Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Особая папка КГБ. Совершенно секретно. Экз. ед.

17 декабря 1981 года в 13.30 в г. Сарапул Удмуртской АССР военнослу- жащие в/ч 13977 рядовые Мельников А. Г. 1962 г. рождения и Колпакбаев А.Х. 1960 г. рождения, оба члены ВЛКСМ, покинули пост и, вооруженные двумя автоматами Калашникова со 120 патронами, в средней школе N 12 зах- ватили в качестве заложников 25 учеников 10 класса, выдвинув требование выдать заграничные паспорта и визы на выезд и отправить самолетом в США или любую другую капиталистическую страну, угрожая в противном случае расстрелять заложников.
В город Сарапул были направлены сотрудники спецподразделения 7-го уп- равления для пресечения этой преступной акции. Руководство операции было возложено на заместителя Председателя КГБ СССР генерал-полковника Чебри- кова В. М.
Личный состав спецподразделения 7-го управления в 00.30 мин. прибыл к месту происшествия.
..."Сарапул" - первая антитеррористическая операция, проведенная в послеафганский период. Сейчас сотрудники группы "А" вспоминают ее, каку- мудренные опытом мужи о своих первых несмелых, младенческих шагах. "Аль- фа" вырастет численно, наберется опыта, возьмет на вооружение передовые методы и способы борьбы с терроризмом лучших зарубежных спецгрупп. Но все это будет потом - через год, через два... А в декабре 1981 го- да группу поднимут по тревоге, бойцы загрузят боеприпасы. Кстати, патро- нов и гранат возьмут столько, что, пожалуй, хватило бы на месяц войны. На обратном пути, не израсходовав ни одного патрона, удивятся - как та- кое пришло в голову? Но кто знал, как оно повернется. Позже, со временем, придет понимание того, что спецподразделению ну- жен только минимум боеприпасов. Где и как их применять? В самолете, ког- да каждый террорист прикрывается несколькими заложниками, в автобусе, когда преступник Якшиянц и его подручные держали на мушке детей? Вряд ли кому подобное взбредет в голову. Здесь скорее нужно психологическое ору- жие плюс точный расчет.
У нас нередко даже среди высоких руководителей, с экранов телевизоров звучат уверенные заявления: "Каждый имеет право на ошибку". Группа анти- террора такого права не имеет. Вспомним, чего стоила ошибка немецкой по- лиции и спецподразделений в Мюнхене, на Олимпийских Играх-72. Вот как описывают те события репортеры французского журнала "Пари-Матч"; "... Немецкая полиция рассчитывает найти союзника в надвигающейся но- чи. Полное затишье в олимпийской деревне. Разящая тишина. Сейчас будет разыгран последний акт драмы.
Микроавтобус "фольксваген" темно-голубого цвета останавливается перед израильским павильоном. Террористы - палестинцы феддахи отвергают маши- ну: она для них слишком тесна. Они не смогут в ней защищаться. Подъезжа- ет военный кар. Палестинец внимательно исследует его. Затем девять за- ложников, со связанными за спиной руками, под дулами автоматов садятся в машину. Кар движется к условленному месту, к западу от деревни. Там за- ложников и террористов ожидают три вертолета с уже запущенными двигате- лями.
В аэропорту устроена западня. В сопровождении полицейских собак сол- даты окружают взлетно-посадочную полосу. В укромных местах занимают по- зиции снайперы, палец на спусковом крючке.
По световому сигналу вертолетов прожекторы ПВО пронизывают ночь. БТР зажигают фары.
... Драма разыгрывалась стремительно. Два террориста, сойдя с верто- лета, в качестве разведчиков направились к "Боингу". Внезапно вертолеты включают огни. Сигнал ли это? Полиция освещает взлетно-посадочную полосу прожекторами. Тут же начинается стрельба. Одна граната взрывается в вер- толете. Это феддах предпочел взорвать себя и заложников, которые были ему поручены. Теперь стреляют отовсюду.
Четыре других израильтянина со связанными ногами и запястьями прини- мают автоматные очереди в упор, не имея возможности сделать даже защит- ный жест. Все кончено. Полный провал. 18 часов тревоги заканчиваются в крови, в ненависти и стыде".
Трагедия всколыхнула мир. В Тель-Авиве лицеисты собрались перед зда- нием германского посольства. Посол герр Жеско фон Путткамер назвал "дня- ми позора" страны ту трагедию, которую пережил Мюнхен. Америку лихорадило. Перед решеткой германского посольства в Вашингто- не Вильям Пирл, глава "Лиги защиты евреев", дирижировал манифестацией: "Мы обвиняем германское правительство в преступной небрежности. Оно от- ветственно за трагедию!" Конгресс сотрясали крики ярости. Да, дорого стоила Германии одна неудавшаяся операция. К нашей радости и гордости мы можем сказать: в биографии группы "А" таких черных пятен нет. И Сарапул стал ее первой крупной удачей. Были освобождены все за- ложники, а террористы сдались без единого выстрела. Через много лет одна из центральных газет сообщит: "Об этом проис- шествии в свое время по Удмуртии ходило много слухов... Как-то раз, ког- да в одной из школ подходил к концу последний урок, в десятый "В" ворва- лись двое солдат с автоматами. Объявили школьникам: "Вы - заложники, вы- пущены будете лишь в том случае, если нам дадут возможность улететь на самолете за пределы страны".
Весь вечер и всю ночь продолжался этот драматический "урок". Сотни людей ни на миг не сомкнули глаз: сами ученики и их родители, работники милиции и КГБ, военные. Кто-то из военных чинов предлагал даже взять класс штурмом, с использованием танков. Победила не сила, а разум и точ- ный расчет. Начальник местного райотдела КГБ капитан Владимир Орехов предложил себя в заложники вместо ребят, а потом сумел перехитрить тер- рористов.
"Орехову пришлось всю ночь, - рассказывает бывший председатель УКГБ Удмуртии В. Окунев, - быть в контакте с преступниками, вести переговоры, когда бандиты уже держали палец на спусковом крючке автомата. Что помог- ло ему выдержать это нечеловеческое напряжение? Разумеется, интеллект. Еще - высокая физическая закалка".
Все верно. Был сотрудник КГБ капитан Орехов и десятки других людей, сражавшихся за освобождение детей. Не названы только те, кто в 00.30 18 декабря прибыл к месту происшествия, а в 5.28 обезоружил преступников. Что это за люди? Почему о них не сказано ни слова?
Кстати говоря, такой, вполне нелепо советский подход наших средств массовой информации к действиям "Альфы" сохранится и в дальнейшем. Вино- ваты тут не только журналисты, но и руководство КГБ, которое держало группу на сверхсекретном положении. Хотя и комитет понять можно. Подоб- ное подразделение вряд ли нуждается в рекламе. И все-таки можно было найти золотую середину. И секретов не раскрыть, и группу с ее поистине героическими делами не оставить в безвестности.
Да и другое очень важно. Знай о существовании столь мощного спецпод- разделения, возможно, кто-нибудь и задумался бы, идти ли ему на преступ- ление?
Но ничего подобного не случилось, о группе "Д" никто не знал, и рядо- вые Мельников и Колпакбаев, сбежав с поста, явились в близлежащую школу. План они продумали заранее, и, когда на пороге школы их спросили о цели визита, солдаты невозмутимо ответили, что их послали разыскать противо- танковые мины, которые якобы откопали и спрятали школьники. Им поверили. Поднявшись на второй этаж, террористы ворвались в класс. Колпакбаев, дав очередь в потолок, объявил всех заложниками. Ими оказались 25 учени- ков и учительница.
Было 13.30. Началась 16-часовая борьба за жизни детей. Психологи счи- тают, что очень важны первые полчаса-час переговоров. Наиболее опасны первые минуты после захвата. Тем, кто вступает в контакт с террористами, необходимо стабилизировать ситуацию, начать переговоры, попытаться успо- коить преступников. Ибо в начальной фазе инцидента психологическое нап- ряжение велико и представляет особую опасность для жизни заложников. Несомненно, надо отдать должное капитану Владимиру Орехову, который достаточно профессионально начал переговоры с Мельниковым и Колпакбае- вым. Он сумел достичь определенного взаимопонимания с террористами, вел беседу в доверительном тоне, без угроз и грубостей. В то же время был тверд в принятии решений, не допускал колебаний.
Когда террористы потребовали вылета в США или другую капиталистичес- кую страну, он заметил, что это не такое простое дело, нужно подготовить соответствующие документы, выписать заграничные паспорта. В последующие часы Мельников и Колпакбаев только и были заняты тем, что заполняли ан- кеты, различные справки, отвечали на вопросы. Таким образом было выигра- но время, получена информация о преступниках, имеющихся в их распоряже- нии огневых средствах. Район происшествия контролировал полк внутренних войск, класс, где находились преступники, и подступы к нему были блоки- рованы оперативным составом местных органов КГБ и военнослужащими МВД. Капитану Орехову удалось уговорить террористов сначала выпустить де- вочек с учительницей, потом нескольких ребят. В классе, в руках преступ- ников еще оставалось семеро мальчишек.
В 00.30 в Сарапул прибыла группа "А". Она совершила стремительный ночной рейд из ижевского аэропорта по скользкой, обледенелой дороге. В пути обогнали автобус с подразделением ОМЗДОН МВД, своими давними парт- нерами, которые тоже спешили к месту происшествия. Сергей ГОНЧАРОВ, заместитель начальника группы "А": - Когда мы въеха- ли в Сарапул, было такое впечатление, что город не спит. Люди толпами и в одиночку шли в сторону захваченной школы. У школы плотное кольцо лю- дей, которых едва сдерживает милиция.
Вместе с начальником группы Зайцевым мы оказались в штабе ЧП, на пер- вом этаже школы. Удивило количество генералов. Тут и замминистр МВД СССР, и генералы из округа, из Ижевска. Все старались принять участие. А вот опыта проведения подобных операций не было. Ведь это - один из первых вооруженных захватов заложников в нашей стране. Пока штаб искал выход из создавшегося положения, начальник местного КГБ Орехов вел переговоры с террористами.
Мы попросили его дать информацию. Он коротко пересказал суть дела, объяснив, что в классе осталось семеро заложников, террористов он убеж- дает, будто им выписываются загранпаспорта. Ни на какие компромиссы те не идут.
Что ж, проработали операцию, расписали по точкам бойцов, надели средства защиты, бронежилеты, каски, оружие. В касках мы пробыли часа четыре. Помню, когда снял ее, показалось, что на плечах нет головы. В школе тихо, когда идешь по коридору, титановые пластины в бронежи- лете постукивают, обувь скрипит. Пришлось разуваться и передвигаться в носках.
В общем, глубокая ночь, все устали. И тут вдруг неожиданно открывает- ся дверь. Мы подняли оружие. Оказывается, бандиты отпустили в туалет од- ного из парней. Его привели в штаб. Расспросили, где сидят преступники. Сидели они за учительским столом, направив автоматы на заложников. Ученика попросили возвратиться назад в класс и сказать, что в школе все спокойно.
Валерий БОЧКОВ, сотрудник группы "А":
- Долгие и трудные переговоры закончились удачей. В обмен на загран- паспорта они отдали заложников, семерых школьников. И в результате в классе остались одни. Наш наблюдатель сквозь щиты, которыми были закрыты окна, видел, как один из террористов безнадежно разводил руками. Видимо, дошло, что они просчитались.
В общем, переиграли их.
Сергей КУВЫЛИН, сотрудник группы "А":
- Мы уже были готовы к штурму, когда открылась дверь и Мельников с автоматом вышел из класса. Я к нему:
- Ты чего?
- Мне капитана Орехова...
Оборачиваюсь, невдалеке Зайцев стоит. Он молча качает головой: не на- до.
- Орехов ушел.
- Нет, я требую капитана...
Стараясь говорить как можно спокойнее, подхожу все ближе: - Ты автомат бросай...
Он еще что-то бормотал, я еще раз:
- Бросай оружие...
Мельников и действительно бросил автомат, скрылся в классе, захлопнув дверь.
В это время из своего укрытия вылетают Гончаров и Зотов - и в дверь. Видимо, от волнения стали открывать ее внутрь. Но для террористов это тоже было шоком. Когда мы ворвались в класс, Мельников стоял бледный, как мел, за дверью, а Колпакбаев, вскинув автомат, злобно усмехался. Трудно сказать, хотел ли он выстрелить или просто для устрашения поднял оружие, но в ту же минуту автомат у него выбили и вскоре он уже лежал в наручниках, носом в пол.
Все обошлось, героического особенно ничего не случилось. Хотя пулю вполне можно было схлопотать.
...Так закончилась первая антитеррористическая операция "Альфы". Бескровная, без единого выстрела. Молодых, неопытных, психологически слабо подготовленных террористов удалось переиграть. Больше таких подар- ков бойцам спецподразделения судьба не преподнесет. Они столкнутся лицом к лицу с оголтелыми, изощренными, циничными преступниками. Выучка сотрудников "Альфы" не может не удивлять. Много находилось охотников проверить ее бойцов. И всякий раз проверяющие оказывались пос- рамленными. Не от того только, что такая проверка крайне затруднена: нет аналогов. Обычный норматив сотрудника КГБ к ним не подходит, а, напри- мер, проникновение в самолет за полминуты - плохо это или хорошо? Человек, даже много лет прослуживший в комитете, но не знакомый со спецификой работы группы, наверное, будет в восторге: ведь всего-то тридцать секунд. Оказывается, восторгаться нечем. Результат, как гово- рится, на двойку с минусом. Как подчеркивал Чарльз Беквит: "Если студент в американском колледже дремлет на лекции по английской литературе, он получит "неуд" на экзамене. Если же
студент "Дельты" дремлет на занятиях по штурмовым операциям, он вско- ре получит пулю в лоб".
Студенты "Альфы" тоже не дремлют на занятиях. Тем более, что занятия вряд ли располагают к дремоте. Не хотелось бы рассказывать о нормативах, тестах, обычных для сотрудников группы. Цифры, даже самые яркие, не пе- редадут всей палитры высокого профессионализма. Что же касается фактов, они, безусловно, более показательны.
Пятак, пробитый пулей снайпера из группы "А" с расстояния в 100 мет- ров, впечатляет. Ножи, воткнутые частоколом в обычную оконную раму с расстояния в 30 метров, - тоже. Скоростная стрельба из пистолета Макаро- ва, Стечкина и других систем стоя, лежа, в падении, на животе, на спине еще более эффектна. И все-таки каждый понимает: нынешние террористы не ходят в одиночку, они обучены, изощрены и изобретательны в своих вар- варских методах. Им должен противостоять не антитеррорист-одиночка, а коллектив - сплоченный, спаянный, понимающий друг друга не с полуслова (чаще на него и времени-то нет), но с полувзгляда.
Такой ли коллектив - группа "А"? Этот вопрос не раз ставили перед ни- ми начальники малых и больших рангов. Иногда специально, а временами и нечаянно.
Однажды в аэропорту, на дальней площадке увидев тренировку "Альфы" на самолете, начальник УКГБ по Москве и Московской области поспорил с на- чальником группы. Суть пари была такова: если генерал услышит или тем паче увидит в иллюминаторы, как бойцы подбираются к самолету, занимают свои места перед штурмом - "Альфа" проиграла.
Генерал - воробей стреляный, он был уверен в успехе: шорох ли за бор- том услышит, почувствует ли как качнется самолет. Дело верное, утрет нос этим антитеррористам.
Что ж, пари есть пари. Вместе с начальником группы генерал занял мес- то в салоне, сам выбрал кресло.
Сидел молча, чутко прислушивался. Потом разговорился, неудобно как-то сычом сидеть. Слово за слово, минуты текут, генерал уже на часы погляды- вает, шутит, мол, уснули твои ребята.
И вдруг, в мгновение ока, в пустом самолете - толпа людей. В унифор- ме, в касках, с автоматами, пистолетами. Ослепляющий взрыв, резкий крик: "Руки за голову! Голову на колени!"
Начальник группы - человек привычный. Без слова - лицом в колени, а генерал хотел было хоть краем глаза взглянуть, откуда они взялись - ведь ни шороха, ни звука... И на тебе, как черти из преисподней. Только голо- ву приподнял, кто-то как гаркнет на ухо:
- Сидеть!
Сжался генерал, а начальник группы рядом смеется, не поднимая лица с колен.
- Ну что, товарищ генерал, наша взяла?
- Ваша, ваша, - недовольно бурчит начальник УКГБ, а голову книзу дер- жит. Научен. Потом опомнился, шепчет:
- Давай отбой, что ли...
Дали отбой. Генерал кряхтел, спускаясь с трапа, то и дело бросая взгляд на стоящих по сторонам сотрудников.
Хлопнула дверка генеральской "Волги", водитель, под дружный хохот бойцов, дал газ.
Подобных случаев было немало. В стране, где правили бал надутые диле- танты и спесивые любители, такого рода профессионализм, мастерство вызы- вали поистине столбнячный эффект.
"Альфа" - вот потрясающий парадокс! - никогда не имела своего стрель- бища. Приходилось у кого-то просить, арендовать на время чужие стрелко- вые поля. Это крайне неудобно. Но иного выхода не представлялось. Так вот, однажды, приехав на одно из таких стрельбищ, сотрудники группы попали в руки строгого армейского капитана. Тот, оглядев их, оде- тых в полугражданское-полувоенное обмундирование, с длинными, совсем не армейскими прическами, с усмешкой заключил:
- Партизаны...
Надо побывать хоть раз в шкуре офицера запаса, призванного на сборы и метко окрещенного в народе "партизаном", чтобы понять, сколько презрения и ехидства вкладывает в это слово кадровый офицер. Бойцы "Альфы" поняли. И промолчали.
Они уже привыкли к разным ситуациям и блюли старый завет: рассказы- вать о себе все, кроме правды. И на сей раз согласились принять легенду капитана и побыть несколько часов "партизанами". Капитан, довольный со- бой, прошелся вдоль строя: - Сейчас сержант Семенов познакомит вас с правилами безопасности при ведении огня, покажет, как держать пистолет, чтоб не поранить себя или соседа.
Он обернулся и махнул стоявшему в стороне сержанту. Тот проводил офи- церов к линии огня, долго и старательно рассказывал, как снаряжать мага- зин, досылать патрон в патронник и наконец дал команду первой смене: "Заряжай!"
Трое сотрудников группы выпустили по обойме, не опуская пистолетов. Сержант недовольно покосился, мол, почему не по три патрона, но промол- чал. Офицеры первым пропустили его к мишеням, а когда подошли следом, то увидели, что тот обалдело таращил глаза: ни одна из пуль не вышла из ми- шени.
Обсудили результат, оглянулись, а сержанта и след простыл. Вернулся он вместе с капитаном.
- Что тут стряслось, Семенов? - бодро спросил капитан. - Какие десят- ки? Знаю я вас, партизан, понавертели дыр отверткой. Сержант принес мишени. Капитан вскинул на просвет, к солнцу. Озада- ченно крякнул, дырки в центре бумажного листа очень напоминали пулевые пробоины. Но их оказалось так много и они лежали так кучно, что... Но ведь подобного не могло быть...
К тому же капитан тоже не лыком шит, навидался на своем веку стрел- ков, знает, какие снайперы из "партизан", дрянные они стрелки. А тут прямо чертовщина: центр мишеней в кашу превратили. Капитан снова стал рассматривать мишени на просвет.
- Не верится? - спросил один из лучших стрелков "Альфы" Григорий Зо- лотовский.
- А вы б поверили?
- И я б не поверил...
Капитан обвел взглядом улыбающиеся лица "партизан" и только тут по- нял, что его провели, что они все сговорились.
- Эх вы, - укоризненно покачал головой капитан, - а еще взрослые серьезные люди, я так и знал - шомполом навертели дырок. - Ладно, капитан, - сказал Золотовский, - пошутили, и хватит. Постой вот тут, посмотри, если есть желание. И подал команду: - Вторая смена, на линию огня, марш!
С этой сменой повторилось то же самое. Притихшие, капитан да сержант, почуяв нечто неладное, стояли в сторонке. Иногда вместе с сотрудниками подходили к мишеням, тупо смотрели в мишени, слушали, как разочарованно вздыхают "партизаны", когда пуля попадает в "девятку". Не сказав ни слова после стрельбы, капитан проводил их к автобусу и, заглянув в салон, удивленно выдавил:
- Так вы откуда, ребята?
- Ну вот, - рассмеялись сотрудники, - а говорил: "Вижу всех наск- возь".
Когда автобус тронулся и покатил, кто-то из окна крикнул: - Да партизаны мы, капитан, партизаны! Не сомневайся... Спи спокойно! Высокий профессионализм группы - не заслуга командира и даже не лич- ное желание ее бойцов, это жизненная необходимость. Хочешь уцелеть в бою, должен многое знать и еще больше уметь. В "Альфе" каждый занимается по индивидуальной программе. В ходе огневой подготовки сотрудники спец- подразделения обучаются мастерскому владению всеми, как отечественными, так и зарубежными видами стрелкового и специального оружия, ведению огня ночью и днем, на предельной дальности. Основное внимание сосредоточено на выработке навыков поражать цели с первого выстрела, первой очереди, на ходу, по вспышкам, на звук. Вести огонь в городе, в здании, в горах, в самолете, вагоне поезда, на различных плавсредствах. Бойцы способны переносить длительные физические и нервные перегрузки, они смелы, решительны, стойки. В ходе занятий в учебный процесс вносятся элементы напряженности, внезапности, опасности и риска. Вот обычное задание бойцам спецподразделения, действующим в составе разведывательно-диверсионной группы. На карте указы- вается точка в лесу. Группа должна в короткий промежуток времени вый- ти на точку, отыскать дерево, в дупле которого находится кассета с при- казом. Затем, двигаясь по азимуту, выйти к охраняемому объекту, снять часового и захватить объект. По самым скромным оценкам, до объекта около 20 километров. Времени на операцию - 20 минут.
Задание, признаться, рассчитано на сверхчеловека. Будь ты супербегу- ном и даже экстракласса ориентировщиком, вряд ли под силу на незнакомой, лесистой и пересеченной местности за минуту преодолевать по километру. Выйти на дорогу нельзя: там засады.
В неординарных условиях следует искать неординарные решения. Это пра- вило известно каждому бойцу "Альфы", что называется, с младых ногтей. Нелегко сказать, да нелегко сделать. Перед разведчиками диверсионной группы опушка леса, дальше огромное ржаное поле, на котором одинокий комбайн, и нигде ни души.
Текут минуты и кажется, что выхода нет. Есть! Начальник группы коман- дует: "Вперед!" - и через несколько мгновений люди в маскхалатах уже бе- гут рядом с комбайном.
Удивленный водитель останавливает комбайн, выглядывает из кабины. Один из бойцов вскакивает на подножку.
- С утра работаешь?
- Да, с пяти часов, - подтверждает комбайнер.
- Ничего подозрительного не заметил? Трое уголовников сбежали из ла- геря. Не исключено, что они прячутся в лесу, - боец показывает на кромку леса, где находится их желанный объект.
- Так в чем дело, ребята, залезайте в шнек, я вас быстро к лесу подб- рошу. А если что, то и монтировкой подмогну.
- Не надо, - смеются ребята, залезая в чрево комбайна. - Мы сами. Ес- ли что, сигнал подай.
И через минуту-другую комбайн уже пылит по проселочной дороге. Поло- жив рядом на сиденье монтировку, комбайнер зорко вглядывается в кустар- ник на обочине.
Замаскировавшаяся в перелеске рядом с дорогой засада и не подозревает о затаившихся внутри комбайна людях.
Вот и лес. Бойцы, словно тени, исчезают в густой чащобе, падает "сра- женный" часовой. Объект в руках диверсионной группы. Так выглядит лишь один из эпизодов многочисленных тактических разра- боток "Альфы". Что же касается специальной подготовки - она разнообраз- на, профессионально многопланова и весьма необычна с точки зрения как армейского специалиста, так и сотрудника безопасности. Бойцы группы, умело используя веревку, спускаются со зданий, сооружений, самолетов, занимаются одиночным лазанием, лазанием в связке, проводят установку траверзных систем креплений тросов.
Они проходят обкатку на бронетанковой технике, занимаются воздуш- но-десантной подготовкой, осваивают программу боевых пловцов ВМФ. Все сотрудники прекрасно знают любые образцы автомобильной техники, приобретают навыки ведения огня из вооружения современных танков, БМП, БТР. Осуществляют радиообмен на штатных средствах радиосвязи при движе- нии в автомобиле, при ведении огня и выполнении боевой задачи. Бойцы "Альфы" являются специалистами в авиационной технике. Они знают все: как загружается авиалайнер, как меняется экипаж, как производится заправка самолета. Им знакомы все люки отечественных и зарубежных само- летов, отработана схема проникновения в салон.
Группа располагает современными видами стрелкового оружия, боевой и специальной техники. Среди них средства для психологического воздействия и метательные устройства, оптические и ночные прицелы. Для экстренного вскрытия дверей, люков, замков, перерезания стальных прутьев и цепей применяются комплекты накладных зарядов и мощных резаков бесшумного действия. Контроль за обстановкой внутри помещений, занятых преступниками, осуществляется с помощью высокочувствительных технических устройств. А для проникновения в подобные помещения применяются специ- альные средства "Роллиглис".
Постоянно совершенствуются и средства индивидуальной защиты, сокраща- ется вес бронежилета, при непременном условии - сохранении свободы дви- жения.
Сотрудниками спецподразделения созданы схемы посольств и иностранных представительств, жилых домов, особняков и дач дипломатов, аккредитован- ных в Москве, даны поэтажные планы, указаны места проникновения в зда- ния, возможное расположение в них сил и средств, количество людей, так- тика их действий.
Имеются также планы гостиниц, железнодорожных вокзалов и аэропортов. Изучены маршруты выдвижения к объектам.
Таковы некоторые особенности подготовки уникального подразделения. Небольшая часть работы, способов деятельности группы, ее вооружения - все то, что можно хотя бы в общих чертах раскрыть.
Остальное - за порогом этого повествования. Несмотря на гласность, демократию и открытость, секреты у "Альфы" остаются, ведь терроризм не складывает оружия. Значит, у "Альфы" по-прежнему много работы. Особенно на самом горячем участке - на воздушном транспорте. Именно самолеты во всем мире всегда привлекали террористов. Почему? Об этом в следующей главе.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)