Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 9

Я достал револьвер и замер, плотно прижавшись к стене. Голос позвал снова, затем шаги двинулись дальше.
Я держал револьвер на уровне дверной ручки, чувствуя, как нервы играют с моим позвоночником в прятки.
Шаги зазвучали в комнате, и в этот же момент появился высокий, широкоплечий человек.
- Ни с места! - приказал я.
Он быстро пригнулся и метнулся обратно. Я бросился за ним. В первые же пять секунд я понял, что парень сражается за свою жизнь. Я хотел размахнуться, чтобы шарахнуть его по голове револьвером, но он пригвоздил мою руку к полу, а своей свободной вдавливал в ковер мою голову. Тогда я двинул его коленом. Он опрокинулся назад, выпустив мою руку. Я сел.
- Ну ладно, Бакстер, - пригрозил я. - Шевельнись еще разок - и ты труп! Шатаясь, он поднялся на ноги - большое темное пятно в тускло освещенной комнате. Он вытянул шею, словно стараясь разглядеть меня. Было слышно только его прерывистое дыхание.
Я поднялся на ноги и слегка подтолкнул его стволом револьвера на середину комнаты. Он все еще тяжело дышал, и я подумал, что он набросился бы на меня, если бы мог.
- Не волнуйся так, Бакстер, - успокаивал я. - Еще совсем недавно я был на твоей стороне. А теперь мне нужно только одно - услышать твой рассказ. - Кто вы? - безжизненным голосом спросил человек.
- Ройял... Макс Ройял. Ваша жена наняла меня, чтобы разыскать вас. - Вы полицейский?
- Частный детектив, - сказал я. - И начинаю терять терпение. Рассказывайте, Бакстер!
- Вы работаете с полицейскими, - тихо сказал он. - Идите к черту! Ни один полицейский мне не поверит!
- Может быть, и нет, - сказал я. - Но есть шанс - весьма незначительный, - что поверю я. Он проворчал что-то, но я не расслышал. - Похоже на то, - пробормотал он. - Я так думаю, здесь вообще никому нельзя доверять. Не играйте со мной в игрушки, Ройял. Это Елена Картрайт доложила вам, что я приду, верно?
- Разумеется, - сказал я. - Но вы еще ничего не поняли, Бакстер. Елена мертва!
Я полагал, что эта новость повергнет его в столбняк. Но ничего подобного не произошло. Он рванулся вперед, как сжатая стальная пружина, и ударил меня кулаком по запястью. Я выронил револьвер, и он помчался к лестнице. Я бросился за ним. Добежав до коридора, я услышал, как его тяжелые шаги бухают в темноте по ступенькам.
Я добрался до верхней ступеньки, на которой и закончился мой путь. Нога соскользнула, и я полетел вниз, переворачиваясь и ударяясь головой о каждую из этих проклятых ступенек. В голове у меня взорвались исполосованные молниями черные тучи. Я почувствовал, что долетел до нижней ступеньки, а затем меня поглотила тьма.
Казалось, прошло несколько часов, прежде чем где-то в глубине моей головы слегка забрезжило сознание. Я попытался открыть глаза, но ослепительная вспышка света, исходившего как будто от внутренней стороны глазных яблок, заставила меня застонать и погрузиться обратно во тьму. Мгновение я лежал, ожидая, пока перестанет кружиться голова. Наконец мне удалось открыть глаза - без слепящей вспышки. На щеке я почувствовал что-то теплое и липкое, а от боли в затылке было почти невозможно думать. Я машинально проверил, нет ли переломов, и не обнаружил ничего. Я подождал секунду, затем как-то умудрился подняться. Мгновение я стоял, покачиваясь, и проверял свои ноги на прочность. По-видимому, они вполне могли меня держать, поэтому я устало поплелся обратно по лестнице. На этот раз мне удалось-таки набрать номер Сэма Дина. Я рассказал ему, что обнаружил тело Елены. У него возникло много вопросов, отвечать на которые у меня не было настроения. Я сказал ему, что с того места, где я сижу, это выглядит как обыкновенный удар током, но я сомневаюсь, что это так и есть. И посоветовал ему попросить медэксперта проверить, нет ли каких-нибудь следов удара по голове или подбородку, нанесенного перед смертью. Он обрушил на меня новый град вопросов, но я бросил трубку. Сидя на кушетке и опустив голову на руки, я пытался унять боль. Резкий звук телефона ничуть этому не способствовал. Сэма Дина было не так-то легко обескуражить. Он продолжал названивать, и скоро мне показалось, что у меня вот-вот отвалится макушка.
Я встал, неверной походкой добрел до лестницы и спустился к машине. Я уже понял, что выкинул идиотский номер, забыв сказать Дину о том, что здесь был Бакстер. Я не мог понять самого себя, неужели все это из-за его маленькой большеглазой жены? Или я в самом деле считаю, что парня пытаются подставить? Поскольку в голове у меня продолжала невыносимо пульсировать боль, я уже ни в чем не мог быть уверен. Но от всей этой кровавой неразберихи очень дурно пахло. Подозрение о подставке напрашивалось само собой. И слишком уж красивое тут получалось кино. К тому же у меня было такое чувство, что Джо Бакстер сидит в первом ряду где-то посередине.
Я поехал в контору, плюнув на правила ограничения скорости. Пронесся мимо лифта и взлетел по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. И вовсе не потому, что прекрасно себя чувствовал.
Том Фарлей, один из "хвостов" Детективного агентства Крамера, тоже чувствовал себя не слишком-то хорошо. -Он сидел в приемной, держась за голову, которая была перевязана, и совсем не потому, что масло для волос попало на ленту шляпы.
- Отлично работаешь! - сказал я ему. Он поднял голову и посмотрел на меня. Взгляд у него был слегка мутным.
- Извини, Макс. Просто не могу понять, каким образом она заметила, что я за ней слежу.
- Почему ты думаешь, что она заметила?
- А как ты думаешь, почему у меня такая голова?
- Это действительно несколько интригует, - проворчал я. Он пронзил меня убийственным взглядом.
- Вот как раз острого словца мне сейчас только и не хватает, - сердито огрызнулся он. - Ты и сам плоховато выглядишь.
Я подошел к аптечке, которая висела над раковиной в туалете, и посмотрелся в зеркало. На щеке запеклась кровь. Я смочил полотенце и вытер ее.
- Да вот решил прыгнуть с лестницы. - Я вдруг почувствовал жалость к себе. - Ну ладно, а теперь, Том, может быть, ты мне все расскажешь? - Как велел Крамер, я отправился в "Юнайтед уорлд". Ждал минут двадцать и вдруг увидел, как подъезжает Елена Картрайт с высоким темноволосым типом, как я понимаю, Джорданом.
- Продолжай, - сказал я.
- Я жду в баре напротив час или около того, пока они не выходят. Потом ловлю такси и следую за ними в центр города. Полагаю, они не знают, что я за ними слежу. Поэтому, когда они останавливают свой "кадиллак" рядом с заведением под названием "Камилла", я тоже вхожу туда следом за ними. Сажусь в кабину и наблюдаю. Не могу подобраться слишком близко, поэтому почти ничего не слышу. Но вижу, что они спорят о чем-то - и в конце концов Джордан встает и уходит. Елена бросается за ним.
- А ты?
- А я опять иду за ними - что же еще мне остается? Тот парень, что заведует этим кабаком, наверное, подумал, что у него паршиво готовят - так мы оттуда рванули!
Фарлей мрачно усмехнулся, я тоже.
- Это приблизительно часа два, - сказал я. - Что потом? - Когда я выхожу из "Камиллы", они стоят на тротуаре и продолжают спорить. Елена втолковывает Джордану, что она ничего об этом не знает! - Не знает - о чем?
- Я не расслышал, о чем, - махнул он рукой. - И быстро прохожу мимо, - ты же знаешь, как это делается.
- Разумеется, - кивнул я.
- Джордан здорово разозлен чем-то, и когда она кладет руку ему на плечо, он сбрасывает ее и садится в "кадиллак". Она некоторое время стоит на обочине, потом подзывает такси.
- И ты берешь такси и следуешь за ней, - предположил я. - Куда она направилась?
- Ну да - я беру такси и следую за ней. И может быть, она догадывается, что я слежу за ней, потому что в течение получаса просто катается по городу. Потом выходит из такси около Центрального парка, и там... - Отправляется погулять, - подсказываю я. - Что она делала? - Ну, немного прогулялась по парку, похоже, еще и поплакала. Потом останавливается у бара и входит туда. Я тоже вхожу. Она сидит у стойки, перед ней - бокал розового джина.
- Кто-нибудь разговаривал с ней в то время, что ты за ней следил? Фарлей уныло покачал головой.
- Нет, Макс. Но в баре кое-что случилось. Я как раз к этому подхожу. - Ты уже подошел! - резко сказал я.
- Да.
Он глуповато ухмыльнулся.
- Наверное, я хожу вокруг да около, Макс. Но я не хочу ничего упустить! - Тебе следовало родиться ищейкой! - сказал я. Он снова ухмыльнулся. - Ну так что там в баре? - напомнил я.
- Это был парень - маленький, привлекательный на вид. Думаю, он очень сильно интересуется Еленой. Потом вдруг дамочка увидела его. Наверное, заметила его в зеркалах за стойкой. И тут она делает странную вещь! Она бросает на стойке джин и еще бакса четыре мелочью и выбегает из кабака! - Когда ты сказал "выбегает", ты имел в виду, что она именно выбежала? - Именно! Мне едва удалось ее догнать.
- А этот маленький тип - что сделал он?
- Я его больше не видел - был слишком занят слежкой за дамочкой. К тому времени, как я оказался на тротуаре, она уже вихрем неслась по улице. Я иду за ней, затем хватаю такси и следую за ней таким образом квартала два. Ну, наконец она достаточно устает и тоже берет такси. Надо полагать, это чертовски утомительно для женских ножек - так носиться на высоких каблуках. - Да уж, - сказал я. - И наверное, только черт знает какой страх может заставить женщину вроде нее столько времени бежать сломя голову - как ты думаешь?
- Конечно! Она мчалась словно вихрь!
- И потом ты поехал за ней?
- Да, и тут опять случилась странная вещь. Она направляется на запад, в ту часть города, которая, на мой взгляд, слишком грязна для таких дамочек! - Верно заметил, - тихо сказал я. - Это странно - очень странно! Но продолжай же!
- Ну, машина останавливается возле узкого здания, которое очень смахивает на трущобу. Она выходит из машины и заходит внутрь. Я решаю тоже заглянуть туда. И вот тут-то...
- Что?
- Я вхожу в дверь - бах! Наверное, на меня рухнули стены! Когда я прихожу в себя, никто ничего не знает! Кто-то говорит, что я, наверное, оступился на лестнице. Но я даже близко не подошел к лестнице.
Я попытался принять сочувствующий вид, но думал совсем о другом. О водителе грузовика, Эддисоне, армейском приятеле Джо Бакстера. - Ты запомнил адрес? - спросил я Фарлея. Фарлей выругался, сказав, что он не настолько ленив, и дал мне адрес.
- Вот этого-то, - торжествующе сказал я, - мы и ждали! - Слушай, я вернулся сюда единственно потому, что девчонка босса дала мне инструкции держать с тобой связь. Я подумал, что ты еще придешь сюда и что она больше никуда не поедет...
- Кто?
Фарлей нахмурился.
- Картрайт. Я думаю, можно поехать к ней домой и попытаться получить кое-какие ответы...
- Только в том случае, старина, если ты умеешь пользоваться планшеткой для спиритических сеансов, - сказал я. - Елена Картрайт мертва. У него от удивления открылся рот.
- Мертва? Как это?
- Выглядит это как несчастный случай. Но ее убили. Кто-то оглушил ее в ванне и засунул туда же включенный телевизор.
Он недоумевающе покачал головой.
- Это произошло так быстро! Если бы только я поосторожнее вел себя в этой развалюхе в Вест-Сайде... - Он запнулся. - Ты сказал, что чего-то ожидал? Ты знаешь это место?
Я кивнул.
- Я получил сведения, что там живет приятель Бакстера, малый по имени Эддисон. Они были корешами во время войны. И подумал, что, может быть, Бакстер прячется в квартире Эддисона.
- И?
Я пожал плечами.
- У Эддисона есть жена. Болтала она, когда я пришел, прямо как нимфа, но вполне вероятно, что просто разыгрывала спектакль. - Я нахмурился, вспомнив об этом. - По правде сказать, она заговаривала мне зубы, чтобы не дать взглянуть на того, кто находился в то время в спальне, - все трепалась о том, как ей не терпится поваляться со мной на сене. - Со мной никогда не случается ничего подобного, - с досадой проворчал Фарлей.
- Со мной такого тоже не случалось, - с сожалением сказал я. - Может быть, мозги у этой крошки находятся не там, где я думал. Я-то решил, что они у нее между коленями. Оказалось - нет. Может быть, она и в самом деле заговаривала мне зубы, чтобы я не сцапал Бакстера. - Ты полагаешь, что мы уже опоздали с этим? Я задумался. Может быть, Бакстер решил, что это самое безопасное укрытие, и снова отправился в эту трущобу?
- Поезжай туда и прочеши квартиру Эддисонов частым гребнем. А если его там нет, подожди. Если Бакстер объявится, в случае необходимости используй оружие. Но только привези его сюда.
- Это дело и правда захватило тебя, Макс.
- Разумеется, - сказал я. - Я весь на нервах. Но сначала посмотри на того, другого парня! Фарлей поднялся и направился к двери. - Что ты собираешься делать, Макс?
- Спрошу у характерного актера по имени Джордан, о чем он спорил с некоей актрисой, - сообщил я о своих ближайших планах. - Поезжай! Он вышел из конторы. Я оглядел себя в стенном зеркале и решил, что хорошо бы немного привести себя в порядок, прежде чем начать разыскивать Коула Джордана. Поэтому я спустился вниз и отправился сначала домой. Шел десятый час, когда я подъехал к многоквартирному дому Джордана. Я поставил машину на стоянку и вошел в вестибюль. В этот момент самый дальний от меня лифт спустился вниз, и его двери с мягким жужжанием открылись. Едва я успел нырнуть в нишу, как из лифта вышли Сильвия Кэйн и Джордан. Смеясь, они прошествовали мимо меня.
Я сел в машину, когда "кадиллак" Джордана уже выруливал с обочины, и держался в ста ярдах позади, пока его машина не затормозила у ночного клуба "Камилла". Тогда я проехал мимо, сделал ближайший поворот налево, объехал квартал кругом и остановил машину на стоянке, примыкающей к клубу. Я подождал минут пять, затем вышел и направился в фойе. Поболтал с гардеробщицей и выяснил, что она - поклонница Джордана. - Конечно, - сказала она, - он здесь с великолепной брюнеткой и с кем-то еще. Вся увешана алмазами и мехами, - добавила блондинка. - Ну скажите, ведь только холодные девушки носят норку! Правда?
Я вошел в тускло освещенное помещение.
Джордан сидел спиной ко мне и лицом к компании красавиц. Не считая Сильвии, там были блондинка, брюнетка и рыжеволосая - сгрудились, как пчелы вокруг горшка с медом. Я видел, что они не так уж и скучают в компании Джордана, что свидетельствовало об их весьма дурном вкусе. Сильвия Кэйн, однако, заметил я, сидела в какой-то напряженной позе. Серебряная норка упала с ее плеча, обнажив нежный загар. Ей явно было чертовски скучно! Ее лицо походило на застывшую маску. - Смотрите, - сказала за моей спиной гардеробщица, - великолепная наследница прямо брызжет слюной!
- У нее даже это смотрится красиво, - сказал я.
В этот момент Сильвия встала, подобрала свою норку и, насколько я понял, сказала ледяным тоном несколько слов Джордану и тут же ринулась через зал к фойе.
Я быстро повернулся и нырнул под прилавок гардероба. Высоко поднимая ноги и продолжая шепотом ругаться, Сильвия прошла через устланное коврами фойе на улицу. Я поспешил за ней. Видимо, у Джордана была склонность доводить девушек: Сильвия стояла на тротуаре, и по ее лицу катились слезы.
- Ну и черт с ним! - бормотала она.
- Согласен! - весело сказал я. Она резко обернулась. - Вы все-таки добрались сюда! - резко бросила она. - Этот ваш "порше" - черт знает что за машина для слежки!
- В самом деле?
- Коул догадался, что это вы, через двести ярдов после того, как мы отъехали от его дома.
- А вы, очевидно, догадались, что такое Коул, после пятого бокала розового джина? - холодно спросил я.
Она вдруг перестала рыдать и промокнула глаза крохотной квадратной салфеткой.
- Однако какой вы догадливый!
- Скажем так - я привык не ввязываться в конкуренцию. - Не вижу никакой конкуренции! - язвительно улыбнулась Сильвия. - Кроме разве что брюнетки, блондинки и рыжей? Я кивнул в сторону ночного клуба.
- Вы не очень-то быстро соображаете, - пробормотала Сильвия. - Я говорила о теперешней компании.
Я усмехнулся.
- Я знаю место, где конкуренция будет еще меньше, - сообщил я. - Тогда пойдемте туда, - неожиданно сказала она. - Здесь такая атмосфера...
- И не говорите! - в тон ей серьезно согласился я.
- Вы, по крайней мере, понимаете меня, - улыбнулась Сильвия и прижалась ко мне. И тут я в полной мере ощутил аромат алкогольных паров: Сильвия была пьяна.
- Только иногда, лапочка, - не возразил я. Я взял ее под руку и повел к "порше". Она слегка пошатывалась. Открыв дверцу, я помог ей усесться, сел за руль и завел мотор. Когда я вывел машину со стоянки, Сильвия откинулась в углу на спинку сиденья.
Около ста ярдов мы проехали в молчании. Потом она спросила: - Как тебя зовут?
- Ройял, - усмехнулся я. - Если помнишь, конечно!
- Это я помню! А имя?
- Макс.
- Макс, - пробормотала она, сморщив носик. - Это звучит как пощечина или удар в челюсть. Макс... Похоже на тонну кирпичей!
Я опять усмехнулся.
- Моя мать не знала, что я стану настоящим джентльменом - изысканным и все в этом роде... - засмеялся я.
Сильвия пьяно захихикала.
- Держу пари!
Она задумалась, слегка покачиваясь на сиденье. С ее губ не сходила улыбка.
- Держу пари, она не знала и того, что ты станешь сыщиком! - Да? - Мне это никогда не приходило в голову. Она снова захихикала. - В противном случае она придушила бы тебя сразу, как ты родился! - с удовольствием произнесла она.
- Скажи, что ты имеешь против частных сыщиков?
- Не то чтобы я имела что-то против них, - фыркнула Сильвия. - Это они могут иметь что-то против меня!
- Не могу даже и вообразить, чтобы кто-нибудь мог иметь что-нибудь против тебя, лапочка!
- А это значит, - тихо произнесла Сильвия, - что ты еще плохо меня знаешь.
Тут она была права. Я не стал развивать эту тему, и всю дорогу до моего дома мы молчали. Там я остановил машину и открыл дверцу. - Что это? - спросила она.
- Место, где нет конкуренции, - объяснил я. - Нравится? - Я склонна предположить, Макс, - пробормотала она, - что ты единственный старомодный сыщик, который мне встречался. Только подумать, частный детектив - и совращает девушку с пути истинного!
- Пожалуйся своему конгрессмену!
- А кто жалуется? - пробормотала она невнятно. - Помоги мне выйти! Я помог ей выйти и взял под руку. Мы пересекли тротуар и поднялись на лифте к моей квартире. Я включил свет, и она окинула взглядом гостиную. - Ну и трущоба! - недовольно сказала она. - Ты хочешь сказать, что в самом деле здесь живешь?
- По крайней мере, тут, - холодно ответил я, - нам не помешают ни дворецкий, ни лакей, ни горничная, ни...
Она бросила норку на кресло, повернулась ко мне и обвила руками мою шею. На мгновение я удивился, обнаружив, что она гибкая, как пантера. Потом ее губы встретились с моими - и где-то в джунглях заскулил какой-то зверь. Когда мы оторвались друг от друга, она улыбнулась мне. - Это очень помогает, - пробормотала она. - Еще несколько таких поцелуев - и, я думаю, Коул Джордан умрет!
- Еще несколько таких поцелуев, - сказал я, - и я тоже к нему присоединюсь!
- И все-таки я не могу понять, - все еще не очень четко выговаривая слова, призналась она, - зачем ты следил за нами?
- Ты хочешь сказать, что раньше тебя никогда не преследовали мужчины? - Такой большой и красивый сыщик - никогда, - захихикала она. - А вообще какая разница? Ведь ты же догнал!
Она отвернулась и проплыла через комнату к кушетке. У ее черного вечернего платья не оказалось спины, да и переда тоже почти что не было, зато был длинный разрез на одном бедре, который позволял ей садиться - но и только.
Я подошел к торшеру и включил его. Свет придал ее волосам голубой оттенок, а гладкой загорелой коже - мягкий блеск.
Подойдя к двери, я выключил верхний свет.
- Знаешь, Макс, - весело прощебетала она, - никто еще и никогда не устраивал мне вечер по полной программе.
- Ты всю жизнь жила как за каменной стеной, - глубокомысленно заявил я. - Что может надежнее защитить от забот, чем миллион долларов! - Можешь мне не верить, но миллион долларов - это такая мелочь, просто курам на смех.
- Это общеизвестно, - сказал я. - Любая курица подтвердит! - А ты и в самом деле шут гороховый, - вздохнула она. - Иди сюда и сядь рядом со мной. Я знаю, ты не веришь тому, что я говорю о миллионе долларов. Но хочется, чтобы ты верил тому, что я сказала о себе. Повторяю - еще никто никогда не устраивал мне такого вечера. Понятно?
- Ты еще и не жила толком, - уверил я ее. - И не обманывай себя - это еще далеко не полная программа. Пока нет!
Я подошел к проигрывателю, поставил какую-то старую пластинку. Потом запустил его и вернулся к ней.
- Музыка, - пробормотала довольная Сильвия. - И приглушенный свет... А как насчет выпить?
- Как я и говорил, - усмехнулся я, - программа может быть гораздо более полной, чем то, что мы имеем.
- Мое горло, - спохватилась она. - У меня пересохло в горле! Я подошел к бару и достал маленькую толстую зеленую бутылку, которую естественным образом можно было превратить в лампу - как-то раз она вышибла из одной головы много искр.
- Что? - насмешливо произнесла Сильвия. - У тебя нет шампанского?! - Сегодня не праздник! - холодно заметил я.
- Может быть, ты меня обманываешь? - откликнулась она. - Тогда что же это такое? Приготовления к победе?
- Можно сказать и так.
- Кажется, мне это нравится, - тихо произнесла она. - Я имею в виду победу.
Комментариев не требовалось, поэтому я ничего не ответил. Вместо этого я наполнил два бокала и один подал ей.
- А это смешно? - спросила она. - Шампанское и виски? - Кто знает? - ответил я вопросом на вопрос. - Попробуй! Она так и сделала. Я наблюдал за ее лицом. Ничего не произошло. Она взяла виски и в истинно техасской манере опрокинула его одним залпом. - Я лихо пью! - пробормотала она, похвалив себя. Из проигрывателя по гостиной разливалось приглушенное звучание струнных инструментов. - Как все это кстати, - сказала Сильвия. - Сейчас самое начало утра. - И завтра целый день впереди, - продолжил я ее мысль. Я сел рядом с ней и достал две сигареты. Раскурив, дал одну ей. - Макс!.. - мечтательно произнесла она.
- М-м-м?
- Ты хочешь сказать.., что мы останемся вместе на всю ночь? - Кто-то же должен преподать тебе жизненный урок, - ответил я. - А кто может научить чему-то лучше частного учителя?
- Никто! - прошептала она. - Наверное, мне придется еще многому учиться. - Несомненно, - согласился я. - И прежде всего тому, что маленьким девочкам с миллионами долларов не следует тратить свое время и таланты на таких типов, как Коул Джордан.
Она отстранилась и оправила платье. Каким-то образом все происходящее сразу вдруг потеряло перспективу.
- Что ты хочешь этим сказать? - невнятно спросила она. Глаза ее слегка сузились, и она с шумом втянула в себя воздух.
- Только то, что сказал, - ответил я. - Джордан - тупица и посредственность, и мы оба прекрасно это знаем!
- Черт тебя возьми, Ройял! - заплетающимся языком произнесла Сильвия. - Ты не имеешь права так говорить о моем женихе!
- Он твой жених? - В моем голосе прозвучало сомнение. - Но ведь ты, лапочка, - мешок с деньгами!
- И что из этого? - Ее тон стал ледяным. - Ты возражаешь против того, чтобы я тратила свои деньги на кого-то, кроме тебя? - Разумеется!
- Если ты еще не в курсе, то знай, что у Коула есть собственные деньги. У него много денег!
- Очевидно, вполне достаточно, чтобы платить солидную сумму шантажисту? Сильвия встала. Ее ноздри слегка подрагивали, а губы плотно сжались. Она смотрела на меня сверху вниз, как будто я был презренным червяком, а она собиралась наступить на меня и раздавить.
- О чем ты говоришь? Не понимаю! - резко бросила она. - Мы говорили с тобой об этом вчера вечером, лапочка, - о магнитофонной ленте. Ты что, не помнишь?
Она не засмеялась, как в тот раз, и вдруг почему-то успокоилась. - Может быть, расскажешь мне об этом? - другим, почти смиренным голосом попросила она. - До сих пор мы с тобой, кажется, валяли дурака. Давай теперь поговорим в открытую. Я люблю этого человека!
- Так же, как себя? - предположил я.
- Он сукин сын - но он мой, и всегда будет моим, потому что никто не посмеет обмануть Сильвию Кэйн! Я засмеялся.
- Тебе надо было бы исполнять рекламные песенки! Неплохо получается! - Макс Ройял! - В ее голосе проскальзывал неподдельный гнев. - Пожалуйста, заткнись! И расскажи мне, что тебе известно об этом шантаже. - Ты что, серьезно?
- Более чем! Я знаю, что последние несколько дней Коула что-то очень тревожило - и вовсе не лента, на которую кто-то записал его и Елену! - Почему ты так уверенно это утверждаешь?
- Потому что я его знаю - хорошо знаю! Конечно, человек он паршивый, что и говорить, но у него, представь, тоже есть сердце. И он из тех людей, которые могут запугать кого угодно!
- И такой человек, утверждаешь ты, чего-то сам боится? Она кивнула.
- Да, он боится!
- И поэтому хочет узнать то, что знаю я.., о некоторых людях? - осторожно спросил я.
- То есть? Что ты имеешь в виду? - Ледяной тон снова вернулся к ней. - Именно то, о чем ты думаешь, лапочка, - сказал я. - Пьяная сцена, бегство из ночного клуба и то, что тебе было известно, что я веду вас с Джорданом, и то, что тебя интересует только секс!
Черное платье вздымалось и опускалось в определенных местах, а ее глаза метали молнии.
- Ты лжец, Ройял! - хрипло сказала она. - И ты сошел с ума, если думаешь, что Коул интересуется тобой! Что ты такое, интересно, можешь знать, что могло бы заинтересовать и его?
- Кто его шантажирует и почему! - вполне определенно высказался я. - И кто убил Елену Картрайт!
Я увидел, что Сильвия ничего не понимает. Ведь она еще не знала, что Елена мертва, и не могла взять в толк, о чем я толкую. - Она мертва? - наконец дошло до нее. - Елена?..
- А ты не знала? Джордан разве не сказал тебе ничего? Она молча покачала головой.
- Нет, нет! - пробормотала она. - Он ведь не знал... Правда? Скажи! - Спроси у него сама.
Она отвернулась и опустилась на кушетку, пристально рассматривая ковер у моих ног. На проигрыватель упала новая пластинка, и это был единственный звук, нарушивший тишину гостиной.
- Зачем кому-то понадобилось ее убивать? - собравшись с мыслями, спросила она наконец.
- На этот вопрос ты можешь получить ответ тоже у Джордана, - объяснил я. Она подняла голову и пристально взглянула на меня. - Дай мне еще выпить, - попросила она. - И.., к черту все это! Я усмехнулся.
- К черту выпивку? Или...
- Джордана, - пробормотала она. - И Елену Картрайт.., и тебя тоже! - Насколько я понимаю, мы смирились с действительностью? - Давай напьемся, - предложила она. - По-настоящему, до чертиков! - И что, это решит все проблемы? Ты так полагаешь?
- Кому нужно решать эти проблемы?
- Мне! - твердо ответил я.
- Ну хорошо... Я помогу тебе найти его. Только давай сначала выпьем. И помни, - тихо добавила она, - ты сам только что сказал, что завтра у нас весь день впереди!
Она встала и обхватила меня за плечи. Ее глаза были влажны от слез, но когда она подняла ко мне лицо, они сияли. Я почувствовал, как ее рука гладит меня по затылку. Она поднялась на цыпочки, чтобы дотянуться до меня. И тут зазвонил телефон: он, как всегда, звонил не вовремя. Поэтому я не стал подходить.
- Послушай, - прошептала Сильвия. - Это может быть важный звонок. - Более важный, чем.., решение проблемы?
- Это подождет, Макс, - тихо сказала она. Сильвия отпустила меня и налила себе еще выпить. Когда я подошел к телефону и взял трубку, она подняла бокал, как будто желая мне успеха, и подмигнула.
- Да? - безжизненным голосом ответил я.
- Это Фарлей, Макс. Ты собираешься приезжать?
- Тут кое-что возникло, - сказал я. - Понимаешь, непредвиденные обстоятельства!
Я взглянул на Сильвию. Она вперила мне в грудь бесстрастный взгляд. - Я взял Бакстера, - сообщил Фарлей.
- Что?! - удивлению моему не было границ.
- Повторяю тебе, что я взял Бакстера! Я уже битый час пытаюсь связаться с тобой!
- Где он?
- Рядом со мной, в конторе! Я так понял, ты не хочешь, чтобы полицейские взяли его первыми, поэтому...
- Я сейчас приеду! Слушай, позвони в отель "Барадин" и попроси миссис Бакстер тоже приехать.
- Конечно, - сказал он. - У тебя хорошая интуиция, Макс. Я поехал к Эддисонам, и, как видишь, Бакстер и вправду оказался там. Пришлось обойтись с ним немножко грубовато, но он с самого начала был в плохой форме. - Отлично! - одобрил я. - Только не отпускай его! Смотри же! Я положил трубку и обернулся. Сильвия стояла рядом со мной. - Значит, непредвиденное обстоятельство - это я? - тихо спросила она. - Не бери в голову, - успокоил я. - Я вернусь, лапочка. Пару часов ты можешь слушать пластинки и пить.
Сильвия свирепо посмотрела на меня.
Я пожал плечами и направился к двери. Открыв ее и посмотрев на холодные голые стены коридора, я подумал, что если бы не Джо Бакстер, мне наверняка следовало бы обратиться к психиатру!


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)