Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 7

По пути обратно в город я остановился у первого попавшегося бара. После всего этого мне необходимо было промочить горло. Седрику только в фильмах ужасов сниматься.
Санаторный след завел меня опять в тупик. Я вспомнил официанта Буга, который уже начал слегка раскалываться под моим мягким давлением. Может, если б я его усилил, он бы сообщил мне и что-нибудь важное. По крайней мере, попытаться стоит.
Я позвонил в контору и узнал у Полника адрес лохматого. Он обитал в меблированных комнатах в шести кварталах от "Золотой подковы". Я опрокинул еще одну порцию виски и вернулся к "хейли".
Через полчаса я остановился у нужного мне дома. Здание если и переживало прекрасные времена, то это было в далеком прошлом. Я припарковал свою колымагу ярдах в пятидесяти от него.
Я уже шел по направлению к дому Бута, когда мое внимание привлекла фигура бегущего человека.
В этом районе это выглядело не более уместно, чем марсианин, вылезший из летающей тарелочки. Черный строгий костюм, накрахмаленная белоснежная сорочка и классический английский цилиндр совсем не соответствовали окружающим трущобам. На секунду человек задержался на тротуаре, дико озираясь вокруг, и в мгновение ока скрылся за ближайшим углом. Сомнений быть не могло: дворецкий мистер Тэлбот куда-то очень здорово торопился.
Я поспешил к дому Бута. У дверей болталась табличка с фамилиями жильцов. Под номером девять в ней значился Бут.
Я забрался по лестнице на второй этаж. Девятая квартира выходила прямо на лестницу. Я постучал и стал ждать. Мне показалось, что я расслышал какое-то движение за дверью, но не был абсолютно в этом уверен. Может, Бут начал играть в какие-то свои, неизвестные мне игры. Я взялся за ручку, дверь не была заперта.
Я широко распахнул ее.
- Бут? - Через долю секунды он уже смотрел на меня, но не отвечал. Что было совершенно объяснимо. Если бы мы захотели побеседовать друг с другом, то для этого нам понадобилось бы по крайней мере блюдечко для спиритического сеанса.
Бута застрелили очень аккуратно, всадив пулю прямехонько в лобешник. Кровь еще продолжала течь тонкой струйкой. Значит, убийство произошло каких-то несколько минут назад. Я зашел в комнату, чтобы поближе осмотреть тело, и это было моей ошибкой.
Я почувствовал какое-то движение за спиной, но повернуться не успел, что-то тяжелое обрушилось на меня. Перед тем как провалиться в темноту, я успел подумать: есть ли братан у Седрика?
Приходить в себя после страшного удара по башке совсем не является моим идеалом времяпрепровождения. К тому времени, как я сумел встать на ноги, у меня не оставалось сомнений, что кто-то провел трепанацию моего черепа, не позаботившись зашить дырки.
В комнате ничего не изменилось. Труп Бута неподвижно лежал на полу. Я вышел и закрыл входную дверь. Из вестибюля я позвонил в отдел. Хэммонда на месте не было, зато был Полник. Я рассказал ему, что произошло, и объяснил порядок его действий.
Я вернулся к "хейли". Во рту был мерзкий привкус. На голове образовалась солидная шишка, и она станет еще больше со временем, а трещина в моем "эго" станет еще глубже.
Тот, кто отправил на тот свет Бута, обошелся со мной, как с каким-то молокососом. Просто остался в комнате и ждал, пока я, как безмозглый кретин, не завалился в квартиру. Может, мне еще повезло, что меня только треснули по башке.
Если бы я был обычным полицейским, то объявил бы розыск Тэлбота, но я был уверен, что тот не видел меня на улице, когда выбегал из дома Бута. Поэтому я склонялся к мысли, что найду его там, где он и должен быть, то есть в доме Ландиса.
Через час я получил опровержение своей теории. Единственным человеком в доме Ландиса был повар, толстый и глухой. Наконец он сообразил, что мне нужно, и объяснил, что у Тэлбота сегодня на полдня выходной и вернется он только поздно вечером.
Я вернулся в город, на скорую руку пообедал и направился в "Золотую подкову".
На двери висело объявление: "Открыто с 9 вечера". Я дернул за ручку, дверь не была заперта. Я вошел в подвал.
Пара официантов расставляла столики, а на сцене Кларенс Несбит перебирал струны контрабаса. Я подошел к нему. Он поднял голову и, увидев меня, перестал играть.
- - Привет, лейтенант!
- Привет, Кларенс! Сегодня будет как всегда?
- Газеты уже все пропечатали. Полуночная считает, что мы будем отбиваться палками от посетителей. По ее мнению, эта самая лучшая реклама ее заведению. - Тогда ей надо положить муляж трупа у ваших ног, окропив его первоклассным томатным соком. Это уж точно заведет всех. Кларенс в испуге округлил глаза.
- Ну вы даете! Вот так шуточки!
- Ты, наверное, успел прочитать, что убитого типа звали Джонни Ландис. Он был просто помешан на джазе и частенько приходил сюда. Ты уверен, что никогда раньше его не видел?
- Лейтенант, все, что мы видели, это один бесконечный ряд нетрезвых рож. Мы играем здесь потому, что кое-что понимаем в джазе, а остальное нас просто не интересует. А на эти рожи мы внимания не обращаем. - Я понял тебя. Мисс О\'Хара здесь?
- Конечно. В своем офисе, лейтенант. Я оставил Кларенса терзать контрабас, прошел к конторе Полуночной и постучал. - Входите, - раздался ее голос.
Я вошел. Девушка сидела перед зеркалом. Сегодня вместо черного на ней было алое платье. Но практически такое же откровенное, как и черное, если не сказать больше. Все те же выделяющиеся соски и огромные пространства обнаженных бедер, вызывающих самые пикантные ассоциации. - О! - воскликнула она, увидев мое отражение в зеркале, - Это вы! - Вы говорите так, будто скучали по мне.
- Будто по головной боли можно скучать! Что вам нужно? - Поговорить. Небольшая конфиденциальная беседа между мужчиной и женщиной - ведь она всегда интересней, чем между мужчиной и мужчиной, вы согласны? - Нет, - отрезала Полуночная. - Я занята. Сегодняшний вечер будет для нас настоящей золотой жилой после всех этих сообщений в газетах. Все чокнутые в радиусе пятнадцати миль припрутся сюда, широко разинув рты. - Предоставив вашим официантам заливать их глотки спиртом по умопомрачительным ценам?
Наверное, она заметила, как я пожирал глазами ее восхитительные бедра, так как сняла ногу с ноги и плотнее запахнула платье. - Это место приносит мне доход, на него я и существую, - коротко сказала девушка.
- У меня очень покладистый характер. Мы можем поговорить прямо сейчас или же после вашего выступления.
- Я уже сказала вам, что буду очень занята сегодня вечером! - Но покладистый я не до такой степени, как вы себе это вообразили. Решайте, или мы будем говорить с вами наедине здесь, или же я препровожу вас в отдел прямо сейчас, и мы поговорим уже там, и, скорее всего, это затянется надолго.
Полуночная готова была, наверное, стереть меня в порошок. - Хорошо! После моего выступления.
- Прямо здесь?
- Мне бы не хотелось. Мне надо пораньше уехать. Можете отвезти меня домой на машине, если только она у вас есть.
- Я вожу автомобиль, но он принадлежит страховой фирме. - Тогда встретимся у "Золотой подковы" в двенадцать пятнадцать. - Отлично. Буду ждать.
- И еще одно, лейтенант.
- Да, мисс О\'Хара?
- Встреча деловая и только деловая - никаких задних мыслей. Хочу, чтобы вы это знали с самого начала.
- Дело и только дело, мисс О\'Хара. Я бы назвал вас Полуночной, но еще остается четыре часа.
Я вышел из офиса, раздумывая, не размягчились ли у меня мозги. Даже если это и так, кто бросит в меня камень? Решил, что пусть все летят к чертям собачьим:
Джонни Ландис со своим папочкой, шериф Лаверс со своей конторой. Такой образ мыслей придал мне смелость вернуться домой. Было что-то около восьми вечера, когда я добрался до своей квартиры. Я поставил "Барабан похож на женщину" Эллингтона. Потом налил себе виски и сел в кресло. Пластинка доиграла до "Карибского Джо", когда зазвонил телефон. Я машинально снял трубку.
- Где тебя черти носили? - прорычал столь знакомый мне голос. - Пишете приказ о моей отставке? - поинтересовался я. - Ты там был, когда Ландис звонил мне?
- Ну да.
- Мне надо что-то предпринять. Завтра он обо всем распишет в своей газетенке. Пока я ничего не говорил ни одному из репортеров, но после завтрашних сообщений я буду вынужден как-то все это прокомментировать. - Как насчет "Плевать на Ландиса"? - предложил я.
- А как насчет "Уиллер - сержант"? - хрюкнул Лаверс. На это у меня не было ответа.
- Одно мне непонятно. Почему он вернулся домой и застукал там тебя? - Я объясню вам. Классический ключ ко всем преступлениям. Это сделал дворецкий. Он позвонил Ландису и настучал, что я у того в доме. - Чего-нибудь стоящего ты добился от его дочери? Я немного поразмышлял над этим вопросом, потом решил, что детали моей личной жизни не так уж интересны окружному шерифу.
- Ничего определенного. Она ненавидела братца. Никто его не любил. Вот, наверное, и все.
- Да, негусто.
- Но я надеюсь раскопать что-нибудь посущественней. - И лучше уж тебе это сделать побыстрее. Будь у меня ровно в девять утра, и ни минутой позже, понял, Уиллер?
- Есть, сэр, - я повесил трубку. Почти сразу же телефон вновь зазвонил. Я поднес трубку к уху и отчеканил:
- Да, сэр, ровно в девять часов утра. На другом конце молчали, что было явно не похоже на Лаверса. Потом взволнованный голос спросил: - Лейтенант Уиллер?
- Кто говорит?
- Тэлбот, сэр, - сказал дворецкий дрожащим голосом. - Я уже давно пытаюсь дозвониться до вас. Мне нужно срочно с вами встретиться! - Отлично, - я дал ему свой адрес. - Когда вы придете? - Как только смогу, лейтенант!
Итак, я искал Тэлбота, а он искал меня. Кто это там сказал, что только любовь заставляет вращаться весь мир?
Я налил себе еще виски и снова устроился в кресле. Прелестные звуки "Креольского любовного гимна" нежно разливались по комнате из пяти динамиков, установленных со знанием дела на стене. Я ни о чем не мечтал, разве что какой-нибудь очаровашке-блондинке.
Через десять минут мне в третий раз позвонили. Я мгновенно узнал голос. Я никогда не спутаю этот задыхающийся голос, от которого я начинаю дрожать, как его обладательница, наверное, дрожит постоянно. - Эл. Я ужасно сожалею о случившемся сегодня. Все было так ужасно, я, наверное, могла умереть, точно могла. Я совсем не понимаю, почему вдруг вернулся отец. Что-либо объяснять ему совершенно бесполезно, он просто не слушает.., он так пугает меня иногда.
- Не переживайте по поводу происшедшего, Рина.
- Но я очень переживаю, Эл. Вы знаете, ваш эмоциональный тонус так сильно повлиял на меня, что у меня так и не было возможности... - Конечно, конечно.
- Отца нет дома. Он в редакции газеты и еще очень долго не придет. Я совершенно одна в доме. Не могли бы вы прийти навестить меня, Эл? Дворецкий минут десять назад ушел, и я не думаю, что он скоро вернется. Мы будем абсолютно одни, Эл.
- Извините, дорогая. Но это невозможно.
- Простите и меня тоже. Я так примитивно о вас подумала сегодня, что если мне не выразить свои чувства, то я начну сублимировать и подавлять их. Я не верю в подавление чувств, Эл, я думаю...
- Да, да, вы мне уже об этом говорили сегодня, - торопливо перебил я девушку.
- Я знаю! - торжествующе воскликнула она, - Так почему бы мне самой не прийти сейчас к вам!
- Звучит заманчиво. Сколько вам нужно времени?
- Минут двадцать. Какой у вас адрес, Эл? Я объяснил, где живу, и она положила трубку. Взглянул на часы. Только девять часов. Тэлбот должен появиться с минуты на минуту, а потом и сама Рина. В четверть первого у меня свидание с Полуночной. Похоже, мне предстоит веселенькая ночка. Я поставил вторую сторону диска Эллингтона и заодно налил себе еще виски. Мне нужно было отвлечься.
Будет весьма пикантная ситуация, по выражению женщин-писательниц, когда появится Рина и застанет у меня своего дворецкого, изливающего мне душу. Пусть не думает, что только ей принадлежит монополия на исповеди. Прошло еще десять минут, прежде чем зазвенел дверной звонок. Я встал и пошел в прихожую. Открыл дверь, и на меня свалился Тэлбот. Я отшатнулся, приняв на себя столь неожиданный груз. Захлопнув дверь, я неловко положил его на пол.
В спине у него зияла дырка от пули, и Тэлбот не дышал. Я подумал, больше трупов - меньше подозреваемых.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)