Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 9

Следующие двадцать четыре часа прошли в замкнутом пространстве каюты, и монотонность нашего существования нарушалась только подачей пищи. Вторая ночь была куда менее приятной, чем первая. Парни с автоматами вывели нас на палубу.
- Видите, мои расчеты оказались верными, Энди, - обратился ко мне Вонг. - Наступил рассвет, и мы на месте!
Канонерка медленно продвигалась вперед, пока не уткнулась в песчаную отмель. Я было подумал, что Вонг рискует своей канонеркой, но вспомнил, что здесь мощные приливы, так что Вонг мог дождаться подъема воды. Вонг указал на нос канонерки.
- Будьте любезны немедленно покинуть судно. Я надеюсь, что ожидание не будет для вас слишком неприятным. Не думаю, что оно продлится более нескольких дней.
Спрыгнув с носа канонерки на песок, мы стояли плотной группой и смотрели на судно. Вонг появился на носу и улыбнулся нам.
- Я уже сказал Энди, что не держу на вас зла. Я совсем не такой жестокий человек, как вы могли подумать. И надеюсь, что вот это докажет мою правоту. Он бросил к нашим ногам пять пакетов, завернутых в коричневую бумагу. - Каждому по пакету, - сказал Вонг покровительственным тоном. - До свидания. Желаю удачи!
Машины канонерки заработали, и она, медленно снявшись с песчаной отмели, направилась кормой вперед к выходу из залива.
- Ладно, - вздохнул Кан. - Давайте посмотрим, что принес нам Санта-Клаус! Он нагнулся и подобрал один из пакетов. Надорвал - и тупо уставился на его содержимое.
- Или я сошел с ума, - медленно проговорил Кан, - или это деньги! Он помахал пачкой банкнотов. Потом начал лихорадочно их пересчитывать. - Тысяча долларов, - изрек он. - Я схожу с ума!
- У меня тоже самое! - воскликнула Натали.
- Эти пакеты, наверное, все одинаковы, - сказал Корво. - Тысяча вместо миллиона? Я понимаю, что это лучше, чем ничего, но все же жаль. - Тогда верните деньги Вонгу, - сказала Тесс. - Тут гораздо больше, чем мы дали бы ему при других обстоятельствах.
Она наклонилась, подобрала два пакета и протянула мне один из них. - Вы что, не хотите взять свою тысячу долларов, Энди? - Нет, - ответил я.
- Почему же?
- Потому что сегодня будет две зари. Все внимательно на меня посмотрели. - Может, жара повлияла на его умственные способности? - предположил Кан. - Умственные способности? - Натали засмеялась. - Да вы шутите! Я глубоко затянулся сигаретой.
- Это же залив Байес, верно? Залив Байес - известное укрытие пиратов еще со времен королевы Виктории. Да не только пиратов. Убийц, бандитов, беглых политиканов и всех, кто хочет укрыться от закона. Армия может обыскивать эти островки хоть шесть месяцев, и все равно они не найдут тех, кого ищут. Тут целый лабиринт проток и островков - прекрасное укрытие! - И что из того? - спросила Натали.
- А то, что Вонг высадил нас здесь и дал каждому по тысяче долларов, - ответил я. - почему бы это?
- Так скажите же нам, - прищурился Корво. Я сделал последнюю затяжку и бросил окурок в воду.
- Потому что он хочет быть уверенным, что мы никогда больше не увидим Гонконг. То, что он может сказать о нас, не выглядит слишком убедительно. Вспомните еще раз факты. Конечно, полиция знает многое о "Братьях Золотой Лилии" и, возможно, о самом Вонге, но они ничего не смогут доказать. Если мы вернемся в Гонконг и расскажем нашу историю, полиция выслушает ее, сколь бы фантастической она ни казалась. Поэтому Вонг не допустит этого. - Тогда почему же он не убил нас на борту канонерки? - спросила Тесс. - Потому что из-за смерти Картера мы все находимся под бдительным оком полиции, - терпеливо объяснял я. - Если мы все пятеро бесследно исчезнем, они постараются понять, что же с нами произошло. Вонг не может быть полностью уверен, что кто-нибудь из экипажа канонерки не расскажет обо всем, что знает.
И вот он высадил нас здесь, дав каждому по тысяче долларов. А вы знаете, что значит тысяча долларов для здешнего среднего китайца? Это - фортуна, богатство, мечты! Вонгу осталось только намекнуть, что мы здесь, безоружные, с пятью тысячами долларов - и любой китаец в заливе Байес бросится сюда и перережет нам глотки за эти деньги!
- Но как Вонг избежит расследования полиции? - спросил Корво. Я в ответ пожал плечами.
- Я не могу читать его мысли, Корво. Но будь я Вонгом, я бы устроил так, чтобы наша джонка была объявлена пропавшей. И чтобы брат владельца джонки пошел в полицию и заявил: его брат сказал, что пятеро европейцев наняли его, чтобы доставить их на побережье. А теперь он беспокоится, не случилась ли с братом беда. А потом, если бы я был Вонгом, то устроил бы так, чтобы кто-то обнаружил наши трупы здесь и сообщил об этом полиции. Я бы даже оставил поблизости брошенную джонку, чтобы они ее нашли.
И полиция подумает, что владелец джонки специально привез нас туда, где его ожидали соучастники, чтобы убить и ограбить нас. Есть масса вариаций, которые Вонг мог бы разыграть на эту тему, но у меня грустное предчувствие, что в данном случае я не ошибаюсь.
Они переглянулись. Потом посмотрели на меня.
- И что же нам теперь делать? - спросил Кан.
- Если бы у нас было оружие, то я бы чувствовал себя лучше. Хотя бы один пистолет или просто дубинка, но и этого у нас нет. Поэтому нам придется просто ждать.
- Ждать, когда нас убьют! - воскликнула Натали. - Да вы с ума сошли! - Другой вариант - бежать и все равно быть убитыми. - А у меня есть оружие, - неожиданно заявила Тесс. Я посмотрел на нее. - Детка, только не говорите мне, что у вас автомат под курткой. Она покачала головой:
- У меня нож!
Она задрала одну штанину, и я увидел нож в ножнах, прикрепленных к голени. Мне показалось, что и нож, и ножны я где-то видел. - Когда мы сидели внизу, в джонке, перед тем, как нас забрали на канонерку, - сказала она, - я увидела, что этот нож лежит вместе с другим подводным снаряжением, и подвязала его к ноге. Я полагала, что нас схватят красные, и готова была лучше умереть, чем позволить им сделать со мной что-нибудь. - Она отвязала ножны и передала их мне. - Но я не думаю, что нож нас спасет.
- Может, и спасет, - сказал я.
Я отошел в густые заросли примерно в двадцати ярдах от них и нашел то, что искал - бамбуковую поросль. Я начал вырезать палки, и все с удивлением смотрели на меня.
- Что вы собираетесь делать с этим? - спросил Кан.
- Заострю концы. И вы сможете убить человека таким бамбуковым копьем. - Что-то не верится. Палки против настоящего оружия? - усмехнулся Кан. - Тогда можете драться голыми руками, мне все равно. Я заточил концы палок. Дал по паре Корво и Кану, а две оставил себе. - Ну и что теперь? - спросил Корво.
- Будем ждать. Если я не ошибаюсь в своих догадках, Вонг не станет терять понапрасну время и поспешит предать огласке наше местоположение. Поэтому они будут разыскивать нас и наверняка придут на лодке, скорее всего на сампане. Мы подождем, когда эти типы появятся, разгромим их и захватим лодку. - Как легко вы об этом говорите, - сказал Кан.
- Всегда есть альтернатива, - сказал я. - Мы ждем, когда эти люди появятся. Они перерезают нам глотки, забирают наши деньги, садятся в лодку и отправляются туда, откуда прибыли.
Корво коснулся пальцем усов.
- А что с женщинами?
- Используем, как приманку.
- Повторите! - насторожилась Тесс.
- Как приманку, - повторил я. - Когда они появятся, мы спрячемся в зарослях. Вы, девушки, выбежите вперед, радостно крича и размахивая руками, как потерпевшие крушение и считающие, что это моряки прибыли вас спасать. Когда они подойдут поближе, вы их.., как бы рассмотрите и с криком броситесь обратно в заросли.
Мы засели в густых зарослях кустарника примерно в десяти ярдах от песчаной отмели и стали ждать. Солнце поднялось выше, и стало по-настоящему жарко.
Немного погодя Тесс сказала внезапно дрогнувшим голосом: - Там кто-то идет!
Я осторожно выглянул наружу и увидел квадратный нос джонки, которая входила в залив.
- О\'кей, - сказал я. - Вы знаете, что делать.
- Хотела бы я быть уверена, что вы знаете, что делать, - с горячностью ответила Тесс.
Я взял одно из бамбуковых копий и взвесил его в руке. - Послушайте, - сказал Кан, который сидел слева от меня. - Может быть, мы поговорим с этими ребятами? Вы же знаете язык, Кэйн! Мы отдадим им то, что нам дал Вонг, и пообещаем еще, если они доставят нас в Гонконг. Корво, сидящий справа от меня, хмыкнул:
- Вы что, верите в Санта-Клауса, Кан?
- Но это самоубийство - нападать с бамбуковым копьем на человека, вооруженного автоматом, - заявил Кан. - Я ценю свою жизнь. - Если вы ее цените, тогда воспользуйтесь бамбуковым копьем, - рявкнул я. - Вы думаете, они останутся жить здесь, в заливе Байес, имея возможность перебраться в Гонконг? Восток - такое место, где жизнь ценится дешево, здесь убивают за пять гонконгских долларов.
Кан промолчал.
- Запомните одно, - продолжал я, - девушки пробегут мимо нас в заросли, а за ними будут мчаться визжащие китайские джентльмены. Это будет волнующее зрелище, но не спешите - пусть они пробегут мимо, и только потом бросайте копья. Неожиданность и нападение с тыла - единственные наши козыри! - Так уж и козыри? - проворчал Кан.
- А знаете что, Кан? - сказал Корво, посмеиваясь. - Вы единственный человек, с которым бы я разделил тюремную камеру, - все время смеялся бы. Со стороны отмели раздались радостные крики женщин, которые быстро сменились воплями ужаса, как и было задумано. Я выглянул снова и увидел, что джонка близко, совсем близко. Девушки повернулись, побежали в заросли и промчались мимо нас, по-прежнему дико крича. Это была хорошая игра, если только это была игра.
Я видел, как нос джонки уткнулся в песчаную отмель и на берег высыпали китайцы. Я посчитал, их было десять, некоторые размахивали ножами, но, как мне показалось, лишь у четверых имелось огнестрельное оружие. Все они бросились в заросли, преследуя девушек, которые по-прежнему дико вопили. Китайцы промчались мимо нас, и я поднялся на ноги, держа в руке копье. Корво и Кан встали одновременно со мной. Я находился всего лишь в ярде от одного из китайцев, когда он услышал меня. Он начал поворачиваться, но я сделал выпад и с силой вогнал в него копье. Оно угодило под левую лопатку и вышло спереди. Китаец даже вскрикнуть не успел. Я увидел, что Корво так же бесшумно убрал еще одного, а вот удар Кана оказался не столь удачен. Он поразил копьем третьего китайца, но, видимо, не попал в жизненно важную точку. Китаец дико заорал, и это заставило остальных остановиться. Они сгрудились вокруг нас, и вот уже прозвучал первый выстрел. Я метнул нож в ближайшего от меня. Он рухнул на песок, судорожно хватаясь за рану на груди. Я схватил его пистолет и отскочил в сторону. Корво тоже удалось завладеть оружием.
Среди китайцев возникла паника. Двое бросились наутек, продираясь вслепую сквозь густые заросли; остальные четверо двинулись на нас. Я прицелился в одного и выстрелил, повернул ствол в сторону второго, но тот сумел увернуться. И тут послышался дикий вопль Кана, и это на несколько мгновений отвлекло мое внимание. В следующую секунду я получил удар коленкой в пах и покатился по земле. Китаец бросился на меня; его рука взметнулась вверх, и я увидел сверкающий нож над своей грудью. И тут я, изловчившись, ударил его в зад сведенными вместе коленями, перекинув противника через себя. Затем вскочил на ноги и, подлетев к китайцу, придавил его коленом к земле. Потом сунул одну руку ему под шею, вторую под живот - и всем весом навалился на колено, которым упирался в его спину. Китаец вскрикнул, и тотчас же раздался хруст.
Я медленно поднялся, осмотрелся. И увидел только одного китайца, - того, что лежал у моих ног. Корво стоял неподалеку, все еще с пистолетом в руке, а в нескольких ярдах от него корчился на земле Кан, прижимая руки к животу, тихо постанывая.
- Что с ним? - спросил я.
- Пырнули ножом, - отмахнулся Корво.
Он подошел к Кану и шевельнул его носком ботинка.
- Ну что, это серьезно?
- Я умираю, - простонал Кан. Корво взглянул на меня и пожал плечами. И стал медленно поднимать руку с пистолетом.
- Нет! - остановил я его.
Он посмотрел на меня с удивлением. Снова пожал плечами и опустил оружие. Я обыскал мертвого китайца, нашел у него пистолет и сунул к себе в карман. - Найдите женщин, - приказал я Корво, - и ведите сюда. А я доставлю Кана на джонку.
- Как скажете, - ответил он и быстро удалился. Я нагнулся и посмотрел на Кана.
- Можете идти?
- Нет, - ответил тот. - Какой подонок! Он хотел хладнокровно пристрелить меня!
- Но он же не сделал этого. Вы уверены, что не сможете идти? - Я умираю, - застонал он.
Я обхватил его за плечи и как можно осторожнее поднял на ноги. Потом повел, вернее поволок к джонке. Оставив Кана на песчаной отмели, я поднялся на джонку, чтобы удостовериться, что на борту не осталось ни одного китайца. Убедившись, что их там нет, втащил Кана на палубу и снова усадил его. Для умирающего человека он производил слишком много шума. Взглянув на его рану, я понял, что она выглядит неважно: много порезов - все ярко-красного цвета... Я снял с себя куртку кули, свернул ее и дал Кану, чтобы он прижал ее к животу. Я не знал, поможет ему куртка или нет, но это было единственное, что я мог для него сделать.
Через пять минут подошел Корво с девушками. У них были испуганные, замученные лица. Корво, напротив, выглядел молодцом. - А хорошая была драка, - улыбнулся он. - Жаль, что двоим все-таки удалось уйти.
- Не будьте таким кровожадным, - сказал я.
- Это самое изысканное удовольствие в жизни мужчины, - заявил он с серьезнейшим видом. - Убить другого мужчину!
- Что ж, это ваша точка зрения. Только не говорите так психиатру. - Вы считаете меня сумасшедшим?
- Разумеется. Но это не имеет значения, я не собираюсь вас освидетельствовать.
Я прошел на корму джонки и начал запускать мотор. Чихнув несколько раз, он заработал. Я направился к рулю. Мы медленно, кормой вперед, прошли устье залива. Потом я дал передний ход, и мы медленно развернулись в сторону открытого моря.
Ко мне подошла Натали с озабоченным лицом.
- Джой умирает, - тихо прошептала она. - Надо найти доктора. - Как только придем в Гонконг.
- А сколько времени это займет?
- Мы делаем не больше трех узлов. Думаю, часов шесть. - Но он умрет к этому времени! - воскликнула она с истерическими нотками в голосе.
- Мне очень жаль, - ответил я, - но мы ничего не сможем сделать. Во второй половине дня, когда Гонконг засверкал перед нами под лучами солнца и до него оставалось не более часа хода, Кан скончался. Мы завернули его в старый кусок брезента, который валялся на палубе, привязали груз и вдвоем с Корво осторожно опустили за борт. Я с прежних времен корабельной службы вспомнил несколько соответствующих случаю слов и произнес их. Настала тишина, нарушаемая только рыданиями Натали. Мы были в Абердине в пять вечера.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)