Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


7

Лесли

С нормализацией все ненормально. Серьезные сомнения. Говорил с Джоан по телефону. Самым отвратительным было, когда посольский оператор сказал: ?Позвольте напомнить, что линия прослушивается?. Джоан расстроилась, узнав, что наш личный разговор слушают коммунисты.
Из дневника. 16 января 1991 года

Лесли Р. Дэч, руководитель президентского ?авангарда?, несомненно, был лучшим специалистом в своем деле, но абсолютно не желал входить в тонкости политики. Ему ничего не стоило перекрыть Бруклинский мост в час пик, чтобы дать дорогу президентскому кортежу, или закрыть аэропорт в пятницу накануне Дня труда. Когда президент готовился посетить Южный Бронкс, Дэч потребовал за ночь снести несколько больших жилых зданий, потому что с них снайпер мог с легкостью разглядеть президентский профиль.
Его девизом было ?Прочь с дороги?. Эта фраза стала священной и для подчиненных Дэча. (Одна из секретарш даже вышила ее на подушке, которую я по понятным причинам запретил фотографировать.)
Во время предвыборной кампании Такера Лесли сумел поссориться практически со всеми, с кем контактировал. Наверное, это неизбежно, и все же необходимо было соблюдать вежливость, поэтому мы после каждого инцидента посылали письмо с извинениями типа:
Губернатор искренне сожалеет о неудобствах, причиненным Вам мистером Дэчем, сотрудником группы подготовки визитов. Мистер Дэч получил от него выговор и заверил, что такого больше не повторится.
Губернатор с удовольствием пользуется случаем выразить Вам свою благодарность за помощь в его предвыборной кампании и надеется, что в будущем тоже сможет рассчитывать на Вашу поддержку на благо избирательной кампании и нашей страны.
Искренне Ваш,
Герберт Вадлоу,
Исполнительный секретарь губернатора Томаса Н. Такера. Лесли не скрывал своего презрения к дуракам, относя к этой категории большую часть человечества. Однако он был настолько хорош в своем деле, что мог считать себя неприкосновенным. Ему ничего не стоило сотворить чудо, а большинство политиков любит, когда вокруг них творятся чудеса. Это внушает им иллюзию собственной божественной ауры.
Лесли, Марвин и я полетели в Гавану, на сей раз без всякого грима и маскарада. Марвин все еще ворчал по поводу решения президента не превращать двустороннюю встречу во что-то непристойное и, насколько я подозревал, не совсем отказался от своей версии ?нормализации отношений? между странами.
- Герб, он упускает грандиозную возможность, - сказал мне Марвин, когда ?Джет Стар? летел на высоте ЗЗООО футов над ночным Мексиканским заливом. - Получается какая-то тайная встреча посреди океана... Какой смысл?
- Марвин, президент знает, что делает. Нам надо просто выполнять свою работу. Он понизил голос, чтобы Дэч, сидевший напротив нас, его не услышал. - Больше всего меня раздражает он. - Марвин кивнул на Дэча. - Ведь он сумасшедший, неужели вы не видите? И все испортит. - Успокойтесь. Какая разница, понравится он кубинцам или не понравится? Скорее всего, не понравится. Дэч никому не нравится. Но Дэч - гений. - На счет этого я не сомневаюсь!
- Президент доверяет ему. Марвин заерзал в кресле. - Тогда почему у меня схватывает живот от дурных предчувствий? - Марвин, я понятия не имею, что у вас с желудком. Но на всякий случай предлагаю вам пить только воду из бутылок и не есть салатов. Среди чудес мистера Кастро не значится борьба с инфекцией.
С этими словами я вернулся к своим бумагам.
Гальван выразил очевидное разочарование, когда Марвин проинформировал его о решении президента встретиться с Кастро на двадцать четвертом градусе северной широты и восемьдесят втором западной долготы вместо Пенсильвания-авеню. Мгновенно убрав с лица улыбку, он сказал, что Команданте на такой вариант не согласится.
- Вряд ли это можно рассматривать как всего лишь вариант, - вмешался я, прежде чем Марвин начал ходить вокруг да около. - Он с вами свяжется, - мрачно произнес Гальван.
- Когда?
Вопрос задал Лесли, а мы с Марвином принялись на два голоса уверять министра иностранных дел, что находимся в полном его распоряжении. Одна обида в адрес Лесли была уже ?зарегистрирована?, и Гальван повернулся к нему.
- Я вам сообщу. Команданте занятой человек.
Лесли смотрел как бы сквозь министра.
- Ага, отлично, я тоже занятой человек. Поскольку мистер Эдельштейн и мистер Вадлоу тут... - Лесли! - попробовал вмешаться я.
- ...то почему бы вам не взять трубку и не позвонить Команданте? Естественно, если ваши телефоны работают, хотя мне говорили, что они не работают. Только этого не хватало, подумал я.
Тут Марвин и министр иностранных дел принялись кричать на Лесли. Но это было все равно как писк комара для автомобильных ?дворников?. Лесли зевнул. - Послушайте, Рики, так мы ни до чего не договоримся, вы согласны? Министр иностранных дел едва не взвился под потолок от ярости. - Рики?
- Рикардо, если вам угодно...
- Я - Гальван! А для вас ?ваше превосходительство?!
- Хорошо. Послушайте, почему бы вам не отвезти нас к сотруднику, который отвечает за свое дело? - Что?
- Вам надо его остановить, - шепнул мне Марвин. - Так вести себя недопустимо. Как же, Лесли остановишь! Когда он порекомендовал министру иностранных дел связать нас с чиновником, ?облеченным властью?, Гальван пригрозил выслать его из страны. - Я пробуду в этом номере ровно час, - сказал Лесли, глядя в окно на пляж. - После этого ищите меня где хотите. Гальван пулей вылетел из номера.
- Я голоден, - как ни в чем не бывало произнес Лесли. - В этой стране приносят еду в номер? - Лесли, - не утерпел я, - вы все испортили.
- Да вряд ли, - зевнув, отозвался он. - Все должно быть ясно с самого начала. Таким образом экономится уйма времени. Я позвонил президенту по специальной линии из шведского посольства и подробно отчитался о наших ?успехах?. Наступила долгая пауза.
- Хотите, чтобы я отозвал Лесли домой? - спросил я.
- Домой? Господи, ни в коем случае. Я бы сделал его послом. Марвин вырвал у меня трубку.
- Господин президент, вы не можете поручать своему ?авангарду? заниматься внешней политикой. Когда он положил трубку, я спросил, что сказал президент. Вид у Марвина был несчастный. - Он сказал: ?Полагаю, как президент я могу делать что хочу?. Вскоре мы получили сообщение, что Кастро примет нас в одиннадцать часов вечера. Приглашение было адресовано exclusivamente сеньору Эдельштейну и сеньору Вадлоу. Кастро не стал меня обнимать, как при первой встрече, за что я был ему крайне признателен, так как Эль Президенте днем был ?на учениях? и от него несло потом. Поначалу мне показалось, что он отправит нас восвояси, настолько он казался разочарованным предложением президента Такера. Но Марвин был красноречив, и в конце концов Кастро согласился на историческую встречу. Уходя, он сказал мне через переводчика: ?Так как мы встретимся на море, надеюсь, у вашего президента желудок покрепче, чем у вас?.
Великое событие было назначено на четырнадцатое марта. Кубинское правительство не согласилось проводить встречу на американском судне, ну а мы отказались проводить ее на кубинском. Безвыходное положение разрешилось, когда Канада предложила свой новенький авианосец. Тут Лесли взялся за работу, и канадцы пожалели о своей любезности, так что мне пришлось потратить немало времени и сил, чтобы успокоить взбешенных офицеров Канадского флота. Капитан пошел на многое. Он согласился освободить свою каюту и украсить взлетную полосу флагами США и Кубы. Он даже с вежливым добродушием принимал частые нападки Лесли на состояние корабля, который не уступил бы и собственной яхте королевы. Но когда Лесли жизнерадостно информировал капитана, что ?заизолирует? корабль ?сверху донизу? для защиты от телевизионного проникновения, капитан приказал ему убираться и три дня, которые я провел в страшном волнении, отказывался принимать обратно. Президент пожелал, чтобы корреспондентов было не больше двухсот, из-за чего представители четвертой власти завопили о ?наступлении на свободу слова?. Консервативная пресса чуть не получила апоплексический удар, в первую очередь, ?Хьюман ивентс?, ?Нэшинал ревю?, ?Комментари?, которые называли президента ?красным Томом?. Мы могли бы обойтись и без поддержки ?Дэйли уоркер?, но как и когда в Америке наступило потепление, никто вроде бы не заметил.
Сам президент был удивлен - он не ожидал настолько бурной реакции на свою инициативу. - Вы это видели? - проворчал он однажды утром, уставясь в ?Тайм? на то место, где был анонс ?Гавана-91?. Заголовок занимал всю верхнюю часть разворота: ?РЕВОЛЮЦИЯ - И СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ!? - Господи, что я наделал? - простонал президент.
Одни сигары чего стоили. Их курили везде, даже в Белом доме, пока президент не наложил на них запрет. Но и в магазинах далекой консервативной Вирджинии, где не многие знали о Че Геваре, открытие Кубы было очевидно. Мой собственный сын Томас младший, еще подросток, неожиданно перестал бриться, а однажды пришел из школы домой в защитного цвета униформе и высоких шнурованных ботинках. Джоан была вне себя. На другой день она позвонила мне на работу, что делала в редчайших случаях.
- Он на заднем дворе играет с мачете. Изрезал кору на всех кленах. ?Морская встреча в верхах?, как ее называла пресса, едва не была отменена за два дня до назначенного срока. Мне позвонил мистер Докал, занимавшийся в Гаване тем же, чем я в Вашингтоне. Он кипел от ярости. И у него были на то причины.
Майор Арнольд был обладателем замечательного средства на случай тропической лихорадки - и он завел о нем разговор с Лесли. Так вот, Лесли, действуя на свой страх и риск, невозмутимо сообщил представителю Докала, что все кубинские чиновники, которым предстоит контактировать с президентом, должны быть ?продезинфицированы? людьми из министерства здравоохранения США. Пришлось сказать пыхтевшему от злости Докалу, что, несомненно, они с Лесли не поняли друг друга и волноваться не о чем.
Следующий мой звонок был адресован Лесли.
- Вы совсем выжили из ума? - кричал я в трубку. - С чего вы взяли, что высокопоставленные кубинские чиновники позволят кому-то опрыскивать себя? - Успокойтесь, Герб. Вы когда-нибудь видели, как проявляется эта лихорадка? Большие отвратительные фурункулы... - Нет, Лесли, это вы послушайте меня, и внимательно. Никаких орошений Фиделя Кастро или кого бы то ни было из кубинцев не будет. Если хоть один из ваших людей явится на судно с аэрозольным ба-лончиком, я лично позабочусь о том, чтобы вас повесили. Вы слышите?
-Угу.
Мне не нравится угрожать людям, но Лесли понимал только такой язык.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)