Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 8

Я ни секунды не сомневался, что "остин-хили" в таком превосходном состоянии, как мой, да еще с таким опытным водителем за рулем запросто обгонит даже "шевроле" с форсированным двигателем. Я не выпускал его из виду, но потом все-таки потерял в оживленном утреннем движении - и все из-за дамы, которая перегородила мне дорогу, стараясь втиснуть свой здоровенный "бьюик" под углом на стоянку, на которой хватило бы места разве что на "фольксваген". Я уже был готов вылезти и помочь ей, когда, наконец, где-то с десятой попытки она ухитрилась это проделать сама.
Время приближалось к ленчу, поэтому я решил утешить себя за потерю возможности встретиться с Чарльзом Холлоуэем и перекусить - впервые с прошлого ленча.
А полтора часа спустя, направляясь в ресторан отеля "Амбассадор", я увидел пересекающего холл Гарри-обезьяну.
На этот раз он был одет в длинное - почти до пят - индийское одеяние с черно-красно-коричневым узором в виде темных комет, пронизывающих космическое пространство. На солнце ткань просвечивала насквозь, и было видно, что под ней на Гарри только темно-красные плавки. Плотный волосяной покров на его теле проглядывал сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань, словно притаившийся леопард.
- Эй, Гарри! - окликнул я, и здоровенная обезьяна, послушно обернувшись, расплылась в улыбке.
- Рэндол Роберте, - произнес он. - Адвокат.
- Тебя снова замучила совесть? - поинтересовался я. - Или ты выполняешь какую-то благородную миссию?
Гарри подвалил ко мне, на ходу так загребая ручищами, будто им не терпелось прихватить все вино со столиков, мимо которых он проходил. Приблизив вплотную свою большую, широкоскулую физиономию, покрытую пушистой растительностью, Гарри прошептал мне в ухо:
- Я напал на след.
- Это ты о Землянике?
- И его, и других - если то, что я слышал, в самом деле правда. Ведь пара сосунков по прозвищу Крот и Бегущий Олень тоже выпали в осадок? - Да. И что ты разузнал? - спросил я, внезапно начиная серьезно относиться к разговору.
- Возьмем твою тачку - она быстрее моей. Куда ехать, расскажу по дороге. Я кивнул, и мы вместе прошли через холл. Здесь торчало с десяток праздно шатающихся постояльцев отеля, но мало кто из них обратил на нас внимание. Большинство было занято чтением газет.
Я не превышал пределов дозволенной скорости до тех пор, пока мы не миновали полицейский участок; на данный момент мне вовсе не хотелось расстраивать сержанта Брауна по пустякам или даже просто вызывать его любопытство.
- Знаешь очумевшего от наркоты хипаря по прозвищу Джей Си? - спросил Гарри, ерзая на соседнем глубоком сиденье.
- Знаю. Он гостит в этой полицейской лавочке, мимо которой мы только что проскочили. Так куда же мы едем? - Я слегка нажал на педаль акселератора. - Прямо по шоссе. Я скажу, когда сворачивать. - Гарри снова заерзал на своей плоской заднице, потом посмотрел на меня. - Нет, сейчас его там нет. Он ждет нас в лесу, на север отсюда.
- Но его же арестовали вместе с остальными за хранение "травки"! - настаивал я.
- Да, знаю. Он-то мне все рассказал - точнее, написал на бумажке, а потом, когда я прочитал, сжег ее. Джей Си ухитрился выскочить из полицейского фургона на повороте и добрался до меня. По-моему, они решили, что не стоит за ним гнаться. Но вот что странно, обычно Джей Си покорно мирится со всем происходящим, словно считает это Божьим испытанием. - А на сей раз? У него появилась какая-нибудь бредовая идея? - Не надо насмехаться, адвокат. Все очень серьезно. Джей Си во всем разобрался и рассказал мне. О героине, о том, кто пришил ребят, и где скрывается убийца.
- Но почему именно тебе?
- Он хочет, чтобы я пошел по его стопам.
- По его стоп?.. Ты, наверное, хочешь сказать, чтобы ты прикрывал его? - Не совсем так. Ты ни черта не сечешь в заблудших душах. Джей Си собрался пойти к этим двоим, Сорону и Голему, - я как-то мельком видел их, - и хотел, чтобы я тоже пошел с ним. Вроде как его последователь, понимаешь? Джей Си намерен спасти их души, а я должен стать свидетелем этого деяния. Как он себе представляет, они перед ним исповедуются, а он отпустит им грехи. Усек наконец?
Я печально кивнул.
- У Джей Си смешались фантазии с реальностью, и он решил действовать в соответствии с этой мешаниной.
- Он поступает, как считает правильным, - возразил Гарри. Я подумал, что вряд ли этим должен заниматься именно он, а не кое-кто другой.
- А почему он пришел к тебе? - спросил я.
- Он знаком со мной. Не знаю, может, Джей Си и считает, что я одухотворенная натура, а может, что-то еще заставило его сделать это. - Или, может быть, он слышал эти дикие вопли, которые доносились из твоего логова, и решил, что ты одержим Святым Духом? Гарри нахмурился, и мне пришло в голову, что уж слишком серьезно он относится к своей роли апостола.
- А может, он просто решил, что раз я такой здоровый, то ему будет со мной безопасней?
- Кстати, где Джей Си сейчас?
- Там, куда мы едем.
- Там же, где Сорон и Голем?
- Он так утверждает. Я сказал, для того чтобы быть свидетелем чуда, одного меня маловато и нам нужен хотя бы еще один последователь. Сначала ему это не понравилось, но я сказал, что знаю одного рыбака , который хорошо разбирается в таких делах, и Джей Си отпустил меня. Я оставил его в лесу; он взобрался на большой валун и показал знаками, что до моего возвращения не тронется с места, а я двинул прямо за тобой.
- Сколько еще туда ехать?
- Минут десять.
- Значит, в оба конца около получаса. Довольно долго, чтобы стоять на одном месте, - даже для Иисуса Христа. Надеюсь, ему не надоест. Гарри снова заерзал. Только теперь я сообразил, до какой степени он нервничает. Я сосредоточился на крутых зигзагах дороги. - Вот этот самый валун. Господи, да его здесь нет! Наверное, тут неподалеку жилье. - Он указал на следы машины, терявшиеся между сосен. - Ладно! - сказал я. - Пошли по ним. И побыстрей.
Я сбегал к машине и достал из-под переднего сиденья свой пистолет 38-го калибра. И мы с Гарри углубились в кустарник на опушке леса. Это был двухэтажный деревянный дом, укрывшийся в самой гуще леса. Когда-то - лет тридцать - сорок назад - он был довольно дорогой загородной дачей. Теперь же дом осел и покосился, крыша зияла прорехами, а основание стен подгнило. Однако при необходимости он еще мог послужить отличным убежищем.
И все свидетельствовало о том, что домом совсем недавно пользовались именно с этой целью. Дорожка, ведущая к входным дверям, была сильно заляпана масляными пятнами, оставленными подтекающим картером машины. Входная дверь оказалась незапертой. Петли на тамбурной двери даже не скрипнули, и мы совершенно бесшумно проникли в дом. Внутри было темно; все окна закрывали ставни, отчего внутренняя обстановка дома была погружена в плотный, настораживающий полумрак. Совершенно пустой холл; голые доски пола и никакой мебели, а пересохшие деревянные стены, казалось, страдали от перхоти - так много ошметков белой краски осыпалось по периметру комнаты.
Откуда-то издалека доносились рыдания.
Мы с Гарри одновременно посмотрели друг на друга, затем оба двинулись по темному коридору мимо пустых, безмолвных комнат.
Рыдания стали громче.
Мы подошли к закрытой двери. Я тихонько нажал - она оказалась незапертой, и тогда я медленно и осторожно открыл ее. У меня возникло ощущение, будто я открываю крышку гроба с подглядывающим за нами покойником. Рыдания стали еще громче. В комнате была девушка; она скорее не плакала, а завывала тем безысходным, надрывным голосом, каким оплакивают покойника. Здесь было еще темней, чем во всем доме, поэтому мы с Гарри остановились в более освещенном дверном проеме. И если внутри затаился кто-нибудь с пистолетом, то оставалось лишь надеяться на то, что он либо плохо стреляет, либо имеет хоть какое-то уважение к адвокатам. Я прижал свой пистолет к правому бедру - так, чтобы его не было видно.
Оставив двери распахнутыми, мы с Гарри бок о бок прошли немного в глубь комнаты. Было темно, но все же можно было различить очертания предметов - особенно когда наши глаза привыкли к сумраку. Застоявшийся воздух пах источенным жучками деревом.
Рыдания доносились с противоположного конца комнаты, где на полу скорчилась на коленях женская фигурка - об этом только можно было догадываться. Наклонившись вперед и закрыв ладонями лицо, она раскачивалась из стороны в сторону.
Я внимательно осмотрелся. Больше, кажется, никого. - Настоящий притон для шабаша ведьм, - шепнул Гарри, кивнув на стены, завешанные от пола до потолка черными гардинами, не пропускавшими сюда даже проблеска света. Он чуть отдернул одну из них.
- Кто здесь? - взвизгнула женщина, и я узнал в ней Ронду Холлоуэй. Она повернулась в нашу сторону. Несколько секунд она смотрела на нас широко раскрытыми от страха глазами. Потом узнала меня. - Рэнди! - воскликнула она и разрыдалась еще сильнее.
Я подошел ближе и, опустившись на колени, обнял ее за плечи. Ронду всю трясло.
- Эй, детка! - приблизившись к ней, бодро произнес Гарри. - Что за сцена из фильма ужасов? Я не вижу здесь даже Дракулы.
Ронда подняла на него заплаканные глаза, и на секунду я всерьез испугался, что вид нависшего над ней участливого гориллы доведет девушку до истерики. Однако, как ни странно, его сиплый голос и небольшие, поблескивающие темные глаза успокоили Ронду. Она перестала рыдать и наконец обрела способность говорить.
- Тут.., тут кто-то есть.., за шторами.
Развернувшись, я принялся осматривать черную ткань на стене в том месте, куда смотрела Ронда. Но не заметил, чтобы она хоть в одном месте шевельнулась.
- Где?
- Ой, только не смотри! - испуганно вскрикнула она. - Нужно вызвать полицию.
Я протянул руку и теперь как следует дернул гардину. Она сдвинулась по карнизу, прикрепленному к потолку в двух футах от стены. Я дернул ее еще раз, и нашему взору открылось то, из-за чего так рыдала Ронда. На стене висел Джей Си Кристофер. Раскинутые в стороны руки были прибиты большими гвоздями. Тот, кто это сделал, пренебрег библейским описанием. Каждая лодыжка была пробита отдельным гвоздем, а в боку не было раны. Зато вместо этого ему проломили череп.
Ронда отвернулась, но больше не плакала.
- Что тут произошло? - снова опускаясь рядом с ней, спросил я твердым, решительным голосом.
- Я.., я... - Голос Ронды сорвался, и она снова чуть не ударилась в слезы. Я сжал ее руку, и она совладала с собой. - Я ждала здесь Чарльза. Мама сказала, что он может быть здесь. Но дом оказался пуст. Я звала...\'звала.., а потом услышала стон. Я подумала, что это какое-нибудь раненое животное забрело сюда, вышла наружу. Обошла вокруг дома.., затем вернулась сюда, снова услышала стон и нашла.., его... - Она сделала попытку повернуться, чтобы посмотреть на распятого, но остановилась. Я оглянулся и посмотрел на застывшие черты красивого лица, обрамленного бородкой. В открытых глазах застыла боль, но уголки губ остались приподнятыми вверх, словно Джей Си улыбался. И никаких признаков удивления или гнева. И тем не менее это было уже лицо мертвеца. - Он больше не будет стонать, - спокойно произнес я. Гарри стоял рядом и смотрел на Джей Си; его лицо перекосилось от душевной муки.
- Они распяли его, - прохрипел он, - а он только хотел спасти их души. - Если ему это и не удалось, то, надо полагать, он даже был рад такому исходу, - сказал я.
- Да. - Гарри поморщился. - Но теперь мы непременно должны поймать их. - Рэнди, ты же не думаешь, что мой брат.., не думаешь, что Чарльз... - Чарльз толкал героин, - сухо сказал я. Ронда съежилась и слегка отстранилась от меня.
- Откуда твоей матери стало известно об этом месте? - Я.., я не знаю. Утром я нашла ее в спальне; она плакала. И была так расстроена, что сначала не хотела мне ничего говорить. Но я не отставала, пока она не сказала, что очень беспокоится о Чарли, который замешан в чем-то очень плохом, и что он может оказаться в этом старом доме. Она не сказала, где он находится, но довольно точно описала его, и я вспомнила, что Чарльз, когда он учился в старших классах, имел обыкновение приезжать сюда с компанией ребят.
- А зачем ты пришла сюда?
- Хотела отыскать его и выяснить, что происходит. Я хотела рассказать ему, как мама... Рэнди, это правда? Он в самом деле торгует героином? - Хуже, - отрезал я. - Он еще и убийца. Не сам же Джей Си прибил себя к стене.
- Но ведь его мог убить и кто-то другой, - в отчаянии всхлипнула Ронда. - Возможно. Но Чарльз все равно должен был в этом участвовать. - Как это ты догадался? - раздался вдруг полный сарказма голос Чарльза Холлоуэя. Оглянувшись, я увидел его у стены напротив, с пистолетом в руке. Он явно только что вышел из-за гардины.
- А по-другому и не получается, - спокойно ответил я, в то время как Ронда и Гарри, онемев от удивления, уставились на него. - И ты же убрал Крота, Бегущего Оленя и Вялую Землянику. Мне кажется, ты пытался обезопасить себя. Они были твоими разносчиками, а сам ты получал отраву от какого-то крупного дельца, - он, скорее всего, и поставляет в страну героин, который ты передаешь дальше, по цепочке, толкачам в этой части штата. Но никто из наркоманов не знал тебя лично, и лишь трое убитых парней могли показать на тебя как на поставщика.
- А почему не Сорон? Именно он был заводилой в племени. - Знаю, - сказал я. - Я думал, мы здесь застанем вас обоих. Однако теперь я думаю иначе. Готов поспорить, что Сорон тоже мертв. Голем, точнее Чарльз Холлоуэй, хохотнул.
- Ошибаешься, адвокат. Сей верховод смылся.
- Но ведь он им и не был, не так ли? - заранее зная ответ, спросил я. - Угадал, адвокат! Главный - это я. Я организатор, и именно по этой причине мне придется тебя убрать. Убрать всех вас троих. - Чарльз! Ты мой брат!
- Ты ведь не можешь поднять руку на собственную сестру! - возмутился я. Голем пожал плечами.
- Ты обещаешь молчать, Ронда? - спросил он.
- Как ты можешь просить об этом, Чарльз! - Я не могла бы.., ты должен... Он зло улыбнулся: было видно, что решение принято. - Должен признать, ты здорово все придумал, - неохотно признал я. - Кто мог принять эксцентричного голодранца-хиппи за расчетливого бизнесмена, толкающего сильнодействующие наркотики по всему побережью? - Никто, адвокат. Это и в голову никому не пришло бы. - Но зачем было убивать Джей Си? - печально спросил Гарри. - Что он-то знал?
- Ничего. Но он поплелся за мной в этот дом. Я даже не знал, что это Джей Си, пока не ударил его. Я треснул его немного сильнее, чем следовало, - вот и все.
- Но зачем было прибивать его сюда? - показывая на стену, спросил Гарри. - Я подумал, что будет здорово разыграть небольшую мистификацию, будто какие-то психи устроили здесь ритуальное жертвоприношение. И тогда уж точно никто не заподозрил бы меня. - Голем громко хохотнул, будто и в самом деле находил это смешным.
- Ты уехал из дома родителей около двух часов назад, - заметил я. - И если появился здесь всего полчаса назад, то чем же ты занимался все остальное время?
- Кое о чем договаривался, адвокат. - Не спуская с нас пистолета, он пошарил за гардинами и извлек оттуда большую черную сумку. - Надо же мне спихнуть все это, как ты считаешь?
- Чарльз, неужели эта сумка полна наркотиков? - Внезапно поднявшись с колен, Ронда шагнула к брату. - Я до сих пор не могу поверить, что ты... - Голос подвел ее: перед ее глазами был прибитый к стене Джей Си. Я прикинул, что у меня есть пара секунд, чтобы успеть выхватить из заднего кармана пистолет и выстрелить - до того, как Ронда успеет заметить мое движение. Она сделала еще шаг, и я увидел, как ее брат прищурился. Он следил за мной, но она отвлекла его внимание. Я выхватил пистолет и в тот момент, как я навел его, Гарри закричал. Он следил за моими действиями и, наверное, решил мне немного помочь. Голем подскочил от неожиданности и нажал на курок. Очевидно, пуля прошла где-то между Гарри и Рондой - по крайней мере, она никого не задела, а мой выстрел угодил ему в плечо, отбросив прямо на черные гардины.
- Чарльз! - Ронда бросилась к брату, но он не выпустил пистолета. Я оттолкнул ее в сторону и выстрелил еще раз. На этот раз пуля вошла ему под ребра, чуть ниже легких.
- Не надо! Не убивай его! - взмолилась Ронда. Голем выронил пистолет и, скользя головой по стене, сполз на пол; гардины за его спиной сбились в кучу и рухнули вместе с ним, накрыв его.
- Ронда! - Я дернул ее за руку. - Ты ничем не поможешь ему. Дай я сам. Поезжай домой и помоги матери. - Я повернулся к Гарри: - Быстро двигай на шоссе, бери машину и вези ее домой. А я позвоню в полицию.
- Но здесь нет телефона... - попытался протестовать он. - Я найду, - прорычал я. - Давай, немедленно уводи ее отсюда. Взяв Ронду за руку, Гарри потянул девушку к себе, потом подхватил на руки. Да, тут было на что посмотреть. Человекообразная обезьяна в индийском одеянии до пят держала на руках белокожую девственницу, которая безутешно рыдала на его волосатой груди. По этому поводу стоило сказать что-нибудь подходящее, но ничего остроумного в эту минуту так и не пришло мне в голову. Они вышли, а я склонился над Чарльзом Холлоуэем. Глаза его были открыты, он тяжело дышал.
- Ну как? - спросил я.
- Не могу шевельнуться. Ноги как ватные.
- Тогда не двигайся, - велел я. - Если будешь рыпаться, то истечешь кровью и умрешь. До дороги тебе все равно одному не добраться. - Опустившись на колени, я разорвал на нем рубашку и как мог перевязал плечо. Потом обернул гардиной раненый бок.
- Если начнешь шевелиться, повязки спадут, - предупредил я. - Так что и не пытайся.
- Хочешь вызвать копов? - спросил Голем.
- Неплохая идея, - произнес я. - И как она не пришла мне в голову раньше?
- Да брось, ты и сам не дурак, - усмехнулся Голем. - Будешь моим адвокатом?
- Я не защищаю преступников, - ответил я. - Хотя был бы счастлив лично убедиться, что тебя ждет газовая камера.
- Если собрался звонить, чего медлишь? Может, заодно вызовешь и "скорую" - на тот случай, если я не истеку кровью до твоего возвращения. - Ладно, если найду пару монет, - согласился я. Прикрыв за собою дверь, я направился по коридору мимо нескольких закрытых комнат, и тут вдруг мощный удар по голове совершенно ослепил меня.
Мне не хотелось приходить в себя, и я постарался снова нырнуть в уютное бессознательное состояние, однако парень с молотком вовсе не собирался отключать меня насовсем. Поэтому, придя в себя, я тихонько застонал и с усилием приоткрыл глаза. Я все еще лежал в коридоре, прижавшись щекой к перепачканному сажей ковру, дверь дальней комнаты теперь была открыта настежь.
- Ну "хорошо, я согласен! Только прикончи его сейчас, - расслышал я голос Чарльза Холлоуэя. - Шприц в сумке. Когда закончишь, спрячь наркотики и отвези меня к врачу.
До меня слабо, словно шелест листвы, донесся другой голос. Но говорили шепотом, и я не смог разобрать, кому принадлежит этот голос. - Придумаем что-нибудь. - Голос Чарльза, по мере того, как он начинал злиться, становился громче. - Потом, когда Роберте отдаст концы, ты припрячешь героин.
Я медленно пополз на четвереньках к входной двери. Вывалившись наружу, я встал. Моя голова протестовала против такого усилия, в ней гудело, как при пожарной тревоге, но иного выбора у нее не было: ей придется смириться со всеми муками, пока мое тело будет улепетывать отсюда, иначе им обоим никогда и ниоткуда больше не выбраться.
Чтобы дотащиться до телефонной будки, которая, как я заметил по дороге, находилась на шоссе на Форествилл, в четверти мили отсюда, мне потребовалось двадцать минут.
Я передал снявшему трубку дежурному наиболее важные детали, включая и то, как отыскать дом. Он, не перебивая, все записал.
- А кто звонит? - спросил он, когда я закончил.
- Просто передайте сержанту Брауну, что когда он прибудет сюда, то найдет то, о чем всегда мечтал, - парочку хиппи, толкачей героина, и убийц. А в качестве поощрительного приза - целую сумку героина. Но только если он очень поспешит.
- О чем, черт побери, вы бормочете? - рявкнул хриплый голос. - Кто, спрашиваю, говорит? Отвечайте!
- Сержант догадается сам, - съехидничал я. - Не так уж много людей заботятся о том, чтобы вручить ему такой красиво упакованный, перевязанный ленточкой подарочек. Кстати, не забудьте прислать "скорую". И я повесил трубку, мрачно размышляя, как отреагирует сержант Браун, когда я суну ему под нос двоих убийц; хотя, возможно, он так и не признает, что был не прав, когда тешил себя героиновой теорией. Но мне было все равно, как сержант повернет это дело, лишь бы Голем и его компаньон навсегда исчезли с лица земли.
На обратном пути я побил собственный рекорд скорости. Голова болела уже меньше, а гордость самим собой все возрастала. Нужно было до приезда сержанта повязать тех двоих. Пистолет оставался при мне, и я ни на секунду не стал бы задумываться, если бы им пришлось воспользоваться. Но когда я добрался до дома, оказалось, что в нем остался только Голем, который больше не сидел, прислонившись к стене. Он все-таки меня не послушался: свежий кровавый след тянулся через комнату и заканчивался там, где, распластавшись на спине, он лежал. Его широко раскрытые глаза неподвижно уставились в потолок. Они казались еще более дикими, чем при жизни. А из груди, в том самом месте, где находилось сердце, торчал новенький шприц. Я внимательно осмотрелся вокруг. Сумка с героином исчезла.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)