Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 9

Спустя двадцать минут, когда Дарелл вошел в номер, Плежер в банном халате из голубой фланели уже спала, свернувшись клубочком на постели и рассыпав по подушке откинутые со спокойного десткого лица волосы. Вокруг в беспорядке валялись вещи, приобретенные Сайдони Осборн. Он стоял и смотрел на девушку, невольная улыбка тронула угрюмо поджатые губы: удивительно трогательной и невинный был у нее вид.
Потом тихо прикрыл за собой дверь спальни и пошел к телефону, просматривая на ходу список людей, рекомендованных Виттингтоном. Поговорил с человеком по имени Кеннет Йенсен. Попросил, во- первых, дополнительные данные на Пабло О\'Брайна, во-вторых, план шести городских кварталов, окружающих объект его интереса, в- третьих, список всех зарегистрированных обитателей дома Кортесов и, наконец, газетные публикации, касающиеся биографических данных Генерала и его недавней деятельности. Затем через того же абонента послал двух людей, Барни Келза и Джеймса Горама, понаблюдать за домом. Йенсен заверил, что все будет выполнено в течение часа. Он показался Дареллу выдержанным, пунктуальным и компетентным. Следующий звонок по коду в Вашингтон. Трубку снял помощник Виттингтона - Кинкейд, который совсем ему не нужен. Виттингтона на месте не оказалось, а полученные сведения были старые и малоутешительные - майора Джона Дункана еще не нашли, блокировка дорог пока ничего не дала, а Фрич прибудет в Нью-Йорк рано утром. Он закурил сигарету - фу, какая гадость! Задался вопросом, что такое добавили на фабрике в табак, и притушил ее в пепельнице. Скользнул взглядом по безликим стенам номера в ожидании Йенсена. Часы показывали за полночь. Снег прекратился. Дарелл подумал о девушке, спящей совсем рядом в ореоле своей невинности, и позавидовал ей.
Йнсен появился в половине первого. Он оказался коренастым и тучным, преждевременно облысевшим, с круглым живым лицом. Через роговые очки смотрели совиные глаза. Он снял мягкую шляпу, а пальто, аккуратно сложив, повесил на спинку стула. Крепко пожал руку Дарелла. Странно, ладонь была мозолистая, и Дареллу стало интересно, какая же у него основная работа.
- Мы одни? - спросил Йенсен.
- В соседней комнате спит девушка, которая должна опознать преступников.
- Как много она знает?
- Очень мало.
Чуть улыбнувшись, Йенсен взглянул на Дарелл:
- Она не одинока. Я в таком же положении. Играем по-крупному - это все, что мне известно. - Он помолчал, разглядывая Дарелла: - А вы довольно спокойны.
- Что у вас есть на Пабло О\'Брайна?
- Целая куча. Но прежде всего я послал двоих наблюдать за домом, кстати, Барни Келз - парень что надо. Подготовил план нужной части города. А также досье на все эмигранское окружение Генерала. - О\'Брайн! - повторил Дарелл.
Йенсен усмехнулся:
- Это он вам наставил шышек?
- Да. А что, разве заметно?
- Ну, ничего страшного. Итак, О\'Брайн - заместитель начальника Федеральной полиции той страны, откуда слежал Кортес. Шестое поколение латиноамериканцев, из огромной семьи, очень состоятельной. Один из его предков боролся бо о бок с Симоном Боливаром против наместников испанского короля, потом вышел из торфяных болот и положил начало целой династии. Если еще раз судьба сведет вас с ним, не называйте его Пит О\'Брайн. Он - Пабло. Вопрос чести.
- Запомню, - сказал Дарелл. - Но у него же дома дел по горло. Чем он занимается здесь?
- У себя дома он нечто вроде второго лица в ФБР, как бы правая рука нашего Д.Эдгара Гувера. Все говорит о том, что эти люди ничего не забыли. Они против возвращения Кортеса или его дочери, если, конечно, тех не привезут в сосновом гробу. И кажется, опасаются, что Генерал готовит свой сценарий второго захвата власти. За последние три года они вкусили плодов демократии, им понравилось, и они не хотят с ней расставаться. Кстати, О\'Брайн официально зарегистрирован в качестве иностранного бизнесмена, как то положено по закону.
- Он здесь один занимается сыскной деятельностью? - Нам это неведомо, мистер Дарелл. У нас есть адрес. Задержать его?
- Нет, - решил Дарелл. - Пока не надо. Расскажите коротко о других проживающих в доме Кортесов.
Ответ Йенсена был четким. Помимо Генерала и Карлотты он назвал Хустино, профессора Переса, повара по имени Карлос и горничную Муро. Хустино представляет особый интерес, как бывший глава тайной полиции. Ненавидим всеми и каждым в отдельности.
- А Перес?
- Он и Кортес росли вместе на ранчо Кортесов. Родители Генерала послали его за границу учиться, так как заметили рано развившуюся одаренность. Известен полной и безоговорочной преданностью Генералу. Кстати, неплохой специалист в области ядерной физики. Дарелл поднял глаза на Йенсена, и тот вежливо спросил: - Я что-то не так сказал?
- Продолжайте.
- У нас наметилось два пункта наблюдения. Дом напротив под номером одиннадцать, принадлежащий Моррисонам, временно пустует, так как хозяева уехали в Нассау. Из него хорошо просматривается улица. Предлагаю позвонить хозяевам и попросить разрешения на временное использование.
Дарелл кивнул:
- Также есть комната, выходящая окнами на подъездную аллею и на двор позади дома Кортесов. Я уже снял ее. Там находится Барни Келз с биноклем ночного видения. Первоочередная задача - подготовить телефон со звукозаписывающим устройством. Келза и дом одиннадцать можно соединить напрямую, чтобы координировать действия. - Хорошо, - согласился Дарелл. - Одиннадцатый номер беру на себя.
Йенсен посмотрел в сторону спальни.
Там стояла Плежер, сонно моргая глазами из-за яркого света, на лице легкий румянец, волосы неприбраны. В банном халате Дарелла, явно великоватом, она смахивала на ребенка, разбуженного разговором взрослых.
- Мистер Сэм... - тихо сказала она.
- Все в порядке, Плежер, - отозвался он. - Хорошо, что ты проснулась. Одевайся, мы уходим.
Она тут же заартачилась:
- Почему? Мне тут нравится!
- Там, куда мы идем, тебе понравится больше. К тому же, вероятно, найдем Джонни.
Она перевела взгляд на Йенсена и закусила нижнюю губув, издав какой-то странный звук.
- А на новом месте я смогу купаться в ванной?
- Ты уже... - начала было Дарелл, но сдержался. - Да, Плежер. Сколько угодно.
- Тогда ладно. Сейчас буду готова.
Йенсен в разговор не вмешивался...
В течение ночи дом Кортесов обложили с двух сторон. И все же, думал Дарелл, ребята располагают весьма поверхностным описанием похитителей - лишь со слов Плежер. А ее ущербный словарный запас не дает полного представления. И потому без ее личного участия не обойтись.
Очень скоро Плежер наскучило сидеть и тупо смотреть на улицу. Она обернулась и обиженно сказала:
- Как мне не по душе этот дом. В отеле лучше.
Одиннадцатый номер самым идеальным образом соответствовал их целям. Чтобы не привлекать к себе внимания, в комнатах, выходивших на улицу, на разрешалось зажигать свет, и Дарелл с Плежер продолжали бодроствовать в темноте. А Йенсен обосновал свой штаб с телефонами и радиопередатчиком в большой кухне с окнами во двор. Комнаты располагались примерно так же, как у Кортесов. Дарелл обследовал все помещения, считая шаги при переходе по коридорам и ступеньки в лестничных пролетах. Он запоминал такое автоматически и, когда завершил обход, был уверен, что сможет быстро и точно передвигаться здесь даже в полной темноте. Комната на втором этаже, из которой он и Плежер наблюдали за противоположной стороной улицы, служила хозяевам гостиной. В нее через высокие окна проникал свет от наружного фонаря. Темно-красная дверь и подходы к ней просматривались вполне хорошо.
- А вы, знаете ли, выглядите смешно, скукожившись у окошка, - подала голос Плежер.
Дарелл расположился на деревянном стуле с прямой спинкой и вел обзор через тонкую занавеску, так что сам с улицы виден не был. К тому же, превозмогая себя, воздерживался от курения. Он повернул голову на реплику девушки. Та лежала, свернувшись комочком, на маленьком диванчике возле кирпичного камина. Она очень изменилась с момента их первой встречи в сарае, и он невесело улыбнулся при мысли о сееб в роли Пигмалиона.
Она надела яркую юбку из вещей Сайдони и, произведя ревизию в одной из комнат наверху, нашла желтый кашемировый свитер и обрядилась в него, не обращая внимания на протесты Дарелла. Тщательно скопировав прическу рекламной девицы из какого-то журнала, обнаруженного на полке, сделала себе такую же. Ее лицо, еле различимое в темноте, было очаровательно в своей естественной простоте.
- А как бы ты хотела, чтобы я сидел? - улыбнулся он.
- Ну не так. Вперились и не шевелитесь. И видок же у вас! Будто только и ждете, кого бы прихватить да пристукнуть. А я все думаю о бедном Джонни?
- И что приходит тебе на ум?
- Ну как он там. Он не похож на вас. Вы - другой. Джонни - слабак. Я никогда не обманывалась на его счет. По всей видимости он думал, тчо дурит мне мозги, держа за маленькую безмолвную девочку, вся радость которой в кукурузной лепешке. Но я смогла понять, что он за человек - без уверенности в себе и в окружающих, даже когда такое красивый в своей форме.
Плежер подалась вперед и продолжала очень серьезно: - Мистер Сэм, я-то знаю, что бы он там не натворил прошлой ночью, он не хотел зла. Я просто уверена. Ведь это ужасно - то, что он сделал, да? Вы собрали по околоткам всех своих людей, чтобы поймать его.
- И других тоже, - напомнил ей Дарелл. - Тех, кого ты видела у самолета.
- Но главное - весь этот хипиш из-за Джонни, верно? Я не хочу, чтобы ему причинили вред. Вон как вы смотрите, сидя тихонько перед окном, словно гремучка за камнем...
- Я просто наблюдаю, - сказал Дарелл.
Вдруг Плежер соскользнула с дивана и опустилась около него на пол. Положила руку, а потом и голову к нему на колени и устремила вверх тревожный взгляд.
- У меня все в голове перепуталось, - прошептала она. - Я всегда думала, что люблю Джонни, даже когда поняла, что он слабак и все такое. А сама ведь надеялась, что появится кто-нибудь вроде вас, мистер Сэм. Кто-нибудь, кто хорошо знает, что это такое - большой мир.
- Ничего я о нем не знаю. - Он подумал о том зле, которое постоянно встречал на своем пути. - Чем дольше живу, тем меньше во мне уверенности, что вообще что-либо знаю.
Плежер вздохнула.
- Я бывало мечтала о таком, как вы, а считала Джонни лучшим из всех. - Она пошевелилась, и он ощутил прижавшиеся к ногам теплые округлости ее тела. А чуть погодя спросила: - И у вас есть девушка, мистер Сэм?
- Да, есть, - сказала он.
- Вы ей не изменяете?
- Стараюсь.
- А где она сейчас?
- Далеко. Работает в Европе.
- А как ее зовут?
- Дедр.
Она задумчиво повторила "Дедр", а перед его мысленным взором возник прелестный, безукоризненный образ Дедр Паджет. Плежер поднялась на ноги и подошла вплотную к окну. Дарелл заметил, что она чистенькая и опрятная, не так вульгарно накрашена, как раньше. Волна щемящей душу жалости к ней, как к потерявшемуся ребенку, захлестнула его.
- Джонни действительно натворил что-то страшное, да? Что будет, если его поймают?
- Не знаю, - солгал Дарелл.
- Тогда почему я должна помогать вам? - воскликнула Плежер. - Если я люблю его, то мне до фени, что он там начудил. Если он мне не изменяет, я обазана помогать ему, а не стараться поймать его и упрятать в тюрягу.
Похоже, пришла пора выложить правду, и он заговорил ровно и спокойно:
- Плежер, прости уж, но, кажется, тебе следует узнать кое-что о Джонни.
Она резко обернулась на звук его голоса.
- Что? Что такое?
- Джонни женат. Женат уже два года на женщине, которая живет в доме напротив.
- Мистер Сэм, вы ведь говорите такое не за тем, чтобы я изменилась к нему, а? - в темноте ее голос походил на звон хрупкого хрусталя.
- Я полагаю, ты знаешь меня уже достаточно хорошо.
- Женат! Но вы не сказали мне сразу!
- Мне показалось, это будет неправильно.
Эта фраза вызвала неожиданную бурю гнева, тут же выплеснутого с пенным шипением:
- Неправильно?! Видали, весь из себя умник! Я-то знаю. Небось думал, вот дуреха с гор - не научилась как есть, как одеваться и мыться! Нечего вешать мне на уши эти тряпки! Я знаю, что ты пытаешься сделать!
Она дрожала от злобы. Потом вдруг рывком сдернула с себя свитер и швырнула на пол, рванула блузку, сбросила туфлю. - Не нужно мне ничего! На кой черт понадобилось влезать в этот ваш мир с твоей помощью?! Дома с папашей было лучше, честнее. Провались ты со своими шмотками и всеми закидонами. Не хочу подачек, когда за них надо убивать друг друга, фискалить, вынюхивать и таиться, как змеюка за пнем! А ты решил, что можешь купить меня - красивые вещички в обмен на Джонни... - Плежер, прекрати! - жестко оборвал ее Дарелл.
Она стала пятиться назад, пока не уперлась спиной в стену, постояла какое-то мгновение, поправила порванную одежду. Потом резким движением обхватила голову, по щекам посыпались слезы. - Мистер Сэм!.. - Бросилась к нему, и он обнял ее.
- Успокойся. Все будет хорошо.
- А мне все равно, - прошептала она. Обмякшее тело потрясали рыдания. - Я, правда, не хочу помогать вам ловить Джонни. Даже если он меня обманывал.
- Но ты ведь поможешь мне?
- Да, думаю, да. - Она подняла на него огромные наполненные слезами глаза. - Ради вас, мистер Сэм.
Йенсен доложил, что прибыл Фрич. Часы показывали половину седьмого утра. Дарелл поручил девушку заботам Йенсена, посоветовав ей соснуть на диванчике, а сам спустился на кухню. Фрич разговарил по телефону.
- Я бы не отказался от кофе.
- Угощайся. Йенсен приготовил, - сказал Дарелл и добавил: - Выглядишь дерьмово.
- Черт с ним, с моим видом. Я работал.
- Мы тоже не отдыхали.
Фрич снисходительно кивнул.
- Здорово ты все обложил, - заключил он. - Комар не пролетит. А следовало бы приоткрыть пробочку и дать проскользнуть в бутылку. - А роль пробки играет девушка. Она их сразу узнает, стоит кому- нибудь появиться. Вот тогда мы и закупорим бутылку. - Как же, держи карман шире.
- У тебя есть другой план действий?
Фрич покачал головой. Он тяжело дышал, нижняя губа отвисла. - Я сделал все, что мог. Они не попались патрулям на дорогах - наверное, прошли задолго до того, как мы блокировали горы. - Он взглянул на Дарелла из-под лохматых бровей. - Надеюсь, твои подозрения насчет этой компашки оправдаются.
Дарелл снял кофейник с электроплиты. День полностью вошел в свои права, и он выключил свет, который разрешалось зажигать только при закрытой двери.
- Что-нибудь новое о Дункане? - поинтересовался он. Фрич с жадностью выпил кофе.
- Спасибо. - Он промолчал. - его видели. Мы в этом абсолютно уверены. Он один, это точно. Только я здесь чего-то не пойму. Сошел с гор вчера утром, сел на попутный бензовоз и отправился в Нэшвилл. Водитель сразу его признал, но сказал, что майор был в гражданском и выглядел очень изнуренно.
Дарелл сгорал от нетерпения:
- Что потом?
Фрич пожал могучими плечами:
- Он сошел недалеко от центра города. Потом его видели на автобусной остановке Грейхаунд, но уверенности, что сел в автобус, нет. Перебрали все автобусы - никаких следов. Ничего не дала проверка в агенствах по прокату машин, на железных дорогах и в авиакомпаниях. Как сквозь землю провалился. Полагаю, Дункан струсил, сбежал от своих компаньонов и заполз где-то в нору. - Почему ты считаешь, что он один? - спросил Дарелл. - Следы, обнаруженные на Пайни Ноб, принадлежат только ему. Что касается остального, точного объяснения дать не могу. А ты? - Не совсем, - промолвил Дарелл.
- Думаешь, он объявится здесь?
- Захочет связаться с женой. Он от нее без ума. Если он принимал в этом участие, то только из-за нее. Скоро предпримет попытку поговорить с ней.
- Может быть, воспользуется телефоном. Ты...
- Все прослушивается, - сказал Дарелл. - Йенсен позаботился. Налажены спецустройства, а запись ведется в комнате через переулок. Фрич неохотно кивнул, как бы выражая удовлетворение, потом опять нахмурился. Встал и пошатнулся.
- У тебя ведь здесь девчонка. Послушай, мне кажется, она знает гораздо больше, но запирается. Она в одной упряжке с Дунканом. По- моему, она дурит тебя и всех нас. Я хочу поговорить с ней. - Сейчас ее не трогай, - быстро отверг Дарелл. Не хватало еще, чтобы Фрич вмешивался со своей методой железного кулака. - Она свалилась: никто здесь не спал. К тому же она расстроена - я сказал, что Дункан женат. Она любит его.
- Мать твою! - взорвался Фрич. - Она при своих коровьих глазищах и круглой заднице вертит тобой, как хочет. Держит тебя за дурака. Она знает гораздо больше, чем сказала тебе, но я из нее все равно вытрясу!
Он резко повернулся и направился к двери. В это время вниз спускался Йенсен, и, кгда Фрич, громко хлопнул дверью, пронесся мимо него, лысый толстяк едва успел откскочить в сторону и с изумлением посмотрел на Дарелла. Тот встал и пошел вслед за Фричем. В дальней части холла на верхние этажи вела неширокая довольно крутая лестница, и Фрич, подгоняемый собственным нетерпением, стал быстро подниматься, перешагивая через ступеньку. - Гарри, подожди, - спокойно позвал Дарелл.
- Да пошел ты! Она заговорит. Сам прекрасно знаешь, чем завладели прохвосты и во что это грозит вылиться. У нас нет времени, парень!
Фрич сделал еще один-другой решительный шаг и почему-то остановился. Послышался болезненный кашель, совсем как при удушье. Судорожно взметнулась рука и, нащупав перила, вцепилась в них. Фрич опустился коленом на дубовую ступеньку и, схватившись за узел галстука, потянул вниз...
В несколько прыжков Дарелл оказался рядом и подхватил грузное тело.
- Гарри, что с тобой?
- Ничего! - со свистом выдохнул Фрич. - Убери руки, черт тебя возьми!
- Сядь, Гарри...
- Пошел ты в болото!
Однако Дарелл не послушался и не отпустил его. Посмотрел вниз, но Йенсена видно не было. Тяжелое тело Фрича содрагалось, словно кто-то наносил по нему мощные удары. Вокруг губ появился синюшный оттенок. Вытаращенные глаза, хотя и устремлены на Дарелла, наверное, ничего не различали. Дарелл усадил его на ступеньку. - Сердце, да?
- Нет, я...
Оставив Фрича, Дарелл бросился наверх, обшарил полки и нашел бутылку виски.
А когда вернулся, Фрич стоял уже на ногах. Дыхание несколько успокоилось, но цвет лица оставался землистым. Затуманенным взглядом он уставился на бутылку и потянулся к ней. - Спасибо, - произнес он ворчливо.
- Ерунда, - бросил Дарелл. - Ты когда последний раз был у врача, Гарри?
- У меня мотор не фурычит. - Признание сопровождалось безнадежным жестом, - Мне нельзя бегать по лестницам, а я все время забываю. Итак, когда ты собираешься доложить об этом по инстанции? - Это все, что тебя волнует?
- Я терпеть тебя не могу, а ты - меня. Нас против желания объединила работа. А тут выпал шанс избавиться от меня, верно? Дарелл ничего не ответил. В полутьме верхнего холла разглядел странное выражение на лице пожилого полицейского. И, кажется, понял. В выцветших глазах Фрича копилось нечто вроде ненависти, но вовсе не к нему персонально. А скорее к тому, что он, Дарелл, воплощал в себе. Фрич то ли ненавидел, то ли завидовал молодости, отменному здоровью, способности блестяще выполнять работу, о которой сам так страстно мечтал, ибо обладал немалым опытом и умением, приобретенным за долгие годы самоотверженной службы. Может быть, даже хотел умереть на посту, в каком-нибудь опасном деле. Проводить остаток жизни на заслуженном отдыхе, пастись на зеленом, тихом выгоне, было явно не для него...
Фрич окончательно пришел в себя, пригладил густые седые волосы. - Ну, Сэм, что будешь делать?
Дарелл понимал, что старик имеет в виду. Теперь Фрич - обуза, опасность и угроза тому, кто повязан с ним общим делом, где порой жизнь одного зависит от другого. В их занятии нет места для сантиментов, поскольку успех преопределяется согласованностью действий, мгновенной реакцией, безупречной координацией разума и мускулов, как и провал - отсутствием таковых.
Он сознавал, какое решение должен принять, но в данный момент не мог этого сделать.
- Отдохни, Гарри. Поговорим об этом позже.
- Девушка...
- Оставь ее мне. Все будет хорошо.
Фрич опять тяжело задышал.
- Она издевается над нами. - Замолчал и пожал плечами, как бы сдаваясь: - Ладно, Сэм. Как скажешь. Ты занес надо мной дубинку. Какое время мне даешь?
- Поговорим об этом позже, - повторил Дарелл.
- Если она найдет Дункана или узнает, где он объявился... - То обязательно скажет мне, - закончил Дарелл. - Ничего не утаит.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)