Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 9

У меня не оставалось ни малейших сомнений в том, что сержант Браун догадался, кто звонил, и когда он найдет тело - и никаких наркотиков, - то у него возникнет несколько конкретных вопросов к шустрому столичному адвокату, которые он и ткнет ему в морду. Конечно, я всегда мог сослаться на пятую поправку к конституции, но почему-то подозревал, что копы вроде Брауна не слишком-то считаются с такими тонкостями закона, как презумпция невиновности. Меня вовсе не устраивала перспектива убеждать сержанта в своей правоте, не имея при этом веских доказательств - если не считать трупа и шприца.
Но если я собрался представить на радость сержанту Брауну убийцу и наркотики, чтобы он позволил мне беспрепятственно покинуть пределы его района, то с чего мне тогда начать?
У меня не хватило ума припрятать сумку - откуда же мне теперь знать, где ее искать? Может, под ближайшим валуном?
И тут в мои расстроенные мысли вторглась отчаянная надежда. А почему бы и нет? Все равно придется искать эту чертову сумку. Так почему бы и не под камнями?

***

- Место здесь что надо, - с серьезным видом объяснил Сорон, который сидел привалившись спиной к блестящей, словно антрацит, поверхности валуна. На нем уже не было черного балахона - только джинсы и темно-красная рубашка. - Отсюда можно заметить приближение копов по шоссе, - а это уже целых две мили форы - так что времени, чтобы разбежаться, вполне достаточно. - Я так и предполагал, что ты вернешься сюда за марихуаной. Кальвин говорила, что ты прячешь ее в лесу.
- И за деньгами, - добавил он. - Если такой человек, как я, ходит в банк и делает вклады, это привлекает излишнее внимание. Поэтому я хранил здесь и наличность.
- Ты скопил, должно быть, немало бабок. На торговле героином легко разбогатеть.
Сорон бросил на меня все тот же жесткий, пронизывающий взгляд, только на этот раз в нем не было угрозы. Сейчас он расслабился, наслаждаясь "травкой", и перестал изображать властную личность - по крайней мере, в данный момент. Когда я, тяжело дыша, добрался от дороги до холма, Сорон окликнул меня с горбатого гребня, на котором валун в форме полумесяца образовывал нечто вроде природного ложа. В этой впадине спокойно могло укрыться от посторонних глаз несколько человек, к тому же оттуда открывался обзор всего побережья не менее чем на десять миль в каждую сторону. Я пришел один, и Сорон решил, что на сей раз он в безопасности. Я не привел с собой копов, и он был готов говорить со мной, поскольку я был в состоянии помочь ему избежать обвинения в хранении наркотиков. А может, и от кое-чего посерьезней. - Знаю, - непринужденно произнес я. - Ты хочешь сказать, что за всю свою жизнь в глаза не видел героина. Что ты невинный торговец "травкой", продавец того, что радует дух.
Сорон пожал плечами и улыбнулся - на этот раз это была не просто тень улыбки, как раньше, а быстрое движение губ, которое тут же исчезло. - Совершенно верно. До сегодняшнего утра я и не знал, что Голем торговал героином. Это правда, и мне наплевать, веришь ты мне или нет. - Ты хочешь сказать, пока не сбежал вместе с Големом? Это тогда он показал тебе наркотики? - Я прислонился спиной к валуну, с интересом наблюдая за реакцией Сорона.
Он покачал головой.
- Нет, он ничего мне не показывал. Если не считать того, что было в шприце, которым он пытался ширнуть меня!
- Он и тебе пытался всадить чистый героин? Сорон кивнул. - Если бы я не был к этому готов, он увеличил бы счет покойников. - Как это - готов? - вызывая его на дальнейшие откровения, спросил я. Но этого вовсе не требовалось. Сорон и так уже созрел. Все его племя сидел под арестом, до денег Кальвин ему не добраться - так к чему же беспокоиться на мой счет? Теперь мы стали с ним корешами, повязанными происшедшим. - Понимаешь, кроме него больше некому было прикончить Крота. Я понял это в ту же минуту, как ты обнаружил труп. Только я не мог понять - зачем? Я знал, что Голем очень жесток. И тверд, как кремень, - настоящий делец. Именно он поставил нашу торговлю "травкой" и ЛСД на широкую ногу; мы впятером снабжали наркоманов по всему побережью. Я не знал, зачем ему понадобилось убивать Крота, Бегущего Оленя и Землянику, но понимал, что в конце концов он доберется и до меня. Но не мог понять, что происходит. Между нами никогда не возникало никаких трений, мы никогда не ссорились. Однако троих кто-то убрал. Почему?
Я ждал ответа, хотя и так знал, что все это могло случиться по одной-единственной причине.
- И тогда я подумал: а может, им было известно что-то такое, чего не знал я, и Голем убил их, чтобы они никому ничего не рассказали? Но что они могли знать? Они, как и Голем, были посыльными. Я играл что-то вроде роли администратора и занимался только местными операциями. Тогда они торговали чем-то таким, о чем я не знал! И до меня дошло: героин! Ребята толкали сильнодействующий наркотик и ничего мне об этом не говорили. Пока я разбрасывал, так сказать, цыплячий корм, Голем прибирал к рукам самих цыплят. А затем, похоже, дела у них пошли не так, как надо, и Голем с ребятами ударились в панику.
- Но почему он хотел расправиться с тобой? Сорон задумчиво посмотрел на меня; его слегка остекленевшие, блестящие, как полированные, глаза казались мягче обычного.
- Он знал, что мне ничего не известно о его торговле героином. Но я был уверен, что все операции по сбыту организовывал он. И если бы нас арестовали, то я, пронюхав о героине, мог выдать его - в доме было достаточно "травки", чтобы упрятать нас за решетку. И даже если бы мы успели избавиться от нее до появления копов, то во второй раз они нас все равно так просто не выпустили бы. И я решил сделать ноги. Голем думал точно так же. Но, раз он прикончил ребят, то должен был избавиться и от меня - для большей безопасности.
- Когда я пришел и сообщил об убийстве Бегущего Оленя, почему ты не прижал Голема?
- Я должен был сохранять спокойствие, - коротко ответил он. - Я всегда старался сохранять спокойствие на виду у племени. Но когда ты рассказал об убийстве, до меня начало доходить. А когда Голем подмешал тебе ЛСД - чтобы заткнуть рот, - все еще больше прояснилось. И когда ты нашел труп Крота, мне стало совсем все понятно. Но что я мог предпринять? Остаться и сдаться копам? Или скрыться?
- Тебе стоило посоветоваться со мной, - ехидно заметил я. - Для чего тогда существуют адвокаты, как не для этого?
- Еще чего не хватало! Ты бы посоветовал, положившись на судьбу, сдаться властям и помочь торжеству истины и правосудия, а потом чистеньким выйти на свободу. Но какое будущее ожидало бы меня? Предпочитаю быть на свободе и при деньгах, чтобы жить там, где мне вздумается. Меня ждут новые места, и сегодня же вечером я отправлюсь на их поиски.
- Если бы ты спросил меня, то я бы ответил, что тебя ждет там то же самое. Такие ребята, как ты, чувствуют себя не в своей тарелке, если вокруг них нет людей, которыми они могли бы верховодить. Но ты настолько не уверен в себе, что тебе придется еще побегать и поискать таких. И это всегда одни и те же ребята, у которых головы забиты одними и теми же бредовыми идеями по поводу грядущего конца света. Это те же самые тронутые ребятишки, которые никак не могут повзрослеть.
- Для чего? - насмешливо спросил Сорон. - Чтобы обзавестись женой, тремя сопливыми детишками и домом в рассрочку?
- Что ж, возможно, некоторые и попадут в наезженную колею, - согласился я. - Но она, по крайней мере, более спокойна, чем та, в которой увяз ты. Докурив самокрутку, Сорон бросил окурок на камень и раздавил каблуком. - Какая безрассудная расточительность, - подколол я его. - Штук двадцать таких чинариков, и можно свернуть еще одну самокрутку. Сорон только пожал плечами. Он не рассердился - в этом не было необходимости. Ведь я был для него обыкновенным законопослушным типом, ничего не смыслившим в подобных делах, так к чему реагировать на мои выпады?
Что до меня, то пускай убирается, куда ему заблагорассудится, и оставит в покое этих ребят - им без него будет только лучше. Однако оставалось кое-что еще, в чем я должен был разобраться.
- Но если ты обо всем догадался, когда нашли труп Крота, то почему удрал вместе с Големом?
- Он схватил меня и сказал: "Давай, уматываем". Поэтому мне пришлось бежать. Если бы я этого не сделал, то он бы потребовал ответа - почему? А я не смог бы ему объяснить. Оставалось одно - бежать вместе и постараться как можно скорее отделаться от него.
- Но ведь Голем пытался убить тебя еще до того, как ты отвязался от него?
- Да, и у него это чуть не получилось. Мы добрались до старого дома - туда, где ты нашел его, - на машине, которую держали в гараже, в городе. Никто в племени - кроме, конечно, Крота, Бегущего Оленя и Земляники - не знал о ней. Мы пользовались машиной, только когда разъезжали по побережью. В общем, добрались мы до дома, но подходящей возможности улизнуть мне так и не представилось. И тут мы заговорили о происшедшем и всяком таком, а Голем все приставал да приставал с расспросами, кто, по моему мнению, прикончил ребят. Он знал, что рано или поздно я все равно обо всем догадаюсь, поэтому и старался выведать, что у меня на уме. В конце концов я сказал, что считаю убийцей его.
- И тогда он набросился на тебя?
- Примерно так. - Сорон щелкнул пальцами, в неподвижном воздухе этот звук прозвучал неожиданно громко. Ветра не было, а солнце уже скрылось за холмами. - Голем усмехнулся и достал из сумки уже заряженный шприц. Ну и мне не оставалось ничего другого, как дать деру. Но он догнал меня за домом, сбил с ног и нацелился иглой в мою руку. Все было кончено. Ему оставалось лишь всадить шприц. Но, наклоняясь, он оступился и промахнулся, а мне этого было достаточно, чтобы схватить подвернувшийся под руку камень и врезать ему по башке. А потом я убежал.
- А ты не боялся, что Голем погонится за тобой?
- Да нет. Он знал, что я замечу его издалека, - я забрался на этот холм. Из Голема хреновый индейский следопыт, и в лесу ему меня не найти. - И тогда он поехал домой к родителям, чтобы с кем-то посоветоваться, - размышляя вслух, пробормотал я. - Там-то я и наткнулся на него. - Слушай, уже темнеет, и мне надо двигать отсюда. Ты не против, если мы закруглимся?
- Почему бы и нет? Что еще нужно разузнать, кроме того, кто убил Голема? - Ну, это уже не мои проблемы. С меня довольно, что он не гоняется за мной со шприцем.
- Он-то тебе не опасен, - согласился я. - Но почему ты так уверен, что убийца Голема ничего не знает о тебе? - Я пристально посмотрел на него. - Что ты имеешь в виду? - с тревогой в голосе спросил он. - Именно то, о чем ты думаешь. Голем собирался убрать тебя, но у него это не получилось. Если ты ударишься в бега, то не слишком встревожишь того, кто всадил Голему героин. Вряд ли ты побежишь в полицию, поэтому у них будет время разыскать тебя. Но его должен беспокоить я. Первым делом я сообщу обо всем копам, и когда он об этом узнает, то у него останется только один способ обезопасить себя. Голем уже не заговорит. Но мы с тобой можем... - И что с того? - нетерпеливо нахмурился Сорон. - Мы знаем только Голема - но не его босса.
- Может, и нет. Но он-то в этом не уверен. Ты участвовал в деле, выполнял часть операции. Откуда ему знать, что ты наговоришь, когда очутишься в лапах полиции?
В задумчивых глазах Сорона мелькнуло беспокойство: переваривая мои слова, он холодно смотрел на меня.
- Может, ты и прав, но что я могу сделать?
- Кое-что можешь, - быстро возразил я. - Сделай это, и я обещаю, что сегодня же вечером найду убийцу, а ты избавишься от беспокойства и с полными карманами "травки" можешь прожить столько, что тебе наверняка захочется завести тот самый дом в рассрочку.
- Ну, столько я не проживу, - ответил он. - Но объясни, чего ты хочешь? Если после этого я избавлюсь от страха за свою жизнь, то я согласен. - Тебе нужно всего лишь позвонить. Согласен? Сорон удивленно посмотрел на меня.
- Конечно. Но кому?
- Сесилу Холлоуэю.
- Отцу Голема? - Он с удивлением посмотрел на меня. - И что я скажу? - Что тебе известно все о сети распространения наркотиков и что ты знаешь, кто убил Голема. Больше ничего не говори, а потребуй у него пять тысяч долларов за молчание.
- Все ясно; ты будешь рядом и понаблюдаешь за его реакцией. Господи, неужели ты считаешь, что Голема пришил его собственный отец? - Ты только позвони, а выводы предоставь делать мне. Если Холлоуэй клюнет, назначь ему встречу в старом доме. И больше ни слова - , просто повесь трубку.
- Ну ладно, адвокат. Может, от этого и будет какая-то польза. Только мне нужно время, чтобы добраться до телефона - на деревьях они не растут. - Я подброшу тебя до ближайшего бара на шоссе. Поторчи там до девяти часов. И только потом позвони - но не раньше.
- Из бара? Но я ведь не пью.
- Ты прав, если у тебя появится такая дурная привычка, то меня потом совесть замучит, - насмешливо сказал я, - Тогда я подброшу тебя до закусочной. А пока ты будешь ждать, можешь запереться в туалете и накуриться до одури.

***

До моей машины мы добрались за полчаса, и через две мили в сторону Форествилла я высадил Сорона у заправочной станции с заведением, где кормили гамбургерами. Он сказал, что пока поваляется под открытым небом и настроится на Вселенную, но при этом не забудет следить за временем. Мы не стали обмениваться рукопожатиями, но когда Сорон легким шагом отошел от машины со своим черным балахоном, свисающим с дорожной сумки, в которой уместились все его пожитки, мне показалось, что он не такой уж плохой человек, как я решил вначале. На самом деле он был довольно симпатичным малым, одержимым бредовой идеей и не слишком-то вписывавшимся в обычную жизнь. Но если бы он был чуть менее замкнутым и чуть более самоуверенным, из него вышел бы неплохой политик. Добравшись до Форествилла, я остановился, чтобы позвонить самому. - Могу я поговорить с сержантом Брауном? - вежливо поинтересовался я у ответившего мне дежурного.
- А кто говорит?
- Скажите, что это тот хитрожопый адвокат, который желает поговорить с ним по поводу убийства.
- Подождите.
Что ж, можно и подождать. К тому времени, как они засекут, откуда звонили, меня здесь уже не будет. Через пару минут раздался голос Брауна: - Кончайте, Роберте. Где вы находитесь и зачем вы это сделали? - Что именно вы имеете в виду, сержант? - прикидываясь невинным младенцем, спросил я. - Не принимаете же вы меня за главу мощного наркосиндиката, прибывшего сюда, чтобы сотрудничать с вами в деле по ликвидации всех местных наркоманов?
- Очень смешно, - враждебно отозвался он. - Может, зайдете поговорить? Вдруг вам и удастся исправить то нелестное впечатление, которое сложилось у меня о вашей персоне?
- Непременно, - пообещал я. - Но не сейчас.
- Послушайте, Роберте, мы до вас доберемся, - прорычал Браун. - Приходите сами, а не то...
- Вообще-то вам следовало сообщить мне, что вы сели на хвост крупной наркосети и теперь ведете расследование совместно с федеральными агентами. Ведь из-за этого вы не хотели, чтобы я так настырно лез в расследование этих убийств, якобы вовсе не относящееся к делу, не так ли? Он промолчал.
- По крайней мере, могли бы предупредить, что, по вашим сведениям, все трое убитых ребят замешаны в наркобизнесе, - продолжал я, - и что поиски поставщиков героина означают поиски их убийц.
- Роберте, именно это я и имел в виду. Лучше приходите по-хорошему, и мы обо всем с вами поговорим.
- Я же сказал - не сейчас. Только после того, как я доберусь до обещанного вам убийцы. И последний вопрос: почему вы не остановили Чарльза Холлоуэя, когда у вас имелась такая возможность?
- Потому что мне нужен был тот, кто стоит за ним, - честно признался Браун.
- И вам было наплевать, скольких ребят при этом угробят? Главное было - взять его, ведь так?
Я слышал, как сержант, пытаясь совладать с собой, тяжело запыхтел в трубку, но не стал дожидаться повторного приглашения, а просто повесил трубку.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)