Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



РАНЕНЫЙ

Без Козыря осторожно спускается с лестницы, открывает дверь... Острые капли дождя бьют ему в лицо. Надо действовать побыстрее, иначе дождь смоет следы... Мальчик бежит к изгороди, огибает ее и, пригнувшись, включает фонарь. Без Козыря начинает расследование! Сначала его взгляд падает на след копыта, такой четкий, что в нем ясно виден каждый гвоздик; чуть дальше на песке виден другой след, потом и третий - рядом со скалой. И, наконец, четвертый - как раз под окном его комнаты. Франсуа делает еще пару шагов и вдруг подпрыгивает от неожиданности; фонарь дрожит у него в руке.
У северной башни, в том месте, где лошадь останавливалась, лежит человек. Он лежит на животе, повернув голову в сторону стены. Господи, неужели Бригоньян?.. Да нет, это просто смешно! На этом человеке черный плащ, по которому бьет дождь. Следов крови нет. Он, видимо, потерял сознание при падении. Откуда же он мог упасть? Не сидел же он на лошади-призраке! Но тогда что он здесь делал? Дрался? С кем? Почему?.. А что это у него зажато в правой руке? Без Козыря разжимает пальцы незнакомца и видит пуговицу из белого металла. Она явно была вырвана в момент драки. Без Козыря опускает пуговицу в карман. Ею он займется позднее, а пока надо оттащить раненого в замок.
Мальчик разбудил Жауанов. Маргарита тотчас же кинулась стелить свежие простыни в комнате для гостей, окна которой выходили прямо на море. Жауан выкатил из сарая садовую тачку, а Жан-Марк торопливо собрал необходимые лекарства. Вдвоем они положили раненого на тачку; это оказалось нетрудно: такой он был худой. Незнакомец все еще не пришел в сознание. Без Козыря снял с него плащ. Что это в кармане? Оружие?.. Пока Жауаны укладывали раненого на кровать, Без Козыря запустил руку в карман плаща. То, что он там нашел, его буквально ошеломило. Это оказалась маленькая блестящая статуэтка, отлитая из золота. Она изображала вставшую на дыбы лошадь с развевающейся гривой. - Вы только посмотрите! - воскликнул мальчик, ставя статуэтку на стол.
Жауаны не рискнули даже дотронуться до нее, зато Жан-Марк смело взял статуэтку в руки и взвесил на ладони.
- Черт возьми! Да ведь это же золото!
- Разумеется, золото, - подтвердил Без Козыря. - Посмотрите, как красиво передано движение, как точны пропорции... Это настоящее произведение искусства!
- Но как эта статуэтка связана с нашей лошадью? - задумался Жан-Марк. - Об этом мы узнаем, когда этот человек придет в себя. Они повернулись к кровати. На голове у раненого Без Козыря заметил огромную шишку.
- Здорово его шарахнули! - вздохнул Жауан. - Надеюсь, череп не проломлен.
Маргарита уже принесла теплой воды и ваты. В трудных ситуациях она не жалела сил, а ее сообразительность и сноровка были неподражаемы. Мадам Жауан бережно промыла рану.
- Разденьте его, пока я схожу за второй подушкой.
С раненого осторожно сняли пиджак и брюки.
- Все-таки это странно, - заметил Без Козыря. - В карманах пусто, ни бумажника, ни кошелька... Никаких документов!
Незнакомец застонал, но в сознание пока не пришел. Все четверо рассматривали загадочного гостя, раненного на том самом месте, где останавливалась лошадь-призрак. Там где шпага графа де Тревора насмерть поразила Бригоньяна... У раненого было тонкое лицо, брови сходились на переносице, что придавало лицу свирепое выражение. Мальчики принялись рассматривать золотую лошадку. Она так грозно подняла копыта, будто готовилась ударить... В голову ребятам одновременно пришла одна и та же мысль.
- Это был удар копытом, - прошептал Без Козыря.
Мысль была, конечно, довольно смелая, но шишка на голове у незнакомца вполне могла появиться от удара копытом...
- Жандармы определят, - сказал Без Козыря. - Их это касается так же, как и нас. Жан-Марк, иди звони в жандармерию. Скажи, чтобы они сразу же приезжали, что у нас раненый и что он в тяжелом состоянии. - Мсье Робьону это не понравится, - пробормотала Маргарита. - Наоборот, - возразил Без Козыря, - он убедится, что мы умеем сами справляться с трудностями.
Ожидая возвращения Жан-Марка, он рассматривал статуэтку. Может быть, в ней скрыт какой-то секрет? Какая связь существует между двумя лошадьми? Разумеется, она должна существовать; таких совпадений не бывает. У Без Козыря никогда не было недостатка в воображении, однако сейчас он не видел никакой зацепки. Большая лошадь ушла, но оставила свою уменьшенную копию, словно тайный знак. Что он мог означать? Жан-Марк вернулся злой как черт.
- Телефон не работает. Видно, во время грозы произошел обрыв линии. - У нас это часто случается, - вздохнул Жауан. - Так что, дорогой мой Жан-Марк, тебе остается только залезть в свой грузовичок и ехать в Ланнилис. Ты понимаешь, что медлить тут нельзя. И привези врача. - Уже три часа ночи, - проворчал Жан-Марк. - Он ужасно разозлится, если я его разбужу.
- Я поеду с тобой. - Без Козыря встал. - Пока ты будешь будить врача, я расскажу жандармам, что у нас случилось.
- Оденьтесь как следует, - крикнула им вслед Маргарита. Ее совет пришелся как нельзя кстати, потому что дождь все усиливался. Без Козыря вернулся к себе в комнату. Как мама была права, когда заставила его взять с собой шарф! Франсуа оделся потеплее и, сгибаясь под ударами ветра и дождя, побежал в гараж к Жан-Марку. Тот по пояс зарылся в капот автомобиля.
- Не представляю, что с ним приключилось, - посетовал он. - Не хочет заводиться, и все. Поверни, пожалуйста, стартер.
Но все их усилия остались безрезультатными.
- Я действительно ничего не понимаю, - пробормотал Жан-Марк, - странная какая-то поломка...
- Ты думаешь, кто-то покопался в моторе? - нахмурился Без Козыря. - Да что ты, кому это надо!
- Мы в безвыходном положении. Телефон не работает, машина не заводится... Полицию вызвать невозможно.
Жан-Марк беспомощно развел руками. Без Козыря медленно обошел машину. Его не покидала мысль, что здесь пахнет саботажем. - Пошли отсюда, - взмолился Жан-Марк. Они поспешно вернулись в замок. Жауан встретил их, приложив палец к губам.
- Похоже, он уснул...
- Тем лучше, - прошептал Жан-Марк, - потому что с машиной что-то случилось. Понятия не имею что. По такой погоде на велосипеде не доедешь, так что жандармов мы сможем позвать только утром. Жауан повернулся к жене.
- Может, пойдешь спать?
- Я устала не больше, чем ты, - ответила она.
Они начали шепотом спорить, но Жан-Марк решительно прервал их. - Нет никакой необходимости сторожить раненого вчетвером. В таком состоянии он не опасен. Мы с Франсуа подежурим по очереди. Так будет проще. Спокойной ночи.
Жан-Марк явно имел влияние на стариков. Не споря, они ушли к себе. Жан-Марк пододвинул кресло к постели раненого.
- Сначала дежурю я, - решил он. - Через два часа я тебя разбужу... Старик, да тебя уже ноги не держат. Иди-ка немедленно спать! Глаза у Франсуа действительно слипались, и он не стал спорить. Но, улегшись в постель, он еще нашел в себе силы обдумать все, что произошло в Кермоле со времени его приезда. Особенно странным казалось ему то, что легенда о часовне Прощения как будто начала оживать. Сначала была лошадь, теперь появился раненый, которого лошадь должна была отнести домой... Ей ведь было дано такое задание! Нет, конечно, лошадь не вернется за раненым. Вот здесь-то жизнь и внесет свою поправку в легенду! К тому же в легенде ничего не говорилось о золотой лошадке... Мысли Франсуа о золотой статуэтке и лошади-призраке понемногу начинали путаться. Наконец он словно провалился в сон. И вот что ему приснилось...
Он в лицее в компании своих товарищей. У него пропала тетрадь по алгебре. В поисках ее он вдруг оказывается на пляже. В руках у него поводок, а на поводке - золотая лошадка. Она семенит рядом с ним, и время от времени они с Франсуа переговариваются, прекрасно понимая друг друга, "Когда я подрасту, - говорит лошадка, - ты будешь на мне ездить". Франсуа почему-то пугается. "Нет! Нет! - кричит он. - Уходи!" Статуэтка вдруг превращается в огромную золотую лошадь, которая хочет силой посадить Франсуа к себе на спину. Мальчик вырывается, бежит по замку, а лошадь гонится за ним. Позади себя он все время слышит стук ее копыт. Франсуа пытается закрыть перед ней дверь, но ему это не удается. Лошадь, превращаясь в облако, проникает через все двери. Слышится ее замогильный голос, который зовет его... Весь замок дрожит. Франсуа падает на пол и куда-то ползет...
Сползая с кровати, мальчик потерял равновесие, схватился за простыню и проснулся. Половина его тела свесилась вниз, все мышцы болели... Сев в постели, он попытался восстановить дыхание: впечатление было такое, что он долго куда-то бежал. Потом он зевнул, провел рукой по волосам и сказал себе: "Как хорошо, что этот сон кончился!.. Интересно, который час?"
Шесть часов! Жан-Марк уже давно должен был его разбудить. Это, конечно, очень мило с его стороны - взять на себя все дежурство, - но Франсуа понимает, что это на Жан-Марка не похоже. Он быстро одевается, бежит по коридору - и останавливается, пораженный. Дверь приоткрыта, и в нее видна часть комнаты для гостей. Кровать пуста. Статуэтка тоже исчезла.
Франсуа становится страшно. Он пытается распахнуть дверь, но ее держит что-то тяжелое. Чье-то тело!.. Господи, это же Жан-Марк! Франсуа опускается на колени, пытаясь определить, куда пришелся удар. Но нет, похоже, что Жан-Марк не ранен.
- Жан-Марк, это я, Франсуа! Жан-Марк шевелится, пытается приподняться...
- Лошадь, - говорит он. - Лошадь...
- Она исчезла.
Жан-Марк смотрит на него пустыми глазами и повторяет: - Исчезла... исчезла...
Он вертит головой, хмурит брови, пытаясь понять, что произошло. Потом спрашивает шепотом:
- Но ведь не статуэтка, а другая лошадь?
- Какая другая? Старик, никакой другой не было.
Жан-Марк открывает и снова закрывает рот. Он явно хочет что-то сказать, но никак не может. Молча он протягивает руку к кровати, и Франсуа следит за его движением. Он видит на простыне коричневое пятно. Сомнений нет - это след копыта. Такой же, какой он видел на земле. Франсуа смотрит на Жан-Марка.
- Лошадь-призрак?
Жан-Марк кивает головой. Значит, это происходило не во сне? Лошадь действительно была в замке, она приходила за раненым! Жан-Марк поднимается, держась за голову.
- Ты ее видел? - спрашивает Франсуа.
- Она подошла сзади, и я упал.
- Расскажи подробно!

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)