Скачать и читать бесплатно Картер Браун-Труп не может больше ждать
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 8

Укладываясь спать в шесть часов утра, я завела будильник на восемь. Я решила, что следует встать пораньше на тот случай, если Джонни понадобится моя помощь, что бы он там ни предпринимал насчет Джорджа и его друзей. Я хочу сказать, если уж мы являемся компаньонами, то это только справедливо, чтобы я работала не меньше, чем он, даже если ему удается зарабатывать больше, чем мне.
Будильник, который я завела, был подключен к радио - и это очень хитрая штука. Когда его поставишь на определенный час, то ровно в этот час он включает радио. Затем, пятью минутами позже, это радио завопит, как дегенерат, на которого наступил слон. Эти приспособления продаются с гарантией, что они разбудят и мертвого, но я почему-то проснулась в двенадцать часов дня.
Радио мягко играло, и какой-то тип проникновенно сообщил мне, что сейчас самое время для ленча и что почему бы мне не отведать супа с лапшой, а я посоветовала ему, куда он может с этой своей лапшой пойти. Я быстро встала, но пока мылась, прошло полтора часа. В пять минут третьего я уже была в конторе, и в животе у меня было какое-то странное чувство, которое иногда заставляет меня задуматься над тем, что нужно носить пояс. Но на самом деле я просто не успела позавтракать, так как торопилась, думая, что Джонни уже выходит из себя.
Дверь была заперта, и я решила, что он ушел куда-нибудь перекусить. Я открыла дверь своим ключом и вошла внутрь. Если Джонни и проделал какую-то работу сегодня утром, то это было совершенно незаметно. Кабинет выглядел точно так же, как и накануне. Наша корреспонденция все еще валялась на столе. Я занялась ею и прочитала три отчета и письмо от какого-то парня, который хотел знать, существует ли какая-нибудь ассоциация частных агентств и придерживаются ли ее члены этики, потому что он нанял сыщика следить за своей женой, а он ведет себя как-то не так.
В три часа я набрала номер квартиры Джонни и не получила ответа. В три тридцать я позвонила привратнику и спросила, видел ли он сегодня мистера Рио, и он ответил, что нет, не видел со вчерашнего вечера, и что молоко и утренние газеты все еще находятся в коридоре у двери. После этого я начала волноваться. Я звонила в его квартиру каждые пять минут до половины пятого, затем решила, что необходимо что-нибудь предпринять. Беда в том, что я понятия не имела, что именно. Ведь если бы я позвонила в полицию и попросила расследовать дело об исчезновении частного детектива, там решили, что это шутка. К тому же Джонни мог быть занят каким-нибудь делом, о котором полиция не должна знать. Наступило пять часов вечера, и я больше не могла ждать. Я подкрасила губы, взяла сумочку и уже открывала дверь, когда зазвонил телефон. Я побежала обратно, схватила трубку и крикнула в нее: - Где ты был весь день?
- "Рио инвестигейшн"? - спросил вежливый голос. Я чуть было не заплакала, потому что это опять был не Джонни.
- Да, - мрачно сказала я. - Мевис Зейдлиц у телефона. - Это Хэролд Андерсон, - сказал голос. - Вы меня помните? - Еще бы! - холодно сказала я. - Вы тот самый тип в очках, с бородой, который бил Рафаэля вчера вечером и заставил нас отвезти этот проклятый труп обратно к Артуро и известил полицию, и...
- Это все я! - нетерпеливо сказал он. - Слушайте внимательно. Это жизненно важно, чтобы я увиделся сейчас с мистером Рио. Могу ли я поговорить с ним сейчас?
- Не можете, - сказала я. - Потому что его здесь нет!
- Когда он должен вернуться?
- Хотела бы я знать, - мягко сказала я. - Его не было весь день, и я не знаю, где он.
Он что-то пробормотал вполголоса, затем громко сказал: - Что ж, у меня нет выбора - тогда это придется сделать вам, мисс Зейдлиц.
- Благодарю покорно, - сказала я. - С чего вы взяли, что я захочу вас увидеть?
- Вы должны! - настойчиво сказал он. - Это важно и для вас и для мистера Рио. Я не могу объяснить по телефону, но вы должны прийти. - Гм... - сказала я, - Я не знаю...
- Великолепно, - сказал он и продиктовал мне голливудский адрес, - Это двухэтажный дом. Моя квартира занимает последний этаж, в нее ведут ступеньки, поднимитесь прямо по ним.
- Что еще мне сделать? - негодующе спросила я.
- Если вы случайно встретите по дороге мистера Рио, - сказал он, - захватите его с собой и поспешите, время не ждет.
Он повесил трубку, и я последовала его совету, потому что больше мне нечего было делать.
Я ни в чем не была уверена, и мне только хотелось, чтобы Джонни был здесь, но его не было. Если бы я знала телефон, я могла бы позвонить Рафаэлю, но я его не знала. Андерсон несколько раз повторял, что это очень срочно, так что у меня не было времени заезжать за Рафаэлем. Но потом я вспомнила о том, что я полноправный компаньон "Рио инвестигейшн" и могу сама повести любое дело. В конце концов, девушка я или размазня? Кровь течет в моих жилах или духи? Итак, я глубоко вздохнула и расправила плечи, чего мне делать было вовсе не обязательно. Кончилось тем, что полетела застежка моего лифчика.
На улице я поймала такси и дала шоферу голливудский адрес. Движение было сильное, и, казалось, прошло очень много времени, прежде чем я добралась туда. Времени просто не могло пройти мало, потому что на счетчике такси было два двадцать пять! Я дала шоферу на чай пять центов, и он посмотрел на меня уничтожающим взглядом и презрительно фыркнул:
- Голливуд!
- Конечно, - ответила я, - там, где дают мало! Я решила, что это прекрасная острота, и была очень довольна собой, вылезая из такси. На тротуаре стоял греческий бог, и наверно, он видел мои ноги больше, чем ему полагалось бы. В его глазах появился интерес, и он улыбнулся, показывая свои белые зубы.
- Привет, деточка! - сказал он глубоким сильным голосом, который всегда наводит меня на мысль, что в моем туалете что-то не в порядке. - Привет, - застенчиво ответила я и уже совсем было собиралась ему улыбнуться, когда проклятый шофер высунулся из окошка машины и крикнул: - Подождите! Вы оставили свои трусы на заднем сиденье! Греческий бог моментально отступил назад, его улыбка исчезла, как увядший цветок. Он в ужасе уставился на меня, а потом пошел так быстро, как будто собирался дойти до Майами к следующему утру. Я пошла к дому, делая вид, что не слышу вульгарного смеха шофера.
Как Хэролд Андерсон сказал мне, наверх шли ступеньки. Я постаралась ступать так, чтобы пропускать каждую четвертую: я загадала, что если мне это удастся, то с Джонни все будет в порядке. Один мой знакомый однажды объяснил мне это. Он говорил, что когда ты делаешь такие вещи, то это не более чем условный рефлекс. Когда бы мы с ним ни встречались, он всегда приставал ко мне. Если я заламывала его руку, он тоже говорил, что это условный рефлекс. Если же я слишком уставала, чтобы сбросить его руку, то он говорил, что это любовь, и не пойду ли я с ним в квартиру немного выпить? Я так никогда его и не поняла.
Я поднялась на самый верх и ни разу не коснулась четвертой ступеньки. Мне сразу же стало легко при мысли о том, что с Джонни ничего не случится. На двери вместо звонка был дверной молоток. Я подняла его и с силой ударила по деревянной двери, и дверь стала медленно открываться. Значит, молоток воздействует на какой-то механизм, либо дверь была не заперта. А Джонни еще пытался говорить мне, что овладеть методом дедукции очень трудно! Я вошла в квартиру и очутилась в небольшой прихожей, на полу лежал красивый ковер. - Мистер Андерсон! - сказала я. - Хэролд Андерсон? Никто не ответил, и я позвала громче, но все равно никакого ответа не получила. Быть может, это какой-то трюк? Может, Андерсон велел мне прийти сюда, чтобы обыскать тем временем мою квартиру. Что ж, злорадно подумала я, может, он сумеет ответить тому типу, который спрашивает об этике! Ничего более интересного они там не найдут, в этом я была уверена. Я закрыла глаза и постаралась представить, что предпринял бы в подобном положении Джонни, и пока я над этим раздумывала, я снова открыла глаза и поправила шов на своих чулках. Вот последнего Джонни никогда бы не сделал.
Самое разумное - сейчас же уйти из этого дома. Но у меня было смутное чувство, что Джонни никогда бы так не поступил, по крайней мере, не осмотрев квартиры. В квартире была гостиная, кухня, две спальни и ванная. Я осмотрела их именно в этом порядке. Если бы судьба была на моей стороне, я сломала бы ногу, поднимаясь в эту квартиру! К тому времени, когда я дошла до ванной, я была твердо убеждена, что здесь никого нет и что я просто теряю время. Я открыла дверь настежь и вошла, затем я покраснела и быстро отвернула голову. - Мистер Андерсон! - холодно сказала я, - Если вы не запираете дверь ванной, когда купаетесь, то вы, по крайней мере, могли мне это сказать! Мне казалось, что я разговариваю достаточно вежливо. За кого он меня принимал: за своего брата, что ли?
Он не нашелся, что ответить.
- Если вы не хотите со мной разговаривать, то зачем было звонить и приглашать меня сюда? - возмутилась я, - Вы что, сумасшедший? Он опять ничего не ответил, и я решилась. Я не собиралась терять времени, стоя на пороге его ванной с отведенными в сторону глазами, когда он даже не удосужился говорить со мной! Я решила уйти!
Я сделала четыре шага. Но затем внезапно остановилась. Это было немного странно. Естественно, я бросила на него только один взгляд и, когда поняла, что он купается, немедленно отвернулась, но все это было немного странно. У кошек и женщин любопытство развито примерно одинаково, и я стала вспоминать, что поразило меня больше всего. Чем больше я думала, тем больше убеждалась, что Андерсон был первым человеком из всех, кого я знала, который принимал ванну лицом к воде.
Лицом к воде!
Я настежь распахнула дверь и вбежала в ванную. Лицо его действительно было глубоко под водой. Я схватила его за волосы и вытащила голову на поверхность, но это ничего не изменило. Пол был скользкий, и я чуть не свалилась к нему в ванну, прежде чем мне удалось вытащить его из воды настолько, что головой он коснулся пола, ноги, переброшенные через край ванны, оставались в воде. Я сделала то, что мне не хотелось делать. Я чуть приподняла голову и взглянула в лицо. Борода его была мокрой и скользкой, а рот был открыт от удивления. Он не дышал. Ноги у меня подкосились, и я отпустила его. Голова его ударилась об пол, и я попыталась вновь встать на ноги, но стены стали вращаться перед глазами. Они вращались все быстрее, а в моих ушах нарастал шум, затем мое сознание отключилось. Я не буду подробно описывать, как я приходила в себя, как моргала глазами и все такое... Но когда мне удалось приподнять голову, я обнаружила, что лежу на кушетке в гостиной, и это меня обеспокоило, как обеспокоило бы каждую девушку, которая, проснувшись, обнаружила бы себя на кушетке, на которую она неизвестно как попала.
Я слышала о людях, которые ходят во сне, но я никогда не слыхала о людях, которые ходят в обмороке.
Уголком глаза я увидела какое-то движение и резко села, готовая заорать. Передо мной стоял и усмехался мужчина.
- Все в порядке, куколка, - сказал он. - Ты все еще можешь смеяться, и ты все еще можешь плакать.
Опять это был тот битник по имени Терри, живущий с этой миссис Вторм в ее хате. Он ничуть не изменился. Его светлые волосы так же падали на один глаз, и ему все так же не мешало бы побриться. Он стоял, засунув руки в карманы, и глядел на меня, как будто я была каким-то невиданным деликатесом, который он никогда не пробовал.
- Как вы сюда попали? - спросила я его.
- По лестнице, - ответил он, - Я всегда с тобой, куколка. Этот тип Андерсон был слизняком. Но зачем ты его укокошила? - Не хотите ли вы сказать, что я его убила? - Я даже задохнулась. - Разве нет? - Его голос звучал удивленно.
- Совершенно точно и объективно - нет! - сказала я, - Я нашла его в ванной и попыталась вытащить оттуда, затем просто упала в обморок. - Ты была как мешок с картошкой, куколка, - спокойно сказал он. - Ты, должно быть, весишь фунтов сто сорок.
- Ровно сто двенадцать! - негодующе сказала я, - И ни одной унцией больше!
- Может, мне следовало снять твою одежду? - сказал он. - Ты уверена, что не утопила старика в море?
- Конечно, уверена! А почему вы сюда пришли, между прочим? Он пожал плечами.
- Поговорить с этим мужиком. Но он уже не может разговаривать. Вставай, куколка! Нам лучше уйти. Я встала и оправила платье, затем взглянула на него.
- Вы идите своей дорогой, а я поеду своей!
Он покачал головой.
- На сей раз тебе придется пойти со мной, куколка.
Тебе назначено свидание.
- Вот тут вы ошибаетесь! - холодно сказала я. - Я собираюсь позвонить в полицию и сообщить им, что мистера Андерсона утопили в его собственной ванне.
- Почему бы и нет? - Он мерзко ухмыльнулся. - Может, ты встретишься с тем же лейтенантом, который искал труп Вторма прошлой ночью? Он тебя вполне оценит, даже подарит пару наручников!
Мне ужасно не хотелось признаваться, что он прав, но при одной мысли о том, что лейтенант Фрай будет смотреть на меня, пока я буду ему объяснять, как я нашла труп Андерсона в ванной, я задрожала... - Понимаешь, что я хочу сказать? - продолжал ухмыляться Терри. Мы вышли из квартиры, и он аккуратно прикрыл за собой дверь. Затем мы начали спускаться по лестнице, и я ступала на каждую четвертую ступеньку. Много они мне помогли? А я так старалась на пути наверх! Терри схватил меня за локоть и протащил за собой почти целый квартал, затем мы внезапно остановились.
- Вперед, куколка! - сказал он. - Прошвырнемся. У тротуара стояла машина, какие я помнила еще по своему детству. Такую гигантскую машину водил еще мой отец. Огромный мотор был совершенно открыт для каждого, кто только хотел бы на него посмотреть. Сиденья были покрыты шотландкой, и ярко-красное, желтое и черное переплетение цветов могло ослепить даже незрячего. - В эту? - с отвращением спросила я.
- Что ты видела в жизни? - холодно сказал он и толкнул меня так, что я упала на спину на переднее сиденье, задрав ноги почти до руля. Он уселся рядом, схватил мои ноги и бросил ими в меня же, потом завел мотор. Раздались три оглушительных взрыва, за которыми последовало клацанье, становившееся все громче и громче, пока внезапно не прекратилось, уступив место новому взрыву. Наступило минутное молчание, и я потихоньку молилась, чтобы эта штуковина не взорвалась окончательно, но затем раздался мягкий шум, и мы тронулись с места. Я не знала, куда мы едем, и мне стало все безразлично.., я просто надеялась, что мы доберемся хоть куда-нибудь. Терри водил, как маньяк, и дым из мотора бил мне прямо в глаза. Вокруг машины свистел ветер, и мое платье поднялось до талии. Когда я купила себе голубые трусики с черным кружевом, мне самой они казались немного странными, но мне вовсе не хотелось, чтобы все население Голливуда восхищалось ими. К тому времени, как мы достигли Биверли-Хиллз, мне уже было все равно. Если бы мне только удалось выбраться из компании этого ублюдка живой, я не возражала бы ходить голой через весь Голливуд каждый день!
Пятью минутами позже Терри, резко затормозив, остановился у дома Вторма. Тормоза застонали, и я тоже. Колеса швырнули гравий - не иначе камешки долетели до самого пляжа. На секунду "кабыздох" задрожал как осенний лист, потом раздался прощальный взрыв.
Первые тридцать секунд молчание казалось невыносимым. Терри посмотрел на меня и медленно покачал головой.
- Ну как, куколка, - сказал он с сожалением. - Тебе понравился этот мотивчик?
- Мотивчик? - поперхнулась я. - Это скорее похоже на гимн, нет, на похоронный марш! Для чего вы используете эту музыку, кроме того, что крадете работу у могильщиков?

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)