Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 7

Самым верным способом выяснить, что же произошло за время моего отсутствия, было пойти и поговорить с Борисом. И я точно знал, где его искать. Он сидел в баре, опрокидывая свои чертовы тройные порции дорогостоящего-алкоголя, и разражался маниакальным смехом всякий раз, как только вспоминал о счете, который мне предстоит оплатить в конце недели. Я вскарабкался на высокий стул рядом с одиноким русским алкоголиком, и бармен приветствовал меня яростным шепотом.
- Не дышите! - просвистел он. - А то он может упасть со стула. - Это, - провозгласил Борис с большим достоинством, - грязная брошь!.. Я хочу сказать - подлая вошь! - то есть - вонючая ложь! - Брат мой! - беспомощно произнес я. - И сколько тебе для этого понадобилось?
- Если быть точным, шесть порций, - доверительно сообщил Борис. - И это все? - зная его выдающиеся способности, я ожидал услышать несколько более внушительную цифру.
- Это для него - шесть порций, - доверительно сообщил бармен сквозь зубы. - А для любого другого было бы все восемнадцать! Он снова пьет свои тройные, причем из стакана для коктейля. Пару доз назад он хотел использовать в качестве стакана шейкер, мотивируя тем, что он в барменском деле - настоящий эксперт, да и меня таким образом избавит от лишней работы! - Дайте мне двойной бурбон со льдом, - простонал я.
Неожиданно я заметил, как на лице Бориса появилось выражение невероятной сосредоточенности, тогда как тело его, напротив, застыло, словно в параличе. Затем медленным, осторожным, неторопливым и точным движением он умудрился сантиметра на три повернуть ко мне голову, так что уже почти мог видеть мое лицо.
- Мой дорогой друг - мой бескорыстный филантроп и коллега! - счастливым голосом произнес он. - Видишь, как я ликую при твоем возвращении. Давай же выпьем за это!
Я схватил его руку и не дал дотянуться до наполовину опустошенного бокала, стоявшего на стойке прямо перед ним.
- Спокойно, товарищ! - заявил я ему. - Тебе уже хватит. - Кто осмелится запретить Сливке? - упорствовал он. - Сошлю его в Сибирь - или хотя бы на Кони-Айленд!
- Я вижу, ты изрядно нагрузился! - прошипел я.
- Ну уж нет! - Он помахал у меня перед носом указательным пальцем и лукаво улыбнулся. - Уж если кто из нас набрался, так это ты, мой лучший и самый дорогой друг! Ты был не в себе уже тогда, когда согласился оплатить мой счет в конце недели. - И он с выражением мудрости на лице кивнул - восемь или девять раз подряд. - Да, сэр, вам не удастся одурачить старого Бориса Сливку! Ты здесь единственный, кто нагрузился, - а я просто немного выпил!
Я сдался и сосредоточился на своем двойном бурбоне, тогда как Борис, вцепившись обеими руками в край барной стойки, остекленевшим взглядом уперся в собственное отражение в зеркале напротив. Следующие десять минут он оставался в этой позиции, не дрогнув ни единым мускулом, тогда как я лениво прикончил свой напиток и попросил бармена повторить. Слабый вздох напомнил мне о том, что продюсер все еще здесь. Борис вздохнул снова, затем в течение нескольких секунд яростно тряс головой, после чего одарил меня сияющей улыбкой.
- Ты вернулся, Ларри? - спросил он совершенно нормальным голосом. - Как насчет того, чтобы немножко выпить?
- Я вернулся четверть часа назад, - уточнил я.
- Тогда ты должен был пойти прямо сюда, ко мне! - назидательно сказал Сливка. - Ты же знаешь: я ненавижу пить в одиночку.
- Сожалею, - ответил я, поскольку мне показалось, что это - самый простой способ покончить с недоразумением. - Меня задержали какие-то алкоголики. - Если они не умеют пить, пусть и не берутся! N - твердо заявил Борис. - Скажи мне.., как там жена Эдди?
- Полагаю, чересчур худа, - ответил я, - немного чересчур язвительна и немного чересчур недоверчива. Борис в немом отчаянии созерцал потолок. - О, эти писатели! - заявил наконец он голосом сладким, как сахарин. - И эти их умные либеральные диалоги для адвертисмента! Просто восторг - вот так сидеть здесь и слушать, в особенности если ты не понимаешь ни единого слова. - Ну хорошо, - проворчал я. - Короче, она тощая, и она сука, и она не доверит родной матери подержать во рту жевательную резинку даже за пять центов.
- А, - широко улыбнулся продюсер, - теперь я понял каждое твое слово. - Как прошла репетиция похорон? - спросил я.
- Ужасно! - Борис даже вздрогнул при воспоминании об этом. - Все пошло не так. Мы кончили тем, что вместо кладбища отправились в китайский ресторан. Эдди до того разозлился, что я даже понадеялся на инфаркт, но удача отвернулась снова. - На мгновение в его глазах показалось мечтательное выражение. - Я думаю, если бы все получилось, это был бы первый случай, когда телевизионный комик выходит с кладбища живым, чтобы тут же дать дуба в китайском ресторане.
- - Таким образом, стало быть, я потерял немного, - счастливо заявил я. - Но по тебе отчаянно скучал наш руководитель. - Голос Бориса зазвучал неожиданно трезво. - Эдди на тебя зол, и полагаю, озверел по-настоящему! Он заставил Хэлла Уайта бегать кругами в попытке тебя отыскать - с тех самых пор, как мы вернулись сюда часа два назад.
- К черту Эдди Сэквилла! - рявкнул я.
- Не говори таких вещей вслух, - предостерег меня продюсер. - Они подрывают самые основы, тот фундамент, на котором держится наша великая телеиндустрия. Кто ты, в конце концов? Может быть, какой-нибудь анархист? Я не успел ответить, как за моей спиной воскликнули: - Вот ты где!
Узнав этот сердечный голос, я обернулся, чтобы увидеть Хэлла Уайта, приближающегося ко мне шаркающим шагом, смутно напоминающим мамбу, который он искренне принимал за легкий атлетический галоп. - Где, черт побери, ты был? - Хэлл внезапно остановился, чтобы перевести дух.
- Далеко, - объяснил я.
- Я искал тебя в течение нескольких часов! - задохнулся Уайт. - Ты попал в серьезную переделку, Бейкер! Эдди выглядит злее, чем когда-либо! Он ждет тебя в конференц-зале - говорит, что, если нужно, просидит там всю ночь, поэтому тебе следует поторопиться!
- Обязательно! - пообещал я. - Пойду повидаться с Эдди прямо сейчас. Если подумать, в жизни просто нет ничего лучше!
- Хорошо сказано! - зашипел Хэлл. - Но здесь, в баре, твои слова ничего не значат. Посмотрим, что ты запоешь там, в конференц-зале! - Я только что вспомнил, что должен обсудить с Эдди костюмы для шоу на следующую неделю, - неожиданно заявил Борис. - Полагаю, что могу пойти с тобой, Ларри, и больше уж не беспокоиться об этом.
- Как тебе будет угодно, товарищ, - холодно сказал я. Через пару минут Хэлл Уайт уже вводил нас в конференц-зал, на его лице был сплошной триумф.
- Итак, - громогласно заблеял он, - в конце концов я нашел его для тебя, Эдди!
Маленькая фигурка, примостившаяся во главе стола, медленно подняла голову, и отблески света мелькнули в стеклах очков в тяжелой оправе. На столе стояла наполовину пустая бутылка его любимого дешевого виски и почти пустой стакан. В стеклянной пепельнице тлела сигарета. - Очень мило с твоей стороны побеспокоиться о том, чтобы показаться нам на глаза, Бейкер, - заявил Эдди, понизив голос. Странным образом его гнусавые модуляции в этом регистре звучали еще ужаснее. - Давай посмотрим. - Одним движением руки он осторожно освободил свои наручные часы. - Ты опоздал на репетицию похорон всего лишь на семь часов! Может быть, ты о ней не слышал?
- Я ему говорил, Эдди! - быстро вставил Хэлл. - Я ему много раз говорил. По буквам произносил прямо у него перед носом: "Эдди хочет, чтобы на репетиции были все и каждый". Я ему говорил! - Уайт безо всякой надежды взглянул в сторону Сливки. - Ты тоже меня хорошо слышал! Ты был там, стоял рядом с Бейкером, когда я говорил ему это! Разве не так, Борис? - Я слышал твой голос, Хэлл, - грустно подтвердил Борис. - Это был громкий голос, и порой мне казалось, что он все еще стоит у меня в ушах, даже когда ты уже был далеко. Может быть, в моих ушах поселилось эхо? - Кончай ломать комедию, а? - завопил Хэлл. - Ты слышал, как я говорил Бейкеру о репетиции, или нет?
- Говорю же, я слышал твой голос, Хэлл, как слышу его всегда, - осторожно произнес Борис. - Но я не разбираю слов. Уже много месяцев, как я перестал вникать в смысл услышанного.
- Тогда почему ты... - Лицо Хэлла стало ярко-малиновым. - Хватит! - резко прервал их Эдди. - И козе понятно, что тебе были известны мои инструкции, Бейкер, но ты предпочел их проигнорировать. Почему?
- Нашлись дела поважнее, - холодно ответил я.
- Отлично! - Сэквилл откинулся на спинку стула и в молчании уставился на меня. Взгляд его выражал потрясение и смущение одновременно (что и говорить, я всегда признавал, что мимика - одна из сильных сторон Эдди). - Ты слышал, что он сказал, Хэлл? - провозгласил он секунд через пятнадцать. - Наш гениальный мальчик нашел себе дело поважнее?!
- Я это слышал, - подтвердил Хэлл голосом, полным злорадства. - Но не поверил своим ушам!
- Они слишком хороши, чтобы им можно было поверить, Хэлл! - благожелательно сказал я. - В первый раз, как я их увидел, я подумал, что ты украл их у какого-нибудь слона в зоопарке и напялил, чтобы выиграть пари. - Помогите! - выдавил из себя Хэлл дрожащим голосом. - Я сверну тебе шею, Бейкер, если ты...
- Заткнись! - слабо попытался урезонить его Эдди. - Я хочу услышать побольше о том, чем был занят Бейкер, что оказалось важнее, чем мои ясные инструкции, и что заставило его плюнуть мне прямо в лицо. - Ты не находишь, что дело заходит слишком далеко, Эдди? - спросил Борис. Голос его так и обдавал арктическим холодом. - Тут тебе не детский сад и... - Не лезь в это дело, - ядовито прошептал Эдди. - Это касается только меня и Бейкера. - Он поднялся на ноги и свирепо отодвинул свой стул. - Я все еще ожидаю ответа, Ларри.
- У меня были кое-какие личные встречи, - медленно произнес я. - Но это - не твое собачье дело, Эдди!
- Личные встречи? - Правая сторона лица комика болезненно задергалась. - Личные встречи, до которых мне нет дела, - в округе Вестчестер? Борис в ярости воззрился на Хэлла Уайта, но я видел, что он чувствует себя предателем. Полагаю, это был мой промах. Ведь именно Борису я по секрету сообщил, что Хэлл даже и не заметит, если он возьмет у Эдди адрес миссис Сэквилл.
- В округе Вестчестер, - веско повторил Эдди. - Наносил невинный визит моей жене, который продлился Бог знает сколько времени! Тебя не было в отеле пять или шесть часов! И у тебя хватает вонючей выдержки, чтобы стоять здесь и заявлять, что это - не мое собачье дело?
К концу этой тирады голос Эдди возвысился до пронзительного визга. На мгновение он застыл в оглушительной тишине, затем с очевидным усилием овладел собой.
- Ну хорошо, Бейкер, - сказал он теперь дрожащим голосом. - Когда мы установили, где ты был" и с кем, полагаю, что могу рассчитывать на более подробные объяснения.
- Думаю, ты прав, - равнодушно сказал я. - Позволь мне обрисовать все в перспективе. Если кто-то пытается убить Эдди Сэквилла, это вряд ли нарушит мой ночной сон, но когда кто-то пытается убить Кэйт Данн, я начинаю испытывать тревогу!
- Понимаю твои сентиментальные чувства, - с трудом произнес Эдди. - Но какое это имеет отношение к моей жене?
- Сегодня утром я навестил Чарли Ренца, - объяснил я. - Ренц почти убедил меня в том, что он - последний, кто может желать твоей смерти; но у его приятельницы оказался слишком длинный язык... Провожая меня до двери, она поведала мне одну историю. Я встревожился. И подумал: если эта история правдива, то Ренц вполне может оказаться тем парнем, который и в самом деле жаждет убить тебя. На всем белом свете было лишь два человека, которые могли подтвердить правдивость этой истории, - либо ты, либо твоя жена. - И потому ты отправился к моей жене, - медленно констатировал Эдди. - И что же она сказала тебе, Бейкер?
На мгновение я замялся, ощущая кислый привкус во рту. Но мне ничего не оставалось, как сказать ему всю правду.
- Она подтвердила, что вся эта история - чистая правда, Эдди, - пробормотал я.
Комик издал жалкий, хныкающий звук, похожий на стон пойманного в ловушку зверя, а затем повернулся ко мне спиной и уперся руками в столешницу. В это мгновение я ненавидел себя в чертову тысячу раз больше, чем когда-либо ненавидел Эдди Сэквилла. В первый раз с тех пор, как я услышал выражение Сандры "бремя вины", я начал догадываться о том, что оно по-настоящему означает, и почувствовал настоятельное желание, чтобы кто-то искупил эту вину.
- Эдди! - Я быстро обошел вокруг стола. - Ты смотришь на вещи под другим углом. Ради Бога, давай присядем и обсудим все это как разумные человеческие существа!
Я осторожно положил ладонь ему на плечо и почувствовал, как его тощая плоть сжалась от этого прикосновения. Может быть, это подействовало на него, как детонатор - мгновением позже он взорвался в жажде насилия и дернулся так резко, что сбил меня с ног.
Он схватил за горлышко бутылку с виски, занес ее высоко над головой и, описав порочный круг, ударил ею о край стола. Стекло рвануло, как бомба, разлетевшись на мелкие осколки, и Эдди остался стоять примерно с третью бутылки в руках, держа свое оружие за горлышко. А затем зазубренный ободок, обрамленный осколками, с ужасающей скоростью в смертельном полете понесся к моему лицу, и я понял, что у меня уже не будет времени увернуться. Но не более чем в шести сантиметрах от моей физиономии, осколок неожиданно застыл намертво, и мне понадобилось несколько секунд, чтобы в это поверить. Затем я начал медленно осознавать, что Борис обеими руками крепко держит запястье Эдди и постепенно сжимает его - до тех пор, пока комик не закричал от боли и его пальцы не разжались.
Кусок разбитой бутылки упал на пол и с шумом закатился под ближайший стул. Борис, наконец, отпустил запястье Эдди и неуверенно улыбнулся. - Ты не можешь сделать этого с ним, Сэквилл. - Бас продюсера был густым и звучал глухо, словно ему было трудно выговаривать слова. - Этого нет в его контракте!
Эдди резко откинулся на спинку стула, затем наклонился вперед, поставил локти на столешницу и опустил голову на руки.
- Ты уволен, Бейкер! - застонал он, и в голосе его послышалась агонизирующая тоска ничем не сдерживаемого эмоционального конфликта, где страх и унижение, сталкиваясь, влекли за собой слепую ярость и отчаяние. - Убирайтесь! - Его кулак бессильно опустился на столешницу. - Все вы - убирайтесь!
Я посмотрел на Бориса, тот беспомощно пожал плечами. Затем чей-то незнакомый голос произнес:
- Вы, двое, делайте, как он сказал. Я присмотрю за ним и прослежу, чтобы все было в порядке!
Краткость и сила этого голоса были так убедительны, что я не мог поверить, что это говорит Хэлл Уайт. Я последовал за Борисом к двери и на мгновение обернулся - до того, как шагнуть в коридор. Руки Хэлла осторожно гладили плечи Эдди, тогда как сам он говорил ему что-то мягким, успокаивающим голосом. Но больше всего меня поразило выражение лица Хэлла, какого я никогда не видел раньше. Убежденная уверенность в себе и спокойствие сделали его совсем другим парнем, более симпатичным - во всех отношениях.
Эту перемену нетрудно было объяснить: в первый раз за все время их взаимоотношений Хэлл не боялся Эдди Сэквилла, потому что знал: сейчас Эдди нуждается в нем в тысячу раз больше, чем он когда-либо будет нуждаться в Эдди.
Я ступил в лифт вместе с Борисом и робко усмехнулся, глядя на него. - Ты только что спас мою сонную артерию от антисанитарного вскрытия, которое могло привести к фатальному исходу, товарищ, - сказал я. - Спасибо тебе.
- Прошу тебя, не считай себя обязанным, Ларри, - счастливо отозвался он. - Я сделал это ради друга!
- Но я не понимаю, как, черт побери, тебе это удалось. - честно признался я. - Когда Эдди двинулся на меня, он сделал это настолько быстро, черт его побери, что мне оставалось только стоять с постной миной. - Я задрожал при этом воспоминании. - Слава Богу, хоть обошлось без крови! - Я мог бы сказать тебе, что моя особая ловкость является результатом пятнадцати лет интенсивных занятий каратэ, - печально объяснил Борис, - но это только утвердит тебя в мысли, что я - завзятый лжец. Истина состоит в том, что я ожидал этого.
- Ты знал, что Эдди разобьет ту бутылку, а потом ткнет мне ею в лицо? - недоверчиво спросил я.
- Разумеется, не в подробностях, - признал он. - Но я знал, что он что-нибудь выкинет. Крыса, загнанная в угол, вцепляется человеку в горло, мой невинный друг, а Эдди Сэквилл - это самая настоящая крыса! - Мне было жаль его, - пробормотал я.
- Законом это не запрещается. Ты можешь испытывать жалость и к загнанной в угол крысе, если тебе этого хочется. Но все же береги свою глотку! - Я должен поставить тебе выпивку, товарищ, - сказал я, в одно мгновение позабыв о том, что я уже поставил ему выпивку в количестве, равном приблизительно половине ликероводочного магазина. - Но... - Ты целый день не видел Кэйт Данн, а теперь потратил зря и добрую половину ночи! - Борис искоса бросил на меня вожделенный взгляд. Но в его исполнении он выглядел просто смешно. Физиономия старого сенбернара едва ли была способна принять сатанинское выражение.
- Завтра мы выпьем за твой профессионализм, мужество и глубокое понимание психологии морских свинок, товарищ! - торжественно пообещал я. - А также за мое неожиданное прощание с шоу Эдди Сэквилла.
- Полагаю, что тебя восстановят в должности уже к утру, Ларри, - задумчиво произнес Борис. - Если, конечно, шоу еще будет существовать. - Что может случиться за одну ночь с самым рейтинговым комическим шоу на телевидении? - глухо спросил я.
- Ну, к примеру, Эдди Сэквилла могут сегодня же ночью упаковать в смирительную рубашку, - пробормотал он. - Тогда нам крышка!

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)