо избегать всякого насилия. И, в конце концов, все остальные с ним согласились!
- Ему повезло! - угрюмо бросил я, стискивая кулаки.

- Да, можно сказать, чертовски повезло! - согласился Билли. - Если бы они пришли к другому заключению, я бы их всех перестрелял через окно: ружье-то было при мне! Но раз обстоятельства изменились, я решил отложить это удовольствие до другого раза!

- Не надолго! - вставил я. - Что бы не случилось, мы должны этой же ночью убрать оттуда Марчию!

В нескольких словах я передал ему наш разговор с Марчией, и сообщил про таинственную телеграмму, полученную Морицем.
- Черт побери! - воскликнул Билли, взглянув на меня. - Это бросает некоторый свет на наше дело! А вдруг Норскотт никто иной, как этот подлец Прадо? Мне говорили, что Прадо англичанин, но я этому не верил! Хотел бы я знать, как он удрал, и что это за дьявольская Лига, которая преследует его? Верно, у нее имеются серьезные основания так упорно гоняться за ним по белу свету!

- Каковы бы ни были эти основания, - заявил я, - а Марчию я сегодня же ночью уберу из этого дома и отвезу в Лондон! Я не успокоюсь до тех пор, пока не буду знать, что она находится в безопасности у Трэгстоков!
Мы с Билли живо выработали план наших действий.

Билли сию минуту должен был поехать в Будфорд и к пяти часам прислать мне телеграмму, в которой будет сказано, что меня немедленно вызывают в Лондон. Это послужит поводом к моему отъезду. В "Аштоне" я скажу, что поеду в Лондон на автомобиле, и таким образом встречусь с Билли в "Плау".
Билли, после завтрака в "Аштоне", пожал всем руки и удалился, напутствующий просьбой тети Мэри, "заглянуть опять".

Условная телеграмма прибыла в тот момент, когда мы медленно возвращались по саду домой.

Я увидел, как лакей Морица вышел из дома с неизменным серебрянным подносом в руках, и все мои мускулы невольно напряглись. Мне было приятно, что настала, наконец, пора действовать.

Я вскрыл телеграмму и расчитанно усмехнулся, проговорив с горечью:
- Одно за другим: сначала Морица вызвали в город, теперь необходимо ехать мне!

- Как? Сегодня вечером? -воскликнули в один голос тетя Мэри и мисс Йорк.
- К сожалению, да! - ответил я. - Этого требует дело!

- Ах, какая досада! - заохала тетя Мэри. - Но ведь поезд будет только в половине десятого.

- Это не беда! Если меня довезут до Будфорда, я поеду на автомобиле.
- Но ведь вам надо же поесть! - проговорила тетя Мэри с отчаянием. - Пусть кухарка, по крайней мере, приготовит вам несколько бутербродов и фляжку с вином. Все будет готово, когда вы кончите укладываться!
Не ожидая моих протестов, она поспешила домой. Я последил за нею. Поднявшись к себе, я быстро уложил свои пожитки в чемодан и дорожный мессесер, унаследованный от Норскотта. Едва я успел кончить с этим делом, как услышал шум колес пролетки, поданной к подъезду.
Вся компания собралась меня провожать.

- Стюарт, возвращайтесь к нам, если только сможите! - сказала тетя Мэри.
- Непременно, - ласково ответил я, целуя ей руку. - Мисс Йорк научит меня играть в теннис. Разве я могу упустить такой случай!

* * *
19.

- Мне нужен хороший гаечный ключ!

Билли порылся в ящике с инструментом, выбрал отвертку и передал ее мне.
- Если вы умеете с этим обращаться, то мы обойдемся и без оружия.
Стрелки больших часов на конском дворе показывали половину восьмого.
Мы уплатили по счету в гостинице, закусили и медленным ходом выехали со двора, а затем свернули на улицу.

Старинный городок весь утопал в мягких лучах заходящего солнца. От него веяло каким-то особенным миром и спокойствием... Какое восхитительное несоответствие между красивыми, тихими, залитыми солнцем улицами и дикой затеей, на которую мы пустились, очертя голову!

Билли, которы вел машину, затормозил в маленьком еловом леске, на расстоянии ста ярдов от "Холли".

Я вылез из автомобиля и достал из кузова несколько кусков толстой веревки, которую мы заранее припасли, а Билли вооружился таким же гаечным ключом, какой был у меня.

- Мы пройдем через кустарник, - произнес он шепотом. - Таким образом, мы очутимся как раз напротив задней двери. Я пройду вперед и посмотрю, что там делается.

Бесшумно пробираясь сквозь кусты, Билли удалился по направлению к большой сосне, тень от которой падала на полянку. Не спуская глаз с дома, я ждал первого тревожного момента...

На задней стене дома было четыре окна: два в первом этаже и два повыше. Во всех окнах было темно, и все они были наглухо заперты.
Я снова заметил фигуру Билли: он стоял у задних дверей, потом снова исчез, опять появился и минут пять простоял в напряженном состоянии, не спуская глаз с дома.

Вдруг еле слышно донесся крик совы.

Пробравшись сквозь кустарник по следам Билли, я нашел его накорточках под окном: среди густого плюща его почти не было видно.
- Я кое-что нашел, - прошептал он мне в самое ухо. - Здесь сбоку есть открытое окно, мы в него полезем!

Прокрадываясь, как пантера, Билли повел меня кругом. Я следовал за ним, сжимая в руке отвертку. До окна было не больше двенадцати ярдов, но я никогда еще так горячо не благодарил судьбу за благополучное прибытие к месту назначения.

Мы очутились перед маленьким окном, в двух футах от земли. Верхняя раздвижная рама была слегка приподнята: через это отверстие виднелась слабая полоса света, пробивавшегося из-под противоположной двери.
- Я пойду первым, - шепнул Билли, - вы такой большой, что наверняка застряните!

Он встал ко мне на спину, сунул ноги в отверстие и постепенно начал пролезать в окно, пока его ноги не каснулись пола.
На секунду мы замерли, прислушиваясь, нет ли кого в коридоре, но все было спокойно. Билли высунулся из окна и посоветовал:
- Головой вперед, Джек: для вас это единственный способ.
Я послушался и энергичным толчком снизу вскорабкался в окно. Билли во-время потянул меня к себе и, благодаря нашим совместным усилиям, трудная затея удалась: я очутился рядом с ним в темноте!
Я перевел дух, и мы оба тихими шагами подошли к двери. В темноте мне удалось нащупать щеколду двери: я слегка нажал ее и убедился, что путь свободен.

- Билли, вы готовы? - шепнул я, вынимая револьвер из кармана.
- Готов! - послышался ответ.

Я открыл дверь и мы очутились в длинном низком проходе, освещенном газовым рожком, пламя которого тускло мигало над боковой дверью в конце коридора.

Дверь эта, как оказалось, вела в вестибюль: квадратное и плохо освещенное помещение, откуда шла лестница в верхний этаж и где находились две двери, обе закрыты.

За одной слышались голоса, звук игральных костей и испанские ругательства.
Дверь с грохотом распахнулась, брызнул сноп света и мы оба ворвались в комнату.

У меня в памяти осталось лишь смутное представление о том, что произошло дальше. Помнится, передо мной стоял человек, - крупный, черномазый детина! Лицо его выражало изумление и ужас, а руки судорожно ухватились за спинку стула...

Потом, по всей вероятности, я ударил его отверткой, так как лицо его вдруг как бы раздвоилось, и он с диким ревом бросился к столу...
Билли в это время колотил чью-то голову о стенку, а затем я почувствовал, что сам стою на коленях в дикой схватке с каким-то стонущим, извивающимся телом...

Несколько быстрых оборотов веревки, которую я вытащил из кармана, и я снова на ногах, задыхающийся, но торжествующий...

Билли находился в другом конце комнаты: он спокойно восседал на дико колыхающейся массе, из которой вырывались непонятные испанские и английские ругательства.

Еще одна короткая схватка, и наш второй пленник лежал связанный, как и первый.

- Я вас оставлю здесь, Билли, - сказал я, - а сам пойду искать Марчию!
Одну секунду я колебался, не зная идти ли не наверх, или искать девушку в задней части дома. Последнее мне казалось более вероятным.
Пройдя весь вестибюль и открыв дверь, я вошел в коридор, по которому мы ползали с Билли. За первой дверью направо, где тикали часы, находилась кухня: в ней не было ни души, только кошка мирно спала на подоконнике. Я вышел обратно в коридор.

- Марчиа, - звал я, - Марчиа!

Из конца коридора донесся слабый сдавленный звук, похожий на стон. В два прыжка я был там.

В полу имелся люк, изъеденный червями: он был задвинут балкой. Я с силой сдвинул ее с места, ухватился обеими руками за кольцо и сорвал крышку люка.

Несколько каменных ступенек вели вниз.

Не задумываясь, одним махом я перескочил через них, и минуту спустя, Марчиа была уже в моих объятиях, в этой темной и узкой коробке.
- Это вы... вы! - твердила она, как безумная, а я нашел ее губы и страстно припал к ним.

С этим первым поцелуем рухнули все преграды, до сих пор разделявшие нас. Покрывая ее лицо исступленными поцелуями, я заметил, что она дрожит от волнения, а мои руки трясутся, как листья в бурю...

Взяв ее на руки, я понес ее в коридор, тревожным взором оглядывая его. Не заметив ничего подозрительного, я позвал Билли. Он вышел в вестибюль, захлопнув за собой дверь.

- Марчиа, - сказал я. - Это Билли, мы ему многим обязаны.
- Как мне вас благодарить? - спросила она, с нежной грацией протягивая моему отважному другу руку.

Билли наклонился и поцеловал кончики ее пальцев.

- Мне не надо благодарности, - ответил он, выпрямляясь, и улыбнулся ей своей открытой улыбкой. - Борьба - мое любимое занятие!
Мы вышли. Автомобиль стоял на том же месте. Его большие передние фонари освещали безлюдную дорогу двумя широкими струями золотистого света, что было очень хорошо, так как за это время уже совсем стемнело.
Подойдя к машине, Марчиа, все время шедшая между нами, вдруг пошатнулась.
- У меня кружится голова, и я очень слаба, кажется, - прошептала она, - со вчерашнего вечера я еще ничего не ела.

Я сквозь зубы энергично выругался, посылая проклятия на своих врагов. Затем быстро подхватил Марчию и нежно усадил на заднее сиденье.
- Мы это дело сейчас исправим! Какой же я идиот, что не подумал об этом раньше!

С этими словами я открыл чемодан, и вынул бутерброды и фляжку с виски, которыми меня снабдила тетя Мэри.

Марчиа поблагодарила меня улыбкой.

При первом же глотке алкоголя, нежная краска показалась на ее бледных щеках и глаза заблестели.

Билли сел на свое место у руля, а я устроился рядом с Марчией, хорошенько укутав ее пледом.

Обвеянные свежим ночным воздухом, мы покатили по дороге в Лондон.
- Марчиа, когда вас ждут Трэгстоки? - спросил я, совершенно оправившуюся девушку.

- Я им сказала, что поеду на несколько дней, но точно не говорила на сколько.

- Тогда лучше всего, по приезде в Лондон, оставить вас в каком-нибудь отеле, и вы явитесь к ним завтра, как будто прямо из Будфорда.
- А вы? - спросила она с беспокойством.

- Я должен вернуться к себе, чтобы не случилось, я обязан прожить там еще две недели.

- Какое безумие!... Неужели вы думаете, что они не будут мстить?
- Это все равно! - заявил я решительно. - Я не намерен бежать! Билли будет со мной, а вдвоем мы представляем некоторую силу... Но вот, что мне хочется спросить вас, Марчиа! - прибавил я и посмотрел ей прямо в глаза. - Зачем вы ходили в Будфорд?

- Это Гуарец послал за мной, - открыто и просто ответила она. - Он сказал, что вы на следующий день должны умереть, вот и подумала, что может быть мне удастся спасти вас.

- А на что вы ему понадобились?

- Мне кажется, Да-Коста видел нас с вами в тот вечер в Парк-Лэйне! С тех пор Гуарец стал подозревать, что вы... ко мне неравнодушны. Он хотел воспользоваться мной, как...

Девушка в смущении остановилась.

- Как приманкой! - докончил я за нее. - Ловко придумано! Но как же он узнал про нашу последнюю встречу?

- Ваш двоюродный брат предупредил его!

- Мориц? - воскликнул я. - Да он то откуда мог узнать?
- Но тут меня осенила внезапная догадка.

- Да, черт возьми, ему, конечно, мисс Йорк сказала!... Хотелось бы мне знать, - с досадой прибавил я, - зачем Мориц поехал в Лондон? Что он замыслил?

- В Лондон? - переспросила Марчиа. - Разве ваш двоюродный брат уехал в Лондон?

В нескольких словах я сообщил ей о полученной телеграмме.
- Не могу догадаться, кто ее послал ему? Разве только исчезнувший Да-Коста?

Марчиа покачала головой.

- Нет, только не он! Если у Да-Коста было важное сведение, он дал бы знать Гуарецу! Вернее всего телеграмма была от Сангэтта!
- От Сангэтта? - удивленно повторил я. - А какое отношение к этому делу имеет Сангэтт?

Марчиа смутилась.

- Точно не знаю, но боюсь, что ваш кузен что-то сказал ему! Они говорили о нем вчера вечером, они... Марчиа запиналась. - Мне кажется, Сангэтт соглашался им помочь с условием, чтобы они передали меня ему в руки... Вот почему Гуарец не позвонил Роджасу убить меня.
- В таком случае, - сказал я тихо, - мне придется иметь беседу с Сангэттом.
Последовало молчание.

- Марчиа, - спросил я опять, - почему вы называете себя мисс де-Розен? Зачем вы скрыли свое настоящее имя?

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)