Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Конец дня и ночи прошли спокойно. Сон всегда возвращает свойственную мне бодрость, и я проснулся на следующее утро с ощущением чрезвычайной легкости.

Утреннее солнце освещало мою комнату, и молчаливый лакей приготовлял мне ванну.

- В котором часу завтрак? - спросил я его.

- В девять часов, сэр! Теперь только три четверти восьмого.
Таким образом, у меня было достаточно времени, чтобы пойти повидаться с Билли, прежде чем присоединиться к остальной компании.
Часы на камине пробили половину девятого, когда я вышел из комнаты. Спокойно, но быстро спустился я вниз, так как не имел ни малейшего желания встретиться с Морицем или с кем-нибудь другим, перешел через сад и вышел на дорогу.

Билли сидел на скамейке у первого поворота и курил трубку.
- Значит вас еще не укокошили? - произнес он с видимым удовольствием.
- Наоборот, Билли, я ничего не видел, кроме любви и ласки!
Я сел около него и критически прибавил: - Я не высокого мнения о вашем табаке.

- Это лучшее, что может дать "Плау". Вы уже начинаете важничать, Джек!
Он похлопал меня по плечу, а затем продолжал:

- Мне кажется, что я нашел свое призвание! Я могу дать Шерлоку Холмсу два очка вперед и сразу же уложить его на обе лопатки!
Билли не любил хвастать, поэтому я посмотрел на него с любопытством.
- Продолжайте, дружище!

Он усмехнулся.

- Этой ночью я занялся слежкой. Я решил, что не мешает познакомиться с окрестностями и сейчас же явился сюда. Я торчал некоторое время за воротами, изучая местность, а затем, так как вблизи никого не было, перескочил через забор и прошел по кустарникам до самого дома. Я пробыл там около десяти минут, скрываясь за кустами, как вдруг увидел, что появился никто иной, как наш друг...

- Кто?

- Тот молодец, который подсыпал яд в питье нашему Мильфорду!... Он, по крайней мере, в точности соответствовал описанию: высокого роста, кривобокий, одно плечо выше другого...

- Продолжайте, Билли, - оживился я, - это становится интересным!
- Немного погодя, появился и другой подозрительный субъект - здоровый парень, черномазый, с усиками. Я затаил дыхание... Сначала я почти ничего не разбирал, что они говорили, но потом они подошли ближе к кусту, где я засел. Имейте в виду, они уверены, что сегодня во время охоты, им удастся застрелить вас! На вас организована настоящая облава, и они настолько уверены в успехе, что заказали роскошный ужин, чтобы выпить за упокой вашей грешной души!

Я пожал плечами.

- Представьте, Билли, я уверен, что выпивку за мою грешную душу им все же придется отложить! Но интересно, где обитают эти милые юноши?
Билли вскочил.

- Вы видели "Холли", прекрасное имение неподалеку? Ну, так имейт в виду, эта шайка засела там! Я одного из заговорщиков проследил далеко, но он увидел меня и, кажется, я ему не очень понравился, так как он пустился наутек, и я не мог его догнать! И все же издали я увидел, что он вошел в "Холли".

- Пожалуй, Билли, - задумчиво произнес, - сегодня на охоте мне, в самом деле, придется быть очень осторожным: с такими типами шутить не приходится!
- Так зачем же вы тогда едете? Разве вы не можете отказаться от этого подозрительного предприятия?

Я пожал плечами.

- К чему?... Они найдут другой способ! А на охоте я, по крайней мере, знаю, что меня ждет.

- Да, это верно! - согласился Билли. - Послушайте, Джек, у меня явилась мысль!... Что, если я возьму себе лодку и буду держаться около мола, пока вы там охотитесь.

- Правильно! - вскричал я. - Море должно быть в наших руках! - А теперь мне пора возвращаться. Я думаю, что на болоте мы будем около половины пятого.

Крепко пожав мне руку, Билли повернулся и зашагал по направлению к городу. Я подождал, пока он не завернул за угол и двинулся к дому. Когда я переходил через сад, Мориц сидел на террасе.

- Алло! - крикнул он. - Вы побили рекорд: я думал, что первым спустился вниз!

- Погода уж больно хороша, невозможно улежать на постели! - отозвался я. - Я осматривал окрестности.

Может быть у Морица и явились какик-нибудь подозрения, но лицо его оставалось спокойным.

- Да, вас нельзя упрекнуть в лени, - сказал он. - Пойдемте завтракать, только что били в гонг.

15.

- Я заказала обед в половине девятого, - объявила тетя Мэри. - Постарайтесь быть не позже восьми: мы к этому времени все успеем проголодаться.
- Мы вернемся раньше, - уверил Мориц. - Балет уток будет приблизительно в седьмом часу, а отсюда всего полчаса ходьбы до болот.
Когда мы вышли после завтрака, Мориц сказал:

- Сначала прокатимся по полям: не имеет смысла быть у озера раньше шести часов.

Мы двинулись.

Собаки окружили нас кольцом и бежали, не отставая. Два подозрительных субъекта в польских бархатных штанах замыкали шествие. Оба они были без ружей, что несколько улучшило мое настроение.
Я знал, что могу без промаха подбить любую доверчивую английскую птицу и потому заранее решил, что следует скрывать свои охотничьи таланты.
Ведь за Норскоттом я знал только два таланта: наживать деньги и волочиться за женщинами! Остальные его особенности были мне неизвестны...
Около половины шестого мы подъехали к продолговатой бухте, в четверть мили шириной. Длинная полоса земли, лежащая параллельно берегу, защищала бухту от моря.

Это была унылая пустынная местность, напоминавшая местами аргентинское побережье. Ни один коттедж, ни одна жалкая лачуга не оживляли окружающего безлюдного и мертвого.

- Здесь мы можем разойтись, - заявил Мориц. - Тут есть пять-шесть местечек, где можно настрелять немало уток! Одно из них около берега: хотите остаться здесь, Норскотт?

Вопрос звучал так искренне, так непосредственно, что я на минуту даже усомнился: неужели он, действительно, собирается устроить мне ловушку?
Но как бы то ни было, я не собирался отказываться от его предложения: нужно было посмотреть, что произойдет дальше.

- Хорошо, я останусь здесь! Что мне нужно делать?

Мориц указал на узкую, песчаную полосу в середине.
Вам придется перебраться туда на челноке: после половины седьмого, утки станут лететь у вас над головой. Здесь вам обеспечена хорошая добыча.
- А вы где будете?

Кивком головы он указал вправо.

- Мы будем ходить вдоль берега! Сможете ли вы сами найти дорогу домой?
- Я думаю, что да, - ответил я, улыбнувшись.

Мысль о том, что я затеряюсь в кустах, в трех милях от этих болот, показалась мне очень забавной.

- Великолепно! Если вас не затруднит вернуться домой без нас, мы таким образом, сократим путь, и нам не придется возвращаться за вами. Об утках не беспокойтесь: оставьте их в челноке, я кого-нибудь пришлю за ними.
Они ушли, оставив меня одного.

Я сел на мол и, глядя некоторое время им вслед, думая о том, что могли бы означать распоряжения Морица! Несомненно, тут крылся какой-то подвох, но сразу мне трудно было собразить, какой именно.

За исключением островка, на который мне указал Мориц, и длинной полосы земли, лежащей передо мной, не было места, где мог бы усесться даже кролик.

Билли нигде не было видно. Если он и торчал где-нибудь в лодке, то по всей вероятности за изгибом слева, в том месте, где он выступает в озеро.

Я отвязал челнок и поплыл по направлению к острову. Я сообразил, что если опасность кроется именно в том углу, то мне следует причалить возможно скорее, пока компания не удалилась настолько, чтобы не слышать голосов. Моя безопасность, казалась мне обеспеченной, пока они все находились на недалеком расстоянии.

Несколько взмахов весел, и я у цели. Остров зарос камышом и был так мал, что я тотчас понял, что никого, кроме меня на нем не было!
Вытащив челнок на берег, я привязал его к стволу дерева и, закрутив узел, уселся в ожидании взлета уток и дальнейших событий.
Около десяти минут я сидел неподвижно.

Вдруг с того берега бухты, понесся странный тоскливый крик какой-то птицы...

Я схватил ружье и стал медленно подниматься на ноги.
Внезапно меня озарила блестящая мысль!

Я нагнулся, снял свою широкополую шляпу, надел ее на дуло ружья и медленно, почти незаметным движением поднял ее над камышами.
- Бум!...

Шляпа слетела, прострелянная посередине, а потом меня ударил какой-то кусок металла: я понял, что это от дула, раздробленного пулей.
Я бросил ружье, высоко подпрыгнул в воздухе и растянулся во весь рост среди камышей. Этот прием очень популярен среди индейцев: они таким образом завлекают своих простодушных противников, и, когда те подходят ближе, закалывают их нодом, который постоянно носят при себе.
В душе я таил желание поступить с моими врагами таким же образом, и меня охватило злорадное чувство, когда я заметил, что второй ствол моего ружья остался неповрежденным.

Лежа на земле, укрытый густыми растениями, я быстро зарядил его и, с ловкостью пумы, проложил себе дорогу среди кустарников до самого берега бухты. Осторожно раздвинув камыши, я стал наблюдать за окрестностью.
Налево от меня маленькая лодка как раз отчаливала от узкой полосы земли по направлению к бухте. В ней сидело двое мужчин и, несмотря на большое расстояние, я сразу узнал в нем одного из типов, за которым Билли гнался накануне вечером. Другой, с карабином в руках, был никто иной, как мой Парк-Лэйновский друг! Хотя этот здоровый детина правил лишь одним веслом, лодка шла очень быстро.

Я с облегчением улыбнулся и поставил ружье так, что лишь самый кончик его виднелся из-за камышей: я намеревался хорошо начинить их свинцом, как только они приблизятся на расстояние выстрела.
Они подходили все ближе...

Я положил палец на курок, тут лодка остановилась. На секунду мне показалось, что мой фокус открыт. Тогда, не выжидая дальнейших событий, я поспешил спустить курок: последовал безошибочный выстрел, и от лодки отлетел большой кусок дерева.

Здоровый детина ругнулся, закачался и стал грести во всю мочь назад, а его товарищ, взял карабин и поднял его, указывая на то место, откуда раздался выстрел.

Я поспешно переполз на другое место и через мгновенье, раздались сразу два выстрела: стрелял мой Парк-Лэйнский друг и еще кто-то другой!
И второй выстрел, очевидно, предназначался моим противникам, потому что он произвел на них весьма неприятное впечатление. Они заметались, сразу взялись за весла и поспешно ретировались.

Через несколько минут я увидел ухмыляющуюся физиономию Билли.
- Ну, дружище, - весело крикнул он, - наши молодчики убрались! Жаль беднягу Морица: он уже предвкушал обладания вашими богатствами! Ведь подозрение в вашем убийстве не могло пасть на него. У него было самое бесспорное алиби: он был все время среди своих знакомых. И он мог без всяких неприятностей для себя, вступить во владение вашим имуществом.
Я посмотрел на часы.

Половина седьмого: назначенный час для уток. Боюсь, что мы их спугнули!
Мы подплыли к берегу и скоро уже сидели за столом, выпив по рюмке за благополучный исход нашей стычки.

- Я все же думаю, - заметил Билли, - что мне следует поближе познакомиться с Холли! Не нравятся мне "аристократы" с карабинами: за ними надо следить в оба!

Свой челнок я оставил на месте: мне вовсе не хотелось избавлять людей Морица от лишнего беспокойства.

Мы оба сели в лодку Билли и быстро поплыли вдоль бухты. Преследователей нигде не было видно, а с берега доносился треск выстрелов: очевидно, остальная компания была занята утками.

Вот почему Билли и предложил мне отдохнуть в Будфорде.
- Пойдемте со мной до мыса, и через поле прямиком выйдем к Будфорду. Домой вы еще успеете!

- Да я и не спешу туда, - ответил я. - Пусть мистер Мориц лишний раз поволнуется отосительно своей затеи.

Потолковав обо всем, я встал.

- Ну, теперь можно идти, - заметил я.

Билли проводил меня до дверей.

- Где мы встретимся завтра? - спросил он. - Или вы, может быть, заглянете сюда?

Я сказал, что приду после обеда: заявлю Морицу и всем остальным, что хочу посмотреть, как продвигается починка автомобиля.
Торжествуя при мысли о предстоящем Морицу "сюрпризе", я быстро пошел по дороге в "Аштон".

Пройдя три четверти пути и, завернув за тот самый угол, где перед завтраком мы встретились с Билли, я увидел маленького чумазого мальчугана сидящего на скамейке.

Едва я с ним поравнялся, он спрыгнул со скамейки и загородил мне дорогу.
- Извините, сэр, - сказал он, - не вы ли мистер Норскотт?
- Вы угадали, мой друг! - улыбнулся я.

Сунув руку в карман, мальчуган вынул запечатанный конверт.
- Леди велела передать вам это, сэр!

Я взял письмо и вскрыл. Вот что там стояло:

"Если вы хоть сколько-нибудь дорожите жизнью, немедленно покиньте "Аштон" Гуарец и все остальные поехали вслед за вами, а ваш двоюродный брат с ними в заговоре. Все это по моей вине, вот почему я пользуюсь последней возможностью вас предупредить. Это все, что я могу сделать... Если правда, что вас напрасно обвиняют, молю судьбу, чтобы вам удалось спастись, пока не поздно. Уничтожте мое письмо".
- Где тебе передали это письмо? - спросил я мальчугана.
Он заколебался.

- Леди не велела говорить...

Я сунул руку в карман и вытащил пять шиллингов.

- Послушайте, дружок, они будут твоими, если ты мне скажешь!
Он решительно покачал головой.

- Я обещал леди, сэр!

Я спрятал деньги: мне стало стыдно.

- Ты хороший мальчик, - сказал я, - но как ты узнал, что я мистер Норскотт?
- Леди мне подробно вас описала: она сказала, что вы высокий, смуглый и красивый.

- Она так сказала? - воскликнул я, смеясь. - А ты передашь ей от меня записку? Леди тебе не запретила этого?

Он отрицательно качнул головой.

- Великолепно! Если ты это сделаешь, я дам тебе десять шиллингов.
- Полкида! - пробормотал он ошеломленно.

- Да, это одно и то же! - сказал я, вынув монету. - Вот твои деньги!
Мальчуган крепко зажал монету в своей маленькой смуглой лапке. И пока он приходил в себя от радостного потрясения, я вырвал страницу из записной книжки и написал следующее:

" Можете ли вы быть завтра в три часа в "Плау" в Будфорде? Если нет, то оставьте мне там записку с указанием места, где я могу вас видеть.
Стюарт Норскотт".

Я передал записку мальчугану, и он тот час же, со всех ног, пустился бежать по дороге.

Когда он скрылся из вида, я еще раз прочитал письмо Марчии. Предупреждение немного запаздало, но от этого оно не стало менее желанным для меня...
Потом я разорвал письмо на мелкие кусочки и, бросив их на волю ветра, завернул за угол и вошел в боковую калитку.

Были густые сумерки. Окно курильной комнаты было открыто, и свет золотой струей вырывался из него. Держась в тени, я тихонько приблизился к окну и услышал голос Морица:

- Это очень странно! По словам Джорджа, челнок был привязан к сваям у берега, а его следов нигде не нашли! Я ужасно тревожусь за него!
- В таком случае, дорогой Мориц, я рад, что могу вас успокоить! - произнес я, переступив порог.

16.

Я никогда не забуду лицо Морица в ту минуту! Щеки его посерели, как зола, и несколько секунд он смотрел на меня с нескрываемым ужасом...
Если бы даже я сомневался в его виновности, этот драматический эпизод положил бы конец моим колебаниям!

Наконец, после огромного усилия, Мориц пришел в себя настолько, что смог кисло улыбнуться.

- Черт возьми, Стюарт, вы нас здорово напугали! Мы уже боялись, не упали ли вы в воду! - запинаясь пробормотал он.

- Нет, только моя шляпа попала туда! - ответил я любезно и, взяв шляпу, поднял ее так на свет, чтобы все могли увидеть след пули.
Затем устремив нежный взгляд на Морица, я начал рассказывать мои захватывающие похождения. Когда я закончил, наступило короткое тягостное молчание. Прервал его сэр Джордж.

- Н-н-но ведь это ... убийство! - произнес он, запинаясь от волнения.
- Я бы скорее назвал это порчей шляпы, - ответил я спокойно. - Но намерения этого молодца кажутся мне вполне определенными!
- Наверное, это черти, болотные охотники! - воскликнул, уже успевший придти в себя, Мориц. - Тут на берегу шатается целая банда всяких жуликов, которые сделали охоту на уток источником существования. Они воображают, что болото принадлежит им, и никто, кроме них, не имеет права здесь охотиться! Я слышал про их разбойничьи проделки, но никогда не мог себе представить, что они дойдут до такой наглости!... Милый друг, я просто передать не могу, до какой степени мне все это досадно! - прибавил он, обращаясь ко мне.

- Не стоит из-за этого беспокоиться Мориц, - заметил я. - Эти маленькие неприятности, наверное, произойдут еще не раз!

- Вы поразительно хладнокровно к этому относитесь, Норскотт! - вмешался сэр Джордж. - Случись это со мной, черт возьми, вся деревня угодила бы у меня за решетку!

- Я сейчас же передам это дело полиции, - заявил Мориц. - Могли бы вы знатьь этих негодяев в лицо?

Мне хотелось ответить "да", ради удовольствия видеть выражение его лица, но я нашел, что это было бы черезчур смело.

- Ручаться не могу, - равнодушно ответил я. - Но любезный иностранец, живущий в "Плау", их, наверное легко узнает: он имел возможность хорошо разглядеть.

Эти слова не выдавали Билл, но вместе с тем заставили Морица пережить пренеприятные минуты.

- Не будем сегодня говорить об этом деле, - прибавил я. - Не стоит, право, будоражить весь дом из-за какой-то глупой шляпы!
Мориц с облегчением вздохнул.

- Вы совершенно правы, Стюарт, - сказал он. - Мы этим только расстроим наших дам! Но завтра мы, первым делом, с утра в Будфорд к судебному следователю: я в землю загоню этих чертей, будьте уверены!
На этом мы успокоились и пошли одеваться к обеду.

Мы приятно провели весь вечер, а потом я рано лег спать и провел спокойную ночь. На следующее утро, за завтраком, Мориц напомнил мне о нашем визите в полицию.

- Нам со Стюартом придется поехать в Будфорд по делу, объявил он.
Дамы хором запротестовали.

- О, это совсем неважное дело, - поспешил заверить Мориц, - оно не займет у нас много времени. Мы поедем в кабриолете и к одиннадцати вернемся назад.

Тотчас же после завтрака, мы уселись в кабриолет и поехали. Мориц сам правил: настроение у него было подавленное.

- Надеюсь, полиция сумеет изловить негодяев, не поднимая шума вокруг этого дела, - произнес он, зло нахлестывая ни в чем неповинную лошадь. - Совсем не интересно, чтобы газеты расписали всю эту историю!
- Будем надеяться на лучшее! - любезно ответил я. - Я нисколько не боюсь хлопот, чтобы помочь вам избавиться от нежелательных соседей!
Выехав за Будфорд, мы остановились у полицейского участка, вышли из кабриолета и поднялись наверх, в контору.

Следователь - высокий, солидный мужчина, сидел за письменным столом и усердно писал что-то. Когда мы вошли, он отложил перо и вытер пальцы о брюки.

- С добрым утром, мистер Фернивелл, - произнес он, - чем могу служить вам сегодня?

- С добрым утром! - ответил Мориц. - Мы пришли к вам по довольно серьезному делу, - прибавил он.

Следователь тот час же принял официальный вид: положил руки на колени и, вывернув пятки, нагнулся вперед и сдвинул брови.
- Я вас слушаю, сэр!

В кратких словах, в которых звучало кажущееся возмущение, Мориц описал все случившееся накануне.

Следователь внимательно выслушал тираду Морица и вынул большую книгу для записей.

- Когда все это произошло? - спросил он. - В котором часу?
- Приблизительно, в три четверти шестого, - ответил я.
- Ага! - пробормотал следователь, записывая этот факт. - А вф бы могли узнать этих людей, сэр?

Я покачал головой.

- Сомневаюсь! Уже темнело и я не мог хорошо их разглядеть! Вы потом можете спросить моего спасителя, живущего в "Плау".
- Как его зовут? - спросил следователь.

- Ломан, или что-то в этом роде.

Записав фамилию, следователь заявил решительным тоном, закрывая книгу.
- Я тот час же займусь этим делом! Ничего не обещаю, но полагаю, что завтра уже кое-что будет известно! Тут их целая банда, этих охотников! Но я им покажу, где раки зимуют, я их отучу стрелять по людям!
- Благодарю вас! - сказал я. - Я убежден что наше дело находится в верных руках. Я теперь отправлюсь в "Плау" и скажу этому Ломану, или как там его зовут, что вы желаете с ним переговорить.
Мы вышли.

- Не хотите ли поехать со мной? - предложил я Морицу. - Я с удовольствием познакомил бы вас с моим спасителем: он, кажется, славный малый!
Мориц угрюмо покачал головой.

- Я должен вернуться к теннису. При гласите вашего друга в "Аштон", его быть может интересует крокет!

- Хорошо,- ответил я коротко. - Я кстати, посмотрю, что с автомобилем, так что меня скоро не ждите.

- Сегодня мы приглашены к Кетборгам, и тетя Мэри просила, чтобы кто-нибудь из нас туда поехал.

- Хорошо, Мориц, - ответил я спокойно. - Вы идеальный хозяин!
Оставив его размышлять на свободе над этим комплиментом, я перешел через улицу, по направлению к "Плау".

Билли сидел в баре за столиком: он читал газету и седленными глотками тянул пиво из большой кружки.

- Надеюсь, я не помешал вам завтракать, Билли, - сказал я.
Он вскочил улыбаясь, и швырнул газету на стул.

- Я так и знал, что вы рано придете, - заявил он.

- В таком случае, вы знали больше чем я! Откуда такая уверенность?
Он подошел к буфету, достал из-за бутылок конверт и передал его мне через стол.

- Вот вам, друг, любовное письмо! Девушке я сказал, что вы зайдете за ним до обеда.

Я взял конверт и затрепетал от удовольствия, вспомнив послание Марчии.
- Когда его принесли, Билли?

- Его принес какой-то мальчик вчера вечером, до половины десятого. Я был как раз здесь и сказал ему, что вы остановились в "Аштоне", но что без сомнения будете завтра после завтрака.
Я разорвал конверт и быстро прочел записку:

"Буду у старой мельницы за Верганским мостом в четыре часа".
Подписи не было, но я не нуждался в ней.

- Пойдемте лучше в сад, - произнес Билли, - когда я прочел записку, - мне нужно еще о многом с вами поговорить.

Мы спустились по лестнице, ведущей на лужайку за домом, уселись на солнышке на старой деревянной скамье.

- Дело подвигается, - заметил я, вынув из кармана трубку и не спеша набивая ее. - Мы с Морицем только что были у местного следователя. Покушение на убийство мистера Стюарта Норскотта в руках у полиции!
Билли присвистнул.

- Превосходно!... А Мориц дал ему какие-нибудь сведения?
- Нет, - ответил я, - он ждет их от вас! Я сказал им всем, что нашелся любезный турист, живущий в "Плау", который вмешался в дело и спас меня!... Вы настоящий герой, Билли, и полиция желает поговорить с вами возможно скорее!

Помолчав немного, я прибавил:

- Мориц просил меня пригласить вас на завтрак в "Аштон", посмотреть, как играют в крокет!

Билли хлопнул себя по колену от восторга.

- Превосходная работа! Изумительная! Но вы, сэр, пожалуйста, не воображайте, что вы единственный человек, делающий историю! Я тоже могу представить вам такую главу, что заткнет все ваши новости за пояс!
Он интригующе посмотрел на меня и спросил, указывая на письмо, которое я держал в руке:

- А знаете ли вы, где живет ваша прекрасная убийца, Марчиа Солано?
И, не дождавшись ответа, опершись на спинку скамейки и скрестив руки на груди, он медленно произнес:

- Мисс Марчиа Солано в настоящее время почетная гостья у мистера Бератти!
Я привскочил от удивления.

- Черт знает, что такое, Билли! Этого не может быть!
- Больше того, - продолжал он, я сам видел ее там вечером! После того как было принесено это письмо, я пошел и добрел до "Холли". Первым делом я осмотрел хорошенько это имение с дороги: все шторы были спущены и ставни по фасаду закрыты! Мне пришлось обойти кругом, и я прокрался через огород к задней части дома. Во втором этаже было открыто окно, в котором горел свет. Не раздумывая долго, я влез на одно из ближайших деревьев, заглянул в комнату и увидел всю их компанию. Там была и ваша милость!... Насколько я мог понять все ее ругали. Конечно, я не мог хорошо разобрать слова, так как находился далеко от окна, но видел, как они неодобрительно качали шоловами и возмущенно пожимали плечами... Мне казалось, будто они старались убедить ее в чем-то: кажется в том, что она должна полоснуть вас ножом!
- Это меня не удивляет, - спокойно заметил я. - Но сегодня я все узнаю: я увижу ее в четыре часа.

Билли нахмурил брови.

- Боюсь, что вы без всякой надобности лезете в петлю! Она живет с ними в одном доме и, в конце концов, вы ее слишком мало знаете!
- Вот потому-то я и хочу узнать больше, - ответил я.

Положив руку на его плечо, я серьезно добавил:

- Мне необходимо видеть ее, Билли! Я не могу больше жить без нее.
Он заворчал.

- Ну, раз вы уж приняли такое решение, толковать нечего, конечно! А все-таки вы осел, дружище! Какие у вас дальнейшие планы?
- Я побуду здесь еще немного, пос
мотрю машину, а вы пока идите к следователю.

- Что же мне ему сказать?

- Да скажите, что вы охотились на уток и видели, как два других охотника стреляли в мою шляпу, видневшуюся над зарослями. Если он спросит, можете ли вы их узнать, ответьте, что это два жуликоватых молодца, но точных примет не давайте... Пусть он до поры до времени не заглядывает в "Холли"!

Билли засмеялся.

- Ладно, я с ними буду разговаривать в перчатках! А теперь пора идти. Только бы с вами не случилось чего-нибудь в мое отсутствие!
Мы расстались у дверей гостиницы.

Билли направился в полицию, а я стал шататься по улице, осматривая старинный город. Таким образом, я дошел до бара где находится Бергамский мост.

Эту справку дал мне бритый джентельмен в спортивном утреннем костюме: он как раз опрокидывал рюмочку хереса с горькой.

- Бергемский мост? Да он в двух милях отсюда. Тут нельзя ошибиться: в двух шагах отнего находится старая развалившаяся мельница!
Я поблагодарил и затем мы еще мило беседовали с четверть часа. Во время нашего разговора я узнал, что его зовут Кеннинг, что он живет по соседству, яркий яхтсмен и небезизвестный писатель, автор кровавых уголовных романов, которые печатаются в уличных еженедельниках.

Я от души пожалел, что слово, данное Норскотту,мешало мне ответить ему с той же откровенностью.

Вернувшись в "Плау", я взял ключ от гаража и осмотрел машину. Я мало смыслю в моторах, но как он работал без перебоев, я решил, что все в порядке и стал наполнять резервуар бензином.

В это время явился Билли.

- Мне сказали, что вас уже нет, - заявил он. - Автомобиль в порядке?
- Да, конечно. Я собираюсь поехать на нем после обеда. Ну, что было у следователя?

Билли лукаво усмехнулся.

- Мы очень подружились! После обеда мы вместе пойдем на болото ловить преступников: он считает это дело очень опасным!

- И к тому же вызывающим жажду! - иронически добавил я. - Боюсь, Билли, что вы этого беднягу уже накачали самым бессовестным образом!
- Он в этом не нуждался! - заявил Билли, взяв меня под руку. - Но я не прочь выпить! Пойдемте! Наша охота начнется только в половине третьего.
Мы вошли в длинную столовую, где пожилой лакей подал нам превосходный завтрак, состоящий из холодной куропатки и стилтоинского сыра.
- Кроме поимки убийц, меня ждет еще работа, - сообщил Билли. - Когда я вернусь, я опять пойду в "Холли": там под окном проходит водосточная труба, которая прекрасно выдержит мою тяжесть.

- Послушайте, Билли, - запротестовал было я, - это дело мое, не берите на себя самую опасную долю!

- Это зависит от взгляда, - засмеялся Билли. - Как бы то ни было, я вполне удовлетворен! Вы только поймайте Марчию, а я уж поймаю Хамти-Даати и всех остальных... Ну, мне надо идти! Я обещал зайти за Шерлоком в четверть третьего, а закон не может ждать! Завтра расскажу вам все. Когда начинается партия в крокет?
- Черт их знает! - ответил я. - Вероятно, около одиннадцати.
- Ладно, я заверну туда! А пока старина, не забывайте, что все женщины - лгуньи!
* * *
17.

Остановив автомобиль у Бергамского моста, я обратил внимание на то, что Марчиа выбрала для нашей встречи красивое и уединенное место.
Вправо от меня, на невысоком холме, стояла разбитая ветром, полуразвалившаяся ветрянная мельница, единственное строение, выделявшееся на однообразном фоне бесконечных суффольских пастбищ.
Открыв ворота, я пошел по неровной тропинке, служившей, вероятно, дорогой для мельницы, и быстро поднялся на холм.

Оглянувшись назад, чтобы убедиться что за мной никто не следит, я увидел Марчию. Она стояла в дверях мельницы, бледная и прекрасная. При виде ее, мое сердце дрогнуло.

- Как я счастлив, что вижу вас, - порывисто произнес я, протягивая ей руки.

Она отпрянула от меня.

- Никто не следит за нами? - испуганно прошептала она.
- Нет! Я приехал в автомобиле и оставил его внизу холма.
Она облегченно вздохнула.

- Я так боялась за вас! Мне казалось, что они подозревают меня... С нашей стороны - безумие так встречаться!

- В таком случае, я буду молить судьбу, чтобы рассудок не возвращался к нам! - заявил я с беспечным смаком. - О, Марчиа, милая Марчиа, неужели вы думаете, что может быть что-нибудь такое, что заставило бы меня прекратить встречи с вами?

Любовь, звучавшая в моем голосе, вызвала нежную улыбку на ее лице. Она беспомощно прислонилась к стене мельницы и умоляющим жестом подняла руки.

- Не надо, не надо! ...

Я покачал головой и настойчиво продолжал:
- Все, что хотите, Марчиа! Но скажите лучше солнцу, чтобы оно пеестало светить, только не мне, чтобы я перестал любить вас!
- Вы не должны так говорить со мною! - воскликнула она с рыданием в голосе. - Разве недостаточно того, что я стараюсь спасти вас? Неужели в вас нет ни капли жалости? Еще не поздно: уйдите из моей жизни и дайте забыть мне вас!

- Ни за что! - возразил я. - Я люблю вас, и всем убийцам из Южной Америки не удастся встать между нами!

Она посмотрела на меня душераздирающим взглядом.
- Понимаете ли вы, что говорите? Неужели вам не ясно, что дочь Мацуэля Солано не может быть вам близка?

- Нет! - ответил я резко. - Этого я не понимаю! Я вам уже клялся, что совершенно невиновен в смерти вашего отца! И вы мне верите, я знаю, что верите! - уверенно закончил я.

Она посмотрела мне в глаза и более спокойным голосом сказала: - Да, я вам верю! Иначе, разве я была бы здесь? Я верю вам, вопреки доказательствам всей Санта-Лукки и, наконец, даже вопреки рассудку! Вот почему я и старалась вас спасти! Но если вы не убили моего отца, вы должны знать, кто это сделал! Откройте мне всю правду, скажите - кто?!
Ее настойчивая мольба, чуть было не пошатнула моего решения. Но я дал слово Норскотту, и мне стоило огромных усилий, что бы не нарушить его.
- Точно я не знаю ничего, Марчиа. Если другие считают кого виновным... - пробормотал я невнятно.

Она вздрогнула.

- Все равно от Лиги ничем не спасешься! - с отчаянием проговорила она. - Когда они пришли ко мне и сказали, что вы его убили, я пошла не раздумывая: я надеялась отомстить за отца ... Затем ночью, в Парк-Лейне, я впервые поняла, что запуталась... с тех пор я стала их обманывать... Но, если бы даже я сказала им правду, это ни к чему бы не привело: они все равно не поверят! А теперь они и меня уже стали подозревать...


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)