Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава седьмая

После завтрака Эмили Брент предложила Вере подняться на вершину ска- лы, поглядеть, не идет ли лодка.
Ветер свежел. На море появились маленькие белые барашки. Рыбачьи лод- ки не вышли в море - не вышла и моторка. Виден был только высокий холм, нависший над деревушкой Стиклхевн. Самой деревушки видно не было - выда- ющаяся в море рыжая скала закрывала бухточку.
- Моряк, который вез нас вчера, произвел на меня самое положительное впечатление. Странно, что он так опаздывает, - сказала мисс Брент. Вера не ответила. Она боролась с охватившей ее тревогой. "Сохраняй хладнокровие, - повторяла она про себя. - Возьми себя в руки. Это так не похоже на тебя: у тебя всегда были крепкие нервы". - Хорошо бы лодка поскорее пришла, - сказала она чуть погодя. - Мне ужасно хочется уехать отсюда.
- Не вам одной, - отрезала Эмили Брент.
- Все это так невероятно, - сказала Вера. - И так бессмысленно. - Я очень недовольна собой, - с жаром сказала мисс Брент. - И как я могла так легко попасться на удочку?
На редкость нелепое письмо, если вдуматься. Но тогда у меня не появи- лось и тени сомнения.
- Ну, конечно, - машинально согласилась Вера.
- Мы обычно склонны принимать все за чистую монету, - продолжала Эми- ли Брент.
Вера глубоко вздохнула.
- А вы и правда верите... в то, что сказали за завтраком? - спросила она.
- Выражайтесь точнее, милочка. Что вы имеете в виду? - Вы и впрямь думаете, что Роджерс и его жена отправили на тот свет эту старушку? - прошептала она.
- Я лично в этом уверена, - сказала мисс Брент. - А вы? - Не знаю, что и думать.
- Да нет, сомнений тут быть не может, - сказала мисс Брент. - Помни- те, она сразу упала в обморок, а он уронил поднос с кофе. Да и негодовал он как-то наигранно. Я не сомневаюсь, что они убили эту мисс Брейди. - Мне казалось, миссис Роджерс боится собственной тени, - сказала Ве- ра. - В жизни не встречала более перепуганного существа. Видно, ее мучи- ла совесть.
Мисс Брент пробормотала:
- У меня в детской висела табличка с изречением: "ИСПЫТАЕТЕ НАКАЗАНИЕ ЗА ГРЕХ ВАШ", здесь именно тот случай.
- Но, мисс Брент, как же тогда... - вскинулась Вера.
- Что тогда, милочка?
- Как же остальные? Остальные обвинения.
- Я вас не понимаю.
- Все остальные обвинения - ведь они... они же несправедливые? Но ес- ли Роджерсов обвиняют справедливо, значит... - она запнулась, мысли ее метались.
Чело мисс Брент, собравшееся в недоумении складками, прояснилось. - Понимаю... - сказала она. - Но мистер Ломбард, например, сам приз- нался, что обрек на смерть двадцать человек.
- Да это же туземцы, - сказала Вера.
- Черные и белые, наши братья равно, - наставительно сказала мисс Брент.
"Наши черные братья, наши братья во Христе, - думала Вера. - Господи, да я сейчас расхохочусь. У меня начинается истерика. Я сама не своя..." А Эмили Брент задумчиво продолжала:
- Конечно, некоторые обвинения смехотворны и притянуты за уши. Напри- мер, в случае с судьей - он только выполнял свой долг перед обществом, и в случае с отставным полицейским. Ну и в моем случае, - продолжала она после небольшой заминки. - Конечно, я не могла сказать об этом вчера. Говорить на подобные темы при мужчинах неприлично. - На какие темы? - спросила Вера.
Мисс Брент безмятежно продолжала:
- Беатриса Тейлор поступила ко мне в услужение. Я слишком поздно об- наружила, что она собой представляет. Я очень обманулась в ней. Чистоп- лотная, трудолюбивая, услужливая - поначалу она мне понравилась. Я была ею довольна. Но она просто ловко притворялась. На самом деле это была распущенная девчонка, без стыда и совести. Увы, я далеко не сразу поня- ла, когда она... что называется, попалась. - Эмили Брент сморщила острый носик. - Меня это потрясло. Родители, порядочные люди, растили ее в строгости. К счастью, они тоже не пожелали потворствовать ей. - И что с ней сталось? - Вера смотрела во все глаза на мисс Брент. - Разумеется, я не захотела держать ее дальше под своей крышей. Никто не может сказать, что я потворствую разврату.
- И что же с ней сталось? - повторила Вера совсем тихо. - На ее совести уже был один грех, - сказала мисс Брент. - Но мало этого: когда все от нее отвернулись, она совершила грех еще более тяжкий - наложила на себя руки.
- Покончила жизнь самоубийством? - в ужасе прошептала Вера. - Да, она утопилась.
Вера содрогнулась. Посмотрела на бестрепетный профиль мисс Брент и спросила:
- Что вы почувствовали, когда узнали о ее самоубийстве? Не жалели, что выгнали ее? Не винили себя?
- Себя? - взвилась Эмили Брент. - Мне решительно не в чем упрекнуть себя.
- А если ее вынудила к этому ваша жестокость? - спросила Вера. - Ее собственное бесстыдство, ее грех, - вот что подвигло ее на само- убийство. Если бы она вела себя как приличная девушка, ничего подобного не произошло бы.
Она повернулась к Вере. В глазах ее не было и следа раскаяния: они жестко смотрели на Веру с сознанием своей правоты. Эмили Брент восседала на вершине Негритянского острова, закованная в броню собственной добро- детели. Тщедушная старая дева больше не казалась Вере смешной. Она пока- залась ей страшной.
Доктор Армстронг вышел из столовой на площадку. Справа от него сидел в кресле судья - он безмятежно смотрел на море. Слева расположились Блор и Ломбард - они молча курили Как и прежде, доктор заколебался. Окинул оценивающим взглядом судью Уоргрейва Ему нужно было с кем-нибудь посове- товаться. Он высоко ценил острую логику судьи, и все же его обуревали сомнения. Конечно, мистер Уоргрейв человек умный, но он уже стар В такой переделке скорее нужен человек действия И он сделал выбор. - Ломбард, можно вас на минутку?
Филипп вскочил.
- Конечно.
Они спустились на берег.
Когда они отошли подальше, Армстронг сказал:
- Мне нужна ваша консультация.
Ломбард вскинул брови.
- Но я ничего не смыслю в медицине.
- Вы меня неправильно поняли, я хочу посоветоваться о нашем положе- нии.
- Это другое дело.
- Скажите откровенно, что вы обо всем этом думаете? - спросил Армстронг.
Ломбард с минуту подумал.
- Тут есть над чем поломать голову, - сказал он.
- Как вы объясните смерть миссис Роджерс? Вы согласны с Блором? Филипп выпустил в воздух кольцо дыма.
- Я вполне мог бы с ним согласиться, - сказал он, - если бы этот слу- чай можно было рассматривать отдельно.
- Вот именно, - облегченно вздохнул Армстронг: он убедился, что Фи- липп Ломбард далеко не глуп.
А Филипп продолжал:
- То есть если исходить из того, что мистер и миссис Роджерс в свое время безнаказанно совершили убийство и вышли сухими из воды. Они вполне могли так поступить. Что именно они сделали, как вы думаете? Отравили старушку?
- Наверное, все было гораздо проще, - сказал Армстронг. - Я спросил сегодня утром Роджерса, чем болела мисс Брейди. Ответ пролил свет на многое. Не буду входить в медицинские тонкости, скажу только, что при некоторых сердечных заболеваниях применяется амилнитрит. Когда начинает- ся приступ, разбивают ампулу и дают больному дышать. Если вовремя не дать больному лекарство, это может привести к смерти. - Уж чего проще, - сказал задумчиво Ломбард, - а это, должно быть, огромный соблазн.
Доктор кивнул головой.
- Да им и не нужно ничего делать - ни ловчить, чтобы раздобыть яд, ни подсыпать его - словом, им нужно было только ничего не делать. К тому же Роджерс помчался ночью за доктором - у них были все основания думать, что никто ничего не узнает.
- А если и узнает, то не сможет ничего доказать, - добавил Филипп Ломбард и помрачнел. - Да, это многое объясняет.
- Простите? - удивился Армстронг.
- Я хочу сказать, это объясняет, почему нас завлекли на Негритянский остров. За некоторые преступления невозможно привлечь к ответственности. Возьмите, к примеру, Роджерсов Другой пример, старый Уоргрейв: он совер- шил убийство строго в рамках законности.
- И вы поверили, что он убил человека? - спросил Армстронг. Ломбард улыбнулся:
- Еще бы! Конечно, поверил. Уоргрейв убил Ситона точно так же, как если бы он пырнул его ножом! Но он был достаточно умен, чтобы сделать это с судейского кресла, облачившись в парик и мантию. Так что его никак нельзя привлечь к ответственности обычным путем. В мозгу Армстронга молнией пронеслось: "Убийство в госпитале. Убийство на операционном столе. Безопасно и надежно - надежно, как в банке..."
А Ломбард продолжал:
- Вот для чего понадобились и мистер Оним, и Негритянский остров. Армстронг глубоко вздохнул.
- Теперь мы подходим к сути дела. Зачем нас собрали здесь? - А вы как думайте - зачем? - спросил Ломбард.
- Возвратимся на минуту к смерти миссис Роджерс, - сказал Армстронг. - Какие здесь могут быть предположения? Предположение первое: ее убил Роджерс - боялся, что она выдаст их. Второе: она потеряла голову и сама решила уйти из жизни.
- Иначе говоря, покончила жизнь самоубийством? - уточнил Ломбард. - Что вы на это скажете?
- Я согласился бы с вами, если бы не смерть Марстона, - ответил Лом- бард. - Два самоубийства за двенадцать часов - это чересчур! А если вы скажете мне, что Антони Марстон, этот молодец, бестрепетный и безмозг- лый, покончил с собой из-за того, что переехал двух ребятишек, я расхо- хочусь вам в лицо! Да и потом, как он мог достать яд? Насколько мне из- вестно, цианистый калий не так уж часто носят в жилетных карманах. Впро- чем, об этом лучше судить вам.
- Ни один человек в здравом уме не станет держать при себе цианистый калий, если только он по роду занятий не имеет дело с осами, - сказал Армстронг.
- Короче говоря, если он не садовник-любитель или фермер? А это заня- тие не для Марстона. Да, цианистый калий не так-то легко объяснить. Или Антони Марстон решил покончить с собой, прежде чем приехал сюда, и на этот случай захватил с собой яд, или...
- Или? - поторопил его Армстронг.
- Зачем вам нужно, чтобы это сказал я, - ухмыльнулся Филипп Ломбард, - если вы не хуже меня знаете, что Антони Марстон был убит. - А миссис Роджерс? - выпалил доктор Армстронг.
- Я мог бы поверить в самоубийство Марстона (не без труда), если б не миссис Роджерс, - сказал Ломбард задумчиво. - И мог бы поверить в самоу- бийство миссис Роджерс (без всякого труда), если б не Антони Марстон. Я мог бы поверить, что Роджерс пожелал устранить свою жену, если б не не- объяснимая смерть Антони Марстона. Нам прежде всего нужна теория, кото- рая бы объяснила обе смерти, так стремительно последовавшие одна за дру- гой.
- Я, пожалуй, могу кое-чем вам помочь, - сказал Армстронг и передал рассказ Роджерса об исчезновении двух фарфоровых негритят. - Да, негритята... - сказал Ломбард. - Вчера вечером их было десять. А теперь, вы говорите, их восемь?
И Армстронг продекламировал:
Десять негритят отправились обедать.
Один поперхнулся, их осталось девять.
Девять негритят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться, их осталось восемь.
Мужчины посмотрели друг на друга. Филипп Ломбард ухмыльнулся, отбро- сил сигарету.
- Слишком все совпадает, так что это никак не простая случайность Ан- тони Марстон умирает после обеда то ли поперхнувшись, то ли от удушья, а мамаша Роджерс ложится спать и не просыпается.
- И следовательно? - сказал Армстронг.
- И следовательно, - подхватил Ломбард, - мы перед новой загадкой. Где зарыта собака? Где этот мистер Икс, мистер Оним, мистер А. Н. Оним? Или, короче говоря, этот распоясавшийся псих-аноним. - Ага, - облегченно вздохнул Армстронг, - значит, вы со мной соглас- ны. Но вы понимаете, что это значит?
Роджерс клянется, что на острове нет никого, кроме нас. - Роджерс ошибается. А может быть, и врет.
Армстронг покачал головой:
- Непохоже. Он перепуган. Перепуган чуть не до потери сознания. - И моторка сегодня не пришла, - сказал Ломбард. - Одно к одному. Во всем видна предусмотрительность мистера Онима. Негритянский остров изо- лируется от суши до тех пор, пока мистер Оним не осуществит свой план. Армстронг побледнел.
- Да вы понимаете, - сказал он, - что этот человек - настоящий маньяк?
- И все-таки мистер Оним кое-чего не предусмотрел, - сказал. Филипп, и голос его прозвучал угрожающе.
- Чего именно?
- Обыскать остров ничего не стоит - здесь нет никакой растительности. Мы в два счета его прочешем и изловим нашего уважаемого А. Н. Онима. - Он может быть опасен, - предостерег Армстронг.
Филипп Ломбард захохотал.
- Опасен? А нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк! Вот кто будет опасен, так это я, когда доберусь до него, - он с минуту по- молчал и сказал: - Нам, пожалуй, стоит заручиться помощью Блора. В такой переделке он человек нелишний. Женщинам лучше ничего не говорить. Что касается остальных, то генерал, по-моему, в маразме, а сила Уоргрейва в его логике. Мы втроем вполне справимся с этой работой.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)